(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Папирус и восковые таблички

Рубрика: (Как рождались технологии) | Автор: moderator | Дата: 06-06-2014

Метки: , , , , ,

Основным недостатком глиняной таблички, как носителя информации, был небольшой размер самой таблички. Много ли можно написать на пластинке величиной с тетрадный лист? К тому же выдавливаемые палочкой символы получаются объемными, сокращая и без того небольшую поверхность таблички. Надпись на сырой табличке легко повредить, а на обожженной – невозможно исправить. Прибавьте к этому немалый вес табличек, и станет ясно, что рано или поздно глина должна была уступить место более практичному материалу.

В начале третьего тысячелетия до нашей эры жители Древнего Египта научились изготавливать папирус. Это была еще не бумага, но уже и не глиняная табличка. В качестве сырья использовалось одноименное растение, которое в изобилии растет по берегам Нила — главной реки Египта.

Почему именно папирус, а не другие травы? Во-первых, стебли папируса имеют волокнистую структуру. При этом волокна достаточно прочны – из связанных стеблей папируса в древности строили корабли, на которых не только плавали по Нилу, но и пересекали океан. Доказательством тому стал эксперимент норвежского путешественника Тура Хейердала, который вместе с командой исследователей предпринял океанские плавания на папирусных лодках «Ра» и «Тигрис». В этих экспедициях принимал участие российский врач Юрий Сенкевич, которого мы знаем, как ведущего телевизионного «Клуба путешественников».

Во-вторых, папирус был доступным и универсальным материалом. Им крыли крыши домов, из него вязали циновки (плетеные коврики), делали ткань для одежды, шили обувь и даже употребляли папирус в пищу. Еще одним применением этого удивительного растения стало изготовление папирусных листов для письма.

Технология производства папируса проста. Стебли растения разрезали на полосы, которые переплетали между собой, прессовали и высушивали на солнце. Высушенный папирус имел почти белый цвет и хорошо подходил для письма чернилами. В качестве чернил использовался водный раствор сажи и сок растений. Вместо пера, которого в ту эпоху люди еще не знали, пользовались заточенными тростниковыми и костяными палочками.

Папирус служил долго, но со временем становился хрупким и темнел. Папирусы хранили в виде свитков, сворачивая длинную папирусную ленту, склеенную из отдельных листов, в трубку. Именно в таких свитках дошли до нас древние тексты, хотя сохранились они хуже, чем письмена на глиняных табличках.

В Древнем Египте папирус возделывался, как сельскохозяйственное растение, и имел «царский» (то есть государственный, определяющий благополучие) статус. В других странах, где папирус не произрастает, для письма использовались другие материалы. В тропической местности для письма использовались высушенные пальмовые листья, а в Древней Руси писали на бересте – разделанной на слои березовой коре. Наконец, в Древнем Риме для письма использовались восковые таблички.

Таблеты, так назывались римские таблички, представляют собой деревянные дощечки с закраинами. Поверхность дощечки заливалась расплавленным воском. Температура плавления воска не превышает 90 градусов, поэтому изготовить таблету было по силам любому обитателю Древнего Рима. Для письма использовалась металлическая палочка – стилус. Один конец стилуса был заточен, им писали буквы и цифры, другой конец был расплющен в виде лопаточки, им стирали написанное.

Восковая таблета, устройство простое и остроумное, самым непосредственным образом повлияла на развитие культуры римлян. На восковых таблетах писали ученики первых школ, торговцы, писатели, философы, священнослужители, государственные деятели. В повседневном употреблении таблеты сильно потеснили глиняные таблички. Но пчелиный воск крайне недолговечен, тексты на глиняных табличках дошли до нашего времени, а на восковых таблетах — нет.

Можно предположить, что восковые таблички самым непосредственным образом повлияли на возникновение римских цифр (хотя, возможно, и наоборот – римские цифры навели древних изобретателей на мысль использовать для записи восковые таблички). На восковой поверхности таблеты легче выдавливать палочки римской цифири, чем округлые символы или пиктографические картинки. Как бы там ни было, но восковые таблеты дали мощный толчок к развитию науки и искусства.

Если папирус, как основной писчий материал, вышел из употребления с изобретением пергамента и, тем более, бумаги, восковые таблички применялись очень долго, вплоть до наших дней. Правда, речь идет о применениях специфических.

Вот несколько примеров. До появления множительных машин, всем известных «ксероксов», тиражирование документов производилось либо типографским способом (когда требовалось распечатать множество экземпляров) или на ротационных машинах при помощи восковки (когда тираж не превышал тысячи экземпляров). Восковка – провощенная бумага с рельефными отпечатками символов. Сначала чистую восковку заправляют в пишущую машинку вместо обычной бумаги и набирают необходимый текст. Затем восковку переносят на ротационную машину. Выдавленные на восковке символы переносят краску на обычную бумагу.

Восковые формы с выдавленными на них символами использовались и в книгопечатном деле для изготовления типографских форм. А в первом звукозаписывающем аппарате – фонографе Эдисона – в качестве носителя информации использовался восковой валик. Игла, соединенная с мембраной, записывала звуковые колебания в виде дорожки на восковой поверхности барабана. При воспроизведении игла считывала записанные на валик колебания и приводила в движение мембрану, которая и воспроизводила звук.

Но все это в прошлом. Сегодня восковую табличку, причем почти в классическом виде, можно обнаружить в магазине детских игрушек. Если взять пластмассовую дощечку, покрыть ее поверхность тонким слоем какого-либо пластичного материала (например, пластилина), а поверх него – матовой пленкой, то получится тот самый «волшебный планшет». Для письма используется острая пластиковая палочка. При надавливании на поверхность планшета пленка прилипает к пластилину, появляется темный штрих. Для стирания записи служит продольная пластинка, которая перемещается между пленкой и поверхностью планшета. Пластинка отделяет прилипшие участки пленки от слоя пластилина, штрих исчезает, планшет снова чист и готов к новой записи.

Игрушка, всего лишь игрушка, но ей три с лишним тысячи лет!

Древние, совсем, казалось бы, забытые технологии. Однако взгляните на современные карманные компьютеры, смартфоны и планшеты. Удивительно знакомое название. Ничего удивительного – это та же римская таблета, но не восковая, а с мощнейшей, сложнейшей электронной начинкой.

И карманный компьютер, и смартфон – это, прежде всего, сенсорный (чувствительный к прикосновениям) жидкокристаллический экран, на котором пассивный манипулятор стилус (еще одно знакомое название!) оставляет след. При этом компьютер умеет распознавать нарисованные на экране символы и автоматически переводит их в электронный формат, пригодный для дальнейшей обработки и распечатки на бумаге.

Любопытная получается штука – римская восковая таблета была предназначена для письма и, в частности, для быстрых записей, когда использование более долговечной глиняной табличкой пользоваться было неудобно. И маленький компьютер служит для того же – для быстрых записей, когда компьютерной клавиатуры (и самим компьютером) пользоваться неудобно.

Чем же современные инструменты для письма отличаются от древних таблет? Только тем, что пчелиный воск заменен «умным» микропроцессором и сложными электронными компонентами?

Что касается папируса, взгляните внимательней на ролик бумаги, заправленный в аппарат факсимильной связи (или просто – факс). Чем-то напоминает старинный свиток, не так ли?

Сочетание изобретательского таланта и таланта предпринимателя

Рубрика: (Истории успеха) | Автор: moderator | Дата: 24-02-2014

Метки: , , , , ,

На примере Томаса Алвы Эдисона легко проследить взаимосвязь изобретательского таланта с данными предпринимателя. Дело в том, что Эдисон — фигура в этом плане едва ли ни идеальная. Творческие идеи, рождающиеся в его голове, постоянно пробуждали такие же идеи, касающиеся родственного таланта – таланта бизнесмена. И подчас то, когда он был предпринимателем, а когда изобретателем обнаружить не так уж и просто. Интересно, как он смотрел на мир, создавая, скажем, выключатели? Как предприниматель — поскольку выпуском занимался он сам? Или только как изобретатель – тогда выпуском выключателей мог заниматься и другой предприниматель?

Есть и другие вопросы, касающиеся его изобретений. Фонограф, лампа, множество электрических диковин. Кинематограф (тогда он назывался иначе), причем сразу звуковой. Да, мало ли? Любое его изобретение становилось промышленным продуктом. И любое приносило деньги. Не сразу — он обладал возможностью выстраивать ценообразование таким образом, чтобы цена на продукт находилась в доступной области. Но и не через десять лет — он знал, что продукты могут стариться и со временем теряют в цене. Налицо идеальное сочетание предпринимательского таланта и изобретательской жилки.

Любопытно, что свои физические недуги или, скажем так, недостатки он воспринимал, как продолжение своих же достоинств. К примеру, прогрессирующую глухоту Эдисон не воспринимал, как некое наказание. Нет, ничего подобного. Он относился к своей глухоте, как к доброму знаку, ниспосланному ему для работы. Мол, угоди я в тюрьму — найду, чем себя занять. При этом в тюрьму он, конечно, так никогда и не угодил, а занимался любимым делом всегда с таким увлечением, что забывал поесть и отдохнуть.

Интересно бы узнать, как он сам реагировал на свои изобретения. Как воспринял фонограф, которого не ждали ни в коем случае. Никто попросту не занимался фиксацией звука. Совершенно никто. А тут вдруг появилось совершенное и довольно простое устройство, способное работать и в качестве звукозаписывающего, и воспроизводящего. Получился своеобразный диктофон, инструмент для убыстрения записей. И, что примечательно, именно диктофон Эдисон и создавал, а вовсе не аппарат для записей музыкальных композиций.

Любопытно и то, как он реагировал на коммерческую и некоммерческую составляющие того или иного изобретения. Он же был предпринимателем? Значит, должен был понимать, что поиск материала для нити накаливания в лампе может занять большое время. И в это время прибыли ждать не приходится. Он потратил на поиски уйму времени и нашёл, нашёл материал для нити. Эти долгие поиски разорили бы любого, самого успешного бизнесмена. Только не его — отца электрической лампочки.

Вообще, отношение прямой выгоды и невыгоды занимает более всего. Он же не мог не видеть, что лампы при налаженном процессе производства сможет выпускать масса различных предпринимателей. Будут лампы получше — у тех предпринимателей, что строго соблюдают нормы выпуска электрических изделий. И будут лампы похуже — у тех, кто экспериментирует. Но это разделение неизбежно. И ему, отцу выпуска ламп, места в будущем вряд ли сыщется. И, тем не менее, Эдисон берётся за самостоятельный выпуск. Себе в убыток, постепенно снижая цены на продукцию. И всё равно остаётся в выигрыше, поскольку тот первый этап удешевления выпуска ламп нужно было пройти самому. Удивительно.

Многое в истории Томаса Эдисона поражает воображение. Вот, к примеру, первый исследовательский центр, открытый Эдисоном в 1876 году. Он назывался Менло-Парк и располагался в штате Нью-Йорк. Он прожил в Менло-Парке 11 лет и перебрался в Уэст-Ориндж, где прожил с 1887 года до конца жизни. Но вот что интересно — он провел в Менло-Парке лучшие годы своей жизни. И проработал там так, что ни у кого не возникает даже сомнений в эффективности потраченного Эдисоном времени. Но и в последующие годы он работал не меньше. Просто это был первый опыт, первые эксперименты по применению своих изобретательских идей и идей своих друзей. И это был первый в истории эксперимент — по созданию изобретательской фабрики. Удачный эксперимент.

У Эдисона есть и другие изобретения. Но это — по созданию изобретательской фирмы – едва ли ни выше, ни значимей, чем прочие изобретения. Только подумать — изобретения становятся источником дохода для серьёзных людей. И приносят стабильную прибыль, если трудиться, как следует. А Эдисон и не умел работать вполсилы. Труд он воспринимал только как абсолютное благо, дарующее человеку освобождение.

Менло-Парк

Значительное место в жизни Эдисона занимает противостояние с бывшим инженером, работавшим на него -  с Никола Тесла. И эта история показывает и недостатки Эдисона, и его преимущества. Не получивший достаточного образования, Эдисон с сомнением относился к образованным людям. Он считал, что инженер должен свободно владеть некими секретами своего творчества и не обязательно знать то, что знают люди с дипломами. Поэтому он часто устраивал необычные соревнования на сообразительность — чтобы его люди не заскучали. И беда была тому, кто вовремя не собрался. Расправа была скорой.

Тесла не участвовал в этих соревнованиях. Но именно ему пришлось полностью хлебнуть несправедливого отношения Эдисона к своей фигуре. Спор разгорелся вокруг тока постоянного, над которым всю жизнь работал Эдисон, и тока переменного, над которым трудился Тесла. Практика показывала, что приборы переменного тока на практике намного лучше, чем постоянного. И Эдисон это понимал. Но сделать с собой ничего не мог. В результате разгорелась война, тянущаяся более столетия и лишь недавно закончившаяся закрытием последней электростанции Эдисона. Вот такая история.

Но разговор о Тесле не должен приводить к раздаче итоговых оценок. Это были два изобретателя, которых можно считать достойными противниками друг друга. Достойными и одинаково сильными. Эдисон — человек опыта, непревзойдённой практики. И Тесла — артист, необыкновенный фокусник. Они были одинаково хороши…

И все же — кем был Томас Алва Эдисон? Изобретателем? Гением плодотворной идеи? Или предпринимателем? Человеком, способным осилить любую громаду, если она содержала в себе эту самую идею?

Ответа нет. Похоже, он был тем, кого люди выбрали своим волшебником. И дело было уже не в том, какие открытия совершены Эдисоном. Дело было в том, какое отношение вызывает у людей его деятельность. И здесь нужно осознать, что предпринимательство Эдисона, равно как и его изобретательская стезя, одинаково хорошо укладываются в этот имидж. Именно так и никак иначе. Изобретатель Томас Эдисон стал предпринимателем Томасом Эдисоном. И ничто его не изменит, равно как и предпринимательство Эдисона не сдаст позиций перед его изобретательством.

Вот так — двойственная позиция относительно одного человека… Нет, не человека. Гения.

Забытые изобретения — механическая звукозапись

Рубрика: (Как рождались технологии) | Автор: moderator | Дата: 06-09-2013

Метки: , , , , ,

История изобретения звукозаписи связана с именем Томаса Альва Эдисона (годы жизни 1847-1931). 19 февраля 1877 года уже знаменитый на весь мир Томас Эдисон, автор множества изобретений, получил патент номер 200521 на аппарат для записи и воспроизведения голоса – фонограф. Как это ни удивительно, но изобретение Эдисона появилось совершенно неожиданно. До него в этом направлении никто не работал. Людям просто в голову не приходило «законсервировать звук». А разного рода музыкальные шкатулки и шарманки казались вполне достаточными для воспроизведения «механической музыки» игрушками. Случай просто поразительный – фонограф Эдисона появился ещё до того, как появилась реальная потребность в звукозаписи. Можно сказать, что фонограф эту потребность и породил.

Томас Эдисон

Устроен фонограф был следующим образом. Звуковые колебания воздуха воздействовали через рупор на металлическую мембрану, механически соединенную с записывающим резцом (иглой). Носителем был вращающийся валик с надетым на него слоем оловянной фольги, покрытой, в свою очередь, воском. Фонограф был снабжен пружинным механизмом, приводившим во вращение валик и перемещавшим резак (вместе с мембраной и рупором) вдоль поверхности валика. Звуковые колебания передавались резцу, который оставлял на восковой поверхности дорожку. При воспроизведении игла считывала неровности дорожки, приводила в движение мембрану – из рупора раздавался записанный на валик звук. Кстати, самой первой в истории фонограммой стала запись детской песенки «У Мэри был барашек».

В 1888 году американский изобретатель Эмиль Берлинер (годы жизни 1851-1929) изобрёл граммофон и технологию массового производства граммофонных пластинок. Вместо воскового валика Берлинер применил в своём граммофоне  односторонние пластинки (то есть звуковая дорожка была нанесена лишь на одну сторону), изготовленные из стекла. После множества экспериментов с разными смолами и целлулоидом, в 1897 году изобретатель нашёл новый материал, который как нельзя лучше подходил для тиражирования звукозаписей. Пластинки стали изготавливать из смеси шеллака – воскоподобного вещества, выделяемого тропическими насекомыми семейства лаковых червецов, шпата и сажи. Запись звука производилась в специализированных студиях, а тиражирование – промышленным способом путем прессования  эталонным мастер-диском. Звук же с пластинки воспроизводился стальной иглой, которая передавала колебания мембране. Колебания мембраны усиливались большим рупором из картона.

Самой первой фабрикой по производству грампластинок стала компания Victor – «Победитель». Она располагалась в американском городе Кемдене. Удивительно, но эта компания существует до сих пор, и все мы прекрасно знакомы и с её продукцией, и с её разработками. Современная компания JVC – Japan Victor Company – ни что иное как японский филиал фирмы Victor. Именно JVC принадлежит приоритет разработки видеомагнитофона системы VHS, домашнего кассетного видео, покорившего в 80-е годы прошлого столетия весь мир.

Что же касается тех первых грампластинок, выпущенных на американский рынок на рубеже веков, то они выглядели совсем иначе, нежели известные нам грампластинки. Звуковая дорожка раскручивалась не от края к центру, а, наоборот, от центра к краю. В центре пластинки было не одно круглое отверстие, а два. То есть вращающийся тяжёлый диск, на который укладывалась пластинка, имел пару выступов, на которые и насаживалась грампластинка. Современный вид граммофонная пластинка получила уже в ХХ веке.

Граммофон был самым настоящим проигрывателем, а не универсальным звукозаписывающим устройством, каким был фонограф Эдисона. Казалось бы, сужение функциональности должно было привести к снижению интереса покупателей к граммофону. Но произошло обратное – спрос на граммофоны и грампластинки был просто колоссальным. В 1897 году граммофоны появились и в России, а вместе с ними и специализированные фирмы, торговавшие грамзаписями.

До изобретения «виниловых» грампластинок компании, торгующие грамзаписями, осуществляли приём старых пластинок в обмен на новые, которые можно было купить со значительной скидкой. Причина заключалась в том, что основой грампластинки был шеллак — материал дорогой и дефицитный.

Секрет успеха пластинок с готовыми записями заключался в том что, собственно запись голоса или каких-либо иных звуков в быту мало кому была нужна. Покупатели грампластинок приобретали не просто звукозапись на пластинке, они покупали музыку, голоса оперных певцов и театральных актёров. Значение грамзаписи в истории культуры невозможно переоценить. Грампластинка изменила само понятие музыкального искусства, сделав его доступным не только посетителям музыкальных салонов и оперных театров, но миллионам и миллионам людей по всему миру.

Особая заслуга грамзаписи заключается в сохранении забытых голосов. Каждый из нас легко узнает голос Фёдора Ивановича Шаляпина (годы жизни 1873-1938). А глубокий бас Шаляпина дошёл до нас только на грампластинках… А голос Есенина? А голос Маяковского? А голоса Эдит Пиаф и Марлен Дитрих?

И всё же у граммофона были серьёзные недостатки. Главный из них – огромный рупор, превращающий проигрыватель в аппарат салонный и практически нетранспортабельный. И вот, в 1907 году, сотрудник французской звукозаписывающей компании «Пате» Гильотен Кеммлер предложил конструкцию портативного варианта граммофона, названного по имени компании «патефон». В отличие от граммофона патефон не имел усиливающего звук рупора. В качестве рупора работал полый корпус проигрывателя – как резонатор звуковых колебаний. Для изменения конструкции особых усилий и не требовалось (но до этой идеи надо было додуматься). В граммофоне мембрана соединялась с рупором посредством специальной полой трубки через шарнир, чтобы не ограничивать движения звукоснимателя с иглой и мембраной. При этом рупор обладал большими размерами, а  соединение с мембраной увеличивало риск повреждения пластинки при неосторожном касании.

Любопытно, что в одной из конструкций 1902 года граммофон был устроен почти так же, как патефон. Мембрана соединялась с деревянным основанием, в котором устанавливался и пружинный заводной привод диска. Рупор, в свою очередь, тоже был соединён с основанием аппарата, деревянный корпус которого усиливал звук. Конструкторам оставалось лишь подобрать объём и материал самого корпуса. И убрать раструб рупора.

Эпоха патефонов, которые, кстати, выпускались не только компанией «Пате», растянулась до середины 50-х годов ХХ века. Последний серийный патефон был выпущен в 1955 году. А затем ему на смену пришли электронные устройства – электрофон и радиола, которые выпускались различными компаниями ещё с 30-х годов.

Основные изменения коснулись не только акустической части – в электрофоны были введены электронный усилитель и динамическая головка – но и самой системы считывания звуковой дорожки грампластинки. В граммофоне, а затем и в патефоне использовалась стальная игла с коническим остриём. Она колебалась, огибая звуковую дорожку грампластинки, и была механически связана со звуковоспроизводящей мембраной. Пластинка вращалась со скоростью 78 оборотов в минуту. Скорость вращения поддерживалась инерционным регулятором. На стандартной «большой» пластинке диаметром 300 мм (были ещё пластинки половинного размера – синглы, которые появились позже) умещалась музыкальная композиция длительностью до 5 минут. Так вот, стальной иглы хватало для проигрывания пластинки с двух сторон, то есть на 10 минут. Затем игла притуплялась, начинала портить звуковую дорожку, и иглу заменяли. Поэтому вместе с пластинками меломаны первой половины ХХ века покупали коробочку с патефонными иглами.

В электрофонах колебания иглы преобразуются в электрические колебания, которые усиливаются и снова переводятся в механические колебания диффузора динамической головки. В самых первых электрофонах и радиолах (радиола – это комбинированное устройство, состоящее из радиоприёмника, проигрывателя грампластинок, с общим электронным усилителем и акустической системой с динамической головкой) применялись громоздкие звукосниматели со стальной иглой, соединённых с сердечником электромагнитного преобразователя. Но потом был изобретён пьезоэлектрический преобразователь на основе кристалла переменного сопротивления. Игла создавала переменное давление в кристалле, изменяя силу тока в считывающем контуре звукоснимателя. Затем эти колебания усиливались электронным ламповым усилителем, соединённым с динамической головкой. Иглу звукоснимателя стали делать несменными и изготовлять из твёрдых материалов – корунда и алмаза. Была изменена и форма иглы, конусное остриё получило сферическую поверхность, что снижало износ пластинки. Срок службы корундовой иглы составлял уже 150, а алмазной – до 1500 часов.

И снова возникла проблема – новые электрофоны нуждались в более качественных звукозаписях, чего шеллачная пластинка обеспечить не могла. Для производства грампластинок нового типа был использован поливинилхлорид – полимерный материал, который мы сейчас называем «винилом», гораздо более дешёвый в производстве, более пластичный и прочный. Шеллачные пластинки отличались большим весом и хрупкостью. Они были крайне недолговечны, не выдерживали нагрева, трескались на холоде. Применение «винила» привело к самому настоящему технологическому скачку в грамзаписи. Появилась возможность снизить скорость вращения пластинки, добившись тем самым увеличения длительности звучания (сейчас бы мы сказали «информационной ёмкости»). Виниловые пластинки получили две скорости вращения – 45 и 33 оборота в минуту. Звучание «большой» пластинки увеличилось до 22 минут на каждой стороне. К концу пятидесятых годов производство шеллачных грампластинок было свёрнуто. Сошёл со сцены и патефон, прослужив верой и правдой более полувека.

В конце 50-х годов ХХ века технология грамзаписи взяла свою последнюю вершину – стереофоническое звучание. Стереозвук – это два независимых акустических канала, левый и правый, которые при воспроизведении дают эффект объёмного звучания. При записи звука используются два микрофона и комбинированный резак, имеющий две режущие поверхности. Левая часть резака, повторяющая звуковые колебания левого микрофона, формирует волнообразную левую поверхность общей звуковой дорожки. Правая часть – правую поверхность. Затем готовая запись тиражируется с использованием мастер-диска и пресса. При воспроизведении стереофонической грамзаписи применяется комбинированная игла, считывающая неровности левой и правой сторон общей дорожки.

Век грамзаписи закончился в 1979 году. Именно тогда были разработаны и общие принципы, и технология цифровой звукозаписи на оптические носители – компакт-диски. При цифровой записи полностью устранялись все врождённые недостатки грампластинки – зависимость качества звука от износа звуковой дорожки, чувствительность к пыли, быстрый и непоправимый механический износ, хрупкость, большие размеры и так далее.  Понадобилось всего десять лет, чтобы компакт-диск полностью вытеснил «виниловую» пластинку.

В наши дни грампластинки и проигрыватели для них выпускаются в ограниченных количествах – для коллекционеров, ценителей традиционных технологий, меломанов со специфическими требованиями к качеству звучания и дискотек. Но возвращения механической грамзаписи ждать не стоит. Эта технология уже канула в лету.

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru