(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Портативный транзисторный радиоприёмник

Рубрика: (Истории успеха) | Автор: moderator | Дата: 23-10-2013

Метки: , , , , ,

В конце декабря 1954 года, под самое Рождество, американская компания Regency выпустила первый в мире транзисторный радиоприёмник TR-1. Этот невзрачный по нынешним меркам и громоздкий аппарат с выходной мощностью всего в 10 милливатт (как у современных вкладных наушников) открыл целую эпоху, которую можно назвать эпохой полупроводниковой бытовой электроники. Более того, с этого радиоприёмника (хоть и косвенным образом) началось восхождение к славе другой великой компании – корпорации Sony. Об этой во многом необычной истории и будет наш рассказ.

Компания, которой к концу ХХ века предстояло стать крупнейшей электронной корпорацией мира, была основана в Токио 7 мая 1946 года двумя инженерами – Ибукой Масари, бывшим директором японской фирмы Japan Precision Instruments Company, и Акио Моритой, отец которого обеспечивал финансирование новой компании. Только что основанная фирма получила название Tokyo Telecommunication Engineering Corporation – в японском варианте «Токио цугин когё кабусики кайса». К Морите, которому в 1946 году исполнилось всего 25 лет, мы будем возвращаться неоднократно – слишком велик вклад этого человека в развитие технологий ХХ века, чтобы обойти вниманием личные заслуги и достижения сотрудников основанной им компании. Но тогда это был молодой физик, два года назад окончивший Императорский университет Осаки, полный планов и надежд. Человек очень талантливый — и как изобретатель, и как организатор. Кстати, на его долю пришлись именно организационные проблемы новой компании, а технической частью занялся Ибука Масари (кстати, этот союз двух незаурядных людей продлился полвека).

Молодая компания разместилась в разрушенном здании токийского ресторана, а её штат составлял всего 20 наёмных работников. Поначалу оба «отца-основателя» не имели ни малейшего понятия, что именно они будут выпускать (вроде бы даже подумывали торговать пирожками). Начали со всякой электротехнической мелочи – вольтметров, резонаторов, электрогрелок. Первый крупный заказ поступил от японской радиостанции NHK – на микшерский пульт, устройство для смешивания звука от разных источников. Здесь Морита впервые увидел американский магнитофон Wilcox Gay, в котором применялась не проволока, а магнитная лента. Тут же созрело решение выпустить такой же аппарат. И в 1950 году, спустя несколько лет, потраченных на технические эксперименты (прежде всего, с магнитной лентой), появился первый японский магнитофон марки G. Но аппарат получился громоздким, его вес составлял 35 кг, и очень дорогим. Сумма в 170 тысяч йен превышала среднюю месячную зарплату японцев в… 17 раз! Долго не удавалось отыскать ни одного покупателя. Наконец, поступил заказ от Верховного суда Японии – на 20 магнитофонов.

В марте 1951 года вышла следующая модель магнитофона, получившая индекс H, предназначенная для домашнего использования. Вес аппарата удалось снизить до 13 килограммов, а на корпусе появилась ручка для переноски. Выпуск следующей модели с индексом Р окончательно вывел компанию на рынок бытовой электроники.

приёмник «TR-52»

Но настоящий прорыв состоялся позже. Увлечённые идеей создания транзисторного радиоприёмника, сотрудники компании штудировали справочники по полупроводниковым транзисторам и разрабатывали схемы будущих аппаратов. Морита съездил в США, где в 1953 году купил за 25 тысяч долларов у компании Western Electric патент на транзистор. Морита знал, что в Америке вот-вот выйдет свой транзисторный радиоприёмник. Он хотел быть первым и поэтому очень торопился. Но этот этап японцы проиграли. Первый японский транзисторный радиоприёмник был выпущен только спустя шесть месяцев — в 1955 году. Первой моделью стал приёмник «TR-52». Во многом экспериментальный, этот приёмник на прилавки магазинов так и не попал. Но следующая модель «TR-55» была выпущена именно для продажи и сразу же стала популярной (несмотря на высокую стоимость).

Спустя два года, в марте 1957 года, компания выпустила первый в мире портативный транзисторный радиоприёмник «TR-63» с питанием от сменных сухих элементов. По задумке конструкторов этот приёмник должен был умещаться в кармане мужской рубашки, но он там… не умещался. Морита пошёл на хитрость и заказал партию рубашек с увеличенным нагрудным карманом. Этот приёмник продавался в Японии за 13800 йен, что равнялось средней месячной зарплате по стране. Пришлось применять рекламные ухищрения, чтобы повысить интерес сограждан к новой электронной «игрушке». Однако одним японским рынком дело не ограничилось. Компании удалось выпустить самый маленький радиоприёмник в мире, который наверняка был бы популярен и в США, на самом богатом и перспективном рынке в то время… Но как продавать приёмник, если название компании и по-японски выглядит очень громоздким? Правда, к концу пятидесятых японцы сократили название до удобоваримого (для жителя Японии, конечно) «Токио Цушин когё» или просто  «Тоцуко» — сократив слова. Но для Америки не годилось и это короткое название. И Морита углубляется в лингвистику, обложившись словарями. В результате родилось слово «Sony», как производное от латинского sonus или «звук». Так появилась корпорация «Sony Corporation», одна из величайших электронных компаний мира.

Судьба первого транзисторного радиоприёмника изобиловала самыми неожиданными препятствиями. К примеру, одна партия приёмников, поставленная в США, не выдержала жары. Пластмасса, из которой были сделаны корпуса, расплавилась. И специалисты Sony вынуждены были искать новые материалы, заодно усвоив урок. Но компания быстро росла. А продукция Sony очень скоро развеяла устойчивое мнение, что в Японии делают только некачественные товары. Сегодня, в третьем тысячелетии, спустя полвека с момента выхода первого карманного транзисторного радиоприёмника, марка «сделано в Японии» (made in Japan) является гарантией высочайшего качества. Но эту репутацию в 1957 году ещё надо было заработать… Кстати, первый карманный приёмник был настолько популярен, что скоро его стали называть просто «транзистор». Именно тогда и образовалось это упрощенное название целого класса бытовой электронной аппаратуры.

Карманный радиоприёмник Sony дал не только толчок развитию целой отрасли – электронные компании наперебой ринулись осваивать этот рынок – но и привело к ряду социальных последствий. Давайте задумаемся – чем был радиоприёмник в то время. Источником информации? Да, несомненно. Но не для всех. Стационарные ламповые модели стоили дорого и были по карману далеко не каждому покупателю. Кроме того, эти приёмники можно было слушать только в помещении или в автомобиле – если у слушателя был личный автомобиль и радио в нём. Ещё хуже дело обстояло в государствах с тоталитарными режимами. В СССР радиоприёмников выпускалось очень немного. Основная ставка была сделана на систему проводного радиовещания (кстати, уникальную, не существующую более нигде в мире). Радиоприёмник считался предметом роскоши, символом благополучия, но не только. До начала 60-х годов прошлого века купленный радиоприёмник (если его удавалось раздобыть) следовало зарегистрировать в органах государственной безопасности – словно государство заранее подозревало «радиофицированного» гражданина в шпионаже. Появление маленького и недорогого транзисторного радиоприёмника сделало эти меры излишними.

В начале 60-х годов в СССР разворачивается массовое производство транзисторных радиоприёмников. Первенцем стал выпущенный в 1961 году государственным электротехническим заводом «ВЭФ» (Рига) переносной транзисторный радиоприёмник «Спидола», который был очень популярен и в нашей стране, и за рубежом. Радио зазвучало не только в квартирах хорошо зарабатывающих граждан, в кабинетах чиновников и в салонах немногочисленных легковых автомобилей (подавляющее большинство советских граждан слушали проводные репродукторы), но и в студенческих общежитиях, в домах простых тружеников – везде, где только можно было приобрести «транзистор». Люди получили доступ к свободной и разносторонней информации, а в результате получили и возможность оценивать, анализировать, делать свои выводы, вне зависимости от государственной пропаганды.

А в западных странах широчайшее распространение транзисторных радиоприёмников привело к бурному расцвету ультракоротковолновых радиостанций (диапазона FM), прежде всего, музыкальных и развлекательных. И в наше время немногочисленные любители старой радиоаппаратуры (хотя бы те же коллекционеры старых ламповых радиоприёмников, о которых мы уже говорили) с грустью говорят, что радиопередачи в коротковолновом диапазоне уже далеко не те, что были в 50-е и 60-е годы прошлого века. Действительно, не те… Но и мир уже далеко не тот.

Это — Sony

Рубрика: (Истории успеха) | Автор: moderator | Дата: 16-05-2013

Метки: , , ,

В начале мая 1946 года на токийской улице возле небольшого ресторанчика встретились два человека. Старые друзья, проработавшие в одной компании почти два года, они очень обрадовались, увидев друг друга. Один из них, Масару Ибука, работал в мастерской по ремонту бытового электрооборудования. Второй, Акио Морита, вчерашний преподаватель Токийского инженерного института, был безработным. Оккупационные власти пришли к выводу, что бывшим офицерам японской армии не годится заниматься педагогической деятельностью. А офицерами были оба.

Морите досталось больше — не имея работы, он жил на то, что подбрасывал отец, владелец небольшой винокурни, выпускавшей рисовую водку. Этот скромный бизнес процветал в любые времена. И во время войны, и после нее спрос на сакэ не уменьшался. Алкогольное забвение — лучшее лекарство от беспросветности.

Пикантность ситуации заключалась в том, что Ибука совсем недавно был боссом Мориты — хозяином компании, в которой Акио трудился. Но уже тогда, находясь на разных ступенях служебной лестницы, они считали себя друзьями… Нет, не просто друзьями — лучшими друзьями. Такими, которые даны от самого бога, подарены судьбой в непростые времена.

Перебивая друг друга, друзья рассказывали о себе. И в этих исповедях было много горечи. Талантливые люди — Ибуку в глаза называли техническим гением, и в том не было пустой лести — они ощущали себя вычеркнутыми из жизни… И вдруг кто-то из них сказал — а не начать ли все сначала?

Масару Ибука

Спустя всего несколько дней, 7 мая 1946 года, на втором этаже полуразрушенного магазина готовой одежды начала свою деятельность «Токио Цусин Когио Кабусики Кайса» или «Токийская телекоммуникационная инженерная компания». Та самая фирма, которой спустя двенадцать лет предстояло сменить название. Сегодня её имя известно всему миру. Это — Sony…

А началось все на четыре десятилетия раньше, когда 11 апреля 1908 года в японском городе Никко на свет появился Масару Ибука. Это был очень смышлёный малыш. Родители не могли нарадоваться — в школе Масару был лучшим учеником, причем, все десять лет. И когда он поступил в Школу инженерного искусства при токийском Университете Васеда, никто из учителей не сомневался — из парня выйдет толк. Именно тогда, на первых курсах обучения, прозвучало слово «гений». Свои первые патенты Масару защитил еще будучи студентом.

Вершиной его изобретательского таланта в те годы стало участие во Всемирной выставке в Париже. Проект Ибуки был признан изобретением и даже получил награду. Это была его дипломная работа. Молодого выпускника заметили и пригласили в компанию по производству светочувствительных материалов. Заняв место инженера, Масару увлекся оптикой и электроникой. И в начале сороковых годов основал собственную «Компанию точных инструментов Японии», занимавшуюся разработкой систем термического наведения и устройств ночного видения по заказу командования военной авиации. Здесь, в офисе компании в городе Йокосуко, и произошла первая встреча Ибуки со своим будущим другом и компаньоном.

Акио Морита

Акио Морита появился на свет 26 января 1921 года в Нагое в семье потомственных винокуров, на протяжении многих поколений занимавшихся выгонкой сакэ — национальной японской водки. Та же судьба ждала и Акио. Но мальчик с детства интересовался точными науками. И Морита-старший, обрадованный школьными успехами сына, решил не препятствовать его желаниям — благо семья была зажиточной и могла себе позволить выучить наследника по всем правилам. А учился Морита блестяще. Собственно, благодаря своим успехам он и попал в поле зрения Ибуки.

В 1944 году Ибука, подгоняемый военным ведомством, обратился к командованию с просьбой помочь кадрами. Война катилась к завершению. Всем было ясно — Японию ждет катастрофа. В армию призывали без особого разбора, в том числе студентов и инженеров. И молодой руководитель «Компании точных инструментов Японии» взмолился — дайте возможность работать, позвольте выбрать талантливых сотрудников из числа выпускников университетов. Ему пошли на встречу. И вскоре Ибука изучал списки бывших студентов, только что получивших новенькие дипломы.

Так осенью 1944 года Акио Морита попал в Йокосуко. И после краткого собеседования с Ибукой был принят в компанию… Почему именно он? Ибука сразу заметил общительность Мориты, его легкий характер, улыбчивость, доброжелательность и, конечно, яркий талант. Масару всегда доверял своей интуиции и ни разу в жизни не ошибся.

Работа спорилась, Морита и Ибука корпели над разработкой систем наведения на основе инфракрасных датчиков. Но… война закончилась. Заказы иссякли. И два офицера японской армии, как и сотни тысяч их коллег, остались не у дел. Компания Ибуки была распущена. Оба оказались на улице.

Когда решение основать новую фирму созрело окончательно, перед Акио и Масару встали две проблемы. Первая, самая главная — где раздобыть денег. И вторая — как, не имея средств, собрать коллектив инженеров.

Ибуке пришлось распродать всё, чем он владел. А Морите, которому продавать было нечего, оставалось лишь обратиться за помощью к отцу. Морита-старший помог — одолжил две сотни долларов. И в мае 1946 года компания с уставным капиталом в 375 долларов начала работу. В штат сотрудников Ибука пригласил старых друзей по своей бывшей фирме. Их набралось два десятка человек. Денег на зарплату не было — работать пришлось под одни обещания. Но к чести этих людей компанию ни один из них не оставил.

Первой продукцией Totsuko — так сокращенно называлась «Токио Цусин Когио Кабусики Кайса» — стали простейшие нагревательные приборы, жаровни для риса и вольтметры. О какой-либо электронике и речи не шло.

Однако, вскоре все изменилось. В 1949 году Морита и Ибука заинтересовались магнитной записью звука. Это была модная технология, в которой царили американцы. Дело в том, что в США были вывезены немецкие разработки, которые тут же были взяты на вооружение электротехническими компаниями. Магнитофоны быстро распространились в деловой и бытовой сфере. Но японцам эта техника оставалась недоступной.

Заказ на магнитофоны пришел из судебного ведомства. Правительство Японии собиралось закупить дорогостоящие магнитофоны в Америке. Но Акио и Масару были убеждены — они смогут сконструировать и выпустить аппараты, которые ни в чем бы ни уступали американским, но стоили бы в несколько раз меньше. Поначалу взялись за разработку носителя — магнитной ленты. В те годы вместо ленты в магнитофонах использовалась металлическая проволока. Морита и Ибука сочли, что это слишком дорогой и неудобный носитель. Они разработали технологию производства ленты на бумажной основе. В качестве подложки были использованы полоски… обычного ватмана. Лента получалась очень дешевой, хотя и непрочной.

В 1950 году под новый носитель был разработан и первый японский магнитофон. Морита и Ибука добились своего — судебный департамент закупил их аппараты, называвшиеся «G-Type». К слову — магнитная лента к этому магнитофону носила название «Soni-Tape», именно так, с буквой «i» в первом слове.

Совершенствуя конструкцию магнитофона, в 1952 году Морита решил съездить в США, чтобы на месте увидеть процесс производства, а заодно изучить применения американцами подобной техники в работе и в быту. Результатом этой поездки стало первое большое приобретение компании — патента на производство транзисторов, купленного у «Вестерн Электрик». Морита разглядел необыкновенные перспективы внедрения полупроводников в бытовую технику. В Америке транзисторы практически целиком закупались министерством обороны. Морита решил найти им мирное применение.

Однако, медлить было нельзя — за океаном тоже присматривались к полупроводниковым технологиям. И когда в начале 1954 года в США был выпущен первый транзисторный радиоприемник TR-1, конструкторское бюро Мориты и Ибуки перешло, практически, на круглосуточный режим работы. В мае 1954 года был создан первый опытный образец транзисторного приемника разработки «Токио Цусин Когио Кабусики Кайса». Спустя короткое время на полках японских магазинов появились приемники отечественного производства — раньше, чем где бы то ни было в мире. Название нового прибора — TR-2 — было выбрано, разумеется, не случайно. И после череды промежуточных моделей в 1955 году был выпущен знаменитый TR-55, моментально покоривший планету и принесший Морите и Ибуке славу, деньги, а их компании — процветание.

К 1958 году, на который Ибука и Морита наметили главный прорыв — на рынок США — стало ясно, что японское название компании для Америки не годится. Нужно было короткое, звучное и запоминающееся слово. Перебрав множество вариантов, Морита и Ибука остановились на придуманном слове Sony, которое имело множество значений — от искаженного латинского слова, обозначающего звук, до сленгового американского словечка «солнечный сынок». В 1958 году компания сменила имя. И с тех пор оно остается на слуху.

Содружество двух гениев оказалось необычайно плодотворным. И если технические новации были заботой Масару Ибуки, то вся управленческая, организационная часть деятельности легла на плечи Акио Мориты.

В 1963 году после ряда сверхуспешных проектов — в частности, после выпуска в 1960 году портативного транзисторного телевизора с 8-дюймовым экраном на ЭЛТ — Sony первой из японских компаний вышла на рынок ценных бумаг, через Нью-йоркскую биржу. Под предлогом продвижения акций и укрепления позиций компании Морита с семьей на несколько лет перебрался в Нью-Йорк, в фешенебельный особняк на Пятой авеню. Результатом этого временного переселения стал особый стиль управления бизнесом. Sony изменила принципы организации производства, соединив азиатскую семейственность, приверженность проверенным кадрам с западной демократичностью. И это не замедлило сказаться на продукции крупнейшего японского производителя электроники. Уже к концу 60-х годов марка Sony стала символом высокого качества и надежности. А выпущенный в 1968 году первый цветной телевизор под маркой Trinitron моментально оброс легендами. Это про него говорили, что срок службы телевизора Sony исчисляется 25 годами…

Акио Морита и Масару Ибука прожили долгую, насыщенную событиями жизнь. Они работали до той поры, пока хватало здоровья. При этом основатели компании никогда не делили между собой власть, славу и деньги, что в мире большого бизнеса случай почти невероятный.

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru