(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Почеркушки на первом и втором плане

Рубрика: (Человек пишущий, Я среди людей и люди вокруг меня) | Автор: moderator | Дата: 13-08-2014

Метки: , , , ,

Получилось так, что главной особенностью всей этой истории стали почеркушки. Не планирование на доске, не какие-то витиеватости, а — обычные росчерки пером в случайных записных книжках. Все забылось, а это — осталось.

Я не знаю, хорошо это или плохо, но почеркушки у меня есть. Они есть даже тогда, когда ничего другое не помогает. Когда планирование стопорится, когда плавает стратегический запас идей. Когда тормозит вполне законченная и вполне стройная система, которая регулирует мою работу. Система тормозит, а почеркушки — нет.

В чём тут смысл? В том, что почеркушки тесно связаны с какими-то тайными причинами, регулирующими мою работу? Понятия не имею. Но мне легче нарисовать что-нибудь и что-нибудь написать, чем расписывать свои планы. При этом почеркушки совсем не связаны с моей работой. Скорее, наоборот — они никак с ней не связаны. И живут себе спокойно, не диктуя никаких ценностей. Они попросту существует. И — точка.

Существование почеркушек весьма любопытно. В частности, любопытно, что именно я рисую и что пишу, когда раздумываю над очередной статьёй. Что делается в моей голове, которая в этот момент думает о каких-то отвлечённых вещах? Это великая загадка для меня самого (ибо я не думаю в эти моменты ни о чём таком, о чем мог бы спокойно рассказать).

Во-первых, начиная любую работу, я готовлюсь к ней. То есть готовлю свежий блокнот и ручку. Это должно быть постоянно передо мной. Блокнот, в котором количество страниц достаточно для рисования и письма. И ручка, которая в нужный момент не откажет. Дело, в общем-то, несложное. И совсем не хлопотное. Но всё же я к этому процессу готовлюсь.

Во-вторых, нужны идеи, которые заставят меня рисовать и писать. Обычные и необычные, витиеватые и простые — любые, какие только приходят в голову. И все эти идеи устаканиваются в стройную систему, которую мне совсем не хочется обозначать. Но я её обозначу как некую систему ценностей и систему рабочих приёмов. То есть мне в голову приходит идея написать, скажем, эту статью. И я (в голове, не явно) выстраиваю из неё общую систему, у которой есть название. А именно — «каким образом я пишу свои почеркушки». Этого уже достаточно, чтобы начать работу.

В-третьих, необходимо свободное время. И место для почеркушек. Я использую рабочее время, то, которое у меня есть. А место — у компьютера, рядом с которым находится блокнот и ручка. Точное время работы с блокнотом я не указываю. Случается и так, что я вовсе не беру его в руки. Но редко, чаще всё-таки беру. И черкаю в нём направо и налево. И получаются такие шедевры, что сразу и не расскажешь.

Вот, к примеру, почеркушки вчерашнего дня. Они начинаются с записи — нечеткой, очень путанной. Я даже разобрать её не могу. Что-то о времени, которое я описывал. Но не точно — разобраться очень сложно. Эта надпись увенчана узором. Это рукописный узор, изображающий (мама дорогая!) какую-то змею. Точнее, узор с её… спины? Да, возможно. Это узор со спины змеи, злобного и очень гадкого существа. Хотя, с другой стороны, чем же оно так меня раздражает? Тем, что это змея? И что ей тоже надо что-то кушать? И потому её спина украшена зловещим узором? Какая чепуха. Это просто узор со спины, и всё. Даже, возможно, не змеи, а автомобильной шины. Короче, здесь я ещё окончательно не утвердился.

Этот рисунок вписан в неверный круг. Зачем здесь круг? Понятия не имею. Но по его краям обозначены имена. «Сергей», а потом почему-то «Светлана». Помню, Светлана оказала на меня особое влияние — как сокращение русскоязычного «СВЕТ ЛАмпочки НАкаливания». Хотя по другим источникам, имя Светлана впервые возникло в русской литературе в начале 19 века. Не помню, где я это вычитал, но имени Светлана в святцах вроде бы нет. Но каким-то образом всё это связано с той статьёй, что я писал вчера.

Честно говоря, все надписи могут быть связаны с той или иной статьёй. И все могут не иметь с ней никакой связи. Дело вовсе не в содержании надписей. Дело вовсе не форме рисунков (а я рисовальщик ещё тот). Это никоим образом не влияет на сами статьи, я знаю это точно. Но что именно влияет, я сказать не могу. Это невозможно, немыслимо — даже если в рисунке будет изображено что-то компьютерное. Смысла рисунка всё равно не понять. Если только ни вспомнить, о чём таком размышлял в этот момент.

Но размышления-то как раз и не нужны. А нужны — одни лишь почеркушки. И то, ради чего они затеяны. Освобождение разума — если выражаться тонко. Его полное раскрепощение ради главной идеи — написать толковый текст.

Я только что изобразил момент самих почеркушек. Надписи, рисунки — всё это не имеет смысла. Но при этом в них заключается великий смысл. Почеркушки — способ мыслить, возможность забраться в любую, самую тёмную комнату, какая только возможна вообще. И при этом они не связаны с изложением материала, то есть с содержанием конкретной вашей работы. То есть — вообще, никак, никоим образом. Просто есть сам материал, и есть почеркушки. Они существуют раздельно. И в остальном их объяснить довольно сложно. Существуют и — точка.

Этот момент принципиально важен. Почему — я не знаю. Возможно, здесь сокрыта некая тайна. Допустим, мне думается о змеях (!) в тот момент, когда надо думать о статье. И я спокойно беру в руки ручку. И рисую в почеркушках спину змеи — с тем предчувствием, что мне откроется сама суть проблемы… Видите, как всё шатко? Я и говорю — шатко. И продолжаю свои упражнения с почеркушками, ни на что не надеясь и ни к чему никого не призывая.

Мне кажется, что почеркушки — главное открытие этого года. Или даже двух последних лет. Написав о них раз или два, я забросил эти описания. И стал работать с самими почеркушками. И оказалось, что в них содержится больше смысла, чем я описал. Дело в том, что описывать технологию и работать с ней — вовсе не одно и то же. И что содержательная часть почеркушек (здесь я оказался прав) не имеет ровно никакого значения. Когда рука моя черкает в записной книжке, голова решает поставленную задачу. Когда рисунок прекращается, я берусь за работу. И когда она завершена, от рисунка не остаётся и намёка. По-моему, гениально.

Как бы там ни было, но записная книжка и ручка — единственные инструменты, которые я готовлю специально, каждый день. Всё остальное готово и без этого. Компьютер, клавиатура, мышка — всё это находится под руками. Программы (две или три), текстовый редактор — всё ждёт меня, всё готово к моим действиям. И только выбиваются почеркушки. Им нужен специальный подход. Им нужна моя готовность взять в руки ручку и, в размышлениях, начертить на страничке какие-нибудь каракули.

И всё это без особого смысла, ибо смысл заключён в статье. Которая должна быть сейчас написана и не пишется вообще. Пока я не нарисую в записной книжке эту штуку.

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru