(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Выбираю… красоту

Рубрика: (Умные вещи в офисе и дома) | Автор: moderator | Дата: 11-09-2013

Метки: , , , ,

От людей, которые по каким-то неведомым мне причинам не любят продукцию Apple, часто можно услышать, что компания Джобса ничего не изобретала и не производила. И что всё, чем торгует Apple — дизайн.

Довод о производстве пропустим мимо ушей. Мой первый Мак был выпущен в 2001 году в Ирландии на заводе Apple. От прямого производства компания отказалась лишь после того, как спрос на продукцию компании возрос настолько, что удовлетворить его собственными силами стало затруднительно. И Джобс переориентировался на производственные мощности китайских партнёров компании.

Об изобретениях тоже дискутировать не стоит. Трудно найти более инновационную компанию в компьютерной индустрии, нежели Apple. Более того, современные гаджеты — плееры, смартфоны, планшетные компьютеры — в той или иной степени копируют находки инженеров «яблочной» компании.

Остаётся дизайн. И здесь следует признать, что противники Apple абсолютно правы. Главное отличие продукции «яблочной» компании от остальных производителей — выдающийся дизайн. И неважно, о чём идет речь, о компьютерах, гаджетах или программах. Всё, что выходит в свет под маркой Apple, несёт на себе следы смелых дизайнерских экспериментов. Можно даже сказать, что Apple не просто выпускает красивые продукты. Эта компания формирует облик современной компьютерной индустрии. И даже диктует моду.

Но… плохо ли это? Я имею в виду — платить за дизайн? Мне кажется, что это вполне нормально. Покупая какую-либо вещь, мы платим за функциональность. А выбираем — дизайн.

Пришли мы в магазин бытовой техники, к примеру, за утюгом. Что нам нужно? Инструмент для глажки выстиранного белья. То есть самый обычный утюг. Электрический, с регулятором степени нагрева, с отпаривателем, но всё же утюг. И что мы выбираем из десятков выставленных на витрине моделей? Самый красивый, самый изящный, самый удобный, самый лёгкий и, желательно, не слишком дорогой прибор. То есть — уже не только утюг, но ещё и творение дизайнера, которое можно назвать (при удачном, конечно, раскладе) «произведением инженерного искусства».

Тут же возникает вопрос — зачем нам это нужно. Чем нас не устраивает традиционный электрический утюг в его классическом исполнении? Некрасивый? Но нам же не любоваться им? Не выставлять напоказ, хвастаясь его обладанием? Нам нужно выгладить рубашку — и не более того. Почему же мы не покупаем утюги с чугунной подошвой и деревянной рукоятью? С эбонитовой вилкой и со шнуром в матерчатой оплётке? Утюг же? Функциональная и даже незамысловатая вещь. Чего же мы в ней ищем?

Этот пример можно распространить на любой предмет массового потребления. И объяснение здесь не особенно сложное. Мы же и одежду приобретаем сообразно своим представлениям о красоте. Проделай в холщовом мешке несколько дырок — готов практичный сарафанчик. Однако мы по каким-то причинам платим умопомрачительные деньги за модную одежду. И готовы платить даже за дыры — если вспомнить драные джинсы, которые не выходят из моды уже несколько десятилетий.

С техникой происходит то же самое. Нам мало функциональности. Нам нужна ещё и красота.

Совсем недавно персональные компьютеры представляли собой желтоватые металлические коробки — безликие и неинтересные. По-настоящему промышленный дизайн коснулся персональных компьютеров с распространением ноутбуков. Довод «зачем мне красивый системный блог, всё равно он будет стоять под столом» утратил смысл. Ноутбук всегда на столе, всегда под руками и перед нашими глазами. Чтобы работа приносила удовольствие, ноутбук должен выглядеть современно. Он должен быть красивым — как должна быть красивой любая вещь, которой мы обладаем. Кроме того, некрасивая техника плохо работает. Это уже даже не предположение. Это — аксиома.

Вернёмся к тому же утюгу. Электрический шнур в виниловой оплётке не просто практичен и красив. Он ещё и более надёжен, потому что не заламывается и не впитывает влагу. Его материал обладает высокими диэлектрическими свойствами. Он не пропитывается мелкой пылью, благодаря чему надолго сохраняет аккуратный вид.

У винилового шнура множество достоинств. И придуман он — можно не сомневаться — дизайнерами. Ими же придуманы форма лопастей вентилятора, замок дверцы холодильника, многочисленные выключатели, плафоны и так далее. Промышленный дизайнер это, прежде всего, конструктор, а потом уже художник. Одного без другого не бывает (хотя, наоборот, к сожалению, случается и довольно часто).

Персональные компьютеры вошли в нашу жизнь более двух десятилетий назад. Но понадобилось очень много времени, чтобы они обрели красоту бытового прибора. Именно красота отличает бытовую технику от промышленной. То есть дизайнерское решение без всякой натяжки можно отнести к важнейшим техническим решениям, которые и определяют выбор будущего пользователя.

Дизайн — дело живое и крайне непостоянное. Вспомните эволюцию цифрового фотоаппарата. Уж какие только формы он ни принимал за тридцать лет бурного роста. Камеры девяностых годов прошлого века, несмотря на скромные технические характеристики, обладали футуристической внешностью. Они воспринимались,  словно гости из будущего. И невозможно было представить, что с цифровыми фотоаппаратами произойдёт в ближайшие два десятилетия.

А с ними произошло вот что. Цифровые фотоаппараты  вернулись к проверенным целым столетием классическим формам — как к наиболее эргономичным и красивым. Посмотрите на цифровые зеркальные камеры и на компактные фотоаппараты со сменной оптикой. Те же плёночные зеркалки, дальномерные и шкальные камеры прошлого века. Отличия только в электронной начинке.

Меняется и дизайн ноутбуков, которые давно вышли на первый план, вытеснив с наших столов стереотипные коробки системных блоков настольных компьютеров. Но здесь перемены не носят радикального характера. Вдруг выяснилось, что дизайн портативных компьютеров более консервативен, чем можно было предположить. Уже сложились дизайнерские школы, находки которых в той или иной степени копируют конкурирующие компании. Да, я о Джонатане Айве — о выдающемся дизайнере современности, который и создал облик «яблочной» техники, выпущенной в свет за последние полтора десятилетия.

Продажа плодов дизайнерского труда — вовсе не «грязная спекуляция», как это представляют оппоненты Apple. Если за что-то и стоит платить, то именно за дизайн. Особенно если понимать его шире — включая в это понятие и технические характеристики, и потребительские качества. Это, действительно, хорошее вложение денег, поскольку красивая вещь будет служить дольше, чем некрасивая. Она будет доставлять удовольствие даже после того, как её функциональность будет исчерпана. Старые Маки, которые уже невозможно использовать как компьютеры, по-прежнему красивы. Их не выбрасывают за ненадобностью. Их коллекционируют.

Заглянув в компьютерный магазин в поисках нового ноутбука, смартфона или фотоаппарата, присмотритесь к красивой технике и прислушайтесь к своим желаниям. Не настолько же мы богаты, чтобы тратиться на уродливые инструменты?

Монблан — возвращение к вершине

Рубрика: (Человек пишущий) | Автор: moderator | Дата: 01-07-2013

Метки: , , , ,

Что заставляет человека тратиться на дорогие инструменты для письма? Соображения престижа? Мода? Отсутствие элементарной скромности?

Я могу говорить только о себе. Престиж для меня, как и мода, пустой звук. О скромности промолчу. Пусть о моих личных качествах говорят другие люди… Так что же заставляет меня тратиться на дорогие авторучки? Может, любовь к своей работе?

Думаю, это главный мотив. Любимая работа — это то дело, которое у нас получается, за которое мы себя уважаем. Соответственно, и работать стараемся лучшими инструментами. Видели ли вы готовальню опытного чертёжника? Это же невероятно совершенный набор инструментов, от которого невозможно отвести взгляд. То же касается, скажем, архитектора. Или инженера любой специализации, поскольку в инженерном деле без канцелярии не обойтись.

Отдельная «песня» — медицинские работники, фармацевты и химики. Недавно во время прогулки я увидел витрину магазина лабораторного оборудования. Реторты, пробирки, разнообразные подставки. Невероятное количество вещиц, о которых в школьные годы я мечтал. Мне очень нравилась химия. Не как наука, её я потом невзлюбил, поскольку на мой век «химий» досталось больше, чем я предполагал. Как лаборатория, как заставленный изящными диковинами кабинет. Как место, где совершаются чудеса — научно объяснимые, понятные знающему человеку. Но — чудеса.

Ещё большее впечатление на меня оказали медицинские инструменты доктора Вишневской — невысокой доброй женщины, лечившей меня когда-то от детских болезней. Она была не самым лучшим врачом на свете — большинство недугов я попросту перерос. Но эта женщина любила свою работу. Мне запомнился старинный стетоскоп — деревянная трубка, которой доктор Вишневская выслушивала мою хилую мальчишечью грудь. И золотой карандашик, которым она записывала свои наблюдения в медицинскую карточку. Однажды я извернулся и заглянул в эту карточку. Мне было любопытно, что доктор Вишневская пишет обо мне в своих бумагах. Я, конечно, ничего не понял. Её почерк был ещё более уродлив, чем мой. И на уроке русского языка я осмелился заявить Софье Семёновне на её претензию к моему почерку, мол, вы ещё не видели, как пишет доктор Вишневская. Софья Семёновна рассмеялась и долго не могла успокоиться. Я запомнил этот момент на всю жизнь.

Кстати, у моей любимой учительницы Софьи Семёновны хорошей авторучки не было. Её не было ни у кого из знакомых. Той ручкой, что писал мой отец — «Союзом» с закрытым золотым пером — писал в старших классах школы и я. И это была неважная авторучка (к слову — нелицензированная копия «Паркера 51», лучшая ручка советского периода). Но приобрести хорошую ручку в те годы было всё-таки можно. Иногда приличные «перья» привозили из заграничных поездок дипломаты и моряки. Они сдавали ручки в комиссионные магазины. И уже оттуда они расходились по любителям дорогой канцелярии — по невероятно завышенным ценам.

У многих дорогих моему сердцу людей хороших инструментов для письма не было. Мне очень жаль, что мой отец не оставил мне в наследство своё перо. Я бы берёг его, как зеницу ока. Часы — оставил. А с авторучкой не получилось. Он любил хорошие инструменты. Но всю жизнь работал карандашами. Сейчас мне кажется, что именно по этой причине — не мог подобрать подходящую перьевую ручку.

Помню, некоторое время он увлекался шариковыми ручками. Он называл их по старинке — «мой Биро». То есть «моя ручка Ласло Биро», изобретателя шариковой авторучки. Первая более-менее приличная шариковая ручка появилась у него в 1959 году после американской выставки в Сокольниках. Каким-то чудом отцу удалось купить этот инструмент. Ручка прослужила ровно 10 лет. И в 1969 году была кем-то украдена.

Школьные шариковые ручки отец не любил. Они жутко подтекали, оставляли на бумаге неряшливый жирный штрих. Эти ручки поначалу перезаправляли. После заправки стержни упаковывались в полиэтиленовые пакетики и хранились в холодильнике. Впрочем, холод не спасал шариковые стержни от старческого подтекания пасты.

Когда надо было заполнять документы, отец доставал из ящика стола чернильницу-непроливайку и деревянную ручку со стальным пером. Инструменты старинные и надёжные, как топор. Когда мне было четыре года, я выпил флакон с чернилами, хранившийся в отцовском письменном столе. Об этом случае вспоминали почти тридцать лет — до самой кончины моего отца.

Вчера я купил новую ручку. Шариковую «Монблан Мейстерштюк» из коллекции «Ле Гранд». Она чуть крупней ручек серии 146, но мельче перьевой ручки серии 149, в пару которой и была приобретена. Ручка изготовлена из акриловой смолы, которую производитель называет «драгоценной». Почему эта смола считается драгоценной, объяснения нет — как нет и даже приблизительной расшифровки состава смолы. Акриловой мы можем назвать её лишь по ассоциации со смолой, из которой изготовлены дорогие ручки «Паркер» (и, добавлю, авторучки других производителей).

В оформлении моей новой ручки применена позолота. Чистое золото в производстве авторучек применяется редко — только для изготовления перьев. Причина — невысокая твердость этого материала. Позолота на стальной основе форму держит намного лучше.

Авторучки серии «Мейстерштюк» инструменты дорогие или очень дорогие. Штучные экземпляры из драгоценных металлов в ювелирном оформлении (с бриллиантами, рубинами и другими камнями) могут стоить десятки тысяч долларов. Правда, это уже не инструменты для письма, а предметы роскоши. Что же касается собственно авторучек «Монблан», то это изделия высочайшего качества и высочайшей надёжности. Работать ими необычайно комфортно. Я говорю об этом как обладатель великолепного пера, которым я пишу уже полтора года.

Зачем мне шариковая авторучка? Разве перо «Монблан» меня чем-то не устраивает? Нет, нет, все хорошо. Я по-прежнему считаю «Монблан Мейстерштюк 149» лучшей перьевой авторучкой в мире. Но именно по этой причине мне и нужна шариковая ручка. Я попросту боюсь использовать свой «Мейстерштюк» в качестве пера на каждый день. Если эту ручку уронить на пол, от неё мало что останется. Чернильную ручку неудобно носить в кармане. Это крупная ручка, которая, к тому же, при резком встряхивании может потечь. Не по той причине, что она несовершенна. Просто потечь при неосторожном обращении может любая чернильная авторучка.

Короче, я решил, что мне нужен комплект из перьевой и шариковой ручек. Перо я буду использовать в кабинетных условиях (при этом кабинета как такового у меня нет). А шариковую — в так называемых полевых условиях. Решил и отправился в фирменный бутик, где оставил невообразимые для приобретения пишущего инструмента деньги.

Жалею? Да, что вы. Нет! Конечно — нет. Я счастлив. И объяснить свои чувства, похоже, не в состоянии… Что заставляет людей тратиться на дорогие авторучки? Любовь к своей работе. И — к инструментам, которые дарят нам это счастье.

Дёшево и сердито

Рубрика: (Умные вещи в офисе и дома) | Автор: moderator | Дата: 23-05-2013

Метки: , , , ,

Время от времени я слышу категоричные высказывания по поводу продукции именитых производителей. Мол, надо быть сумасшедшим, чтобы купить тысячедолларовую авторучку Montblanc. Или — фотоаппарат Leica, который стоит в десять раз дороже аналогичных камер. Или — красивый, но ужасно непрактичный автомобиль BMW. И так далее.

Как ни странно, я с этими утверждениями согласен. Я небогатый человек. И мне нравится идея довольствоваться малым (точнее — тем, что есть в наличии и что по силам мне приобрести). Но эта идея в моём случае работает лишь до определённой степени. То есть я могу согласиться с тем, что вместо обладания роскошным автомобилем мне лучше эпизодически пользоваться услугами таксомотора. Денег потрачу намного меньше, эффект же будет примерно тем же — я в любом случае доеду из пункта А, в пункт Б. Когда же речь заходит об инструментах для работы — о компьютерах или авторучках — я с такими принципами не согласен. Если уж выбирать авторучку, то исключительно ту, которую мне очень хочется заполучить в собственность.

Зачем? Я же спокойно могу работать и грошовой школьной ручкой? Могу. Но — не хочу. Мне нравятся дорогие красивые ручки «с историей». Не безымянные поделки, не продукция конвейерного производства — ручки, собранные в индивидуальном порядке, из дорогих материалов и с ручной подгонкой деталей.

Чем эти дорогие перьевые ручки лучше демократичных одноразовых «шариков»? Если ответить коротко — всем. Дорогие ручки приятно держать в руках. Они удивительно легки, комфортны в письме, изящны. Они отлично оформлены и невероятно долговечны. Они, наконец, с годами становятся лишь дороже — как старое марочное вино.

На самом деле магического воздействия дорогой вещи на своё воображение я объяснить не могу. И при этом знаю, что человек, пытающийся доказать преимущество дешёвого школьного пера перед дорогим штучным Montblanc`ом, ошибается самым трагическим образом. У него, скорее всего, не было реальной возможности сравнить эти инструменты на практике. А если такая возможность была, помешали какие-то другие обстоятельства. Например, отсутствие уважительного отношения к собственному труду. Или — элементарного вкуса.

Звучит довольно запальчиво. Но как можно относиться к человеку, для которого желтый пластик выглядит красивей, чем золото? Который кожзаменитель ценит выше натуральной высококачественной кожи? Который не отличает кичевую поделку от произведения искусства?

Собственно, ряд этот можно продолжать бесконечно. «Который слушает дворовые песенки, искренне считая их музыкой». «Который смотрит дурные комедии, считая их явлениями драматического искусства». «Который выходит в люди в изношенной домашней одежде». И — так далее.

Вкус, на самом деле, понятие очень ёмкое. Не бывает людей, которые хорошо разбираются в тонкостях литературы и при этом совсем не слышат музыки. Это взаимосвязанные вещи. Обратите внимание — среди поэтов нет людей с ущербным музыкальным слухом. Для восприятия поэзии и, разумеется, для поэтического самовыражения музыкальный слух совершенно необходим. Более того, он необходим и прозаику — поскольку хорошая проза это ритмизованный, упорядоченный в интонационном смысле текст. Как уловить правильный ритм, если у тебя нет чувства музыки?

Вкус — сложный комплекс разнородных, казалось бы, понятий. Может ли музыкально одарённый человек дурно одеваться? То есть, может ли он обладать безупречным вкусом в одной области и не иметь его в другой? Оказывается — нет. Зелёный галстук под жёлтую сорочку оденет только бездарный человек (если он не стремиться эпатировать окружающих своим видом — такое тоже случается).

Вернёмся к «умным мелочам». Я уверен, что выбирать следует только хорошие вещи. Если такой возможности нет, то мы просто приобретаем практичный инструмент. Мы обзаводимся им по насущной необходимости — как средством производства. Но мечтать о копеечной канцелярской мелочёвке… Что же в ней такого интересного, чтобы можно было на этом сосредоточиться?

А что такого привлекательного в тех же Montblanc`ах, раз я об этих ручках неустанно говорю?

Хорошее перо — это отношение к своей работе. Это уважение к своей судьбе, к пройденному пути. Уважение к своему выбору и к самой цели, к которой мы стремимся. Хорошим пером пишут хорошие книги. В этом смысле себя оправдывает каждый потраченный на дорогую канцелярию рубль. Писать дорогим пером всякие глупости неудобно и даже стыдно. Всё равно, что отправиться воровать яблоки в смокинге.

Если с дорогой канцелярией всё более-менее понятно, то как быть с компьютерной техникой? Где провести границу между компьютерами для массового потребителя и техникой штучной, элитной? Этой границы на самом деле не существует. Вся компьютерная техника предназначена для массового потребителя — и компьютеры семейства РС, и Макинтоши.

Но всё же по некоторым признакам я эту технику разделяю. Разделение это предназначено исключительно для «внутреннего употребления». Хотя, не думаю, что мои оценки вступают в принципиальное противоречие с оценками других любителей качественной компьютерной техники.

На своём веку я поработал на огромном количестве портативных компьютеров. Одни приобретал в собственность, другие испытывал по заданию компьютерных изданий. Каждый из ноутбуков я оценивал по собственной системе, в которой главным критерием было удобство работы.

Так вот, ноутбуков с удобной, в меру мягкой, не гуляющей клавиатурой оказалось очень и очень мало. В конце 90-х годов меня поразила клавиатура компьютера IBM ThinkPad. В 2010 году — клавиатура бюджетного ноутбука Hewlett-Packard. Но ни одной из марок не удалось даже приблизиться по качеству клавиатуры к ноутбукам от Apple.

Это лишь один показатель. Добавим к нему монолитность конструкции корпуса, эффективную вентиляцию, качество дисплея, характеристики автономного питания и ещё с десяток критериев (например, качество воспроизводимого динамиками ноутбука звука, характеристики встроенной веб-камеры и так далее). И получится более-менее ясная картина идеального ноутбука. Из реальных компьютеров, которые продаются в магазинах, в наибольшей степени этому гипотетическому идеалу — на мой взгляд — соответствуют Маки. Поэтому даже для использования операционной системы Windows лучше приобрести портативный Мак, чем любой из ноутбуков семейства РС.

Удивительно? Для меня — нет. У вас же могут быть свои подходы к оценке компьютерной техники.

Дело вовсе не в несовпадении взглядов и оценок. Дело совсем в другом. Мы не должны путать бижутерию с произведениями ювелирного искусства. Не должны принимать дешёвые поделки за шедевры. Не должны считать литературой бульварное чтиво.

Золотое перо авторучки или фотоаппарат Leica — это же не только хорошие инструменты. Это ещё и своего рода орден. Награда за верность выбранному пути и за достигнутые успехи.

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru