(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Цифровая фотография

Рубрика: (Умные вещи в офисе и дома) | Автор: moderator | Дата: 04-12-2013

Метки: , , , , ,

Одно из грандиозных изобретений конца двадцатого столетия — цифровая фотография. Если пленочная фотография сделала светопись делом  доступным, то цифровая технология — обыденным. Теперь нам не приходится покупать плёнку, которую надо ещё суметь правильно выбрать, возиться с её проявлением и оптической печатью снимков. И платить за любимое увлечение придётся только раз — покупая цифровой фотоаппарат (при условии, что компьютер, который, в свою очередь, и есть персональная «фотолаборатория», у вас уже имеется). Одним словом, преимущества новой фототехнологии с сугубо практической точки зрения очевидны — значительное удешевление и упрощение процесса подготовки фотоснимков.

Идея заменить фотоплёнку светочувствительным электронным датчиком возникла после изобретения в 70-е годы сканера. Казалось, что достаточно установить в обычный фотоаппарат вместо плёнки набор фотоэлементов, и вопрос решён. Но на деле задача оказалась крайне сложной. Одним из разработчиков новой цифровой технологии стала всё та же корпорация Sony, в недрах которой в самом начале 80-х годов родился проект Mavica. Понадобилось около десятилетия, чтобы получить первые работающие камеры. Но уже к концу ХХ века в мире начался настоящий «цифровой бум». А сегодня мы можем сами наблюдать, как традиционная фотография уступает место новой цифровой технологии.

Технический уровень цифрового фотоаппарата определяется рядом параметров матрицы светочувствительных элементов или сенсора, к которым стоит присмотреться внимательней — для общего сведения или для удачного выбора цифровой камеры.

Первый параметр — тип светочувствительного сенсора. Все современные фотоаппараты построены на сенсорах типа CMOS (КМОП — комплиментарный металл-окисел-полупроводник) или CCD (ПЗС — прибор с зарядовой связью). Сенсоры КМОП — это матрица светочувствительных элементов, каждый из которых представляет собой крошечный полупроводниковый элемент, изменяющий свои параметры в зависимости от яркости падающего на его поверхность света. Количество элементов в матрице определяет разрешение сенсора, то есть в сенсоре разрешением 350 тысяч пикселей (что равно разрешению VGA — 640х480 пикселей) примерно столько же светочувствительных ячеек. На самом деле их несколько больше, поскольку часть ячеек выходит за границы кадровой рамки и в построении снимка не используется. Сенсор КМОП характеризуется высокой технологичностью производства и низкой стоимостью. Он потребляет электроэнергию только в момент съемки (транзисторы изменяют своё состояние под воздействием светового потока), поэтому экономичен и не требователен к источникам энергии. Вместе с тем ячейки матрицы КМОП, представляющие собой полевые транзисторы, крупней ячеек ПЗС и светочувствительность их ниже (поскольку на поверхности матрицы располагаются не только транзисторы, но полупрозрачные металлические проводники). Поэтому сенсоры КМОП устанавливаются в самые дешёвые цифровые фотоаппараты — в веб-камеры с функциями автономных фотоаппаратов, в камеры-игрушки и, как ни странно, в зеркальные фотоаппараты Canon серии EOS xxxD со сменной оптикой. Но странного тут ничего нет. Технология КМОП считается наиболее перспективной, в будущем все сенсоры будут построены именно по этой технологии. А сенсоры зеркальных фотоаппаратов Canon весьма совершенные и точные приборы, имеющие мало общего (кроме самих принципов построения) с сенсорами веб-камер.

Сенсор КМОП

И всё же сенсоры ПЗС в цифровых фотоаппаратах применяются гораздо чаще. Все камеры младшего, среднего и полупрофессионального уровня — это камеры с матрицами ПЗС. Дело в том, что сенсоры этого типа имеют большую светочувствительность и обеспечивают высокое разрешение, поскольку ячейки матрицы имеют меньший размер. Каждая ячейка представляет собой трёхслойную конструкцию из полупроводниковой подложки, изолирующего слоя окисла и металлического электрода. К электродам постоянно подводится электрический ток, величина которого изменяется под воздействием светового потока. Эти изменения считываются контроллером сенсора, обрабатываются процессором, который на основе этих сигналов строит картинку. Сенсор ПЗС устроен намного сложней сенсора КМОП. Кроме светочувствительных ячеек (они называются стеками накопления) на поверхности матрицы располагаются специальные ячейки (стеки) хранения и транспортировки сигналов (регистры вертикального сдвига). Если сенсор КМОП в самых простых камерах не требует применения механического затвора — контроллер просто считывает мгновенное состояние ячеек засвеченной матрицы, в сенсоре ПЗС затвор необходим. Дело в особенностях устройства сенсора ПЗС.

Существует три вида светочувствительных матриц на основе элементов с зарядовой связью. Первый вид – матрицы с построчным переносом зарядов. На них стеки накопления и стеки хранения расположены в непосредственной близости, рядом. Возникающие на электродах стеков накопления электрические заряды перемещаются в стеки хранения, представляющие собой такие же ячейки, но прикрытые светоизолирующим слоем, а потом заряды по регистрам вертикального сдвига поступают в выходной усилитель матрицы. Если световой поток будет облучать поверхность такого сенсора постоянно, то сохранённые и только что возникшие заряды будут смешиваться, и картинки не получится. Поэтому сенсорам со строчным переносом зарядов требуется фотозатвор, ограничивающий время засветки.

Сенсоры другого вида – с покадровым переносом – устроены несколько иначе. В них светочувствительные ячейки соединены не с регистрами хранения, а непосредственно с регистрами вертикального сдвига. По регистрам электрические заряды попадают в регистры хранения, расположенные по краям поверхности сенсора. Поскольку процесс переноса зарядов занимает некоторое время, заряды не успевают смешиваться. Такой матрице фотозатвор не нужен.

Но в фотоаппаратах лишь очень редко применяются сенсоры с построчным переносом зарядов и почти никогда с покадровым. Почему? Потому что сенсор первого вида не позволяет использовать встроенный дисплей фотоаппарата для визирования кадра, а сенсор второго типа оказывается крайне громоздким и неэффективным – значительная часть поверхности матрицы не используется, поскольку на ней располагаются регистры хранения зарядов. В современных фотоаппаратах в подавляющем большинстве случаев используются сенсоры, построенные по гибридной технологии. То есть центральная часть матрицы устроена по принципу сенсора с покадровым переносом зарядов и работает в системе построения изображения на дисплее камеры в режиме визирования. А остальная часть сенсора построена по принципу матрицы с построчным переносом зарядов. Непосредственно перед съёмкой (когда мы скомпоновали снимок по электронному дисплею и нажимаем спусковую кнопку) затвор фотоаппарата закрывается, сенсор переключается в режим построчного переноса, затвор отрабатывает выдержку, сенсор экспонируется, сигналы с ячеек поступают в выходной усилитель и далее в контроллер сенсора. Матрица снова переключается в режим покадрового переноса зарядов, затвор открывается – мы снова можем использовать  встроенный дисплей камеры в качестве электронного видоискателя.

Следующий важный параметр — физический размер сенсора. Чем матрица больше по размеру, тем больше светочувствительных элементов поместится на её поверхности, тем выше светочувствительность и другие параметры. Размер сенсоров обозначается в дюймах по диагонали и записывается в виде натуральной дроби. Таким образом, сенсор размером в 2/3 дюйма будет лучше, чем сенсор размером в ½ дюйма, но хуже, чем сенсор в ¾ дюйма. Заметим, что физический размер сенсора характеристика не менее важная, чем разрешение.

Теперь собственно о разрешении. Большинство из нас при выборе камеры в первую очередь обращают внимание именно на эту характеристику. И производители это знают, выпуская камеры со всё большим разрешением, поддерживая интерес потенциальных покупателей. Но практика показывает, что высокое разрешение сенсора само по себе мало что значит. К примеру, сенсор с разрешением в 3 мегапикселя большего физического размера лучше, чем сенсор с разрешением в 4 мегапикселя, но меньшего физического размера. Здесь очень важна сбалансированность параметров. Обратите внимание, какие сенсоры устанавливают в дорогие профессиональные «цифровики» — большие (у которых площадь матрицы приближается к площади стандартного узкоплёночного кадра 36х24 мм), но не всегда с рекордными значениями разрешения.

Проясним само понятие «разрешение». Правильней его было бы называть разрешающей способностью, которая в данном случае (в оптике применяются другие критерии оценки) определяется в общем количестве элементов (пикселей) на всей поверхности сенсора. 3 мегапикселя – это более 3 миллионов светочувствительных ячеек, расположенных на прямоугольной (с соотношением сторон 4:3) кремниевой пластинке с диагональю в 2/3 (самый распространённый размер) дюйма или 1,69 см. Цифра просто огромная – каждый светочувствительный элемент имеет буквально микронные размеры! Но разрешение разрешению рознь. На сенсоре разрешением в 2,1 мегапикселя в построении изображения участвуют только около 2 миллионов ячеек, расположенных в центральной части сенсора. Поэтому говорят о полном и эффективном разрешении (эффективное всегда меньше). Часть ячеек может быть задействовано в системе экспонометрического замера камеры и в других сервисных схемах.

Ещё одна весьма существенная характеристика – светочувствительность сенсора. В установках экранного меню в опции светочувствительности сенсора мы можем обнаружить несколько значений – auto, 50, 100, 200, 400. Это значения чувствительности в единицах ISO, принятых в традиционной фотографии. Режим auto – автоматический выбор значения светочувствительности в зависимости от степени освещённости снимаемого объекта. Значения 100, 200 и 400 – увеличение чувствительности сенсора программными средствами, зашитыми в памяти фотоаппарата. А 50 единиц – реальная светочувствительность сенсора. То есть первое значение чувствительности и есть самый что ни на есть реальный показатель. Для достижения максимального качества картинки лучше всего выставить самое низкое значение светочувствительности и никогда его не менять. В этом случае мы избежим появления шумов и искажений, неизбежно вносимых механизмом интерполяции (увеличение светочувствительности путём присвоения завышенных значений яркости). Автоматический режим вдобавок сделает появление искажений непредсказуемым. Устанавливать высокое значение светочувствительности сенсора можно лишь в случаях, когда без этого трудно обойтись. К примеру, снимать надо в условиях плохого освещения, мощности встроенной вспышки не хватает, а дополнительных источников света под руками нет.

Кстати, механизм интерполяции используется и в других системах фотоаппарата – в частности, в схеме цифрового зума, виртуального увеличения фокусного расстояния объектива. В отличие от оптического зума, когда масштаб изображения увеличивается только изменением фокусного расстояния объектива, цифровой зум работает по принципу дополнения отсутствующих реальных элементов изображения пикселями с усредненными значениями яркости соседних пикселей. На практике это всегда приводит к ухудшению качества снимка, поэтому цифровым зумом лучше не пользоваться вовсе.

Целый ряд характеристик светочувствительного сенсора для владельца цифровой камеры может служить лишь иллюстрацией возможностей его фотоаппарата. Они имеют немаловажное значение, но выбирать камеру по этим показателям практически невозможно — производители любительской техники редко приводят эти параметры в технической документации. К этим характеристикам относятся уровень шумов сенсора и динамический диапазон. На практике шумы проявляются в виде цветных точек в тенях и в виде цветных ореолов вокруг контрастных фигур. Бороться с шумами можно только программным способом, обрабатывая готовые снимки при помощи специальных фильтров и утилит, «вылавливающих» случайные точки и сглаживающие контрастные переходы. А динамический диапазон – способность отображать как можно больше градаций яркости между абсолютно белым и абсолютно чёрным цветами. Динамический диапазон выражается в условных единицах, например, 3,4 или 3,6. Чем выше значение, тем сенсор совершенней.

Интересно, а сколько может прослужить цифровая камера? Долговечны ли светочувствительные сенсоры? Нет, недолговечны, поэтому и срок службы цифрового фотоаппарата относительно невелик – всего несколько лет (хорошо, если пять или семь). Со временем микроскопические ячейки матрицы деградируют. Их светочувствительность снижается, часть ячеек выходит из строя. Средств восстановления не существует, но есть инструменты для калибровки автоматики фотоаппарата. Подобными схемами оснащены, к примеру, цифровые фотоаппараты Olympus серии mju. Достаточно раз в год откалибровать сенсор при помощи опции экранного меню дисплея, и экспонометр камеры снова перестанет ошибаться. Весьма полезная возможность.

Фотодневник

Рубрика: (Больше чем телефон) | Автор: moderator | Дата: 03-07-2013

Метки: , , ,

По-настоящему массовой фотография стала с распространением камерофонов — сотовых телефонов и смартфонов со встроенными фотокамерами. Именно этот момент, а не появление на рынке недорогих моделей цифровых фотоаппаратов, и следует считать стартовой точкой всеобщего распространения новых фототехнологий.

Причина не в заоблачных характеристиках сотовых фотомодулей и не в каких-то невероятных возможностях, открывающихся фотолюбителю с камерофоном в руке. Вовсе нет. Причина банальней и проще. Фототелефоны по-прежнему уступают по многим параметрам даже массовым моделям компактных фотоаппаратов, не говоря уже о зеркалках или компактах со сменной оптикой. Но у этих устройств есть неоспоримое преимущество. Приобретая новый телефон, мы автоматически получаем и простую, эффективную цифровую камеру универсального назначения. Не особенно совершенную даже по меркам любительской фотоаппаратуры. Но… скажите это активно снимающим владельцам смартфонов семейств iOS и Android. И они ответят, что их смартфоны вполне себе фотоаппараты и видеокамеры. И в применении они даже удобней, поскольку остаются маленькими карманными устройствами — сотовыми телефонами.

У смартфонов со встроенными камерами есть несколько важных достоинств — если рассматривать их именно как любительские фотоаппараты. Первое — простота управления и высокая скорость работы. Включил камеру, навел, нажал на кнопку — снимок готов. В самых простых камерофонах первого поколения не было ни автофокуса, ни «продвинутой» экспозиционной автоматики. И фотографии получались очень даже неплохими (вспомните первые фототелефоны Sony Ericsson той поры).

Скорость работы — параметр лукавый. Но именно от него зачастую зависит успех съёмки. Камерофоны работали быстро. У них не было в привычном понимании затвора — вместо него использовалась схема считывания состояния ячеек матрицы КМОП. Отсутствие автофокуса тоже способствовало увеличению быстродействия камеры — разумеется, за счет качества снимков.

Второе существенное достоинство камерофонов — возможность быстро передать снимок адресату или на другое устройство. На самом деле, очень важное преимущество. Владельцы фотоаппаратов решают проблему нехватки памяти в своих устройствах приобретением карточки памяти большой ёмкости. Камерофону этого в большинстве случаев не требуется. Нужно лишь регулярно подключать телефон к домашнему компьютеру, чтобы сбросить снимки в память ПК. И все получается очень хорошо. Но так было не сразу, а лишь после того, как телефоны «научились» синхронизироваться с компьютерами наиболее простым и надёжным способом.

Этот момент совпал с появлением современных смартфонов — прежде всего, iPhone, который стал эталонным устройствам. Что было дальше, вы знаете. Сегодня отыскать сотовый телефон без встроенной камеры сложней, чем уличный таксофон (которых, к слову, совсем уже не осталось).

Небольшой экскурс в историю технологий понадобился лишь для того, чтобы плавно подойти к теме сегодняшних заметок — использования фото и видеовозможностей смартфона в обыденной жизни. Я говорю о фотодневнике — то есть о регулярной ежедневной съёмке, результаты которой можно представить в виде своеобразной «ленты времени». Если дополнить снимки поясняющими надписями и текущими заметками, получится необыкновенно информативный и в то же время очень простой для заполнения дневник. Видеовставки ещё более разнообразят этот дневник, добавив ему наглядности.

Всё отснятое и записанное «хозяйство» нужно где-то хранить. И здесь многое определяет конкретный аппарат, которым вы пользуетесь. Если это обычный сотовый телефон с функцией синхронизации с ПК, то всё будет очень просто. Регулярно, скажем, раз в сутки, подключаем телефон к домашнему компьютеру, переписываем содержимое памяти телефона — снимки, видеоролики, диктофонные заметки — на системный диск машины. А потом каталогизируем их любым привычным приложением. Можно использовать средства MS Office. Можно воспользоваться любительской программой ведения личного архива или дневниковым приложением — кому что нравится.

Главное в этом деле аккуратность и регулярность. Хотим вести дневник — ведём его. Спонтанные обращения к функции фотосъёмки смартфона результата не дадут. Побаловались, надоело — отложили в сторону. Какой же это дневник?

А если у телефона нет интерфейса подключения к компьютеру (USB или Bluetooth)? Карта памяти есть? Хватит и её. Если нет и карточки, то лучше сменить телефон на что-то более совершенное и многофункциональное — благо бюджетные смартфоны семейства  Android стоят совсем недорого.

Информацию с карточки следует переписать в память компьютера через ридер. И затем каталогизировать её вручную, как в первом случае.

Настоящее же «приключение» начинается с того момента, когда в ваших руках окажется современный смартфон, который умеет работать с облачными хранилищами и беспроводной синхронизацией. По части автоматической синхронизации всего и вся, включая фото и видео, бесподобен iPhone производства компании Apple. Наверное, хороши и аппараты семейства Android. У меня не очень большой опыт их практического использования. И мне для обращения с этими смартфонами не хватает функций программы iTunes. Я считаю этот проигрыватель очень удобным каталогизатором и синхронизатором мобильных устройств с основным компьютером. Знаю, многие пользователи (не Маков) не любят iTunes. Причина, полагаю, в недостаточной осведомлённости. Надо лишь попробовать… Но это уже не моя забота. Каждому, полагаю, должно нравиться своё.

Так вот, облачные сервисы позволяют использовать фото и видеофункции смартфона, даже не вспоминая о какой-то там синхронизации. Снимки тут же попадают в облачное хранилище, извлечь их откуда можно на любом стационарном компьютере или ноутбуке, подключенном к Интернету. Синхронизация происходит в фоновом режиме, незаметно и необременительно для пользователя.

Если соединение с Интернетом неустойчивое или его вовсе нет, со смартфоном можно работать локально — как с обычной фотокамерой. Никаких проблем! Все снимки окажутся в памяти компьютера после синхронизации с домашней машиной через порт USB.

А ещё у владельцев смартфонов любой из современных платформ есть возможность вести фотодневник в специализированной программе. Этих программ великое множество. Выбрать лучшую я не могу. Все они в том или ином виде содержат в названии упоминание о своей функциональности. То есть это «дневники», «журналы», «записки» или «заметки». Преимущество этих программ заключается в том, что вся информация будет храниться в специализированной базе данных, включённой в программу. Недостаток же в том, что просмотреть снимки и прочитать записки можно только из самой программы. А «настольный» программный модуль есть далеко не у любой дневниковой программы.

Если вам интересно, присмотритесь к бесплатной программе Evernote. Это очень популярный онлайновый дневник, который можно использовать для ведения фотодневника. Сам я эту программу не использую после того, как дважды потерял все записи в результате программного сбоя. В последний раз это была база за полтора года. И я выбрал другую программу — с менее развитой онлайновой частью. Моя любимая дневниковая программка — MacJournal, которая живет сразу на трёх устройствах. А именно — на МакБук Про, на iPhone и на планшетном компьютере iPad. Записи хорошо синхронизируются. Со снимками и видеовставками эта программа работает вполне сносно.

На самом деле, не в программе здесь дело. А в чём? В желании вести фотодневник. Точнее, в назревшей потребности. Остальное — технические детали.

Тайны светописи Картье-Брессона

Рубрика: (Истории успеха) | Автор: moderator | Дата: 29-12-2012

Метки: ,

Для меня, как и для многих фотолюбителей, французский фотограф Анри Картье-Брессон авторитет безусловный и незыблемый. Я частенько пересматриваю его фотографии. Особенно люблю работы 30-х годов, когда мастер был еще совсем молодым. Впрочем, меня вдохновляют все работы Картье-Брессона — вплоть до самых последних.

Но что значит — «вдохновляют»? Я никогда не снимал и не буду снимать хорошо. Я знаю, что умею делать и чего делать не умею. Для зрелого человека осознание собственных возможностей — норма. И необходимое условие для того, чтобы не наделать глупых ошибок.

Мне не дано даже приблизиться к уровню Картье-Брессона. Но это вовсе не значит, что я разлюбил фотографию. С годами это увлечение видоизменилось. Я по-прежнему люблю фотоаппараты — как сложнейшие инженерные сооружения, как восхитительные вещицы, как «игрушки для взрослых». Мне нравится фотографировать, хотя я с возрастом стал заниматься фотосъемкой меньше, чем в молодости. Мое внимание переключилось на сами фотоработы — на снимки, сделанные талантливыми профессионалами и любителями.

Я уже не чувствую уколов потревоженного самолюбия. Не стремлюсь доказать кому-то (прежде всего, самому себе) свое мнимое превосходство. Мол, я умею делать то же и даже лучше. Нет, не умею. Увы и ах. И дело вовсе не в технике. Дело в таланте. В способности рассмотреть красоту момента. И в умении предугадать движение объекта съемки, чтобы в нужное мгновенье нажать на копку спуска затвора.

Именно это, а вовсе не обладание дорогой техникой и владение сложными техническими приемами, предопределяет успех фотосъемки. На осознание этой простой истины потрачены десятилетия жизни. Не чьей-нибудь — моей. В молодости я даже работал фотографом. Сегодня считаю этот поступок необычайно глупым. Не стоило мне тратить время на беспомощные опыты с фотографией. С другой стороны — а как бы я узнал, что фотосъемка это не моё?

Результатами многолетнего увлечения фотографией стало умение (я надеюсь) и, что существенно, желание наслаждаться фотоработами мастеров. Хорошая фотобиблиотека. Несколько написанных мною самим книг по технике фотографии. И стремление снимать осмысленно, понимая, чего я хочу добиться.

Стремление это остается только стремлением. Я никогда не рискну публично представить свои снимки, настолько они несовершенны. Но я не оставляю надежды подняться над собственной бесталанностью. Фотография для меня — бесконечная школа… Думаю, то же самое могут сказать о себе многие из нас — фотолюбителей, увлеченных самой обычной бытовой съемкой, что называется, «на память». Поэтому уроки мастеров будут полезны и нам, а не только тем, кто зарабатывает фотографией на хлеб.

К слову — Картье-Брессон стеснялся, когда его называли профессионалом. Он считал себя фотолюбителем. И это была не поза. Он делился с открытыми им законами фотосъемки, но внятно объяснить, как ему удается увидеть то, чего не видеть другие, он не мог. Этого не могут и другие профессионалы своего дела. Спросите у известного писателя — как написать хороший роман. И он разведет руками. Мол, само как-то получается. Теоретизируют же, в основном, бездарности. Такая вот история.

Постулаты Картье-Брессона очень просты. Они настолько просты, что не кажутся открытиями. А это — открытия.

Он терпеть не мог постановочной съемки. Допускал постановку, как прием, но считал, что она выводит снимок за пределы документальной фотографии. Постановка — это уже не жизнь в ее первозданном, истинном виде. Не умеешь поймать момент — уходи из фотографии. Если же пытаешься компенсировать свое неумение постановкой — идешь на заведомый обман.

Но он отрицал не только постановку. Картье-Брессон снимал всю свою жизнь. И при этом не любил «темную комнату». Редко занимался проявкой и печатью своих снимков. И практически никогда при печати не кадрировал фотографии. Картье-Брессон считал, что творчество заканчивается с нажатием на кнопку спуска затвора. Сработал затвор камеры — все, фотография сделана. Получилась или нет — увидеть можно по готовому отпечатку из лаборатории. И что-то там подрезать, сместить акценты — такой же обман, как и постановка.

Интересно? В наше-то время, когда приукрасить снимок можно прямо в фотоаппарате — не говоря уже о графических редакторах и пресловутом «Фотошопе»? Очень интересно.

Воздержаться от какой-либо технической обработки снимка несложно. Современные цифровые фотоаппараты выдают снимки великолепного качества. Воздержаться от творческой обработки сложней. Для этого нужно иметь наметанный «фотографический» глаз. И незыблемое внутреннее убеждение — подобно Картье-Брессону — что любое изменение первоначального снимка оборачивается преднамеренной  ложью.

Самая главная работа фотографа — выстраивание композиции кадра. В считанные мгновенья, предшествующие срабатыванию затвора. Вот эти доли секунды и есть тот знаменитый «решающий момент», о котором говорил Картье-Брессон. И никакие технические ухищрения в этом не помощники. В том числе и повсеместно распространенное манипулирование ГРИП — глубиной резкоизображаемого пространства.

Картье-Брессон говорил о безупречной резкости, как о непременном условии удачного снимка. И я не могу припомнить работы мастера с «размытым» фоном. Может, я просто этих снимков не видел, но факт остается фактом — Картье-Брессон ратовал за безупречно резкие снимки.

Если поразмышлять, то окажется, что он прав. ГРИП — инструмент приукрашивания реальности. И ограничения возможностей зрителя. Фотограф словно говорит — ты увидишь только то, что я хочу. А если зритель хочет рассмотреть второй план?

Сохранилось немного документальных кинокадров, на которых Картье-Брессон запечатлен во время работы. В одном ролике он пританцовывает перед камерой, фотографируя своей знаменитой «Лейкой». Но это не его стиль. В реальной жизни Картье-Брессон старался раствориться в толпе, стать своим, приучить людей к виду камеры. Он всегда снимал исподтишка. А перед съемкой разговаривал с людьми, вступал с ними в контакт. Он говорил, что подобное поведение — единственный способ снимать людей в мусульманских странах, где фотосъемка человека не приветствуется в принципе.

Не выделяйся, будь, как все. Не красуйся, демонстрируя себя и свою камеру. Не старайся выглядеть значительней, чем те, кого ты фотографируешь.

Свет? Эффектные тени? Снимай то, что видишь. Учись управлять естественным освещением, не используя софиты или вспышку. Попробуй работать минимальными средствами. И твой стиль изменится…

Какие простые уроки, да? А он и не говорил, что фотография — это сложно.

Джордж Истмен и его компания

Рубрика: (Истории успеха) | Автор: moderator | Дата: 14-12-2012

Метки: ,

Эта история началась летом 1888 года в городе Рочестер, штат Нью-Йорк, США. Молодая и амбициозная компания 32-летнего Джорджа Истмена «Eastman Dry Plate and Film Company» вышла на рынок с новым продуктом — портативным фотоаппаратом ящичного типа.

К тому времени компания Истмена отметила семилетие коммерческой деятельности и явно не процветала. Она выпускала светочувствительную рулонную фотобумагу, которой основатель компании предлагал заменить хрупкие и неудобные в употреблении стеклянные фотопластинки.

За свою короткую историю фирма Истмена успела пережить финансовую катастрофу. Дело в том, что изначально рочестерская компания занималась выпуском фотопластинок. И по неопытности персонала выпустила партию некачественной продукции. Когда на дилеров посыпались рекламации, Истмен испытал настоящий ужас. Он немедленно отозвал всю партию пластинок и бесплатно заменил её качественным товаром. Для этого пришлось не просто израсходовать всю наличность, но и залезть в серьезные долги, расплатиться по которым Истмен мог лишь чудом. Чудо произошло — компания удержалась на плаву.

Денег это драматичное для Истмена и его компаньонов происшествие, конечно, не принесло. С кредиторами пришлось расплачиваться многие годы. Но взамен Джордж Истмен приобрел нечто большее — опыт и безупречную репутацию.

С самого начала коммерческой деятельности Джордж Истмен поставил во главу угла интересы потребителя. Его компания производила уникальные по своим качествам товары, которые Истмен страстно желал превратить в

Джордж Истмен

Джордж Истмен

массовые. Он был уверен, что любительская фотография способна увлечь миллионы американцев. Он ни минуты в этом не сомневался. Он просто это знал. Осталось добиться того, чтобы об этом узнали и те, для кого компания Джорджа Истмена так старалась — сами американцы.

Вторая половина XIX столетия была эпохой великих самоучек. Самоучкой был Томас Эдисон. Самоучкой был Генри Форд. Самоучкой был и Джордж Истмен. В случае неудачи их бы назвали недоучками. Но все они добились невероятных успехов, создав новые отрасли индустрии и новые потребительские ниши.

Эта эпоха самоучек продлилась до 2011 года и завершилась со смертью легендарного Стива Джобса, основателя компании «Apple». Джобс тоже был самоучкой. И тоже видел дальше, чем талантливые, но все же рядовые инженеры. Он был перфекционистом — сторонником совершенства во всем. Как ни удивительно, черты перфекционизма просматривались и в характере Джорджа Истмена.

В 1888 году компания Истмена выпустила свой первый фотоаппарат. Профессионалы от фотографии не приняли эту камеру всерьез. Это была слишком простая, даже примитивная камера — чтобы делать ею высокохудожественные снимки. Очень простой корпус. Примитивный двухлинзовый объектив без ирисовой диафрагмы. Простейший затвор в виде подпружиненной задвижки с единственной выдержкой (около 1/25 секунды). Это была не камера. Это была игрушка. Причем, дорогая — комплект из фотоаппарата, заправленного рулоном светочувствительной бумаги на 100 снимков, стоил 25 долларов (вместе с футляром из натуральной кожи). Отдельно, за 10 долларов, можно было приобрести еще один рулон на 100 кадров. И это… всё.

Профессионалы отнеслись к продукции компании Истмена с большим скепсисом. Но время показало — Истмен не ошибся. Он выпустил то, что потребители приняли с восторгом. По сути, Джордж Истмен дал старт массовому увлечению фотографий. И стал, таким образом, отцом любительской светописи.

Лаборатория Кодак

Лаборатория Кодак

Что, собственно, произошло? Сам страстный фотолюбитель, Истмен, как никто другой, знал все беды фототехнологий того времени. Снимать «для себя» в ту пору можно было двумя способами — используя «мокрую» технологию, которая была связана с приготовлением фоторастворов и светочувствительных материалов самим фотографом, и «сухую» технологию, с использованием новых и достаточно дорогих фотопластинок с сухой светочувствительной эмульсией. В любом случае приходилось иметь дело с крупноформатными стеклянными пластинками. Проекционной печати при помощи увеличителя тогда еще не придумали. Снимки печатали контактным способом, а потому применяли крупные форматные пластинки, самая маленькая из которых имела размеры 9х12 см.

Наладив выпуск сухих пластинок, а потом и бумажных рулонов с желатиновым светочувствительным слоем, Истмен пришел к очень остроумному решению. Чтобы бумага не коробилась, он стал наносить желатин и на обратную сторону рулона, обеспечив механическую стабильность материала. Применение бумажного рулона упростило фотографический процесс до предела. Отсняв сотню кадров, фотолюбитель сдавал отснятый материал в лабораторию и получал отпечатанные контактным способом готовые фотокарточки.

Недостаток заключался в том, что бумажный рулон имел ширину всего 6 см. И снимки, полученные посредством контактной печати, получались круглыми. Точнее — круглым было изображение. Карточки же были квадратными и имели размер 6х6 см. Что разглядишь на таком отпечатке?

Однако верх взяла простота получения готовых снимков. А размер и фотографическое качество отпечатков отошли на второй план.

Но впустить новую камеру — половина дела. Важно же найти заинтересованного потребителя, готового за новинку платить. А стоила первая камера Истмена очень дорого. 25 долларов — зарплата банковского клерка конца XIX века. Рабочие на заводах зарабатывали вдвое меньше.

И Джордж Истмен взялся за то, что во времена Стива Джобса назовут «феноменом искаженной реальности». То есть — за рекламу.

В том же 1888 году Истмен зарегистрировал новую торговую марку — «Кодак». В 1892 году сменила имя и сама фирма — на «Eastman Kodak Company».

Что означает это слово? По признанию Джорджа Истмена — ничего. Просто звучное, запоминающееся наименование. И оно — выстрелило.

Далее — Истмен придумал потрясающую в своей краткости инструкцию к пользованию фотоаппаратом, состоящую всего из трех фраз. А именно: «1. Потянуть шнур. 2. Повернуть ключ. 3. Нажать кнопку».

Как вы полагаете, кому пришла идея нанять красивых девушек для рекламы нового товара? Джорджу Истмену. Фотоаппараты «Кодак» рекламировали хорошенькие девушки, от которых было невозможно отвести взгляд.

А потом появилась великий рекламный слоган: «Вы нажимаете на кнопку — мы делаем все остальное». При этом Истмен обещал, что его фотоаппарат выдаст не менее 85 процентов качественных снимков. И это был невероятный по тому времени показатель.

Обещания обещаниями, как же все это реализовать на практике? Истмен, который, в общем-то, не столько изобретал, сколько использовал изобретения других, воспользовался практическим опытом фотоателье. Он взялся за возведение общенациональной сети фирменных фотолабораторий, начав, разумеется, с малого — с обработки отснятых фотоматериалов в Рочестере, на своем предприятии.

К концу XIX столетия, всего за двенадцать лет массового производства фотоаппаратов «Кодак», сеть фотолабораторий покрыла всю Америку. Ширилось строительство лабораторий за рубежом — прежде всего, в Европе. К 1900 году цены на камеры снизились в 25 (!) раз, а цены на рулон фотопленки (уже фотопленки, в 1895 году компания Истмена разработала новый фотоматериал — 6-см фотопленку с бумажным ракордом) снизились еще больше, до 15 центов за рулон.

Речь об эпохальной камере «Броуни», которая продавалась всего за доллар и была доступна любому, кто хоть что-то зарабатывал. С 1900 года прибыли компании Истмена стали исчисляться шестизначными цифрами. В течение последующих трех десятилетий «Кодак» был самым популярным любительским фотоаппаратом в мире, а разработанная компанией широкая фотопленка — стала самым популярным в мире фотоматериалом. Все изменилось в 1925 году, когда на мировой рынок фототехники вышла знаменитая малоформатная «Лейка». Но это уже другая история…

Что способствовало успеху Джорджа Истмена? Четкая ориентация на нужды клиентов. Компания Истмена предлагала потребителю не камеру, и не фотопленку. Она предлагала законченное решение, комплекс услуг. Компания брала на себя весь фотопроцесс — проявление пленки и печать. В этом смысле примечателен такой факт — первые массовые камеры «Кодак» изготавливались из бакелита и имели неразборную конструкцию. В лабораториях попросту разламывали корпус фотоаппарата, чтобы достать и обработать отснятую ленту. А потребителю возвращали… новый заряженный фотоаппарат!

Да, фотографии, сделанные «Кодаками», не были верхом совершенства в техническом отношении. Но этих снимков уже к концу XIX века были миллионы. Круглые, подслеповатые, неконтрастные — они стали настоящей фотолетописью эпохи. И — первым массовым увлечением американцев.

Фотоохота

Рубрика: (Хобби, семья, здоровье) | Автор: moderator | Дата: 17-10-2012

Метки: , ,

В давние времена, когда все мы были молодыми, у советских фотолюбителей особой славой пользовался комплект «Фотоснайпер», состоящий из ружейного приклада, фотоаппарата «Зенит» и длиннофокусного объектива «Таир-3ФС». Штука была дорогая, тяжелая и жутко неудобная в работе. Тем не менее, «Фотоснайпер» пользовался устойчивым спросом. Его еще нужно было «достать». В свободной продаже этот комплект появился только в начале 80-х годов, когда качество советских фотоаппаратов снизилось настолько, что большинство опытных фотолюбителей переключилось на аппаратуру немецкого производства — камеры «Практика» и «Пентакон».

Я вспомнил «Фотоснайпер» только ради того, чтобы поговорить об интереснейшем жанре фотографии — анималистике, съемке животных в дикой природе. Мы привыкли называть этот жанр фотоохотой. Хорошее слово — в нём совсем нет агрессии, как в исходном слове «охота».

У большинства из нас фотоохота ассоциируется со съемкой длиннофокусным объективом с дальнего расстояния. Но это не совсем так. К фотоохоте можно отнести сразу три вида творческой фотосъемки. А именно — фотосъемку удаленных объектов с большого расстояния и с применением длиннофокусной оптики. Макросъемку — фотографирование с минимального расстояния объектов живой природы с увеличением и с применением специальной оптики, обеспечивающей максимальную резкость и детализацию изображения. И подводную съемку обитателей морей и пресноводных водоемов.

О подводной фотоохоте сейчас говорить не будем — выведем её за скобки, поскольку этот вид фотосъемки требует специальной аппаратуры и снаряжения, а также особых навыков. Сосредоточимся всего на двух видах фотоохоты — на съемке удаленных живых объектов и макросъемке.

Сама по себе съемка диких животных и растений необычайно увлекательна. Вспомните, как вы снимали во время поездки к морю роскошные тропические цветы, диковинные суккуленты, парковую белочку, которая совсем не боится людей, нагловатого пляжного кота (в Египте их по каким-то причинам полным полно, а в Турции, наоборот, нужно поискать). Все это — фотоохота. Нечаянная или целенаправленная, но без применения специальной аппаратуры.

Именно этот отпускной пример убедительно показывает, что для занятия фотоохотой громоздкий «Фотоснайпер» не нужен. Не нужна и какая-то особая фототехника с дорогой оптикой. Достаточно обычного любительского компакта — если, конечно, фотоохота лишь мимолетное увлечение или возможность попутно ухватить на память картинку живой природы.

Совсем другое дело, если фотоохота вас увлекла. И вы не против сосредоточиться на этом увлечении. Тогда вам прямая дорога в фотомагазин, чтобы сменить старенький фотоаппарат или дополнить его хорошей камерой для фотоохоты.

Но сначала — оговорка. Для фотоохоты годятся не только камеры с длиннофокусной оптикой. Не будем забывать о макросъемке. Фотографировать мелкие цветы и насекомых с максимальным увеличением не менее увлекательно, чем птиц или лесных зверьков в их естественной среде обитания. И трудностей здесь не меньше. К насекомым, чтобы получить хороший снимок, подобраться так же трудно, как и к промышляющей белке. Пчелу, муху или бабочку сфотографировать ещё трудней, поскольку эти насекомые редко пребывают в неподвижном состоянии. Они постоянно перемещаются. И нам нужно «уговорить» их застыть на несколько секунд в эффектной позе. Зато каков результат!

Так вот — универсальных аппаратов для телескопической  съемки (то есть для съемки удаленных объектов) и для макросъемки не бывает. Здесь «или-или». Или гиперзум, настоящее фоторужьё (только без глупого приклада). Или «фотомикроскоп», камера с объективом, который способен сфокусироваться на объекте, расположенном в полусантиметре от передней линзы.

Но компактные фотоаппараты, даже гиперзумы — камеры с зум-объективами повышенной кратности — далеко не универсальны, как утверждают производители. Зуммируемый объектив даёт наилучшую картинку на «коротком конце» — при минимальных значениях фокусного расстояния. Иными словами — зум лучше работает в качестве короткофокусного объектива, чем в качестве длиннофокусного. Поэтому исчерпывающим все потребности фотоохотника комплектом будет набор из камеры и трех-четырех сменных фикс-фокусных объективов (то есть объективов с фиксированным фокусным расстоянием). В комплекте оптики увлеченного фотоохотой любителя неплохо бы иметь широкоугольный «блинчик» (объектив минимальных физических размеров с минимальным фокусным расстоянием). Объектив с «нормальным» углом зрения (то есть в приведенном к пленочной камере значении — 45-50 мм). 100-мм (опять же в приведенном к полнокадровой пленочной камере значении) «портретник» — он же макрообъектив с повышенной резкостью изображения (холоднорисующий) и возможностью сфокусироваться на близкорасположенных объектах. И «телевик» — объектив с фокусным расстоянием от 135, до 300 мм (в приведенном к пленке значении).

Какую камеру и, соответственно, какую марку оптики выбрать? Какой камерой удобней снимать на фотоохоте — зеркальной или компактом со сменными объективами? Или ограничится гиперзумом с жестковстроенным объективом?

Однозначного ответа нет. Считается, что зеркалка универсальна и наиболее удобна именно для фотоохоты. Но это не совсем так. Работа с зеркальным видоискателем требует острого зрения. Сами зеркальные фотоаппараты громоздки и тяжелы. Оптика к ним, особенно длиннофокусная, превращает инструмент фотоохоты в «переносную гаубицу».

Если вы не стремитесь к бескомпромиссному качеству снимков, то возможностей компактного фотоаппарата вам может хватить за глаза.

Что значит — бескомпромиссное качество снимков? Что оно дает? Возможность печатать снимки в максимальном разрешении на бумаге выставочных форматов. Но при необходимости напечатать снимок очень хорошего качества можно и с 2-мегапиксельного оригинала. Только необходимость эта возникает крайне редко, если возникает вообще. В большинстве случаев нам хватает экранного разрешения — для просмотра снимков на компьютерном мониторе или бытовом телевизоре.

Вообще, значение технических характеристик фотоаппаратуры сильно преувеличено. Спору нет, снять летящую птицу с помощью полнокадровой зеркальной камеры с длиннофокусной «пушкой» легче, чем скромным любительским компактом. Но главной проблемы техника не решает.

О какой проблеме речь? О выборе ракурса. Как мы снимаем объекты живой природы? Птиц — снизу вверх. Лесных зверьков — сверху вниз. А снимать надо с той плоскости, в которой эти создания живут.

Летящая птица, снятая с высоты ее полета — в профиль — выглядит редким трофеем фотоохоты. А снятая с земли — банальной  фотографией, каких миллионы. То же касается, скажем, ежа. Чтобы сделать эффектный, интересный снимок, нужно не полениться лечь на землю. И исхитриться не напугать своим присутствием зверька. Пусть он заглянет прямо в объектив. Вот это будет настоящий портрет ежа!

В макросъемке другие проблемы. Хороший снимок пчелы или цветка крупным планом получится лишь в том случае, если фотограф справиться с фокусировкой. Важна минимальная глубина резкости — чтобы получить эффект объемного изображения. Это первая трудность. Вторая — освещение. Склоняясь над объектом, мы затеняем его собой и своей камерой. И тем самым искажаем естественную световую картину. Снимок получается безжизненным, искусственным, нарочито постановочным.

Проблем на самом деле гораздо больше, чем может показаться. Фотоохота очень непростой жанр. Но стоит только начать. И первым делом попробовать возможности своего старенького верного компакта, который был с вами повсюду, где бывали вы. Попробуйте поснимать им жучков и стрекоз, задействовав автоматический режим макросъемки. Направьте объектив на летящую птицу. Ничего страшного, если не получается. Не боги горшки обжигают.

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru