(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Пергамент и гусиное перо

Рубрика: (Как рождались технологии) | Автор: moderator | Дата: 15-08-2014

Метки: , , , , , ,

Древние книги – молитвенники, летописи, своды царских указов – создавались на папирусе, материале удобном и относительно доступном. Почему «относительно»? Потому что во 2 веке до нашей эры, после возведения Александрийской библиотеки, египтяне ввели монополию на производство папируса. Они запрещали вывозить тростник за пределы государства и не продавали готовый папирус. Между тем, наука и литература развивались, людям нужны были долговечные и удобные в применении носители информации, которыми являются и глиняная табличка, и восковая таблета, и папирус.

Кроме того, что папирус для древних греков оказался слишком дорогим, он имел и массу серьезных недостатков. Со временем папирус темнел, пересыхал и разрушался. Технология переработки листьев папируса в полотно для письма не изменяла волокнистой структуры материала. Высушенные растительные волокна были слишком ломкими. Папирус можно было свернуть в свиток, но нельзя сложить или смять. К тому же материал этот, в отличие от глины и воска, был одноразовым. Написанный на папирусе текст невозможно было смыть или стереть.

В то же время глина для создания рукописных книг не годилась по причине малой полезной площади и большого веса табличек. Надписи на воске слишком легко стирались, а сам воск слишком легко плавился. Для обычных применений восковая таблета подходила как нельзя лучше, но для издания книг не подходила категорически.

После введения египтянами запрета на экспорт папируса, греческие мастера обратили внимание на восток. В Персии для письма издревле использовался дифтер – высушенные шкуры овец и коз. Древней технологией заинтересовались жители греческой колонии в Малой Азии – государства Пергам с одноименной столицей. Во 2 веке до нашей эры в Пергаме было начато производство своего материала для письма. Технология выделки шкур была усовершенствована (шкуры не только высушивались, но и шлифовались), а для изготовления дифтера стали применять шкуры крупного рогатого скота и свиней. В результате появился новый материал, который получил название по имени страны его изобретения – пергамент. В Древнем Риме пергамент поначалу назывался мембраной, но позже, примерно с 4 века нашей эры, к пергаменту вернулся греческий вариант названия.

Пергамент имел перед папирусом целый ряд преимуществ и всего один недостаток. Преимущества заключались в чрезвычайно прочности и долговечности материала. Чернильную надпись на пергаменте можно было смыть и использовать полотнище повторно. Срок службы пергамента определялся механической прочностью выделанной кожи и был, по сути, неограниченным. Книгу, написанную на пергаменте, можно было свернуть в свиток, сложить вдвое или вчетверо. Пергамент не темнел, не пересыхал, не трескался и не ломался. Полотнища пергамента можно было сшивать, получая листы очень большого размера. Можно было брошюровать листы пергамента, переплетать их в кодексы – в тетрадки по 4 листа и, соответственно, по 16 страниц (кстати, первые римские кодексы, появившиеся в конце 1 века нашей эры, представляли собой сшитые в книжку восковые таблички). Кодексы имели деревянную обложку, обшитую кожей и украшенную металлическими накладками. Переплеты кодексов имели застежку.

Недостаток пергамента заключался в трудоемкости производства, что приводило к его непомерной дороговизне. Именно поэтому папирус успешно конкурировал с пергаментом вплоть до появления бумаги. Благодаря изобретению пергамента до нас дошли древнейшие документы и книги. Тексты на папирусе со временем исчезали вместе с материалом, на котором они были написаны, пергаментным же книги время не нанесло непоправимого ущерба.

Следует заметить, что религиозная литература издавалась в виде пергаментных кодексов и после изобретения и распространения бумаги. При этом текст и иллюстрации книг писали цветными чернилами, золотом и серебром. Папирус же вышел из употребления уже к началу Средних веков.

Изобретение новых материалов для письма – пергамента, а затем и бумаги – потребовало и новых пишущих инструментов. Примерно в 600-е годы нашей эры в Европе (предположительно в Испании) человек впервые попробовал писать гусиным пером. Тут же выяснилось, что гусиное перо и чернила отлично подходят для письма на пергаменте. Более того, если кончик пера специальным образом заточить, то писать можно с наклоном и нажимом, утолщая штрих или делая его тоньше. То есть гусиное перо позволило разнообразить письмо, придать ему изящество и большую функциональность. Последнее очень важно, поскольку с применением гусиного пера в алфавитах европейских языков появились прописные буквы. Раньше в письменности использовались только заглавные буквы.

И все же – почему именно гусиное перо, а, скажем, не куриное или голубиное? Причина кроется в самой структуре гусиного пера. Оно имеет толстый полый стержень, имеющий объемное пористое основание, поэтому перо удобней держать в руке, чем перо любой другой птицы. При наклонном срезе кончика пера, обнажается пористая внутренность кончика, хорошо впитывающая чернила. В меру мягкий стержень пера сохраняет форму, но в то же время скользит по пергаменту (и, конечно, по бумаге) без особого трения. К тому же гусь одна из самых распространенных в Европе того времени домашних птиц, поэтому перья были общедоступны.

Изобретение нового пишущего инструмента повлекло за собой изменение технологии изготовления пергамента, его стали делать более гладким и тонким, и появление невиданных ранее приспособлений – чернильницы, песочницы, ножа для заточки перьев.

О ноже стоит поговорить отдельно. Двести лет человечество не пользуется гусиным пером. Но нож для его заточки живет и здравствует. И название его сохраняется прежним – перочинный. Небольшой острый клинок, складывающийся вовнутрь корпуса, таким перочинный нож был не всегда. Средневековые перочинные ножи копировали большие клинки. Их часто украшали драгоценными камнями и инкрустацией. И это неудивительно, поскольку принадлежали они людям не только просвещенным, которым письменные принадлежности были необходимы в повседневной жизни, но и богатым, которым образованность была доступна по происхождению и доходам.

Со временем перочинный нож стал инструментом универсальным. Во-первых, появились складные ножи – они были безопасны в обращении и умещались в кармане. Во-вторых, перочинным ножом можно не только заострять (очинивать – отсюда и название) гусиные перья, но и затачивать деревянные карандаши, резать бумагу и выполнять массу других нужных дел (например, открывать баночку с чернилами или срезать с почтового конверта сургуч). В-третьих, хороший нож служит еще и украшением, красивой безделицей, которую приятно держать в руках.

К слову – затачивать карандаши перочинным ножом неудобно. Трудно выдержать угол заточки и соблюсти при этом аккуратность. А для разрезания бумаг перочинному ножу не хватает длины лезвия. И, тем не менее, перочинные ножи остаются с нами.

В чернильнице – баночке с водным раствором красящего пигмента – ничего хитрого нет. Правда, ко времени изобретения стального пера чернильница видоизменилась. Появилась «непроливайка» – чернильница с встроенным в горлышко баночки конусом. Этот конус предотвращал выплескивание чернил на стол при нечаянном опрокидывании чернильницы. Но работала эта простенькая защита далеко не всегда. Если «непроливайку» медленно повернуть на бок, чернила прольются. Если чернил больше половины чернильницы, они тоже прольются. Наконец, «непроливайка» не спасет от главной напасти гусиного пера — от клякс. Избыток чернил зависает каплей на кончике пера, и при неосторожном движении эта капля падает на бумагу.

Бороться с кляксами помогала песочница. Сухие песчинки вбирали чернила и частично спасали испорченную рукопись. Кроме того, песок ускорял высыхание чернил. Песочница представляла собой металлическую баночку с сухим песком, которым присыпали готовый лист бумаги. С изобретением гигроскопичной промокательной бумаги песочницы вышли из употребления.

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru