(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Фотоаппараты — в плену одинаковых показателей

Рубрика: (Умные вещи в офисе и дома) | Автор: moderator | Дата: 15-10-2014

Метки: , , , ,

Ситуация складывается парадоксальная. С одной стороны промышленность выпускает огромное количество фотоаппаратов. С другой — эти фотоаппараты обладают схожими характеристиками. И все эти характеристики можно уложить в единую систему. А именно — размер сенсора, установленная оптика и тип носителя, на котором сохраняются фотографии. Все камеры укладываются в четыре или пять типовых классов. И изменения, при которых эти классы становятся тесными, настолько редки, настолько незначительны, что это вызывает удивление.

Сколько стоит в среднем фотоаппарат? Долларов 500. Или 800. Или 1000. Или 7500. Это четыре класса камер, выйти из которых трудно даже опытным игрокам рынка. Есть камеры стоимостью 10 или, скажем, 20 тысяч долларов. Но это профессиональные широкоформатные модели, которые на рынке погоды не делают. Основные же модели входят в указанную классификацию. Рынок постепенно сложился. Изменения в нём маловероятны.

Впрочем, маловероятны изменения в рамках сложившихся категорий. Выйти из этих классов камерам не так-то и просто. И — вряд ли нужно. Поскольку камеры хорошо продаются, они могут продаваться так и дальше. Если нет никакой проблемы с их продажей, суетиться бессмысленно. Но с другой стороны — разве ситуация на рынке так хороша? Разве не разоряются одни компании и не балансируют на грани разорения другие? Разве не происходит на рынке если не стагнации, то застойных явлений? Почему? По какой причине? И главное — что в этом случае делать?

Ответы на эти вопросы отыскать не так просто, как кажется. Кому-то эти ответы покажутся крайне сложными и крайне противоречивыми. И тем не менее, эти ответы есть. Они достаточно просты. И вполне отвечают на эти вопросы. Главный из них — рынок является рынком только в условиях… поиска. Чем изменчивей рынок, чем нестабильней его показатели, тем, как это ни парадоксально звучит, он крепче. Речь идёт только о рынке цифровых фотоаппаратов. Именно о нём.

Возьмём такой показатель, как физическая величина светочувствительного сенсора. У фотоаппаратов, у более-менее нормальных моделей, эта величина составляет 2/3 дюйма по диагонали. С этой величины начинаются цифровые камеры. Следовательно, этим сенсором оснащаются цифровые фотоаппараты компактного класса — со встроенной оптикой и со всеми положенными опциями. Возможен ли выпуск в этом классе цифровой камеры со сменной оптикой? Да, наверное. И компания Pentax выпускает фотоаппарат Q, оснащённый сенсором 2/3 и сменным объективом. Хороший старт для цифровой аппаратуры.

Но эта камера очень неважно продаётся. И выходит следующая модель Q7 — уже с сенсором 1,7, то есть большего размера. Оговоримся — перед ней была выпущена камера Q10 с сенсором такого же размера, 2/3. Но в следующем году (в 2014) всё вернулось на круги своя. Была выпущена камера с сенсором обычного для таких камер размера. Точнее, для камер с бессменной оптикой.

О чём это говорит? О том, что классификация в фотоаппаратуре дело совершенно неизменяемое. Закрепившаяся в фотопроизводстве величина сенсоров не изменяется ни коим образом. Это — дело принципа. Кто-то придумал, что на маленьком сенсоре невозможно получить хорошую фотографию. И это стало со временем аксиомой. Рынок эти камеры не принимает. То есть — фотолюбители, мы с вами.

Та же история происходит сегодня с любительскими компактными камерами и компактными фотоаппаратами со сменной оптикой. Это два соседних класса аппаратуры, которые ни коим образом друг с другом не совместимы. Но стоит лишь хорошенько присмотреться. Один класс фототехники хорошо спроектирован. Он оснащён слаженным набором инструментов — хороший сенсор размера 2/3 хорошо сочетается с зум-объективом (имеющим, как правило, 3-х или 5-кратный зум). Нужен ли компакту сменный объектив? А зачем? Мы имеем дело с маленьким фотоаппаратом, которому смена оптики может только помешать. И отношения к сменным объективам здесь достаточно завуалированы.

Но они совсем не завуалированы в другом классе фототехники — в фотоаппаратах со сменной оптикой. Такие же маленькие, такие же удобные. Ну, почти такие же — если не смотреть на саму сменную оптику, которая оказывается слишком большой. Дело в том, что изначально в этих камерах использовались сенсоры размера 4/3 — как у фотоаппаратов Olympus. И всё было нормально — эти сенсоры вдвое меньше обычного размера 36х24 мм, то есть узкоплёночного формата. Но потом появились маленькие камеры от Sony и Samsung`а. Затем подтянулись другие производители. И в эти камеры стали устанавливать те же сенсоры, что и в массовые модели зеркальных камер. Размер увеличился — уменьшилось удобство управления.

На маленьком сенсоре, тем не менее, нельзя построить качественное изображение, верно? Если, конечно, эти сенсоры так спроектированы. На видеокамерах, к слову, используются сенсоры куда меньших размеров. А фотохарактеристики этих камер оказываются в том же диапазоне, что и у фотоаппаратов. Более того, у самых совершенных видеокамер сенсоры достигают таких же размеров, что и у цифровых фотоаппаратов. О качестве фотосъёмки никто уже не говорит. Оно — идеальное по меркам видеокамер.

Эти тенденции в разработке фотоаппаратов сложились на заре нового века. В последние годы 20 века камеры окончательно сформировали основные классы фототехники. И прочно закрепились на рынке, отвоевав себе здоровенную нишу, вход в которую заказан. Хочешь необычных решений — ты должен согласиться, что часть твоих разработок так и не найдёт покупателя. Увы, это не воля каких-то деятелей фотобизнеса. Это — воля пользователей, фотолюбителей. И с ней ничего уже не поделаешь.

Дело ещё и в том, что фотолюбительские предпочтения сложились под воздействием традиционных технологий. Были у части фотолюбителей (далеко не у всех) запасы оптики к фотоаппаратам Canon, Nikon и другим. Были выпущены цифровые камеры. И этот запас дал знать — фотографам захотелось использовать эти объективы.

Но так было не всегда. Очень скоро запасы объективов сошли на нет. В дело включились объективы для цифровых камер — с уменьшенными сенсорами (как правило, в 1,6 раза), со своими показателями светочувствительности, а затем и самой технологией построения сенсоров (прежде всего, КМОП). И все пошло по тому же пути — с небольшой коррекцией по части физических размеров сенсора…

Мы вынуждены крутиться вокруг этих показателей. Так сложился рынок. Так сложились предложения на нём. Хорошо это или плохо, я не знаю. Наверное, хорошо — если фотоаппараты выпускаются в таких количествах. Наверное, не очень хорошо — если конкуренцию фотоаппаратам представляют смартфоны, чьи фотокамеры до недавнего времени были далеки от критики. Во всяком случае, нас ждёт забавное действо, исход которого предсказать невозможно.

Посмотрим, что нас ждёт впереди.

 

Мечта и реальность

Рубрика: (Хобби, семья, здоровье) | Автор: moderator | Дата: 23-09-2014

Метки: , , , ,

У вас есть книги, ради которых вы готовы отказаться от всего и сразу? Такие, которые греют вашу душу, которые нянчат ваше эго? У меня это фотокниги. Да, именно так. Я, человек явно не фотографический, люблю читать о технологиях подготовки изображений. Читать, но не делать самому. Ибо знаю, что в фотографии у меня в голове полный кавардак.

Это знание пришло не сразу. Поначалу я тратился на дорогую фототехнику. И считал, что хороший фотоаппарат — это главное, что поможет в фотографии. И, как оказалось, сильно ошибался. Купив один фотоаппарат, другой, я понял, что от фототехники ничего, практически, не зависит. И что хорошее фото может быть получено элементарно простой камерой, вроде «Смены 8М». А очень дорогой «Салют» может оказаться ужасающе глючным фотоаппаратом. Что, кстати, у меня наконец и произошло — я спутался с «Салютом», с этим неофициальным детищем немецкой… русской промышленности. И понял, что не в «Салюте» дело. А — в твоей голове.

Времена, правда, были другие. И другие заработки. Я работал шахтёром. И денег было много. Я мог купить ту технику, и эту. Но вся она была, скажем так, на порядок ниже скромной профессиональной техники, выпускаемой за границей. Тогда меня это волновало. Теперь не волнует вовсе. Какая разница — какой техникой ты владеешь? Если не умеешь делать элементарные вещи, то грош цена твоей технике. Слава богу, это понимание пришло во время. И я всё завершил.

Я завершил свои занятия с плёнками. Завершил бесконечное сооружение огромного фотоувеличителя (выдающаяся штука). Я прекратил все химические опыты, спасая дом от фотоповетрия, когда вся лаборатория (то есть весь дом) в буквальном смысле корчился от моих опытов. Короче, закончилось всё. И осталось главное — наслаждение фотоработами.

У меня есть это качество — умение распознавать красоту. Большей частью интуитивно, немного — с практической стороны. Но главное я вижу. Зрение не подводит (несмотря на все его недостатки). Как только перед глазами возникает новый раздражитель, я уже знаю, какой он. Если хороший, если приятный — я фонтанирую хвалебными речами. Если нет, то… нет. Но в любом случае я не выдаю собственное неведение. Оно тоже есть. И по этой причине я умолкаю — если чего-то не понимаю. Этого тоже полно. И я не возражаю против этого.

А возражать глупо. Если бы бог дал талант, то он бы его дал. У критиков (статей) есть хороший ход. Не можешь написать тоже, что критикуешь, не пиши. Но выскажись по этому поводу. Это позволит выглядеть на фоне хорошей статьи вполне достойно, не проявляясь при этом в качестве автора. Очень удобно — если ты больше ничего не умеешь.

В моей библиотеке много книг о фотографии. Есть книги, которые я почти не читал. Но которые очень ценю. Книга Дыко под названием «Беседы о фотомастерстве». Вечная, лучшая книга о фототворчестве… Но я почти не знаю, что там написано. Всякий раз, когда собираюсь перечесть её, у меня возникают другие дела. И я, открыв эту книгу, закрываю её с сожалением. И откладываю… Когда-нибудь непременно перечитаю. И непременно возьму в свою практику то, ради чего оставил фотографию.

Есть книги, которые я читаю регулярно и помногу. Это множество книг (просто огромное количество!) западных авторов. Они написаны не во времена Дыко. И касаются цифровых фотоаппаратов — с их особенностями и недостатками. Но именно эти книги держат меня в нужном напряжении. Они не дают расслабиться и отбросить ту часть работы, которую я в любом случае не делаю… Я говорил — я не снимаю? Ах, да, уже говорил.

Есть книги, которые важны для меня, как авторитетные источники знаний. Как букварь и словарь «Великаго русскаго языка». Именно так — с такими окончаниями. Ибо книги эти написаны о технологиях, давно ушедших в прошлое. «Малоформатная фотография» Веденова, книга, о которой я уже как-то рассказывал. Уникальное издание. Очень интересное. Но совершенно сегодня не применимое. Ни один пункт — разве что общая оценка освещённости.

Эта библиотека служит мне для развлечения. Именно так — для меня. Для других она стала бы хорошей школой. Но какая может быть школа для человека, который уже потихоньку привыкает… к земле? Всё хорошо в меру. Вот и я о том же.

Так вот, эта библиотека может стать и хорошим отдыхом. А что, открываешь книгу и читаешь о фотографии. И нет у тебя фотоаппарата, чтобы проверить все посылки. И нет плёнки. Ничего нет. Только общие рассуждения о фотографии, которые, впрочем, не расходятся с жизненными установками. Всё будет хорошо — если ты ищешь в жизни хорошее. И всё может испортиться — если ищешь что-то не очень хорошее. Всё очень просто.

Эта библиотека может стать и прекрасным жизненным уроком. Эти люди давно устарели. Устарели их взгляды. Устарела их теория. Всё устарело. Но не устарели их основные сентенции — те, что касаются основы жизни. Взгляда на действительность. И отображения этой действительности в их работах.

Я перечитываю эти книги по многу раз. И постоянно ловлю себя на мысли, что в них есть главная идея — бесконечной и такой прекрасной жизни. Фотография — ожившие мгновения. Фотографии помогают их оживить, влить в них долю того сока, что сочетается с жизнью. Мы смотрим на эти фотографии. Мы ими дышим. Мы понимаем краткость мгновения красоты. Мы этим наслаждаемся.

Всё это можно применить не только к фотографии, но и, вообще, ко всему. Допустим, выдаётся новый день. И этот день несёт нам такие мгновения, что не передать. И мы всеми силами стараемся эти мгновения запечатлеть, зафиксировать. И потом, спустя долгое время после события, мы смотрим на эти дни. И вновь ощущаем то, ради чего принимали в них участие… Чем это можно сделать? Ну, запечатлеть эти мгновения?

На ум приходят такие слова, как «нарисовать» и «сфотографировать». А также — «снять кино». И всё это обо мне, о моих переживаниях, о моих страстях. О том, что пережитые испытания не заканчиваются с самой жизнью. И что будет дальше, не знает никто… И не надо этого знать. Пусть останется ещё одно, самое последнее приключение. А вдруг что-то и сработает? И ты, такой старый и такой важный, вдруг окажешься где-то, где раньше не ожидал оказаться? И… так далее.

Я перебираю эти книги. Я их перечитываю. И книжка Дыко давно прочитана. Просто она не запоминается. Никак и ни при каких обстоятельствах. Что-то в ней не то. Или… во мне? Неважно. Это не вполне моя книга. Но она по прежнему со мной. И я прочитаю её (там, где ещё не читал). И всё запомню.

А впереди у меня ещё целая вечность. Столько времени я отдаю работе и отдыху. И я думаю, что моя работа и мой отдых — это одно и то же. Только разница в их восприятии. Работу я делаю, а отдых… отдыхаю. И всё становится на свои места. Словно ничего и не случилось.

Композиция и свет в любительской видеосъемке

Рубрика: (Хобби, семья, здоровье) | Автор: moderator | Дата: 26-09-2013

Метки: , , , , ,

Увлечение видеосъемкой можно отнести к популярным, но всё же к немного странным видам хобби. Это не фотография, не живопись и не попытки литературного творчества, в которых у многих из нас есть шансы достичь маломальских высот. В съемке любительских видеофильмов можно дорасти лишь до… съемки любительских видеофильмов. Вряд ли человеку с видеокамерой в руках удастся снять эпохальную или хотя бы отчасти новаторскую картину. Хотя… не в видеокамере же дело? А в чем?

Сегодня видеокамерой никого не удивишь. И те из нас, кто снимает цифровыми фотоаппаратами, смартфонами и планшетными компьютерами, могут не только фотографировать, но и заниматься видеосъемкой. Плюс «настоящие» видеокамеры самого разного класса — от миниатюрных «покетов», до солидных просьюмерок со сменной оптикой, вроде Sony NEX-VG10. Причем, видеокамеры так называемого «полупрофессионального» класса оснащаются сенсорами большого физического размера, что положительно сказывается на фотопараметрах. Подобными камерами (да ещё и со сменной оптикой) можно фотографировать так же эффективно, как и высококлассными любительскими фотоаппаратами.

Чтобы достичь хороших результатов, мало иметь видеокамеру. Нужно научиться ею снимать, довести базовые навыки видеосъемки до автоматизма, освоить искусство композиционного решения кадра. Но и это далеко не всё.

Непревзойдённый мастер светописи, классик фотоискусства Анри Картье-Брессон никогда не переиначивал свои снимки под увеличителем. Он говорил, что его работа начинается и заканчивается в тот момент, когда он приникает к видоискателю. После того, как затвор сработал, Картье-Брессону оставалось лишь отдать плёнку на проявку и в печать. В результате у него получались шедевры — такие, какими они были в момент срабатывания затвора камеры и какими их видел в момент съемки сам фотограф.

С видеоматериалом этот приём невозможен в принципе. Видео — искусство монтажное. Причем, монтаж неотъемлемая часть процесса создания фильма. Без осмысленного и умелого монтажа фильм не получится. Вместо него у нас в руках будет хаотичный набор бессвязных сцен.

Фотография большей частью не имеет жесткой привязки к определённому моменту, видеофильм всегда привязан ко времени. Фотография фиксирует движение в статике, видеофильм даже статику передаёт в движении. Фотография может быть бессюжетной и даже абстрактной. Фильм — это всегда история, преданная зрителю в кинематографических образах.

Между фотографией и видео есть тесная технологическая связь. И с изобретением цифровой аппаратуры это родство стало ещё очевидней. И вместе с тем фотография и видеосъемка (цифровой кинематограф) это два совершенно разных вида искусства. Этими различиями диктуются и методы эффективной съемки.

И при фотографировании, и при съемке видео фотографу и оператору необходимо продумать композицию кадра и найти правильное световое решение. И в том, и в другом случае композиционное и световое решение коррелируется с замыслом снимка или со сценарием видеофильма. Правда, методы достижения поставленной цели будут различными. Фотоснимок можно сделать и в условиях недостаточной освещённости, допуская определённые цветовые и геометрические искажения, чтобы потом добиться нужного результата в графическом редакторе. В нём можно исправить ошибки экспозиции, изменить световую картину, даже радикально перекомпоновать снимок. С видео эти фокусы не пройдут. Мы можем подкорректировать отснятые кадры в программе видеомонтажа, но лишь в незначительной степени. Корректировать придётся 30 отдельных фотографий, из которых состоит секундная видеопоследовательность. И это сложней, чем выглядит на словах.

Отсюда следует сделать вывод, что в момент нажатия на спуск камеры видеолюбитель должен соблюдать правила съемки ничуть не менее строго, чем фотолюбитель. И правила эти специфичны.

При поиске композиционного решения кадра видеолюбитель должен следовать тем же правилам, что и фотограф. Если у вашей камеры есть функция вывода на видоискатель сетки, её нужно задействовать. Сетка делит площадь видоискателя на девять прямоугольников. Выстраивая кадр нужно помнить, что линия горизонта должна совпадать с одной из двух горизонтальных линий сетки — либо с нижней, либо с верхней. Если горизонт проходит по нижней линии, мы акцентируем внимание на небе — на том участке кадра, который находится выше линии горизонта. Соответственно, когда линия горизонта совпадает с верхней линией сетки видоискателя, основное внимание зрителя акцентируется на земле.

Далее — боковые прямоугольники сетки позволяют правильно выстроить композицию кадра при съёмке движущихся объектов. Если объект движется справа налево, он должен располагаться в правом прямоугольнике. И при панорамировании — движении объектива камеры вслед за перемещающимся объектом — он, этот объект, не должен выходить за границы правого прямоугольника. В финале сцены, если оператор решил «отпустить» объект, показав, что он вышел за поле кадра, камеру следует остановить. И, таким образом, дать объекту возможность покинуть поле кадра, перемещаясь в центральный и левый прямоугольники сетки.

Одно из незыблемых правил качественной видеосъемки — двигаться должен исключительно объект, но не камера. Если есть возможность использовать штатив, ею не стоит пренебрегать. Если такой возможности нет, ищите любой упор, фиксируйте при видеосъемке камеру, стараясь не допустить непроизвольных её перемещений.

Хороший оптический (не цифровой) стабилизатор значительно облегчает съемку. Выбираете новую камеру, обратите внимание на её стабилизатор.

Особое значение при видеосъемке имеет правильная экспозиция. Передержка и недодержка частично исправляются во время монтажа в программе редактирования видео. Но в любом случае подобная корректировка ухудшает качество фильма, делает видео «пестрым», оптически разнородным. Избегайте при съемке резких переходов из ярко освещенных областей в глубокую тень и наоборот. Автоматика камеры с такими переходами справится не сразу. И вам придётся вырезать слишком яркие, «слепые», и слишком тёмные кадры.

В принципе, ничего страшного в подобных монтажных вмешательствах нет. Более того, освоив программу монтажа, вы в будущем начнёте снимать видео с некоторым запасом. То есть начинать съемку ещё до того момента, когда композиция  окончательно сформирована, и завершать её уже после того, как объект съемки вышел за границы кадра. Если понаблюдать за действиями опытных видеолюбителей, то легко заметить, что съемку они останавливают после того, как опускают руку с камерой. Это и есть тот запас, который будет вырезан при монтаже ролика.

Остаётся добавить, что при съемке видео следует избегать цветовых искажений. Снимая, к примеру, женщину в ярком красном платье, мы неизбежно столкнёмся с тем, что её лицо получится неестественного розового оттенка. Кожа человека, снятого на фоне голубой стены, получится голубоватой. Цветовые искажения вносит освещённый ярким солнцем снег, большое водное пространство моря или озера. Но в большинстве случаев эти искажения незаметны и могут быть проигнорированы.

Избегайте яркого искусственного света, который вносит значительные цветовые искажения. Используйте естественное освещение, настраивая его при помощи отражающих поверхностей (дверей, окон, стен и так далее). Особое внимание обратите на избыток красного и зелёного — любительские камеры по разным причинам наиболее чувствительны именно к этим цветам.

Главное в видеоролике — действие, которое развивается на наших глазах. Чтобы ошибки цветового и светового решения были не так заметны, снимайте более-менее активно перемещающиеся объекты. А при съемке статичных объектов больше внимания обращайте на фотографические параметры выстраиваемого кадра.

Оцифровка фотоархива

Рубрика: (Компьютер на рабочем столе) | Автор: moderator | Дата: 26-08-2013

Метки: , , , ,

Однажды со мною случилось несчастье. Вознамерившись оцифровать весь домашний фотоархив, я распотрошил родительские альбомы и сложил старые фотографии в пакеты, рассортировав их по хронологическому принципу. Потом я отправился в магазин, чтобы купить планшетный сканер. Сканер-то я купил. А фотографии… потерял.

Зачем я взял их с собой в магазин, сейчас уже не помню. Да, и тогда сказать бы не смог. У глупых поступков причин обычно не находится. Взял и — взял. И оставил пакет с фотографиями на какой-то магазинной витринке. Последующие поиски ни к чему не привели. Фотоархив был самым трагическим образом утрачен.

Прошло несколько лет. И вдруг выяснилось, что самые важные для моей биографии фотокарточки уцелели. Отбирая снимки на оцифровку, я отложил преимущественно те, которые сделал когда-то сам. А из меня фотограф, прямо скажем, никакой. Я с изрядной долей самоиронии называю себя «фотолюбителем-теоретиком». А ещё — рыболовом, велосипедистом, автолюбителем и самодеятельным «специалистом» во многих других областях. Например, в мужской кулинарии — в том смысле, что рецептов знаю вроде бы много, но хорошо готовить не умею (как, впрочем, и не очень хорошо).

Короче, оказалось, что потерял я те фотоснимки, жалеть о которых особенно и не стоит. А самые ранние фотографии, на которых мои родители засняты совсем молодыми, а я — в младенческом неглиже (неужели когда-то было и такое?), уцелели. И я могу их оцифровать, если, конечно, снова ни сложу всё это хозяйство в сумку и не попрусь с нею в магазин покупать очередной сканер.

Я решил избежать этой опасности. То есть не стал покупать сканер, полагая, что обойдусь без него. Забегая вперёд, сообщаю — я, действительно, обошёлся без приобретения очередного планшетного сканера. И без приобретения какого-либо сканера вообще. Мне хватило возможностей… фотоаппарата? Нет, даже не фотоаппарата — цифровой видеокамеры.

Но обо всём по порядку. Я регулярно покупал вполне приличные планшетные сканеры, по каким-то причинам предпочитая марку Canon. Однако, воспользоваться ими в задуманной мере мне так и не довелось. Сканеры были опробованы в деле, затем возвращены в свои коробки, пролежали год или чуть дольше. А потом были раздарены — последовательно, один за другим, по мере их покупки. То есть я приобретал сканер, держал его в доме около года. И — дарил. Затем ощущал острую потребность в новом сканере. Покупал следующий. Держал в заводской коробке на антресолях. И… дарил.

Так продолжалось до той поры, пока я не оставил мысли о сканере, полагая, что его легко заменит современный цифровой фотоаппарат. И я оказался прав. Сканер мне так и не пригодился. А нужные мне документы можно было легко переснять либо компактом, либо смартфоном.

Оказалось, что главное достоинство планшетного сканера — точность оцифровки — мне ни к чему. Сканировать приходилось распечатанные на принтере документы (добавлю — ради проставленных на них подписей, затем эти бумаги высылались в издательства обычной почтой). Или старые черно-белые фотографии. Причём, фотографии были ужасного качества — с заломами, выцветшие, мутноватые. Да вы загляните в собственные семейные альбомы — в них твориться примерно то же самое.

И вот, в очередной раз, озадачившись проблемой оцифровки старых фотографий, я вдруг пришёл к очень простому решению. Не надо мне заниматься этой работой самому. Как бы я ни старался, хорошего ничего из этой затеи не выйдет. Надо поручить оцифровку человеку, который это дело знает и любит. То есть тому, кто любит фотографию и всё, что с нею связано.

У меня есть такой человек. Это моя супруга. Она обожает видеосъёмку и очень неплохо фотографирует. Поэтому мне не пришлось её даже просить. Работа была сделана быстро и качественно. И сейчас старые фотографии, начиная с тех, на которых я зафиксирован в нежном младенческом возрасте, чудесным образом переселились в программу iPhoto на моём МакБуке. И у меня появился роскошный цифровой альбом из 193 фотографий, которым уже больше 50 лет.

Да, это далеко не все снимки, которые мне бы хотелось сохранить. Но потерявши голову по волосам не плачут. Не надо было терять те фотографии, о которых я так небрежно говорю (чтобы, понятное дело, не бередить старые раны). Но лучше уж эта малость, чем ничего. Если бы я потерял весь фотоархив полностью (между прочим, несколько тысяч фотографий), то я бы чувствовал себя гораздо хуже.

Из этой истории с наполовину благополучным исходом я сделал несколько выводов, которыми спешу поделиться. Во-первых — если уж есть в вашем доме альбомы со старыми фотографиями, оцифруйте их. Оцифруйте, но старые снимки не выбрасывайте. Пусть они мирно сосуществуют. Старую фотографию цифровая копия не заменит, поскольку «в цифре»  утрачивается дыхание времени, та удивительная достоверность, которой отличаются пожелтевшие снимки на измятой фотобумаге.

Во-вторых, если уж взялись за оцифровку, доводите дело до конца, не откладывайте в долгий ящик. Практика показывает, что отложенная работа часто превращается в вечно незавершённую. И получится, что снимков толком нет ни там, в бумажном альбоме, ни здесь, на компьютере.

В-третьих, если что-то не получается, ищите альтернативные варианты. Я нашёл свой выход — перепоручил оцифровку супруге. Но это не единственный способ решить проблему.

И главное — не в технике дело. Оцифровать старый фотоальбом можно в буквальном смысле подручными средствами. И для этого вовсе не нужно покупать дорогостоящий сканер или специальную технику.

Как действовала моя дражайшая половинка? В её распоряжении была отличная цифровая видеокамера Sony HDR-CX360E, о которой я уже когда-то рассказывал. У этой камеры есть неплохой фоторежим. Но он явно не предназначен для репродукционной работы — то есть для пересъёмки плоских оригиналов.

Не предназначен, ну и ладно. А мы его… «предназначим». При этом нам не понадобится даже режим макросъёмки — самая маленькая фотография из семейного альбома имеет размеры 9х12 см. Можно перенять в обычном (не макро) режиме.

Фотографии последовательно выкладывались на стол под свет обычных бытовых светильников. После пересъёмки файлы были перенесены в память компьютера и обработаны в графическом редакторе. Были выровнены контраст и яркость, несколько увеличена резкость. Регулировка цветового баланса оказалась самой простой задачей — нам нужно было получить черно-белые репродукции с черно-белых снимков. То есть — убрать желтизну, которую давали лампы накаливания.

Отсканированные видеокамерой снимки лучше по качеству, конечно, не стали. Но и хуже тоже — потому что хуже, в общем-то, и некуда. А задачи отреставрировать старые фотографии я перед собой и не ставил. Если же необходимость в этом когда-нибудь и возникнет, то в моём распоряжении остаются бумажные оригиналы фотографий. Их можно отсканировать повторно — на чем угодно, хоть на высокоточном барабанном сканере. Но это уже совершенно другая история.

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru