(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

«Ну, у каждого свои недостатки!»

Рубрика: (Истории в судебной мантии, Истории успеха) | Автор: admin | Дата: 11-08-2015

Метки: , , , , ,

Дорогие друзья! Сегодня мы обратимся к биографии великого мастера, режиссера, наибольшее число фильмов которого входит в список самых смешных картин в истории Голливуда; человека, снявшего легендарную и обожаемую всеми комедию, этот список возглавившую. С огромным удовольствием мы представляем вам этого милого человека – неподражаемого Билли Уайлдера!

Самуил Вильдер родился 22 июня 1906 года в Австро-Венгрии, в еврейской семье. Он учился на юриста в Венском университете, однако творческая натура взяла свое, и наука была оставлена в пользу журналистики. Постепенно его работа в газете превратилась в написание сценариев к немым кинолентам в Берлине, и удача была на его стороне… пока к власти не пришли фашисты.

Уайлдер (теперь его имя навсегда стало таким) успел эмигрировать во Францию, а когда концлагерь отнял у него всю семью и терять уже было нечего, он, не имея протекции и не зная английского языка, отправился искать счастья в Америке. Первое время Самуил вместе с молодым Питером Лорре (которому суждено было стать выдающимся актером) писал сценарии, один из которых открыл ему дорогу к славе – тот самый последний фильм Греты Гарбо «Ниночка».

А далее уже Билли Уайлдер стал снимать тонкое психологическое кино – триллер «Двойная страховка», драму «Потерянный уик-энд» и эталон жанра нуар «Бульвар Сансет». У него уже было три Оскара и масса других наград, когда он взялся за чудесную романтическую комедию «Сабрина», в которой блистала прекрасная Одри Хепберн. Он снимет ее снова в «Любовь после полудня», и это будет отступлением от двух картин с другой красавицей. Как вы уже догадались, речь о Мэрилин Монро: именно Уайлдер ответственен за сцену с ее взлетающей юбкой в «Зуд седьмого года», именно он создал лучшую, по всеобщему признанию, комедию всех времен и народов «В джазе только девушки», увенчанную фразой, озаглавившей эту статью. Здесь он впервые снял своего любимца – великолепного Джека Леммона, а вскоре три Оскара ждали их вторую совместную работу, лучший фильм 1960 года «Квартира».

Тонкий и деликатный юмор Уайлдера навсегда остался неповторимым – как и глубокое уважение, что по сей день питают к нему все кинематографисты и миллионы зрителей, наблюдающие за приключениями Джозефины, Дафны и прекрасной Душечки.

Если же вы точно знаете, что созданы для юриспруденции, компания «ЭЛКОД» приглашает вас на семинары для юристов, где вы сможете приобрести знания, которые позволят вам стать настоящим профессионалом своего дела.

Илья Ильф: один из дуэта

Рубрика: (Истории успеха, Человек пишущий) | Автор: admin | Дата: 21-04-2015

Метки: , , , , ,

Среди героев нашего блога немало писателей – нередко обнаруживается у бухгалтеров литературный талант, сметающий все преграды на своем пути! И особенно приятно, что среди множества подобных историй есть одна, очень короткая, но незабываемая, посвященная нашему знаменитому соотечественнику.

Илья Ильф родился в октябре 1897 года, конечно же, в Одессе. Настоящее имя третьего из четырех сыновей банковского служащего – Иехиел-Лейб Файнзильберг, из аббревиатуры которого появилось «Ильф». А ласковое обращение Иля со временем преобразовалось в «Илья».

Отец мечтал, чтобы все мальчики пошли по его стопам и стали бухгалтерами, однако из этого ничего не вышло: старшие братья Ильи, как и он, предпочли сменить фамилию и оба по окончании коммерческого училища стали известными художниками. Поэтому, когда пришло время выбирать профессию третьему сыну, родители позволили ему отправиться в техническую школу и были рады, когда юноша стал работать чертежником. Радость была недолгой, поскольку, сменив несколько работ, летом 1919 года Илья был призван в Красную армию. Именно это событие коренным образом изменило его жизнь – он попробовал себя в журналистике.

После революции Илья вновь порадовал отца, отправившись служить в продовольственную комиссию (Опродкомгуб) бухгалтером – семейное дело давалось ему легко, однако сам он в это время сделал огромный задел на будущее. С жадностью начинающего журналиста, сотрудника одесского отделения РОСТА и человека удивительного остроумия он «собирал» встреченные характеры, многие из которых вскоре появятся во всеми любимых романах о великом комбинаторе.

В 1923 году Ильф отправился в Москву, где в редакции газеты «Гудок» познакомился с Евгением Петровым. После сокращения штата газеты оба они оказались сотрудниками нового журнала «Чудак», а затем решились писать вместе. В это же время вечно голодный, но молодой и страстный Ильф женился на своей одесской возлюбленной – ученице 3-й Пролетарской художественной студии, где преподавал его брат Михаил, красавице Марусе Тарасенко. Эта трогательная история любви сохранилась в письмах молодых людей, которые не так давно нашла их единственная дочь Александра. Удивительная, полная чувств переписка составила целый роман в письмах, который был опубликован и открыл читателю совершенно незнакомого Илью Ильфа. Как и выпущенный альбом его фотографий.

Однако, конечно, настоящую славу, не утихающую и сегодня,  принес двум коллегам, Ильфу и Петрову, их первый же совместный роман «Двенадцать стульев». Далее был «Золотой теленок», сборники новелл «Необыкновенные истории из жизни города Колоколамска» и «1001 день, или Новая Шахерезада», и документальная повесть «Одноэтажная Америка», которая обошлась дуэту очень дорого: во время автомобильного путешествия по США у Ильи Ильфа открылся давний туберкулез, и 13 апреля 1937 года совсем еще молодой писатель скончался.

Прекрасная супруга Ильфа никогда больше не вышла замуж. Она верно хранила память о муже и в трудные военные и послевоенные годы растила их дочь. А добрый друг его Евгений Петров мечтал опубликовать записные книжки Ильфа и собственное масштабное сочинение «Мой друг Ильф», однако осуществиться этим планам не позволили война и трагическая гибель второго из дуэта.

И всё же, несмотря на печальный конец, это история об очень веселых людях, которые умели видеть смешное и прекрасное там, где другие лишь пожимали плечами.

Для развития таланта нужна благодатная почва и поддержка товарищей по «цеху». Для И. Ильфа его плацдармом в мир литературы стали журнал «Гудок» и знакомство с Евгением Петровым. Если вы в поисках своего плацдарма в мир бухгалтерии или желаете пополнить и усовершенствовать свои знания в бухгалтерском деле компания «ЭЛКОД» приглашает вас на семинары для бухгалтеров, где вы сможете получить все необходимое, благодаря поддержке и профессионализму лучших лекторов.

Уильям Сидни Портер: неудачливый счетовод и классик литературы

Рубрика: (Истории успеха, Хобби, семья, здоровье, Человек пишущий) | Автор: admin | Дата: 20-01-2015

Метки: , , , ,

Порой можно лишь поразиться тому, как велик вклад бухгалтеров в мировую культуру. Остается только восхищаться разнообразием талантов и судеб, встречающихся в истории этой замечательной профессии. Сегодня мы расскажем вам о человеке, из которого не получилось хорошего бухгалтера, однако весь мир знает и любит его за талант совершенно иного рода.

Уильям Сидни Портер родился 11 сентября 1862 года в семье врача в небольшом городке Гринсборо, Северная Каролина. Между прочим, дядя мальчика даже был губернатором этого самого штата в течение трех лет. Мать ребенка умерла от туберкулеза, и отец решил передать Уилли на попечение своей сестре Эвелине, заведовавшей школой для девочек.

Как ни забавно, мальчик действительно первые годы учился в окружении одних девочек. Затем стал помогать дяде в аптеке, осваивая ремесло фармацевта, однако по состоянию здоровья в марте 1882 года вынужден был переехать на ранчо в графство Ла Cалль, штат Техас. Именно здесь, среди ковбоев и беглых каторжников, Уильям Портер увидел настоящую жизнь – яркую, кипящую страстями, полную романтики и трагизма. Всё это пригодится ему уже очень скоро.

С молодой женой Этол он перебирается в городок Остин, где устраивается работать картографом в Главное земельное управление Техаса. Работа скучная, но именно она открыла в нем настоящий талант: написав однажды статью в местную газету, Портер был замечен, и ему сразу же предложили стать автором скетчей для еженедельного юмористического журнала «Роллинг Стоун».

В это же время он начинает работать кассиром-бухгалтером в Первом национальном банке Остина. Успешной эта работа была недолго: аудиторская проверка в банке обнаружила недостачу и обвинила Уильяма в растрате, которая повлекла за собой судебное разбирательство. Несмотря на то, что деньги семья вернула, Портер предпочел бежать от следствия, что было воспринято признанием его вины.

Вернулся он в Остин в феврале 1897, когда узнал о смертельной болезни жены. Уже вдовцом Уильям был отправлен на пять лет в тюрьму, из которой за примерное поведение, спустя три года, вышел уже новый человек – популярный писатель О.Генри.

Так случилось, что заключение, отнимающее у людей бесценное время жизни, Портеру подарило возможность заниматься тем, что он любил и действительно умел: назначенный тюремным аптекарем, Уильям все свободное время писал сатирические рассказы о людях, характеры которых он так хорошо изучил на свободе. Эти маленькие шедевры охотно печатали нью-йоркские журналы, читатели которых с удовольствием читали забавные истории О.Генри.

Появление таинственного псевдонима объясняется по-разному: то ли буквы взяты из названия тюрьмы, то ли по имени ее охранника, то ли – известного фармацевта. Популярна версия, что у тети Эвелины жил кот Генри, и при звуке разбитого стекла в доме неизменно слышался возглас «О-о-о! Генри!» Выбрать такой псевдоним – в духе мастера короткого рассказа!

Выйдя на свободу, Портер переезжает в Нью-Йорк, успев повидаться лишь со своей дочерью Маргарет, которую воспитывали родители жены. В последующие девять лет Уильям написал 387 рассказов – неравноценных, но востребованных и любимых читателями за неподражаемый юмор, удивительные сюжеты и неожиданные развязки! И пусть он, в отличие от своих героев, не успел добежать до канадской границы, американцы ежегодно вручают литературную премию О.Генри за лучший рассказ.

Каждый из нас талантлив по-своему. И если Вы в отличие от Уильяма Портера, ощущаете свое призвание не в литературе, а в бухгалтерском деле, то будем рады видеть Вас на семинарах для бухгалтеров в ЦО «ЭЛКОД».

Виктор Богорад и Вячеслав Шилов — интервью 1996 года

Рубрика: (Истории успеха) | Автор: moderator | Дата: 01-04-2013

Метки: , , , ,

Весной 1996 года я отправился в Санкт-Петербург, чтобы познакомиться и поговорить с двумя замечательными художниками-карикатуристами — Виктором Богорадом и Вячеславом Шиловым.

Прошло много лет. И я никак не могу забыть встречи с этими людьми.

 

Художники

 

Если уж Господь дает кому, так целой пригоршней. И ничего с этим не поделать — закон природы.

Художники Виктор Богорад и Вячеслав Шилов отчаянно талантливые люди. Они знают секрет смешного. А это один из самых больших секретов на свете.

Оба они жители Петербурга. Оба работают в жанре карикатуры.  Но не только это связывает художников. Один из них, Шилов, называет другого, Богорада, своим учителем и «художником номер один в России».

 

Кто есть кто

 

Вячеслав Шилов, 25 лет, женат, заканчивает факультет журналистики Петербургского университета, член Международной Ассоциации художников графики, книги и плаката при ЮНЕСКО. Список наград: 1993 год, Анкара, серебряная медаль; специальный приз конкурса в Кнокке, Бельгия; специальный приз на интернациональной выставке в России 1994 года; шесть наград на национальных выставках в России и на Украине. Публикует свои работы в крупнейших газетах Петербурга, Москвы и еще в сотне российских изданий до Находки включительно.

Виктор Богорад, 46 лет, женат, штатный сотрудник газеты «Смена». Обладатель шестнадцати престижных наград и призов.  Публикует свои работы с 1973 года. Иллюстратор книг. В среде художников известен как «тот самый Богорад, который никогда не печатался в «Крокодиле»». Автор двух работ по теории карикатуры. Лауреат премии “Золотой Остап” 1992 года.

 

Встреча

 

Виктор Богорад

С Шиловым и Богорадом пришлось встретиться в один день, но в разное время. Они только что вернулись из Берлина, где проходила их совместная выставка.

Шилов принял в мастерской, которая оказалась обычной двухкомнатной квартирой в районе новостроек.

Богорад пригласил в редакцию питерской газеты «Смена», где одновременно отлучался по делам, рисовал, курил сигарету за сигаретой и отвечал на мои вопросы.

 

Разговоры

 

Вопрос: — Как становятся карикатуристами?

 

Шилов: — Началось все с Калининградского клуба. Затем переезд в Ленинград и снова клуб карикатуристов. Специального образования у меня нет.

Богорад: — В клубе была особая атмосфера творчества. Мы часто устраивали «сейшны»: кто-нибудь из друзей произносил слово, и мы начинали рисовать. Любое слово — «единение», «содружество», «печка». И мы в течение нескольких минут должны были сделать картинку. Подписей не ставили. Хотя, что там подписи, мы прекрасно знали почерк друг друга. Но, тем не менее, попытка объективной оценки была.

Карикатура В. Богорада

На кон при этом скидывались копеек по двадцать. Картинки запускались по кругу, и каждый должен был поставить оценку.  Крестик — хорошо, ничего — оно и есть ничего, минус — плохо.  Набравший больше всех крестов получал всю кассу. Потом мы добавляли немного, покупали на эти деньги вино и сообща его распивали…

Нас тогда нигде не печатали. Ангажированной сатирой мы не занимались.

Шилов: — Призвали в армию. Первое время заниматься своим делом возможности не было. Потом, спасибо командиру, приставили к оформительству… Начал понемногу работать.  Заметили. Пригласили на выставку. Но — армия же, не пустили…

 

Вопрос: — Если карикатуру не печатают, как она живет? Может ли она вообще жить в условиях несвободы?

 

Шилов: — Семидесятые годы и начало восьмидесятых, то, что мы называем сегодня годами застоя, карикатуру не уничтожили.  Наоборот, рисунок приобрел подтекст, заговорил эзоповым языком. Именно тогда инженер Богорад стал рисовать настолько тонкие карикатуры, что цензоры просто не могли распознать его иронии. Хотя люди все прекрасно понимали.

Эта приобретенная многозначительность, философичность отличают нашу российскую карикатуру от западной. Скажем, у немцев очень прямолинейные рисунки. Причем, с кучей поясняющих надписей. Этот сказал то-то. А этот — то-то. А вон тот — засмеялся. Вероятно, иначе немцы не могут. У них не было такой школы умолчания, как у нас. У них и на комедиях смех записан заранее…

Богорад: — В тоталитарных системах карикатура утрачивает главное — юмор. Художник теряет чувство меры. На карикатурах времен французской революции лица политических врагов рисовали не иначе, как на интимных местах.

 

Вопрос: — Карикатура — это искусство или нет? И есть ли предел условности в искусстве?

 

Вячеслав Шилов

Шилов: — Если кто-то из художников не признает карикатуру, это его трудности. Многие выдающиеся живописцы отдали в свое время дань карикатуре. И напротив, многие карикатуристы пишут картины…

Богорад: — Вы говорили о Бильжо, о допустимой условности в нашем жанре.

Вы знаете только карикатуры Бильжо? А я видел его картины. Они тоже очень смешные. Но это — картины…

Карикатура, действительно, условна. Более того, карикатура — искусство символов. Посмотрите на этих нарисованных людей. Нет национальности, возраста, сглажены индивидуальные черты.  Благодаря этому карикатура выходит на другой уровень обобщения. Я ведь не какого-то конкретного человека рисую. А вас, себя, всех.

Крест, нимб над головой, распутинская борода — сразу все ясно.

Карикатура использует еще и язык образов. Скажите о человеке «лопух», и тоже все становится понятно, верно? Это этикетка, ярлык. От него невозможно избавиться.

Нам за эти обобщения в свое время доставалось. Меня, правда, приглашали в «Крокодил». Но я отказывался. Знал, что ничего из моих рисунков не пройдет. Там, в «Крокодиле», подразумевалось, что у советских людей не может быть недостатков. Недостатки могут быть только у одного индивидуально обозначенного персонажа. Их карикатура должна изображать конкретного человека, со всеми подробностями, чуть ли не с бородавками на носу. Мы же рисовали недостатки общества в целом, а не отдельные, кое у кого и в некоторых местах…

Карикатура многое взяла от сюрреализма, использовала его прием, но вложила в рисунок другой смысл. Карикатура авангардна.

Я часами могу разглядывать картинки Сола Стейнберга, одного из основателей современной карикатуры. Абстрактные, очень смешные рисунки. Наши лучшие художники — Песков, покойный Теслер — они как бы ученики Стейнберга. Эти картинки не устаревают.

Шилов: — Для меня карикатура делится на скоропортящуюся или конъюнктурную и — вечную… Сегодня я рисую Зюганова. Завтра он сойдет со сцены, это неизбежно. Кто тогда про него вспомнит? А вот эти мишки на краях обрыва (показывает рисунок Богорада)  будут улыбаться всегда…

Карикатура стара, как мир. Первые рисунки найдены в гробнице какого-то фараона. Юмористические сценки из интимной жизни древнего царя. Тысячи лет назад люди уже смеялись над картинками…

Есть у нас такой термин — картун. Это карикатуры без слов.  Они понятны всем, кто не потерял чувство юмора. Любовь, ревность, глупость, сострадание, наивность, хитрость — какие тут нужны слова? Вот это и есть — вечная карикатура.

Богорад: — Наши работы расходятся легче, чем миниатюры писателей-сатириков. Для восприятия текста нужен определенный настрой, толика читательского труда. А картинка сама лезет в глаза. От нее не отвертеться. Она выполняет очень простую задачу — смешить людей. Наша работа — настроение, снятие напряжения, озлобления, отчаяния. Улыбка спасает, это замечено не нами.

 

Вопрос — Б.Г. (Борис Гребенщиков) недавно сказал, что стеб разрушает. От стеба не бывают счастливыми.

 

Богорад: — Такая опасность есть. Но мы должны снять тяжесть с души, освободиться от прошлого. А потом, наши карикатуры неагрессивны. Их рассматривают пять секунд. А вспоминают — только самые точные, самые смешные… Но с Б.Г. я согласен.  Поэтому я не только карикатурист, от этого тоже устаешь. Я еще разрабатываю макеты газет, оформляю книжки, пишу картины…

 

Вопрос? — Можно ли разбогатеть в вашей профессии?

 

Карикатура В. Шилова

Шилов: — Разбогатеть? Наверное, можно. На западе есть очень богатые художники. Владельцы фабрик, заводов. Сидят себе и рисуют. У нас я таких, правда, не встречал… Я, например, человек обеспеченный. Хотя, и небогатый. У меня есть машина.  Но квартиры — нет.

Богорад: — Нет, это не та профессия. Впрочем, карикатуру начинают покупать, ценить ее как картину.

Однажды в Цюрихе я остановился у витрины. За стеклом висели офорты Шагала, дорогие экземпляры, из первой десятки. И карикатура немецкого художника Рауха. Причем, Шагал умер, это всегда повышает цену картины. Раух, слава Богу, жив по сей день. Так вот, Шагал стоил две тысячи франков (около полутора тысяч долларов), а Раух — три тысячи. Я стоял у витрины и никак не мог понять — как можно продавать карикатуру? А вот можно!

Я только в восемьдесят девятом году оставил работу инженера…

 

Вопрос: — Насколько действенны ваши карикатуры? Чувствуете ли вы свою популярность?

 

Богорад: — Я вам расскажу один случай.

Шел первый съезд народных депутатов СССР. Я наблюдал его, как и все, по телевизору. И чем дальше, тем больше меня охватывало странное чувство. В зале одна номенклатура… И я нарисовал картинку — рабочий и колхозница. А серп и молот приколоты канцелярской скрепкой.

Карикатура прошла где-то, и я о ней забыл. И тут в Ленинграде начинается не то пленум, не то еще что-то «очень партийное». Слово берет Гидаспов (до 29 августа 1991 года Первый секретарь Ленинградского обкома КПСС). И начинает говорить буквально следующее: «Я не знаю, кто такой Богорад, но он совершил акт вандализма…» И далее подробно описывает мою картинку.

Идет трансляция на всю страну. Я смотрю его выступление и балдею. Тут же звонят приятели из Москвы, спрашивают — сколько ты заплатил Гидаспову за рекламу. Приезжайте, говорю, в Питер, у нас это бесплатно.

Где тот Гидаспов? А я живой и здоровый.

Этим история не закончилась. В прошлом году прокурор Ильюшенко завел уголовное дело на телепередачу «Куклы».  Шендерович звонит мне, жалуется. Я говорю — не расстраивайся, старик. Завтра о тебе заговорит вся страна. Тебя будут смотреть даже те, кто не стал бы смотреть вообще.

Я тоже стал Богорадом с легкой руки Гидаспова.

Каково же было мое удивление, когда Шендерович изложил наш телефонный разговор в статье и напечатал ее в «Московском комсомольце» на первой полосе!

Так что карикатура еще как действует!

А вот история про мою популярность.

Идут вильнюсские события. На площадях Ленинграда собираются протестующие люди. Волнуются, выступают.

Вдруг вижу — стенд с моими карикатурами. Подписи нет.

Но я их узнал — мои рисунки.

Стал наблюдать. Люди подходят, рассматривают, улыбаются…

Шилов: — Какой-то особой популярности я не ощущаю. Приятно, конечно, что меня печатают. А ответственность — да, конечно.

Кем я себя считаю? Напишите так: «он сказал — мессией, и громко рассмеялся». Кем считаю… Человеком. Художником. Кем же еще?

 

Вопрос: — Как вы думаете, что нас ждет в ближайшем будущем?

 

Шилов: — К сожалению, я слишком часто попадаю в точку. Рисую картинку с самым абсурдным сюжетом. А потом встречаю этот сюжет в действительности. Поэтому от прогнозов воздержусь.

Богорад: — Обратно, в социализм, нам нельзя… Предсказывать в нашей стране занятие неблагодарное. Но я почему-то уверен, что все будет нормально…

 

Старый Питер

 

На прощание я не удержался и спросил у Богорада: «А что старый Питер? Он есть или его уже нет?!»

«Конечно, есть», — успокоил Богорад. — «Хотите, я познакомлю  вас с женщиной, которая работала в газете вместе с Сергеем Довлатовым?»

 

Серьезно о юморе на рабочем месте

Рубрика: (Я среди людей и люди вокруг меня) | Автор: moderator | Дата: 06-04-2012

Метки:

Насмешки боится даже тот, кто ничего не боится. Сарказм — грозное оружие. Смех способен раздавить человека, лишить его уверенности в своих силах и уничтожить его репутацию.

Но это крайние проявления чувства юмора. К сарказму мы прибегаем в исключительных случаях — когда приходится защищаться от нападок других.

Ирония — более щадящее оружие. Если сарказм оружие разящее, ирония — лишь выбивающая оппонента из привычной колеи, дезориентирующее его. Ирония — искусство намеков и сравнений. Она, как и сарказм, доступна лишь тем, кто обладает чувством юмора.

В отличие от сарказма, ирония может быть направлена и против самого себя. В этом случае оружие нападения превращается в средство защиты. От чего? От собственных ошибок, от собственного невежества или непрофессионализма. Оценивая с иронией самого себя, мы просим у окружающих снисхождения к нашим недостаткам — сознательно или подсознательно. Приглашаем окружающих посмеяться над нами и даем при этом знать, что не обижаемся на подобную критику.

Способный к самоиронии человек в значительной степени защищен от саркастических нападок. Вот пример. Кто-то высмеивает вашу «безрукость», неумение обращаться, скажем, со слесарным инструментом. Отбить эту атаку довольно просто — если вы сохраняете душевное равновесие и не злитесь. Достаточно посетовать — мол, сам мучаюсь много лет от собственного несовершенства, что ни возьму в руки, все оказывается молотком. И оппонент будет обезоружен…

Почему мы говорим о чувстве юмора, как об оружии? А оно и есть — основа оружия самозащиты или нападения (что тоже, суть, упреждающая самозащита). Причем, самое умное оружие, которое способно заменить оружие настоящее и, тем самым, обойтись без физического насилия. Умный человек в драку не полезет. Умный обойдется словами. И слова его будут посильней любого действия. Разве нет?

Мы ведем достаточно напряженную жизнь. Над нами, как дамоклов меч, постоянно висит осознание собственного долга. И не всегда мы в этом противостоянии одерживаем верх. Это нормально — жизнь состоит не из одних побед. Но подвергаясь критике за недостаточную компетентность и исполнительность, мы зачастую не можем моментально измениться.

Плохо подготовленный полугодовой отчет — результат плохо выполненной работы. И у этого есть свои причины. Однако изменить ситуацию в один день мы не можем. Зато можем приложить усилия, чтобы в будущем результат работы был иным — соответствующим ожиданиям. Но критикуют-то нас сегодня. И нам нечего предложить оппоненту, кроме ответных слов. Пока нечего. Остается лишь отшучиваться — признавая свои ошибки. И, тем самым, отвести от себя удар, не оставляя у оппонента чувства досады.

Самоирония — хороший способ выйти из спора без особых потерь. Смеяться над собой способен только сильный человек (слабый будет заниматься самобичеванием, унижая себя). Самоирония позволяет уклониться от продолжения спора, не признавая своего поражения. Она не исключает продолжения дискуссии позже, когда вы будете более подготовленными к интеллектуальному противостоянию.

Обладающий чувством юмора человек защищен лучше, чем человек, лишенный этого чувства. Однако проявление этого таланта (а чувство юмора — это самый настоящий талант) требует осторожности и чувства меры. Нужно понимать, что чувством юмора обладает намного меньше людей, чем принято считать. Большинство этим чувством как раз не обладают. И смеются прозвучавшим шуткам «за компанию» с другими или просто потому, что фраза высказана, как шутка (а над шутками принято смеяться).

В самом обычном коллективе остроумец оказывается одновременно и в выигрышном, и в проигрышном положении. С одной стороны он постоянно находится в центре внимания. Чувство юмора — признак человека развитого, обладающего блестящими умственными способностями. Поэтому от него ждут умных острот, точных характеристик, разящих оценок. С другой стороны остроумного человека сторонятся. Люди, для которых шутки остроумца не вполне понятны, подозревают его в скрытом сарказме, в неявных нападках, которые могут быть понятны окружающим, но не самому объекту критики. Поэтому остроумцы в коллективах — это, как правило, вовсе не «душа общества» и «рубаха-парни». Это — одиночки.

Есть своя специфика поведения в смешанных коллективах, где совместно работают люди разных возрастов и половой принадлежности. Здесь важно понимать, что «женский» и «мужской» юмор — не одно и то же. Дело, конечно, не в какой-то особой брутальности мужских шуток. Дело в реакции на ироничные высказывания.

Женщины больше чем мужчины находятся в состоянии постоянного соперничества. Так уж определено природой. Они могут обидеться на вполне безобидную шутку. И уж точно остро отреагируют на «пограничную», рискованную остроту.

Попробуйте, к примеру, пошутить по поводу лысины Ивана Ивановича — заместителя главбуха. Мол, ваша прическа, дорогой Иван Иванович, похожа на нимб ангела. Думаете, он обидится?

А теперь только представьте (не высказываясь вслух — боже упаси!) шутку по поводу внешности вашей сотрудницы. Любая мелочь, даже милая, отнюдь не портящая ее образа. Скажем, кудряшки ее прически. Или (боже мой!) оттопыренное ушко — маленькое, симпатичное… И наступит катастрофа. Смертельная обида, тайные слезы, затяжная вражда. И оправдаться, выпросить прощения будет практически невыполнимой задачей.

Вообще, учить остроумию человека, обладающего чувством юмора, дело бесперспективное. Но следует научиться правильному восприятию юмора ваших коллег. Может же оказаться так, что вы, прекрасно образованный, хорошо воспитанный человек, этим даром — чувством юмора — как раз и не обладаете. И даже не подозреваете об этом, как лишенный музыкального слуха не подозревает о том, что не поет, а беспомощно и довольно противно блеет.

Самое главное — нужно избавиться от подозрительности. Это не означает, что нужно развивать в себе безоглядное доверие ко всем людям. Мы говорим не о беспечности, а об уважительном внимании к коллегам. Если вы не понимаете шутки, не следует усугублять ситуацию вопросом: «И в каком месте прикажешь смеяться?» Или: «Как я понимаю, ты сейчас пошутил?». Этим вы подставляетесь, превращаете себя в объект насмешки. Лучше промолчать. Улыбнуться. И перевести разговор на другую тему.

Чувство юмора — это еще и терпимость, толерантное отношение к мнению других. Обратите внимание на поведение спорщиков, скажем, в Интернет-форумах и в разного рода конференциях. Ирония там быстро деградирует до сарказма, а чувство юмора — до стеба (до имитации юмора).

Юмор не бывает добрым или злым. Он просто есть. Злой юмор — это оксюморон, ошибочная формула, не отражающая ровным счетом ничего. Издевка к юмору отношения не имеет. И, между прочим, к сарказму.

Сарказм — это сражение на воображаемых шпагах. Оружие умных, которым нужно уметь пользоваться.

А что касается злости, издевательских высказываний в ваш адрес… Не обращайте внимания. Дураков на свете хватает. Не опускайтесь до их уровня — чтобы самому не стать таким же. У вас своя орбита, у них — своя.

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru