(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Что такое ноутбук?

Рубрика: (Компьютер на рабочем столе) | Автор: moderator | Дата: 09-04-2014

Метки: , , , ,

Один вопрос тревожит мою голову. Что для меня мой компьютер? Чем он для меня является? И подыскивается довольно неожиданный ответ — он служит мне нянькой… Вот какая незадача. Нянькой! А почему? Почему он работает в качестве неусыпного контролёра всего и вся? И возможно ли иное назначенье — если подойти к компьютеру, скажем, с другой стороны?

Но дело-то в том, что с какой стороны ни подходи, а компьютер, особенно ноутбук, всегда будет именно нянькой. Все остальное — потом. Вот примеры. Я включаю компьютер, чтобы, скажем, написать письмо. И делаю это в момент, когда все дела переделаны, либо могут подождать. То есть письмо забирает всё внимание, не оставляя его на прочие дела. И компьютер в данном случае работает именно в качестве няньки. Он предупреждает меня при включении, что мне надо сделать. Отслеживает все дела. Прячет несущественные. И выделяет то, что считается насущным. Так компьютер выстраивает текущий момент.

Другой пример. Я намерен отдохнуть. Выключить компьютер или, напротив, включить его. Отыскать в сети что-нибудь любопытное. Либо почитать, скажем, книгу. Возможностей масса. И без компьютера я легко мог бы обойтись. Мог бы, но не обхожусь. Я включаю его и ищу для себя занятий, которые мне понравились бы. Заглядываю в новости. Прохожусь по информационным ресурсам. Я — ищу. И в результате нахожу то, чем займусь в ближайшее время. И пусть это не компьютерная задача. Я разыскиваю её через компьютер. И таким образом она становится компьютерной.

О роли компьютера в моей жизни можно сложить… песню. И петь её в те моменты, когда компьютер ищет для меня работу или развлечения. Можно сложить четкий речитатив. И читать его в те моменты, когда он что-нибудь для меня считает. Общей картины эта сага не испортит. Мы будем петь или читать, а он в этот момент будет искать или считать. Ничего в этой картине не меняется.

Тем не менее, есть настольный компьютер, и есть ноутбук. И ноутбук в этой истории играет более сильную роль. Именно ноутбуку в большей степени принадлежит роль няньки. Настольная машина по этой части явно ему проигрывает. Вот ещё одна ситуация. Я разыскиваю нужного человека. Ищу в адресной книжке, явно не нахожу и перехожу на поиск в Интернете. Здесь мне повезло. Я обнаружил адрес этого человека. Я могу ему написать и ждать ответа. Но вот вопрос — каким образом я нашёл его адрес? Я разыскал его на информационных ресурсах — полазив по каким-то ссылкам с адресами. Я мог бы отыскать его и дома, включив настольную машину. Но мне этот человек нужен не дома, а там, где я сейчас нахожусь. То есть там, где меня застала жизнь. И первый помощник в этом деле — ноутбук.

Многое в ноутбуке зависит от его размера. Маленький ноутбук не даёт того масштаба действий, что большой компьютер. То есть у ноутбука должны быть определённые рамки — от и до. Тогда он становится очень мобильным, сохраняя те качества, которые позволяют на нём работать. Слишком большая машина тоже не годится. С ней не захочется иметь дела. Она не мобильна. Её не перенесёшь с места на место. И не везде включишь. Большой ноутбук живет малое время. И полтора часа рабочего времени — это вовсе не то качество, которое ждёшь от переносной машины.

Следовательно, размер компьютера имеет большое значение. Но дело не только в размерах. Дело в клавиатуре, в экране, в тех вещах, которые относятся к эргономике. Не станешь же всерьёз работать на компьютере, у которого нет, скажем, клавиатуры. Сегодня выпускается масса различных устройств, в том числе и с сенсорными экранами. Но если нет в компьютере клавиатуры, он превращается… в планшет. То есть в компьютер с недоразвитой функциональностью. То же касается и других вещей — экрана с очень маленьким разрешением или какой-нибудь экзотической штуки, влияющей на отображение информации. Вроде бы и работает нормально, но вовсе не так, как ты привык. И в результате ты не можешь делать на компьютере обычные вещи — что-то разыскивать, считать или слушать музыку.

Компьютеры совершенствуются. Постоянно появляются такие машины, что становятся эталоном, мечтой в жизни компьютерного человека. Ограничиваются размеры и вес. Совершенствуются экраны. Увеличивается мощность процессоров. Усиливается система питания. И все идет к тому, что компьютер становится автономным и работает дольше и дольше. Сегодня автономная работа ноутбука в течение 9 часов — обычное время. Подумайте только — 9 часов! Ужас. А машинка работает.

В ближайшем будущем компьютер станет ещё более производительным и ещё более автономным. Совсем недалеко до суточного запаса энергии аккумулятора. Сутки компьютер будет трудиться. И аккумулятор его не разрядится, не даст петуха, послав машину в глубокую спячку. А в сутках 24 часа. И из них мы сможем проработать часов 8. Значит, три дня спокойных трудов нам обеспечено. Можно оставлять блок питания дома. А компьютер подключать к сети только тогда, когда он возвращается домой. Мечта, а не работа.

Но и сегодня возможности машины используются нами далеко не на всю катушку. Дело ещё и в том, что все способности компьютера, что у него есть, используются нами процентов на пятнадцать или двадцать. А та мощь, что в нём заключена, нами не используется. Я сейчас перечислю те технологии, к которым лично у меня есть предубеждение. Или к использованию которых я не привык.

Итак — сон компьютера вместо выключения. Я все время выключаю машину, а не посылаю её в сон. И это совершенно неправильно. Он должен спать, скачивая в это время апдейты и программные модернизации. И тогда я буду процентов на пять ближе к тому идеалу, который приготовили мне конструкторы.

Далее — переключаемая мощь процессора. Я не знаю, что это такое, поскольку у моего компьютера этой штуки ещё нет. Вроде бы использовать повышение рабочей частоты никак не нужно — система сама включает всё, что требуется. Но я пока в размышлении — стоит ли оно, это повышение рабочей частоты, свеч? Или пока можно повременить?

И ещё — использование гибридных накопителей. То есть таких, в которых электромеханический дисковод сочетается с твердотельным накопителем. Эти накопители только что появились. Они редко используются на ноутбуках. Но те, что используются, дают большой прирост в производительности. Мне очень любопытна эта история. Но я пока сомневаюсь. Если бы у меня был обычный твердотельный накопитель, я бы знал, стоит ли он тех хлопот, что требует. Но я не знаю, ибо у меня такого накопителя нет.

Стоит ли ещё перечислять упущенные возможности? Думаю, что нет. Их больше, намного больше, чем те, что я перечислил. И все они требуют большего внимания, чем то, что я им уделяю… Но вопрос-то остаётся прежним. Что для меня мой компьютер? И чем он для меня является?

Ноутбуки и планшеты

Рубрика: (Компьютер на рабочем столе) | Автор: moderator | Дата: 02-04-2014

Метки: , , , ,

Ситуация складывается следующая — ноутбуки и планшеты делят рынок, как раньше делили ноутбуки и нетбуки. Но при этом их функциональность не повторяется. У ноутбуков своя функциональность, у планшетов — своя. Они не пересекаются, кроме неких базовых вещей. Например, проверки новостей. Или прогноза погоды. Или чего-то ещё. Правда, прогноз, скажем, погоды выводится на планшет короче и образней. То есть повторяющиеся виды информации выставлены в разном виде. У ноутбука — со стрелками и плашками, с возможностью настройки и так далее. У планшета — в виде готовой сводки. Но — со стрелками и плашками, с возможностью настройки и прочих премудростей.

Получается, что планшет повторяет функциональность ноутбука лишь частично. И делает это более функционально. Но этот повтор на деле оказывается менее глубоким, чем у ноутбука. Производители обоих видов вычислительной техники видят, какую функциональность предоставить планшету и какую — ноутбуку. И в результате получается, что техника эта схожа по потреблению, но разная по назначению. И ноутбук не ровня планшету — даже если основные функции повторяются и даже идентичны. У каждого из этих видов техники свои методы работы с информацией.

Но у планшета есть один недостаток. Он не может работать полностью один. Он — двойник «большого брата», компьютера. И его настройки не способны вывести планшет на самостоятельный уровень… Или способны? Здесь как посмотреть. Если мы берем планшет на Андроиде, то разница между ним и большим ноутбуком (назовем его так) будет не столь значительна. Да, на планшете трудней скачивать архивы. Но — возможно. Как возможно делать с ними все, что только заблагорассудится. Можно архивировать их. Можно их пустить в дело, не прибегая к архиву. И так далее.

Планшеты с Windows 8 на борту, вообще, идентичны с настольными компьютерами. Это и хорошо, и плохо. Внешние данные у планшетов таковы, что ориентироваться с полосками прокрутки и системными меню прикосновением пальцев очень и очень непросто. Или не особенно удобно — здесь многое зависит от склонности к тому или иному виду техники. Кому-то нравится и Windows. Я не верю, что эта система не нравится абсолютному большинству пользователей. Многим важна функциональность аппарата. А возможности самой системы — как бы с другого боку.

Наконец, у системы iOS привязка к настольной машине или к ноутбуку абсолютна. То есть без этой привязки мы не сможем запустить новый компьютер… Или сможем? Ладно, допустим, сможем. Но как наворачивать систему — как покупать новые программы, устанавливать и апдейтить их? Сама-то система явно изменилась. И 7-ка полностью выводит планшет из «большой» системы. Но отдельные функции организованы в iOS столь причудливо, что для пользователя ноутбука до сих пор остаются большой премудростью. Как, например, скачать файл и заархивировать его, положив в нужное место? Есть различные способы. Но простого способа — нет. Эта функция пользователю iPad или iPhone недоступна. Если, конечно, он не пользуется более хитрыми способами общения с техникой.

Получается, что планшет на системе Андроид более гибок и более функционален, чем планшет на системе iOS? Это не совсем так. И даже совсем не так. На деле оказалось, что у пользователя планшетов нет необходимости скачивать и хранить отдельные файлы. А у файлов для системы iOS есть надёжная и хорошо работающая система архивации. Скачиваем игру (или деловую программу — это в данном случае неважно). Она хранится в виде одного большого файла. И живет в системе до той поры, пока живет и сама программа. Но удалили программу — то есть удалили из системы тот самый файл — и он удаляется, но при этом остается в списке кандидатов на установку.

Получается так, что все программы, когда-либо устанавливаемые на планшет, сохраняются на ноутбуке. Это сохранение файлов находится в программе iTunes — то есть, опять же, на ноутбуке (или на настольном компьютере, системе это безразлично). И мы можем бесконечно инсталлировать эти программы или держать их в запасе. И при этом постоянно скачивать апдейты — чтобы не останавливаться на устаревшем файле. Интересно? Очень!

В моей коллекции в системе iOS живут около 3500 программ. Это солидный перевес, затрудняющий общение с компьютером. Поэтому я снес все программы — когда в системе было около 2000. И сейчас у меня около 1500 программ, плюс 2000 потенциальных приложений, скачивать апдейты которых система не может. Но при установке любых из них таинство сработает. Система помнит то, что эти программы были куплены или получены бесплатно. И установит их вместе с апдейтами — если таковые будут.

Посмотрим, что творится с этим у Андроида. Есть в моём распоряжении и такая машинка. На Андроиде (которому меньше, чем год) стоит около сотни программ. Вроде бы и много. Но это все программы, нужду в которых я испытывал. Примерно столько же я установил и на iPhone — но лишь из-за того, что у iPhone очень небольшой экран. И памяти у малыша всего ничего — 16 мегабайт.

Так вот, среди этих программ есть всё, что мне нужно. Но и только. Программ, в необходимости которых я бы остро нуждался, но не смог бы их разыскать, нет. Их просто нет — по той причине, что я не вижу подробных описаний на сайтах, на файловых помойках, везде, где только обозреваются программы Google Play. Этих описаний тоже нет. Но Google Play за это время обновлялся — слетели некоторые настройки Андроида. Впрочем, мне не привыкать. Слетели — и ладно.

У этих программ есть положительные стороны. В частности, прямо указанные апдейты. Я скачиваю их при любом заходе на сайт Google Play. Но с другой стороны — я не знаю, что там модернизировано. И уже однажды угодил на апдейт, выведший программу из активного действия. Следующий апдейт все поставил на место. Но я уже этого не увидел — однажды опозорившаяся программа не даёт возможность её использования в дальнейшем. Такое, впрочем, случалось и на iOS. В списке программ очень много недоделок. Но на iOS таких недоделок значительно меньше, чем у Андроида.

Получается, что есть планшеты и… планшеты. И обе эти системы эксплуатируют один и тот же пользовательский интерфейс, но с разных сторон. Один — iOS — использует все возможности мобильной системы, ориентируясь на обычный компьютер. И у этой системы нет и не может быть нормальной жизни без настольной машины. А другой — на Андроиде — использует возможности отдельного планшета, без использования обычного компьютера. И будущее этой системы остаётся для меня большой загадкой.

Я не знаю, какая техника будет в будущем у меня. Знаю лишь, что хорошая и качественная. Очень хочется думать, что это будет компьютер с OSX и модульной системой iOS. Это если производители Андроидов не сподобятся выпустить что-то принципиально новое. Но, похоже, не сподобятся.

Разноцветный мир

Рубрика: (Умные вещи в офисе и дома) | Автор: moderator | Дата: 29-01-2014

Метки: , , , ,

Цвет стен в вашем офисе, потолка, пола — все это может быть предметом дискуссии. Если, конечно, вас интересует результат. А именно — как будет работаться в офисе. Какие чувства будет испытывать человек, угодивший в его объятия. И с какими чувствами будет это происходить.

Вообще, цвет в офисе может быть один — белый. Так думают люди, никогда не работавшие в офисах. И посещающие их лишь по необходимости. А человек, отработавший в офисе ого-го сколько, всегда скажет, что на его взгляд белый цвет — базовый. И вариантов раскраски стен офиса множество. Только один цвет будет успокаивать, другой — будить, третий — поднимать волну оптимизма. Но при этом любой цвет хорош и любой нехорош. Потому что один и тот же цвет подходит к одним ситуациям и противоречит другим. Потому и говорят об офисном разноцветье, что пытаются скрыть одни качества и подчеркнуть другие.

Итак, начнем. Первое, что приходит в голову — цвет стен в прихожей. Или в приёмной — как будет угодно. Место, где мы все собираемся в начале дня. И где толпится народ. Это место может быть и белым, но ещё лучше подойдет нежный розовый цвет. Или такой же нежно зеленый. Любой нежный оттенок, заставляющий людей мыслить позитивно, с хорошим настроем. И видеть в конторе только одни положительные качества (не замечая негативных, которых, как ни старайся, все равно не избежишь).

Пусть этот цвет будет таким, чтобы ни одна живая душа не смогла заподозрить в нашей конторе мрачную атмосферу лживого заведения. Чтобы ни одно живое существо не смогло в этой конторе ожесточиться и резко высказаться. И чтобы у всех приходящих возникало ощущение, что их здесь очень любят. Даже если это не так, ощущение не должно пропадать. Вот такая поставлена задача.

С цветом начального помещения в офисе разобрались. Цвет мебели тоже имеет значение. Белые с оттенком стены и белая мебель. Хорошее сочетание — если все выглядит чисто и опрятно. А если не так чисто? Тогда цвет сработает напротив — в помещении с чистыми стенами будет стоять неопрятная мебель, за которой кто только ни работал. И с какими результатами — тоже неизвестно. Белая красивая мебель в этом случае будет работать наоборот, вызывая недоверие к тому, что твориться в офисе.

Этот случай нужно учесть и выбрать мебель не такого агрессивного цвета. Пусть она будет не темно-коричневой, но и не белой. И пусть у нее будет вполне естественный оттенок — отличный от белого. Тогда и цвет её будет выглядеть, как нечто естественное, вполне вероятное и даже наиболее возможное. Цвет стен и мебели, к слову, очень важное сочетание. Важней, чем даже функциональность мебели, её приспособленность к долговременному труду.

Кстати, мебели в приёмной должно быть немного — чтобы она не превалировала, а, напротив, оттеняла пространство. То есть стульев достаточно много, а столов — не очень. И много уютного пространства, по которому можно рассаживаться, можно бродить и даже время от  времени покуривать. Если, конечно, в вашем офисе курят (что совершенно напрасно).

Далее — кабинет начальника. Это самое главное, хотя и не самое живое место. В кабинет начальника вхож не всякий, но впечатление от него распространяется на весь офис. Кабинет не должен диссонировать с обстановкой офиса. Это включает в себя и цвет стен. Другое дело, что стены могут быть заставлены стеллажами с книгами или завешаны портретами. Но речь идёт именно о цвете стен. Пусть здесь он будет деловым. То есть такой же светлый тон, но бирюзовый или зеленоватый. Или какой-нибудь ещё — такой же нежный и светлый.

Очень важно количество мебели в кабинете начальника. Её не должно быть больше, чем в других помещениях. Но в целом количество мебели определяется по факту её использования. Нужна мебель — покупаем и используем. Не нужна — выбрасываем (или переставляем). Все очень просто.

Что ещё? Помещения для сотрудников. Тот самый публичный офис, который превращает предприятие в публичную организацию. Этот офис должен предусматривать сортировку помещения, его разделение и проходы для посетителей. И в то же время нужно организовать изолированные (условно) зоны для расположения индивидуального хозяйства — для папок с бумагами, чертежей, необходимых в работе бумаг и так далее. И все это должно располагаться в порядке, без нажима на обязательность. Задача, к слову, непростая — есть над чем подумать. Но чем тоньше, чем продуманней будет конструкция, тем больше чувств будет вызывать и сам офис.

Для рабочего помещения нужно выбрать стены спокойного и делового тона. Без веселых ноток, без излишней облегченности. Пусть это будет белый цвет с каким-нибудь оттенком — в общей офисной массе такое решение будет оправданным. Либо мы выберем кардинально иное решение — предадим рабочей зоне офиса сугубо деловой стиль. Стены светло-коричневого (скажем) цвета. Либо голубые. Либо зеленые. Любой честный цвет подойдет. Но светлые цвета будут по-прежнему радовать глаза. Это тоже имеем в виду.

Остаётся распределить кабинеты поменьше. Для кадрового агентства и для других мелких служб. Эти кабинеты будут не такими удобными, как кабинет начальника, и не такими большими, как помещение для коллективной работы. Отдельные помещения для обычных нужд, ничего особенного — за исключение раскраски стен. Стены в кадровой службе могут быть окрашены в белый цвет. В налоговой службе (или в другой финансовой) — в голубоватый или синеватый оттенок. И так далее по видам деятельности. Чем больше значения придается той или иной службе, тем более официальный цвет выбирается для кабинета.

Вообще, распределение цветов для офиса задача не такая уж и скучная. И в ходе этих экспериментов есть простор для фантазии. Например, почему бы не поэкспериментировать с одним из помещений? Например, не окрасить стены приёмной в четыре разных цвета — по типу установленной в углах мебели или просто по ориентации в пространстве? Получится удивительный облик — по сравнению с обычным офисом. И необычность оформления даст позитивную окраску началу деятельности компании. Начинаем с хорошего — работаем тоже очень хорошо. Разве не так?

Заметим – совсем не так, как правило, у государственных, официальных служб, у которых цвета офисов распределены заранее. Они все белые и унылые. Какой-либо инициативы в этих помещениях не предусмотрено. Принесли бумагу, оформили, подшили — дело сделано. Ждём другой бумаги.

Эти офисы не радуют глаз и не внушают особых надежд. Они и не должны что-то такое внушать. Начальство здесь живет по своим законам. Подчинённые — по своим. Дело понятное и вполне очевидное… Но мы и не планируем каких-либо изменений в этих офисах. Оставим все, как есть.

Ещё раз о планшетном компьютере

Рубрика: (Компьютер на рабочем столе) | Автор: moderator | Дата: 10-06-2013

Метки: , , ,

Недавно с нами стряслась беда. Сломался планшетный компьютер iPad. Два с лишним года работал, как часы. И — на тебе. Приказал долго жить. Без видимых на то причин экран компьютера погас и сделался совершенно чёрным. А когда мы нажали кнопку включения, на экране появилось мертвенно-бледное фирменное яблочко. И — всё.

Выход из строя планшетного компьютера (который в нашей семье все называют коротко и неправильно — «планшет») заставил задуматься о его назначении. Точнее — о пользе, которую приносила (или не приносила) эта недешёвая, прямо скажем, игрушка. Иными словами − нужен ли нам планшетный компьютер на самом деле?

От своей дражайшей половинки я в первый момент услышал, что второго планшетного компьютера нам не нужно, поскольку мы и первый почти не использовали. В словах женщины был резон. Планшетный компьютер включался не так часто, как наши ноутбуки или iPhone. Но всё же включался. И за два с лишним года не самой интенсивной эксплуатации он ни разу нас не подводил. В том смысле, что ни разу не обманул наших ожиданий — делал ровно то, что мы от него требовали. В этом отношении планшетный компьютер показался мне идеальным устройством, в полной мере сочетающим несколько урезанную (по сравнению с настольным ПК) функциональность, практичность и относительно невысокую (опять же — по сравнению с ПК) стоимость.

Дело в том, что после приобретения, скажем, нового ноутбука мы частенько испытываем чувство разочарования. Ждём от машины бог весть чего. А у ноутбука, скажем, нет оптического привода. И машина уже не годится для тиражирования дисков DVD. Нам, может, эта функция уже и не нужна, но это же нужно осознать. Сначала нужно понять, что оптические диски — прошлый век. И что не только записывать, но и считывать информацию с оптических носителей нам, скорее всего, уже не придётся никогда. Технология потихоньку ушла в прошлое.

А у «планшета» не было, нет и не будет каких-либо накопителей, кроме системного на микросхемах электронной памяти и, у некоторых моделей, сменных карточек. Раз нет, то и ждать расширенной функциональности не следует. А мы и не ждём. И покупаем планшетный компьютер для… вот интересно, для чего же мы его покупаем?

Вспоминается неожиданно разгоревшаяся дискуссия о планшетных компьютерах. Эта дискуссия вспыхнула в этом блоге. Мой оппонент (и даже оппоненты — их было несколько человек) был уверен, что приобретать планшетный компьютер не стоит, поскольку у этого типа машин нет чётко обозначенной сферы применения. И что выбирать при этом iPad — верх глупости, поскольку «яблочная» техника предназначена исключительно для «гламурных кис». Я с этим мнением не согласился, поскольку очень люблю Маки и всю технику, что выпускает компания Apple.

Спор, в конце концов, измельчал, повернул в неправильную сторону и затих. Но я запомнил одно любопытное обстоятельство — подбирать аргументы мне было крайне непросто. У планшетного компьютера, действительно, нет чётко обозначенной сферы применения.

Делать что-то, что не по силам, скажем, ноутбукам, планшетные компьютеры не умеют. Управление игровыми объектами касанием — через сенсорный экран? Но это не самый точный и не самый удобный способ играть на компьютере. Лёгкость самой машины и удобные размеры? Ультрабуки (тот же МакБук Эйр) ещё удобней. Долгое время работы от аккумулятора? Да, разве что это. Но у «яблочных» ноутбуков проблем с аккумуляторами не было никогда. Так что и здесь вроде бы не совсем в точку.

С одной стороны — неопределимые сферы применения, с другой — явное ухудшение качества жизни без привычного планшетного компьютера под руками. Ни больше, ни меньше — именно так. Оказалось, что место «планшетника» в жизни современного компьютеризированного человека выявляется практикой. То есть — самой жизнью, её несущественными (казалось бы) деталями.

Да, с самого утра и до дневного перерыва на небольшой отдых мой планшетный компьютер лежал без дела. Но часа в два дня, когда наступало время немного отвлечься от привычных дел, основной компьютер выключался, а «планшетник», напротив, включался. Зачем? Чтобы спокойно, лежа на диване прочитать новости. Чтобы просмотреть дневную порцию свежих фотографий на популярном фоторесурсе. Чтобы неспешно перечитать проглоченную утром впопыхах статью. Чтобы побродить по Интернету, сыграть в несложную казуальную игру. И после этого на полчаса погрузиться в сон — пристроив «планшет» под подушкой.

Думаете, этого мало — всего лишь час работы, да ещё и не всегда ежедневной? Если выходные мы проводили вне дома, планшетный компьютер оставался на рабочем столе. Нам удобней было держать в кармане миниатюрный iPhone, чем подыскивать место для довольно громоздкого iPad`а. Впрочем, это происходило не так уж и часто. А в ближних и дальних путешествиях планшетный компьютер был с нами всегда. Ноутбуки можно было с собой не брать (но мы их брали). «Планшет» же полностью покрывал наши потребности в рабочих инструментах. На планшетном компьютере мы писали, с него читали, выходили в Интернет, искали необходимую информацию. Короче, в пути планшетный компьютер почти полностью заменял нам ноутбуки. Почти — потому что полностью всё же не заменял. Окончательное оформление статей и книг мы делали на основных компьютерах. Там же монтировали видео и обрабатывали фотографии. На планшетном компьютере эти задачи выполнять сложней — из-за скромной вычислительной мощности и излишней простоты программ.

И вот планшетный компьютер приказал долго жить. И я снова погрузился в ворох прайс-листов, описаний, обзоров — чтобы понять, какой из планшетных компьютеров на данный момент лучше. Меня охватили уже подзабытые «муки выбора».

Это была совершенно напрасная работа. Я вдруг вспомнил, что никогда в жизни не сталкивался с внезапным выходом из строя «яблочных» устройств. У моего же планшета показаний к внезапной «смерти» не было никаких. Это был вполне жизнерадостный представитель первого семейства iPad`ов, расставаться с которым мне совершенно не хотелось. Да, иногда на этой машинке «вылетает» браузер Safari. Причину я понимаю — малый объем оперативной памяти. Браузер перезагружается, когда в кэше скапливается избыток информации. С одной стороны — явная кривизна кода. С другой — особенность программной реализации iOS. В последних версиях этой операционной системы подобных неприятностей уже нет (первый iPad поддерживает только версию 5.1.1).

А потом я вспомнил, что мой iPad приходилось перезагружать лишь пару раз. И процесс этот довольно длителен. Перезагрузка занимает несколько минут. Я нажал обе кнопки «планшетника» — включения и экранную. Подержал их около минуты. На экране засветилось бледное яблочко. И я оставил компьютер в покое.

Через некоторое время iPad был снова в строю. Он работал точно так же, как и в течение последних двух с лишним лет. То есть — как часы. И мы почувствовали прилив оптимизма. Мы, действительно, к нему очень привыкли. И совсем не хотим его менять.

Возраст у нашего iPad`a такой, что жить ему ещё и жить. Аккумулятор за два года эксплуатации ёмкости своей не утратил. А больше изнашиваться в планшетном компьютере особенно нечему.

Удобно, значит — эффективно

Рубрика: (Умные вещи в офисе и дома) | Автор: moderator | Дата: 22-04-2013

Метки: , , , ,

Если отбросить навязчивые условности, то служебный кабинет и кабинет домашний мало чем отличаются. Оба должны быть просторными, удобными, хорошо проветриваемыми. Оба должны способствовать эффективной работе. Принципиальные различия заключаются в том, что на работе мы обычно не имеем реальной возможности обустроить рабочее место так, как нам хочется. А дома можно выкроить место для «кабинета своей мечты». Непросто, с многочисленными упрощениями и компромиссными решениями. Но — можно.

Проблема именно в условностях. Не может кабинет подчинённого превосходить по всем параметрам кабинет руководителя. Почему? Потому что должна соблюдаться служебная (и социальная) иерархия. Я — начальник, ты — подчинённый. Тебе хватит скрипучего стула, мне нужно огромное кожаное кресло. Тебе — куцый ученический стол, мне — монументальный «аэродром». Тебе достанется старенький компьютер с шумящими вентиляторами, мне — элитный ноутбук.

От этих условностей никуда не денешься. Действительно, я — начальник, ты — подчинённый. Или наоборот. Но на деле особых различий быть не должно. Рабочее место подчинённого должно быть примерно таким же, что и у руководителя — хотя бы по части эргономики. Ну, а представительские функции подчинённому, конечно, ни к чему. Поэтому кабинет рядового служащего должен быть пусть и небольшим, но достаточно удобным.

Как мы можем повлиять на обустройство своего рабочего места — если справиться с иерархическими условностями нам не по силам (да, и нужно ли с ними «справляться»?) Скажем так — в определённой степени. То есть можем выбрать стол и кресло, попросить более совершенную технику и так далее. Мелочи? Нет, далеко не мелочи.

Рабочий стол должен быть большим. Он должен быть максимально возможных размеров. Важен каждый сантиметр. Увеличить стол в дальнейшем очень непросто. И если вам предлагают временно поработать за крошечным колченогим столиком, то хорошенько подумайте — соглашаться ли. Хлипкий стол — это, опять же, условности. То есть ваш статус, ваше место на предприятии. К тому же работать в тесноте ужасно неудобно. От вас же ждут результата, а не каких-то головокружительных подвигов? За колченогим столом мог работать только Виктор Гюго. Отсутствие четвертой ножки заставляло писателя постоянно балансировать на грани равновесия (Гюго работал стоя, креслом он не пользовался). Таким образом, классик французской литературы боролся с сонливостью.

Вторая важная принадлежность рабочего места — кресло. Оно может быть не таким большим, как у руководителя. Пусть будет поменьше. Но обязательно удобное, с хорошими регулировками, надёжное и красивое. Последнее, как ни странно, имеет немаловажное значение. Работать, вообще, нужно на красивом, хорошо оформленном рабочем месте и красивыми инструментами. Я в этом убеждён. Красивые вещи стимулируют творческое начало. Разболтанные, скрипучие стулья своей убогой казёнщиной навевают уныние.

Что же делать — не мы же распоряжаемся бюджетом предприятия? Убеждать руководство постоянно улучшать условия труда. Другого пути не существует.

Иная история с домашним кабинетом. Выделенного помещения под него обычно не находится. Приходится подыскивать угол в общей комнате (если комнат в вашей квартире больше одной). Особо, конечно, не развернёшься. Но и в этом случае нужно придерживаться принципа «всё самое лучшее».

Собственно, полёт фантазии сдерживают лишь два фактора — жизненное пространство квартиры и финансы. Первое можно частично решить обустройством кабинета, скажем, на даче (если она у вас есть). Второе… и так понятно. Для того, собственно, и трудимся.

Стол для домашнего рабочего места должен быть, опять же, большим. Самым большим из тех, что вы можете себе позволить. Дома главным инструментом является, как правило, компьютер. Но при этом специализированные компьютерные столы проигрывают большим письменным — во всяком случае, если вы работаете за ноутбуком.

Размер столешницы еще не всё. Важна конструкция ящиков стола. Лучше оснастить стол выдвижными тумбами на колесиках. Тогда, выдвинув тумбы, вы сможете на две трети увеличить рабочую поверхность. На одну тумбу устанавливаем лоток с бумагами, на другую, к примеру, принтер. Замечательное получается место.

Стол без тумб — всего лишь столешница с длинными ножками (или со сплошными боковыми панелями). Его преимущество — лёгкость. Попробуем расставить мебель таким образом. Неудобно? Переставим. Лёгкий стол можно передвинуть в одиночку. Тяжёлый компьютерный «агрегат» с массой полочек и хитроумных закоулков одному передвинуть проблематично.

Кресло для домашнего кабинета следует выбирать не менее тщательно, чем стол. Возможно, именно с него и следует начинать. Офисное кресло установлено на крестовину с колесиками, благодаря чему легко перемещается по квартире. Вы можете попробовать поработать в нём за кухонным или за обеденным столом. И отыскать наиболее комфортное место для будущего письменного стола.

Офисное кресло легко при надобности убрать. Пришли гости — выкатываем кресло в другую комнату. Проводили гостей — возвращаем его на законное место.

Правильно выбранное кресло обязательно станет вашей любимой «игрушкой». В нём хорошо думается, хорошо работается и хорошо отдыхается. Только не надо экономить на собственных удовольствиях. Выбирайте лучшее.

Я работаю за письменным столом с тридцати лет. При этом столы и кресла меняю чаще, чем мне бы хотелось. Но всякий раз, обустраивая рабочее место, начинаю именно с кресла. Установленный мною самим ценовой диапазон — от сотни до двух сотен долларов. Кресла дешевле не внушают мне доверия.

Кресел с кожаной обивкой я избегаю по финансовым причинам. Кожзаменитель просто не люблю. Идеальной (для себя) я считаю тканевую обивку. И предпочитаю грубый твид или, наоборот, мягкий велюр. У вас могут быть иные предпочтения. Но в любом случае выбирать нужно кресло с качественной арматурой и хорошей газовой пружиной. Как отличить «хорошую» от «нехорошей»? Я не знаю. Просто надеюсь, что не самое дешёвое кресло некачественным быть не должно. И пока не ошибался.

Домашний кабинет, каким бы крошечным он ни был, позволяет нам отдохнуть от несовершенств офиса. Всем же понятно — идеального служебного помещения не бывает. То слишком тесно, то, наоборот, слишком просторно. То ты трудишься вплотную к коллеге,  задевая его локоть своим. То вынужден тащиться к сотруднику на другой этаж. Засилье бумаг, техники, каких-то проводов. А дома — все обустроено с любовью, всё удобно, уютно.

Но дело ещё и в другом. Домашний стол и кресло к нему предназначены не только для нас. Это ещё и рабочее место подрастающего в семье ребёнка. Привыкнув к хорошему рабочему месту, он полюбит и умственный труд. И не вырастет балбесом, у которого на уме один футбол… Впрочем, у нас в его возрасте тоже был один футбол. И ничего, стали уважаемыми людьми. И даже купили приличные стол и кресло.

Функциональная красота

Рубрика: (Умные вещи в офисе и дома) | Автор: moderator | Дата: 19-04-2013

Метки: , , , ,

Когда-то в детстве мне на глаза попалась книга авиаконструктора Александра Сергеевича Яковлева «Цель жизни». Кажется, именно в этой книге я вычитал фразу, которая запала в душу на долгие годы. Она звучит примерно так — «хорошо летает только красивый самолёт». Последующая жизнь подтвердила эту истину.

Действительно, стоит лишь вспомнить те вещи, которые за всю жизнь оказывались в моём распоряжении. Хорошо работали только те, которые были красиво выполнены.

Никогда не забуду фотоаппарат «Зоркий 4К». Очень красивая камера (хотя и советская копия «Лейки»). Работала — на зависть импортным аналогам. И прослужила бы всю жизнь, если бы ни «несчастный случай», в котором фотоаппарат погиб. Тоже можно сказать о немецкой пишущей машинке «Эрика», которую в определённых кругах не без некоторой доли иронии называли «мечтой диссидента». С политикой эта машинка была связана не больше, чем, скажем, хорошая авторучка. Всё зависит лишь от того, что ты ею напишешь. Эрика была невероятно красива. Первые модели в стиле шестидесятых — с округлыми боками и безупречной по ощущениям клавиатурой. Модели конца шестидесятых годов получили более современный корпус с резкими гранями.

Этих вещей, которые мы считаем любимыми, больше, чем может показаться. Достаточно осмотреться. Какой нож лучший — в нашей «коллекции» кухонных инструментов? Самый красивый — с хорошо отделанными клинком и рукоятью. То же касается и слесарного инструмента или, к примеру,  бумажника. Долго служат и доставляют радость только красивые вещи.

Прямой связи между дизайном и функциональностью того или иного изделия, наверное, не существует. Но косвенная связь есть. Разработка дизайна — процесс затратный. И её оплачивают лишь те компании, у которых хватает денег и настойчивости для выпуска лучшего на рынке продукта. То есть качественный дизайн — свойство продукции добросовестного и успешного производителя.

Но у этого очевидного вроде бы правила есть исключения. Один из примеров — автомобили корейского производителя «SsangYong Motor Company». В моделях этого концерна используются агрегаты автомобилей «Мерседес». У автомобилей «SsangYong» отличные характеристики. Но когда я вижу на дороге джипы, пикапы или лимузины этой марки, в голове возникает неожиданный вопрос. Кто рисовал чертежи этих машин? Кто создатель внешности? Ребенок? Автомобили этой марки выглядят неожиданно и, на мой взгляд, откровенно плохо. Особенно пикапы «Actyon». Вот уж уродцы. Но при этом (по рассказам владельцев) эти автомобили надёжны и вполне практичны.

Если говорить о технике подешевле (но не попроще), то и здесь действует то же правило. Хорошим дизайном отличаются хорошие смартфоны, планшетные компьютеры, ноутбуки. Казалось бы — причём здесь дизайн? Цифровая техника производится из стандартизированных комплектующих — экранов, микросхем, аккумуляторов, печатных плат. Но отличия настолько разительны, что трудно поверить своим глазам.

Передо мной два смартфона. Один — пластиковый корейского производства. Второй — iPhone 4S, продукция компании Apple. Они ровесники. Оба произведены в октябре 2012 года. Но первый уже сильно потёрт, доставил множество проблем и откровенно плохо «держит» связь. Второй — работает, как часы. На его корпусе нет ни царапины. И почти за полтора года ежедневного использования он ни разу не завис и не дал ни одного сбоя.

И здесь отмечу — первый смартфон произведён одной из ведущих мировых компаний. Но он некрасив. Даже новый он оставил впечатление скрипучей пластиковой игрушки. А что касается iPhone, то расписывать особенно нечего — все знают, как выглядит этот смартфон.

Получается, что внешний вид и техническая составляющая цифровой техники взаимосвязаны? По-моему, несомненно — по уже изложенной причине. Джонатана Айва (главного дизайнера компании Apple) может себе позволить далеко не любой производитель первого ряда.

Признаюсь прямо — я люблю технику Apple. Но не отворачиваюсь и от компьютеров других марок. В мире РС мне нравятся ноутбуки производства Hewlett-Packard. И когда ко мне обращаются за советом, я, выяснив, что Мак в данном случае не выбор, советую присмотреться к технике «Эйч-Пи». Действительно, красивые компьютеры с хорошими тачпадами и великолепными клавиатурами. Причем, клавиатуры у ноутбуков Hewlett-Packard (добавлю — не только топовых моделей) настолько хороши, что по некоторым показателям могут дать фору клавиатурам МакБуков. На клавишах ноутбука от Hewlett-Packard после трёх лет активного использования не осталось никакого следа. На одном из моих МакБук Про клавиши залоснились через неделю после приобретения машины. Его и второй ноутбук пришлось оснастить силиконовой накладкой — чтобы сохранить вид клавиш.

Другая известная марка — ноутбуки Sony. В первой половине прошлого десятилетия я больше присматривался именно к компьютерам Sony VAIO. Но сегодня — увы. Меня не устраивает обилие пластика в корпусах этих компьютеров. Плохая проработка дизайна в мелочах. И многое другое.

Я не стану приводить конкретных примеров. Новые модели ноутбуков, смартфонов и планшетных компьютеров выходят достаточно часто. Есть более и менее удачные машины. Есть очень интересные. Так что выбрать подходящий вариант можно из продуктовой линейки любого производителя. Дело не в этом. Проблема — в самих критериях выбора.

Выбираю я, к примеру, новую авторучку. Мне очень нравится конкретная модель — один из самых свежих «Паркеров». Его дизайн я воспринимаю, как идеальный. Но присматриваюсь внимательней и вижу — что-то здесь не так. Перо это или… заменяемый стержень? Что за технология? Пробую расписаться на листе бумаги. Нет, не моё. И вдруг понимаю — с дизайном тоже не всё в порядке. Ручка красива, спору нет. Но не вызывает желания не выпускать её из рук.

Выбирайте новые вещи, прислушиваясь к своим ощущениям. В наши дни характеристики сложной техники, особенно цифровой, сблизились настолько, что сделать выбор в пользу той или другой модели очень непросто. Я в этих случаях принимаюсь оценивать дизайн. Хорошо летает только красивый самолёт. Значит, он должен быть очень красивым — самолет, компьютер или смартфон.

Могут ли быть на этом пути ошибки? Могут. Но не фатальные. Вкус — качество приобретаемое. Это наше интуитивное знание основных критериев красоты. Если новая вещь нравится — к ней стоит присмотреться внимательней. Если нравится безусловно — её и надо выбирать.

Мы совершенно напрасно отодвигаем дизайн ноутбука на второй план. Работая с компьютером, мы всматриваемся в экран его монитора. А пальцы прикасаются к клавиатуре и сенсорной панели. Почему же мы считаем дизайн второстепенным? А о том, что за внешним лоском может скрываться  ничтожная начинка, беспокоиться вряд ли стоит. Иногда некрасивые и даже нелепые с виду вещи оказываются подлинным чудом. Но обратных примеров нет. Ерунда красивой быть не может.

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru