(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Чернила, которые мы выбираем

Рубрика: (Человек пишущий) | Автор: moderator | Дата: 04-02-2014

Метки: , , , ,

Бутылочки чернил, которые я использую в работе, стоят очень по-разному. Одна — чернила «Паркер» — стоит 100 рублей. Другая — чернила «Монблан» — 600 рублей. Но есть же где-то и общий уровень цены. Скажем, столько-то рублей и точка. И больше чернила стоить не могут, потому что они — чернила. А они — стоят. И 800 рублей. И 1000.

Дело в различных нюансах. В роскошной (или не очень) атрибутике. И в других дорогих или не особенно чертах чернил, превращающих их в жидкости с драгоценным или не особенно драгоценным наполнением. Здесь не особенно поспоришь — чернила есть чернила. Но у некоторых из них есть такие детали, которые чернилам и вовсе не нужны. Например, запах. Точнее — аромат. Цветущей вишни, к примеру. Аромат сакуры. И против этого не поспоришь — аромат-то есть. Но и какой-то особенной прелести он чернилам не даёт. Чернила остаются чернилами — имей они хоть запах сакуры, хоть не пахни ничем.

К слову — запах считается явным, если его можно обнаружить. Но он же считается явным, если никакого запаха нет в природе. Нет запаха, и все тут. А считается, что он есть. Вроде бы есть, и… нет вроде. Чернила «Монблан» называют изысканными, поскольку в их букете присутствует аромат сакуры — хотя никакого аромата на деле нет вовсе. Вот такие получаются дела.

Чернила с запахом считаются особо тонкими, роскошными. Их срок службы сокращён. Как правило, такие чернила будут служить около года — после того, как открыты в первый раз. А без запаха? И без запаха — всего год. Или около того (что правильно и для других чернил, с запахом). Но только в первом случае информация приведена, а во втором — нет. Вот и думай.

Действительные отличия чернил заключаются не в этом. Разница между ними в содержании спирта – он есть или нет — и в содержании других веществ. Спиртосодержащие чернила самые недолговечные. Но зато сохнут моментально. Ты ещё пишешь, а след уже сухой. И это важное преимущество, поскольку у водосодержащих чернил при толстом штрихе запись может сохнуть дольше, чем хочется. За это и платим? Нет, не за это. Я заметил, что у дорогих чернил штрих высыхает медленней, чем у простецких. И в этом содержится главная загадка хороших чернил. Они и сохнут медленней (или, во всяком случае, не быстрей), и расплываются на рыхлой бумаге, и ведут себя примерно так же, что и элементарно доступные чернила — вроде нашей «Радуги». Но стоят при этом очень дорого. Почему?

Ладно — спиртосодержащие чернила. Бог с ними. Другие характеристики тоже имеют значение. Например, содержание органических веществ. Если в чернилах есть органика, они быстро портятся — как тушь. Если в них нет органики, они держатся дольше. Но в дорогих чернилах есть органика — самая незначительная примесь. И чернила эти служат только год. А потом приходят в негодность.

Правда, я не помню флакона, который бы прослужил более года. Чернила такая вещь, что либо после открытия используются, либо не используются и… высыхают. Так что эти претензии большей частью не имеют смысла. Высыхают любые чернила. И портятся любые. И служат год, два и даже три — даже не самые дорогие. Другое дело — стабильность чернил. О, вот где сказываются высокие характеристики чернил! Простая «Радуга» — очень стабильные чернила. Они стабильно неважные и стабильно держат эту марку нестабильности весь срок службы.

Только скажите вы мне — что такое стабильность? В чем она выражается? В том, что у открытого флакона чернил характеристики не портятся и не ухудшаются с течением времени? Так открытый флакон чернил — любых, даже самых нестабильных — в любой момент будет с устойчивыми характеристиками. Только если в эти чернила добавить какой-нибудь ерунды, то они испортятся. Причем — любые. Стабильные или не стабильные. Дорогие и дешевые. Есть у них такая особенность.

Но все же в определенные моменты мы идём в магазин и покупаем бутылку чернил. И пусть это будут дорогие чернила — приобретать к ручке за 1 тысячу долларов чернила за 17 рублей смешно. И здесь не сработает даже самый скаредный ум. Не сработает и — все. Есть в дорогих чернилах какая-то черта, какая-то деталь, что превращает их в дорогой аксессуар для дорогой авторучки. Тем более, если авторучка перьевая и предназначена для индивидуальной работы с текстами.

Допустим, мы купили чернила. Черные, синие или, скажем, зелёные. Надо заправить ручку. Как это сделать? Элементарно. Окунаем наконечник её во флакон с чернилами. И крутим наконечник заправочного механизма. Это если речь идёт о механизмах «Монблан Майстерштюк». Если ручка принадлежит другому производителю, механизм будет другим. Но в любом случае — либо сменные картриджи, либо заполняемый извне корпус. Картриджи универсальны — невозможно даже представить, какими чернилами они заполнены. Ясно, что качественными. Но какими именно, загадка.

Для частного пользования ручкой — если ею приходится писать не так, чтобы много — подойдут именно сменные картриджи. Всегда можно подобрать нужный из них — по цвету, по мягкости чернил, по каким-то иным параметрам. И менять картриджи можно, не используя их до конца. В этом и заключаются преимущества заправки картриджами. А у обычной заправки преимущества в другом. Больший запас, меньший расход денег на заправку, возможность промыть ручку и отложить её на долгое хранение.

Да, кстати, отложить ручку на долгое хранение — изменить её параметры. То есть долго не используемая ручка, если она была уже в пользовании, портится. И восстановить её характеристики возможно не всегда и не в любом случае. Об этом тоже следует помнить. Откладывать ручку нужно только после тщательной промывки и просушки. И даже после этого остаётся подозрение, что ручка не доживёт до следующего использования.

Заполняя ручку чернилами, мы должны помнить ещё об одной детали. Заполнив механизм, мы вынимаем ручку из флакона с чернилами и прокручиваем на несколько оборотов поршень, выдавливая избыток чернил. Это касается только ручек с поршневым механизмом. Ручки с картриджной системой заправки этому повороту не обучены. Им компенсационный поворот ни к чему — поскольку в них нет избыточного давления, и чернила ничем не подгоняются к капилляру, за исключением наклона капиллярного узла. Но это несущественные детали, познать которые суждено лишь владельцу обычной авторучки с поршнем. Это знание либо приходит — вместе с кляксами и пятнами на одежде. Либо не приходит никогда. Дело в том, что кляксы появляются на одежде лишь в одном случае — когда ручка оказывается на высоте в условиях необычного давления, например, в самолете. И это случается не со всеми перьями, а лишь с теми, которые путешествуют с нами. С остальными ручками этого не происходит.

Комфортная ручка

Рубрика: (Человек пишущий) | Автор: moderator | Дата: 19-07-2012

Метки: , ,

Ручка ручке рознь. При необходимости можно воспользоваться любым доступным пишущим инструментом. Но получить от работы истинное удовольствие, испытать наслаждение от самого процесса письма, можно лишь удобным и безотказным инструментом, название которому «комфортная ручка».

А что, собственно, я называю комфортной ручкой? Какими качествами должна обладать авторучка, чтобы её можно было с полным на то основанием отнести к разряду комфортных инструментов? Можно ли причислить к этой группе шариковые ручки? А — роллеры? И все ли перьевые авторучки можно назвать комфортными?

Попробуем разобраться. Хорошая (то есть в полной мере комфортная) ручка должна иметь легкий ход, оставлять на бумаге ровный штрих, иметь достаточный запас чернил для длительного письма, обладать при этом хорошей эргономикой и  приятным внешним видом. Есть и другие характеристики, которые на первый взгляд не столь существенны. Например, устойчивость материалов, из которых изготовлен баррель (корпус) ручки, к царапинам и сколам. Тактильные ощущения, которые оставляет баррель при удержании авторучки в руке. Надежность зажима на колпачке и качество исполнения самого колпачка (в том числе и его замка).

Для шариковых ручек с кнопочным или поворотным механизмом к этому списку добавляются дополнительные требования. В частности, плавность хода механизма и точность срабатывания, его надежность и внешний вид ручки.

По мягкости хода пишущего узла вне конкуренции остаются перьевые авторучки. В этом заключается феномен выживания самой технологии — на фоне бурного развития современных инструментов для письма с шариковым пишущим узлом. Действительно, если бы шариковые авторучки и их разновидности (гелевые ручки и роллеры) превосходили по характеристикам перьевые инструменты, последние давно бы сошли со сцены и были бы забыты. Мы же стали свидетелями забвения великих технологий прошлого, которые совсем недавно казались «вечными»? Речь о пишущих машинках, фотографии на основе галогенидов серебра, механической и магнитной звукозаписи. С перьевыми авторучками этого не происходит. Почему?

Дело в том, что упругое металлическое перо, жидкие чернила и писчая бумага создают идеальный триумвират, обеспечивающий максимально комфортное письмо. Перо легко скользит по бумаге, чернила выполняют функции красящего вещества и одновременно смазки. При этом металлическое перо обладает высокой стабильностью — оно изнашивается настолько медленно, что авторучка может пережить своего владельца.

Шариковый пишущий узел во всех его вариантах таким согласованным набором характеристик не обладает в принципе. Конструкторам шариковых ручек приходится решать массу противоречивых задач. Шарик должен быть небольшого размера — чтобы оставлять на бумаге штрих приемлемой ширины. При этом очень маленький шарик (например, в роллерах с жидкими чернилами) не обладает достаточно мягким ходом именно из-за своих размеров.

Чернила шариковых ручек (красящая паста, гель, жидкий красящий наполнитель) должны обладать одновременно и высокой текучестью, чтобы свободно проникать в зазор между шариком и корпусом пишущего узла при прикосновении к поверхности бумаги, и высокой вязкостью, чтобы не вытекать свободно в нерабочем состоянии ручки. Эта проблема решается подбором пасты (изначально на основе вазелина), которая при вращении шарика разогревается и становится текучей. При этом шарик должен обеспечивать необходимое трение, в противном случае не произойдет локального повышения температуры, и паста не разогреется.

Совершенствуя шариковую ручку, конструкторы изобрели несколько новых видов пишущих инструментов. В гелевой шариковой ручке используется более жидкая паста на основе полимерных соединений, которые заменили густые минеральные масла (тот же вазелин). В роллере применяются загущенные жидкие чернила, а протекание пишущего узла устраняется посредством установки шарика уменьшенного размера, изготовленного из особо твердого материала с прецизионной точностью.

Отдельно стоят капиллярные ручки и современные варианты фломастеров с пишущими узлами из волокнистых материалов. Они занимают промежуточное положение между перьевыми и шариковыми авторучками, используют жидкие чернила, устраняют такие недостатки шариковых пишущих узлов, как нестабильность штриха из-за прерывистой подачи чернил (например, при низкой температуре воздуха), но все же недотягивают до звания комфортной ручки.

Только перо позволяет использовать при письме элементы каллиграфической техники — оставлять на бумаге штрих переменной ширины (письмо с нажимом). К примеру, используемые графиками и чертежниками рапидографы оставляют штрих строго равномерной ширины. Этим они и ценятся. Но если художнику нужно изменить толщину штриха, ему придется взять в руку другой рапидограф — с более или менее широкой капиллярной трубкой в пишущем узле.

Далее — только стальное перо позволяет писать с комфортным наклоном. При беглом письме мы держим авторучку так, что она находится по отношению к поверхности бумаги под углом примерно в 45 градусов. Шариковый пишущий узел в таком положении задевает краями оправы шарика за бумагу. Ручка скрипит, письмо утрачивает мягкость. Поэтому при работе шариковой ручкой мы стараемся держать ее под углом, близким к 90 градусам. То есть уменьшаем наклон, ухудшая тем самым ощущения от письма.

Так что же такое — комфортная ручка? Если подходить к выбору ручки бескомпромиссно, то «идеальным» инструментом будет только перьевая авторучка. Перо при этом может быть изготовлено не только из золота, но и из нержавеющей стали или даже вовсе не из металла. На рынке встречаются авторучки для каллиграфии с перьями из стекла. Но признанной классикой остается металлическое перо.

При выборе ручки основное внимание следует уделить именно перу. Материал не столь важен — по мягкости письма и стабильности характеристик стальное и золотое перья равнозначны. Золотое перо с родиевым покрытием (родий — производное платины) самый дорогой вариант, который ценится как предмет ювелирного и инженерного искусства. Это перо стоит значительно дороже стального. Дополнительный бонус состоит в том, что такую ручку можно хранить, как семейную реликвию, передавать ее по наследству, или использовать в качестве дорогого подарка.

Выбор материалов, из которых изготовлен баррель перьевой ручки, дело личных пристрастий. Мне нравятся акрил, целлулоид и вулканизированная резина. И совсем не нравятся ручки с металлическими корпусами (хотя я пользуюсь металлическим Parker Sonnet и очень доволен этой авторучкой).

Есть ли принципиальные отличия между ручками с конвертерной и картриджной системами заправки? Есть. Конвертер перьевой авторучки позволяет добавить подачу чернил в капиллярный канал — иногда это необходимо. В картриджной системе это невозможно в принципе. Конвертерные ручки обладают более обильной подачей чернил, что сказывается на толщине и насыщенности штриха. Зато картриджные ручки удобней в эксплуатации, поскольку не приходится возиться с заправкой из флакона.

И последнее — какое перо лучше выбирать? Тонкое F? Супертонкое EF? Или популярное М? Для человека далекого от каллиграфии я бы посоветовал перо с маркировкой М. Оно дает насыщенный штрих, не требовательно к качеству бумаги, очень комфортно ощущается при письме. Тонкие перья — удел тех, кто умеет красиво писать. Слишком толстые перья годятся лишь для размашистой подписи. Лучшим выбором, как всегда, будет золотая середина.

 

 

Внимание к мелочам

Рубрика: (Человек пишущий, Я среди людей и люди вокруг меня) | Автор: moderator | Дата: 06-07-2012

Метки: , ,

Недавно задумался — что означает название это блога? Какие мелочи можно назвать умными? И если есть умные мелочи, значит, есть и глупые? Какая между ними разница?

Вопросы вроде бы риторические. То есть такие, на которые можно и не отвечать. Но — почему бы и ни ответить? (Хотя никто вроде бы и не спрашивает, кроме меня самого).

Я полагаю, что несущественная мелочь — самое важное, что есть в жизни. Любая мелочь. Например, чернила, которыми мы заправляем авторучку. Эта ерунда определяет все — вплоть до взглядов человечества на устои мироздания.

В ходе своих размышлений я построил следующую логическую цепочку (воспользовавшись своей склонностью домысливать то, что я не могу испытать в реальности).

Кто-то купил флакон коричневых чернил «Монблан». Штука сильно дорогая (20 долларов за флакон). И явно избыточная — писать можно и дешевыми чернилами «Радуга», даже если ручка считается элитной, редкой и (мама дорогая) коллекционной. Но этот кто-то купил именно «Монблан», поскольку считает, что в одноименной ручке чернилам «Радуга» не место. Я тоже так считаю, поэтому действия этого безымянного человека полностью одобряю. Если уж тратиться на чернила, то — на хорошие.

Заправив ручку коричневыми чернилами, этот кто-то раскрыл тетрадь. А потом закрыл ее, потому что тетрадь за 30 рублей не соответствует уровню коричневых чернил и авторучки «Монблан Майстерштюк 149» (предположим, хотя ручка может быть и другой модели, например, 146-й). В сердце у этого придуманного человека поднимается волна негодования. Если я — думает он — смог купить флакон коричневых чернил и дорогую авторучку (очень дорогую!), то неужели я не смогу подобрать себе приличную тетрадку взамен грошового ученического изделия?

Этот кто-то отправляется в магазин элитной канцелярии и выбирает самый дорогой вариант — молескин за тысячу рублей. За тысячу! Ужас! Но данный кто-то, как ни странно, доволен. Записная книжка ему нравится. Толстенькая, с хорошей обложкой и ленточкой ляссе. Крайне удачно сочетается с необычным цветом чернил и авторучкой «Монблан».

По дороге домой кто-то прижимает к груди пакет с молескином. И вспоминает, как нес домой… нет, не ручку — чернила, купив их в бутике «Монблан». Эта славная компания с невероятной пышностью упаковывает даже чернила — в фирменную коробку, которую укладывает в фирменный же пакет. О ручках и разговора нет. Ручку компания «Монблан» продает (через свои бутики) в роскошной коробке, в которую вложен еще и флакон чернил. К коробке приложен диск DVD с концертной записью произведений Моцарта. Плюс еще один — с презентацией коллекций компании. И красочный альбом, в котором та же презентация представлена в печатном виде. Итого набирается около полутора килограммов сопровождающего новую авторучку груза.

И вот, этот кто-то приходит домой. Раскрывает новый молескин. Достает авторучку, заправленную коричневыми чернилами. Задумывается. И размашисто записывает на первой странице записной книжки — «Нобелевская лекция по литературе и всякой ерунде». Или — «Конституция дома 136 дробь 5 по улице «Бременских астронавтов»». И под мягким пером авторучки «Монблан» рождается шедевр. И вскоре вся планета, все человечество принимается ликовать — ибо этот безвестный герой при помощи молескина и коричневых чернил разгадал главный секрет всех времен и народов. Например — есть ли на Марсе бродячие собаки. Или почему повсеместно популярная колбаса называется «Докторской» (а, скажем, не «Прозекторской»). Или что-то еще, не менее значимое и не менее волнующее.

В результате исследования всей цепочки событий я делаю вывод — все дело в коричневых чернилах, хорошей авторучке и молескине.

Можно ли создать нечто основательное обычной авторучкой и на обычной бумаге? Найти ответ поможет схожий эксперимент.

Второй кто-то полез в кладовку и нашел там целлофановый пакетик с засохшими стержнями для шариковых ручек. Заодно обнаружил и старую ученическую ручку — с загадочной надписью на колпачке «35 коп». Что такое «коп», этот второй кто-то давно забыл. Возможно, ручка имеет американское происхождение (тогда число 35 может означать количество невинно загубленных сотрудников местной полиции).

Растерев один из найденных стержней одеколоном и нагрев его на пламени газовой плиты, второй кто-то добился, чтобы шарик стержня оставил на бумаге жирный растекающийся след. Вставив стержень в ручку, второй кто-то взялся за поиски подходящей тетради. Но поскольку поиски оказались безуспешными, а в канцелярский магазин второй кто-то решил не идти в целях экономии, вместо тетради был использован пожелтевший лист почтовой бумаги — выпуска одна тысяча девятьсот неизвестно какого года.

На тот момент, когда лист был разглажен и разложен на столешнице (кухонного, разумеется) стола, стержень шариковой ручки утратил работоспособность. Чтобы не терять напрасно время, второй кто-то достал из кармана одноразовую зажигалку и на ее пламени попытался разогреть загустевшую пасту. Опыт удался, шариковый стержень снова засочился жирной фиолетовой пастой, но сама ручка утратила изначальную форму, изогнувшись под углом в 45 градусов.

Второй кто-то задумался. Нет, пострадавшая от огня ручка его не интересовала. На мелочи второй кто-то внимания не обращал. Его заботили глобальные проблемы. Второй кто-то хотел принести пользу человечеству — для чего, собственно, и полез в кладовку в поисках старых шариковых стержней.

Прошло несколько минут. Второй кто-то тяжко вздохнул. И вывел на бумаге: «Начальнику ЖЭКа номер такой-то. Жалоба. Убедительно прошу избавить меня от общения с собакой из квартиры номер пять. Этот пес регулярно задирает заднюю лапу на дверь моей квартиры. А на попытки призвать к его совести лишь цинично улыбается».

Два умозрительных эксперимента убедительно показали — от мелочей зависит успех любого дела. Конечно, «Войну и мир» можно написать и огрызком карандаша на старых обоях. Но Лев Николаевич по каким-то причинам выбрал хорошие чернила, перо и бумагу. Чем попало не работал никто из классиков русской литературы. И ни один из Нобелевских лауреатов. Все они старались пользоваться качественными инструментами.

А если серьезно? Почему некоторые мелочи я отношу к умным, а другие — к глупым? Потому что одни — символ уважения к своему труду и к жизни вообще. А другие — не более чем признак мещанства.

Правда, отделить одно от другого не так уж и просто. Я знаю очень хорошего писателя (не буду называть имени, чтобы не примазываться к его славе), автора изумительных книг, который держит в книжном шкафу коллекцию игрушечных бегемотиков. Мещанство? Вроде бы — да. Но с другой стороны эти бегемоты помогают ему думать. Значит, их тоже можно отнести к рабочим инструментам, то есть к мелочам умным и полезным.

Не стоит делать фетиша из канцелярских и каких бы то ни было мелочей. Это лишь помощники, не более того. Без них обойтись можно. Другое дело, что обходиться совсем не хочется. А раз не хочется, то и не нужно…

Фетишей в нашей жизни быть, наверное, не должно вовсе. Кроме одного — работы. Той самой, которой мы много лет учились. И которую умеем делать лучше всех.

Речь не о профессии, а именно — о работе. О работе инженера, экономиста, юриста. Сына или дочери. Отца или матери.

Элитная канцелярия – авторучки Waterman

Рубрика: (Человек пишущий) | Автор: moderator | Дата: 09-11-2011

Метки: , , ,

 

У любого великого изобретения нет и не может быть одного изобретателя. Исключение составляет, наверное, лишь фонограф Томаса Эдисона. До него звукозаписью никто всерьез не занимался, поэтому идея создать механический аппарат для записи звука была совершенно оригинальной.

У перьевой авторучки другая история. Первые вечные перья появились в глубокой древности. Одну из таких ручек археологи нашли на развалинах Помпей. Это был очень дорогой инструмент для письма предельно простой конструкции – бронзовая трубочка, заполнявшаяся чернилами, и узенькая полоска металла, выполнявшая функции пера. Такой ручкой вряд ли можно было что написать. Это был дорогой подарок, ювелирная поделка, но не инструмент для серьезной работы.

К началу 80-х годов XIX столетия в Европе и Америке вовсю продавались автоматические чернильные ручки, которые, впрочем, не пользовались значительным спросом, поскольку ужасно текли, требовали аккуратного обращения и явно проигрывали в практичности простым ручкам со стальным пером.

Идея витала в воздухе. Нужно было лишь понять, каким образом жидкие чернила должны поступать к перу, чтобы авторучка не текла, перо не пересыхало, чернила расходовались равномерно, а письмо доставляло бы удовольствие. Как ни странно, но уже действующие компании, выпускавшие ручки, в инженерном поиске практически не участвовали. За дело взялись энтузиасты-одиночки, которые в конечном счете и вытеснили с рынка пишущих инструментов засидевшихся со своим негодным товаром «долгожителей».

Америка – страна свободного предпринимательства и конкуренции. Именно здесь происходили основные события в области совершенствования инструментов для письма.

В 1883 году в Нью-Йорке в доме № 136 по улице Фултон, в помещении сигарного салона, открылась небольшая фабрика-мастерская по производству перьевых авторучек. Она получила пышное название Ideal Pen Company. Основал фирму Льюис Ватерман. Новоявленный предприниматель был одновременно и производителем, и слесарем-ремонтником, и продавцом своего товара. Его ручку – Waterman Regular можно было купить только в мастерской лично у Ватермана. На каждое изделие (а это была не одна, а целая серия похожих ручек, объединенных названием Regular) производитель давал пятилетнюю гарантию и бесплатно ремонтировал вышедшие из строя перья.

Это был благополучный финал многолетней истории, начавшейся 18 ноября 1837 года в Нью-Йорке, когда в бедной американской семье Ватерманов появился на свет малыш по имени Льюис. Детство Луи было очень непростым – мальчишка смог проучиться в школе всего пять лет. И с 12 лет был вынужден зарабатывать себе на пропитание.

Ватерман перебрал множество профессий. Не имея среднего образования, он умудрился устроиться в начальную школу учителем. Дело наверняка не обошлось без самостоятельного штудирования школьных учебников. Впрочем, учительство в жизни Льюиса Ватермана было лишь эпизодом. После школы он несколько лет проработал плотником. Затем устроился продавцом в книжный магазин. В конце 70-х годов, перешагнув сорокалетний рубеж, устроился на работу в страховую компанию. Отсюда в 1883 году, когда ему шел сорок шестой год от роду, Ватерман и ушел на вольные хлеба, выбрав тернистый путь изобретателя и мелкого предпринимателя.

Корпоративная легенда гласит, что к изобретению своей авторучки Ватермана подтолкнул неприятный случай. Человек явно небогатый, Льюис старался выглядеть прилично: работать в страховой конторе приходилось с людьми. Однажды страховой агент Ватерман отправился в канцелярский магазин, где долго выбирал перьевую авторучку, вбухав в это приобретение месячное жалованье.

Но новое перо подвело Льюиса в первый же значительный для его жизни момент. Как только наступило время подписать страховой договор с богатым клиентом, ручка перестала работать. Она просто не писала. Ватерман попытался исправить перо. Завозился, потерял уйму времени. И его клиент… ушел к конкуренту. Потеряв хороший заказ, Ватерман расстроился и решил довести ручку до ума.

Повторим – это легенда. Она была придумана в недрах компании L.E. Waterman в 1904 году, когда фирму возглавлял Фрэнк Ватерман, племянник Льюиса. Самого изобретателя и основателя компании уже три года как не было в живых. Он скончался 1 мая 1901 года в возрасте 63 лет.

Что было на самом деле, никто не знает. Известно лишь, что, оставив службу в страховой компании, Ватерман уединился в мастерской брата и несколько месяцев корпел над конструкцией авторучки. Результатом стало революционное изобретение – подающий чернила капилляр. Именно Льюис Ватерман изобрел фидер перьевой ручки, использовав технологию «подачи трех борозд». Это изобретение Ватерман запатентовал в 1884 году. И все производители авторучек того времени – компании Cross, Sheaffer, Nelson, Parker – были вынуждены купить права на использование этого изобретения.

Вместе с тем, первый Regular был еще очень несовершенен. Фидер не оснащался U-образным капилляром (изобретение Паркера), из-за чего чернила при долгом положении ручки пером вниз стекали из резервуара к перу. Неудобной была система заправки с боковым насосом. Чтобы заправить ручку, нужно было окунуть перо в чернила и наполнить резервуар, совершая возвратно-поступательные движения боковым рычажком на корпусе ручки. Второй рукой при этом нужно было удерживать корпус авторучки. Неловкое движение – и флакон с чернилами норовил опрокинуться.

В 1884 году Ватерман, воодушевленный успехом своего изобретения, решил расширить производство. И обратился к специалисту в области маркетинга канцелярских товаров Говарду. Тот тут же развил бурную деятельность, добившись, чтобы ручки Ватермана продавались во всех крупных канцелярских магазинах Нью-Йорка. А попутно подарил изобретателю идею картриджной (кассетной) заправки авторучек.

Успех превзошел все ожидания. Ватерман пригласил Говарда в компаньоны. И вскоре в Нью-Йорке заработала первая полноценная фабрика по производству перьевых авторучек конструкции Льюиса Ватермана. С самого начала массового производства Ватерман выбрал свое направление, которого компания придерживается и сегодня. Это производство дорогих с элементами ювелирной отделки инструментов для письма. Ручки Waterman были дороги на рубеже ХХ столетия, дороги они и сейчас. Это элитные ручки – если, конечно, не считать бюджетных серий, которые есть у большинства компаний первого ряда.

В 1888 году Ватерману и Говарду стало тесно в рамках Нью-Йорка. И они построили новую фабрику в канадском Ванкувере. Вскоре основное производство было перенесено в Канаду. В том же году компания была переименована в L.E. Waterman (по имени основателя – Lewis Edson Waterman). В 1890 году Ватерман впервые применил для оформления новой ручки ювелирные элементы. В 1900 году авторучка Льюиса Ватермана завоевала медаль на Всемирной выставке в Париже.

Производство вышло на новый уровень. Отныне компания выпускала тысячу авторучек в день и заняла прочное место среди мировых производителей инструментов для письма первого ряда.

К слову, сегодня компания выпускает ровно столько же ручек – около тысячи в день. И это в эпоху всеобщей компьютеризации и повсеместного распространения доступных шариковых ручек! С удовольствием от письма хорошим пером мало что может сравниться.

Для многих ценителей элитных перьев авторучки Waterman дорогих серий Serenite, Edson, Exeption остаются несбыточной мечтой. Почему? Многие ли из нас могут позволить себе купить авторучку ценой 17 тысяч долларов? Или даже 2 тысячи долларов? Вот вам и ответ.

Впрочем, «настоящая большая ручка» Parker Duofold в дорогом штучном исполнении стоит не меньше. Речь идет уже не об инструментах для письма. Речь идет о произведениях искусства.

Чернила

Рубрика: (Человек пишущий) | Автор: moderator | Дата: 08-11-2011

Метки:

Если говорить сугубо о профессиональной деятельности, то получится, что чернила – один из основных расходных материалов в нашей жизни. Удивительно, да? Не бензин, не какая-нибудь масляная краска – чернила. Обычные жидкие чернила для письма на бумаге. Копеечный товар.

Кстати, а часто вы видите в продаже эти самые чернила? Во флаконах, как они продавались раньше? Эти чернила постепенно сходят со сцены из-за снижения популярности перьевых авторучек. Большинство из современных ручек оснащается системой сменных картриджей, в которых чернила заключены в полиэтиленовую капсулу. Это удобней, чем заправлять авторучку из стеклянного флакончика. Хотя… кому как.

Тем не менее, чернила – товар массовый. Он настолько распространен во всем мире, что с ним мало что можно сравнить. Все шариковые стержни – это чернила. Все гелевые авторучки – тоже чернила. Капиллярные ручки, рапидографы, фломастеры, маркеры – прежде всего чернила. Инструменты для письма выпускаются в гигантских  количествах. Без чернил это бесполезные кусочки пластмассы и металла.

Никто не знает, когда и кем были изобретены жидкие чернила. В глубокой древности люди писали на папирусе и пергаменте водным раствором обычной древесной сажи. Это и есть первые чернила. Как ни странно, технология производства чернил за тысячелетия изменилась несущественно. Современные чернила – тоже водный раствор красителя, правда, уже не древесной сажи.

О составе чернил поговорим  чуть ниже. А пока – о качестве чернил.

Хорошей перьевой ручке нужны хорошие чернила. Но хорошие чернила нужны и хорошей шариковой ручке. Мы называем эти чернила пастой, поскольку по сравнению с жидкими чернилами для перьевых ручек шариковые чернила более вязкие.

Качество чернил для любых пишущих инструментов легко определить практически. Если взять обычные чернила «Радуга-2» отечественного производства (не принижаю их достоинств, но приобретать для личного использования не стану категорически) и, скажем, чернила Quink компании Parker или Ink компании Pilot Pen, то первые могут показаться ничуть не хуже чернил ведущих мировых производителей. Только штрих, оставляемый дорогими качественными чернилами, не будет расплываться на бумаге. Перья не будут скрипеть по ее поверхности. Высыхать брендовые чернила будут быстрей, а сохранять цвет – дольше.

С шариковыми стержнями еще проще. Возьмите стержень для ручек Parker и любой безымянный стержень китайского производства. Они пишут совершенно по-разному. Брендовый шариковый стержень скользит по бумаге, оставляя ощущение бархатного письма. Безымянный – мажет, дает штрих разной толщины, по бумаге идет жестко, со скрипом.

В чем здесь дело? В составе чернил. Современные чернила для перьевых и шариковых, для гелевых и капиллярных ручек, для фломастеров и маркеров – это сложные композиции из различных компонентов.  

Подбор компонентов определяется требованиями к чернилам. Перечислим их в произвольном порядке. Чернила должны обладать хорошей смачивающей способностью и высокой степенью «прилипчивости» (адгезией) к поверхности материала для письма. Если смачивающая способность недостаточна, капля чернил будет свободно скатываться с пера. При недостаточной адгезии чернила будут оставлять на бумаге прерывистый след и при высыхании жидкой основы осыпаться.

Чернила должны давать яркий, насыщенный цвет штриха и быть стойкими к выцветанию.

Чернила не должны растекаться по поверхности бумаги и не впитываться слишком глубоко в материал для письма.

Чернила не должны высыхать слишком быстро на поверхности пера.

Чернила не должны быть густыми, чтобы не забивать капилляр перьевой авторучки, и не должны быть жидкими, чтобы вытекать из резервуара слишком быстро.

Наконец, чернила не должны быть слишком дорогими. Это же всего лишь чернила. Не более того, но и… не менее.

Чернилам специального назначения могут предъявляться особые требования. Например, способность впитываться в поверхность пластмассы. Или обладать морозостойкостью. Цветные чернила для художественных работ (и для каллиграфии) одной линейки должны быть совместимыми по составу, чтобы их можно было смешивать и получать таким образом чернила нестандартных цветов.

Кстати, а что такое – стандартные цвета? Их всего пять: черный, синий, фиолетовый, зеленый и красный. Чаще всего применяются чернила двух цветов – черного и синего. Они-то и являются самыми распространенными в мире.

Перейдем к составу чернильной композиции. Все чернила состоят из четырех основных компонентов. Это растворитель (жидкая основа), краситель, модификатор и консервант.

Растворитель в жидких чернилах для перьевых авторучек, простых перьевых и капиллярных ручек, рапидографов – это дистиллированная вода или (чаще) смесь воды и глицерина. В быстросохнущих чернилах и в чернилах для фломастеров-маркеров используется спиртовая основа (этиловый спирт). В шариковых пишущих узлах в качестве растворителя используется глицерин. В гелевых ручках в качестве основы используется гель из загущенного модификатором глицерина.

Вид красителя, применяемого в чернилах, зависит от цвета чернил. В зеленых чернилах используется фуксин. В синих – индиго. В фиолетовых – метилвиолет. В черных – железный купорос. В красных – индигокармин.

Модификаторы изменяют физические характеристики основы чернил (растворителя) – вязкость, способность к смачиванию и адгезии. В качестве модификаторов чернил используются спирты, глицерин, сахара и декстрины. В гелевых ручках в качестве модификатора глицерина используют силигальмин.

Консерванты позволяют сохранить чернила в течение длительного времени. Они уничтожают микроорганизмы, попавшие в водную или глицериновую основу чернил. Эти вещества также способствуют стойкости чернильного штриха к выцветанию (которое происходит и под воздействием света, и при разложении волокон бумаги). В качестве консервантов в чернилах применяют сульфацилин, этиловый спирт и щавелевую кислоту. Последние два вещества обладают комплексным действием – этанол может применяться как растворитель, а щавелевая кислота улучшает смачивающие свойства чернил.   

И еще кое-что об особенностях разных видов чернил. Самые жидкие, самые текучие чернила предназначены для перьевых авторучек. Их иногда используют владельцы струйных принтеров, заправляя ими истощенные картриджи (довольно распространенная практика, которая дает неоднозначные результаты). Чернила для простых (неавтоматических) перьевых ручек более густые. Они в небольших количествах производятся и сегодня. Ими можно заправить авторучку, но при этом владелец пера рискует забить капилляр сгустками высохших чернил.

Заправка качественными дорогими чернилами – хороший способ реанимировать старую «дедовскую» авторучку. Изношенное перо начинает писать очень мягко, комфортно, ровно. И наоборот, заправка дорогой авторучки дешевыми чернилами способна свести на нет впечатление от элитного пера. Не стоит забывать, что перьевая ручка – чудо инженерной мысли и результат двухсотлетней эволюции. Копеечные чернила в таком тончайшем пишущем инструменте – это все-таки варварство.

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru