(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Смартфоны — увеличение дисплея

Рубрика: (Больше чем телефон) | Автор: moderator | Дата: 23-04-2014

Метки: , , , , ,

Новое веяние — смартфоны с увеличенными дисплеями. Вроде бы и неудобно, но с другой стороны — почему неудобно? Пять или шесть дюймов диагонали экрана, крупные (наверное) детали интерфейса — почему это считается неудобным? Нет, это не неудобно. Но и не выглядит аккуратным. Хотя, сегодня все выглядит аккуратным — даже то, что вчера выглядело уродливым.

Эта граница — аккуратно и уродливо — сегодня соотносится со всей продукцией ведущих компаний. Не известно по какой причине, но они вдруг взялись наращивать экраны мобильной техники. И в результате мобильная техника стала не очень мобильной. В том смысле, что смартфон с 5-дюймовым экраном не назовешь портативным. Но ситуация меняется именно так, как говорю я. И это подхватывают все компании, выпускающие смартфоны. Даже Apple, которая является прародителем и основным производителем этой техники. Что в результате будет в будущем, остаётся лишь гадать. Вот этим, пожалуй, и займемся. Интересно, как далеко сможет измениться смартфон?

Сегодня ситуация такова, что смартфоны с увеличенными экранами выпускаются как топовые модели. Самые дорогие из всех выпускаемых, самые функциональные, самые мощные и самые долгоживущие. Последнее выглядит странно. Смартфоны с большими экранами, а экран размером более 4 дюймов я считаю уже «сильно преувеличенным», всегда потребляли много энергии. И раньше с выпуском таких смартфонов была проблема — энергопотребления. Сегодня, выходит, проблемы нет. Смартфон с большим экраном больше не выглядит излишне прожорливым. Он потребляет энергии ровно столько, сколько принято у портативной техники.

Следовательно, одной проблемой стало меньше? Нет, конечно. Проблема энергопотребления никуда не делась. Просто снизились требования по одним позициям и по другим. А все вместе снизилось настолько, что стало возможным снизить количество потребляемой энергии до минимума. И обеспечить нормальную продолжительность работы одного смартфона.

Но все это снижает надёжность устройства. Смартфон со встроенной аккумуляторной батареей работает на пределе своих возможностей. Нет избыточного запаса энергии. Нет и времени дополнительной работы, которое смартфон имел бы в остатке. Смартфоны быстро теряют энергию и быстро разряжаются. Сегодня размер работоспособности смартфона определяется сутками. То есть он должен в течение суток активно трудиться -  включая и воспроизведение видео, и другие ресурсоёмкие задачи. Смартфон, который работает в таком режиме, считается хорошим, качественным. Он справляется с нагрузкой, «умирая» к концу дня и требуя подключения к сети.

Если считать батарею смартфона устройством самодостаточным, то выходит, что она, эта батарея, снижает пользу от смартфона, поскольку больше суток он работать не будет. Ну, или двух суток — если относится к его возможностям с некоторой экономией. При этом батареи не сменные. Они жестко встроены в смартфон, объединены с ним в общий конструктив и не являются деталями, которые можно заменить. Есть дополнительные батареи — в виде аккумуляторов подзарядки или надеваемых блоков питания. Но здесь работает то ограничение, что снижает применение сменных батарей. То есть возможность подключения — по разъёмам, по размерам и просто по внешнему виду.

Получается, что далеко не любой внешний аккумулятор подходит к смартфону. А к большому смартфону не подойдёт ни один из них. У нас попросту не хватит сил таскать всю эту систему с собой. Либо он не подойдёт к разъёмам смартфона. Короче, вся эта мобильная серия не идёт ни в какое сравнение с тем, что с этим творится у смартфонов Apple. Вот там, действительно, хочешь — такие аккумуляторы, хочешь — этакие. И спуск к затвору встроенного фотоаппарата. И стилус. И набор сменных объективов. И много чего ещё, что приходит в голову. Но речь идёт о смартфоне. То есть о том устройстве, что имеет экран размером в 3,5-4 дюйма и не более того.

Мы обрисовали недостатки устройства с одной стороны. Мы не брали характеристики устройства, вяли лишь его размеры и энергопотребление. Но можно продолжить список недостатков, анализируя их поэтапно. Например, размеры устройства и его ухватистость. Или вес устройства и его технические параметры. И количество этих недостатков будет так много, что мы замучимся их анализировать. Но все так и будет — если рост дисплеев не прекратится. А он не прекратится, поскольку именно к этому все и идёт.

Что же это получается — на рынке будет всё больше смартфонов с растущими экранами, а мы, потребители, никак на это не отреагируем? Отреагируем. Но производитель ориентируется на стандартные показатели потребления. Для него ваши странности с большими экранами — это, действительно, лишь странности. Покупают — он производит. Покупают меньше… он производит больше. Чтобы оценили и чтобы купили, наконец, то, что он, производитель, считает лучшим из выпущенного. Чтобы они убедились, что размер экрана не имеет особого значения, нужны сигналы особого рода. Особые акции, какая-то аналитика или что-то такое.

Хорошо, а что остается в остатке? Не экранами же едиными? Нет, не ими. Есть ещё технологии расширения Интернета, технология слежения за устройствами. Да мало ли — этих технологий больше, чем может показаться. Установка, к примеру, чипа — для оплаты проезда, доступа к Сети, всего того, чего захочет оплатить пользователь со своего телефона. Но экран — одна из основных технологий, влияющая на габариты устройства.

Я не знаю пока, как надо относиться к смартфонам с растущими экранами. Мне кажется, что смартфон с размером экрана больше, чем 4 дюйма по диагонали — это уродливо. Но повторяю — пока. Завтра, возможно, я привыкну и буду ими пользоваться. И не стану ворчливо требовать вернуть былое величие 3,5-дюймовых аппаратов. Мне вполне хватит умений большого смартфона… Только как его носить? Кошмар какой-то — честное слово.

Пока приходится смотреть на них, на смартфоны с большими экранами, как на «безвременно захворавших» (ей богу, не могу найти других определений). Мало того, что экраны велики, ещё и сами размеры смартфонов явно выдаются за рамки разумного. Острые края, отдельные кнопки, расположенные не под пальцами. Короче, уродство и только.

Остаётся лишь надеяться, что мастерство планировщиков, да вкус дизайнеров скажут свое слово… Хотя, не скажут. Как не говорят сейчас против часов-телефонов. И плодятся, плодятся эти странные и неудобные часы — как предупреждение тем странным аналитикам, расценивающим их рыночные перспективы. Но перспектив-то и нет. А есть — плюсы и минусы. Минусов больше, плюсов всего ничего. И маленькая рыночная ниша. Возьмут или нет?

Синхронизация смартфона с компьютером

Рубрика: (Больше чем телефон, Компьютер на рабочем столе) | Автор: moderator | Дата: 17-02-2014

Метки: , , , , , ,

Каким бы ни был смартфон, а ему нужна программа синхронизации с большим компьютером. Ну, допустим, не всегда, не постоянно, а лишь время от времени. Но — нужна же? Иначе как мы скажем, что смартфон работает (или не работает) с Windows хорошо (или плохо)? Откуда мы это узнаем?

Есть и другие детали, о которых лучше умолчать. Но дело становится ясным — нужна хорошая программа синхронизации, позволяющая синхронизироваться со смартфоном, переписывать нужные файлы, делать все то, что делают такие программы. И программа эта должна быть бесплатной, не глючной, работать хорошо и без сбоев. Короче, нужен синхронизатор, без которого и смартфон — не смартфон, и большой комп — не комп.

Подобных программ достаточно много. О чем говорим? Первое — об iTunes. Об основной программе-синхронизаторе Мака и гаджетов iOS. А так же — Windows и тоже гаджетов iOS. То есть о главном синхронизаторе для всех портативных устройств, выпущенных компанией Apple.

Поначалу эти устройства были проигрывателями iPOD, не несли каких бы то ни было программных (или каких-то иных) дополнений. Все было просто — список музыки, которую надо было закачать в память проигрывателя, и синхронизатор. Устанавливался список, подсоединялся iPOD, включалась синхронизация. А потом, когда плеер отключался, он заряжался от порта USB. Вот и вся премудрость.

Сейчас iTunes умеет гораздо больше. Он содержит не только список музыки, которую следует переписать на плеер, но и список программ, книги, которые можно будет читать, фильмы, которые можно смотреть, почту, адреса, фотографии — которые можно просматривать на плеере. И это гораздо больше, чем нужно нам на музыкальном приборе, но вполне достаточно для планшета или смартфона.

Усовершенствование синхронизатора произошло вместе с тем, как усовершенствовался плеер. Появление в нём функций звонков породило появление в синхронизаторе соответствующих опций. Есть возможность звонить — есть возможность отмечать звонки (переписывать их в адресную базу, удалять и прочее). И так — по всем опциям, включая и видео, и книги, и многое, многое другое.

Почему iTunes ругают? Потому что он хорошо работает на OSX и совсем не так хорошо на Windows. С этой средой произошла удивительная штука — все, что написано для Windows и Мака работает наперекосяк. Хотя, замечено, что лучшие ноутбуки для Windows выпущены Apple. Но это же означает, что в среде OSX эти ноутбуки будут работать намного лучше, чем в среде Windows.

Чего iTunes не умеет в принципе? Работать с iPOD`ом или любым другим устройством, не сертифицированным для данного конкретного компьютера. И это означает, что любой плеер iPOD, будучи подключенным к компьютеру, нельзя использовать в качестве проигрывателя (смартфона, планшетного компьютера). То есть нельзя использовать записанные на нём программы. Нельзя воспроизводить купленные на нём песни. Нельзя просматривать фильмы. Ничего нельзя — без прописывания устройства в личное пользование.

А после прописывания происходит такая же штука — подключить проигрыватель к другому компьютеру без утраты содержания нельзя. И получается, что у пользователя появляется дополнительная головная боль. Мало того, что нужно получить в своё распоряжение проигрыватель (повторяю, речь идёт и о смартфонах, и о планшетных компьютерах), так надо ещё и авторизоваться, прописать его в данных своего компьютера.

Подобных странностей нет у других синхронизаторов — под другие платформы. Но на самом деле это и не странность вовсе. Это — фича. Дополнительное усовершенствование, помогающее существовать рыночному механизму, дополняющее рыночные рычаги. Без этого механизма рынок попросту упадёт. Он исчезнет, как это случилось во времена «оно» — когда не было ещё iTunes, а существовала идея, посетившая мудрую голову Джобса.

Без идеи контроля рыночных перспектив существование тюнера-синхронизатора невозможно. В этом и заключается главное противоречие свободного ПО и устройств, использующих подключение к коммерческим продуктам. Свободно распространяемое ПО — те же синхронизаторы — рассчитаны на свободное использование. А коммерческий продукт — музыка, фильмы, книги — рассчитаны на использование после оплаты. Это и сдерживает развитие рынка синхронизаторов. Сдерживает и превращает его в пустую трату сил.

Ладно, об этом ещё поговорим. А пока — о других синхронизаторах. В мире Windows бал правит другая программа — альтернатива iTunes, а именно Windows Media. Этот плеер тоже рассчитан на применение ограничений коммерческого использования музыки, но работает и без авторизации. В этом и существенный минус этой программы, и, вне сомнений, её плюс. Но если не обращать внимания на авторизацию, то можно заметить ещё одно отличие. Допустим, у нас записано десять композиций одного автора. Десять одноимённых композиций. Они будут записаны в одну папку и разделены — чтобы файлы не перепутались. И чтобы не перепутались их теги. Это в Windows Media. А в iTunes произойдёт следующее. Файлы будут записаны в соответствии с внутренним распорядком в разные папки, названия которых не повторяется. И это будет происходить всегда — как бы ни были похожи файлы и как бы они не походили своим устройством друг на друга. В результате упорядочивание в iTunes происходит автоматически и вполне логично. А упорядочивание в Windows Media всегда запаздывает и ошибается… Но это так, несущественные детали.

А что среда Linux? В Ubuntu что? Есть такие программы-синхронизаторы и для Ubuntu. Но здесь есть и несколько важных деталей, усложняющих копирование файлов и их хранение. Во-первых, система бесплатная и свободная, следовательно, и проигрыватели должны быть бесплатными и свободными. А это не так. Далее — на плееры действуют те же ограничения, что и в других случаях. И в результате плееры не могут хранить музыку, не сохраняя её данные в DRM. Как следствие, программы-синхронизаторы для Linux сильно проигрывают аналогам из других операционных систем. А это ещё далеко не все ограничения, накладываемые на плееры и систему синхронизации.

В среде Ubuntu популярны следующие синхронизаторы — Gtkpod (для Ubuntu с оболочкой Gnome) и YamiPod (для Ubuntu с оболочкой KDE). Но оба варианта имеют свои «косяки» — ошибаются в синхронизации, требуют различных манипуляций при обновлениях. Как вариант — установка гостевой среды VirtualBox и расширений VirtualBox_Extension_Pack. Но это явно не «наш метод». В том смысле, что костыли эти действуют через раз. И владельцу лучше попробовать использовать другой плеер — не iPod. Тогда действия с плеером и компьютером переходят в иную плоскость. А несвободное ПО становится свободным.

Выбор чехла для смартфона и планшета

Рубрика: (Больше чем телефон, Компьютер на рабочем столе) | Автор: moderator | Дата: 20-01-2014

Метки: , , , , ,

Чехол для смартфона и чехол для планшета — разные вещи. Причем, разные принципиально. Возьмём, к примеру, смартфонный чехол. Обычно мягкий, насколько можно лёгкий и изящный. Он похож на мягкую и нежную оболочку, защищающую смартфон от внешних прикосновений. Теперь «оденем» такой же мягкий чехол на планшет. Удивительно – чехлы из совершенно одинакового материала будут смотреться совершенно по-разному. На маленьком смарте чехол выгляди идеально. Но на широкой поверхности планшета он смотрится слишком нежным и ненадежным. Если же мы используем чехол из более грубого материала, эффект будет противоположным. Он будет идеален для планшета, но на смарте становится слишком брутальным. А разница лишь в размерах – смартфон в два с половиной раза меньше, чем планшет. Или около того.

Именно это отличие и влияет на выбор чехла. Подбирать чехол нам приходится, зная размеры устройства и его функциональные особенности. Мы выбираем материал чехла, его вес, цвет и множество других деталей, чтобы усилить одни качества и завуалировать другие.

Возьмём, к примеру, размеры. Хороший чехол не должен слишком увеличивать их. Нам важно, чтобы устройство оставалось маленьким и удобным. Это если речь о смартфоне. О планшете же мы будем рассуждать по-иному. Пусть размеры увеличатся, но чехол должен быть надежным, по возможности, обеспечивая целостность планшета. В результате, по критериям размера, хороший чехол для смартфона и такой же чехол для планшета окажутся совершенно разными, несмотря на возможное близкое технологическое сходство или даже на одну фирму, выпустившую устройства.

Вместе с тем, смартфон и планшет устройства функционально схожие. Подбирая чехлы к этой паре (смартфону и планшету), это их сходство хорошо подчеркнуть. Чехлы в идеале конструктивно должны повторять друг друга, перекликаться по основным параметрам, быть «одного пошива», быть выдержанными в единой общей линии, едином стиле. Какой же приемлемый аглоритм рассуждений и действий можно предложить для выбора чехлов? Что именно выбирать?

Выбор всегда — не такая уж простая задача. Во-первых, чехол выбирают после того, как куплен планшет и смартфон. А покупка такая происходит обычно в одно время или с небольшой временной разницей (скажем, в месяц). Первым обычно покупают смартфон. Планшет же приобретают «в нагрузку» — как вспомогательное для основной работы устройство. Поэтому вначале поговорим о чехле для смартфона. Ведь он будет нужен первым. С него и начнем.

Смартфонный чехол — устройство вспомогательное и при первом, часто необдуманном выборе, не всегда удачное. В первый раз он обычно покупается без особой на то надобности — чтобы сохранить внешность смартфона, чтобы улучшить его качества. И лишь со временем выясняется, что чехол – не только ещё одна внешность смартфона, его второе лицо. От качества чехла часто страдает функциональность самого аппарата. К части кнопок, оказывается, трудно добраться, или эти кнопки прикрыты ненадежно закрепленными деталями чехла. В результате, чехол лишь усиливает возможные недостатки смартфона – то есть именно то, от чего призван был нас, владельцев, защитить.

Чехол к планшету выбирается иначе. Планшет покупается обычно в довесок к смартфону. В функции планшета входит более совершенная графическая система. Мы используем ее для качественного отображения контента. В планшете более емкая, по сравнению со смартфоном, система питания. И звук, и системы коммуникаций — все в планшетном компьютере сделано надёжней и долговечней. Во всяком случае, именно долговечность и вызывает у владельца наибольшее удовлетворение от использования планшета, а также надёжность и увеличенные по сравнению со смартфоном возможности.

Эти возможности и определяют критерии к выбору при покупке чехла. Более брутальный вид планшета побуждает остановиться на таком же брутальном чехле. Магнит на лицевой стороне передней панели (он есть у всех планшетов семейства iPad, начиная со второй модели) побуждает предпочитать специальные чехлы. А значительный, по сравнению со смартфоном, вес планшета позволяют не особенно задумываться о приобретении особо портативного чехла. Нет особых проблем выгадывать в его весе и размерах. Планшет — устройство совершенное и сложное, чехол для него – аксессуар простой и грубый. Вот и весь сказ.

Однако на практике получается, что приобретаем мы чехлы для смартфона и планшета не один раз, а два или даже три раза. Причина в том, что первый чехол, как правило, оказывается неудобным, второй — неэстетичным. И так далее вплоть до удачного выбора. А там, глядишь, приходит пора покупать новый смартфон. И история повторяется. Новый смартфон, новый чехол, новый планшет, и к нему новый чехол…

Активно много лет используя для работы оба устройства (и смартфон и планшетный компьютер), осмелюсь дать общие советы по более рациональному, на мой взгляд, выбору чехлов для смартфона и планшета. И спасти тем самым ваши кошельки от лишних трат (если они, конечно же, лишние). Сначала выбираем чехол для смартфона.

Первое — что за модель смартфона вы выбрали? Второе — с каким экраном ваш смартфон? Третье — из какого материала выполнены передняя и задняя панель корпуса? Эти три параметра и влияют на выбор чехла для смартфона. Для iPhone c 4-дюймовым экраном (IPhone 5c и 5s) лучшим выбором будет жесткий чехол с жесткой задней стенкой и тонкими закраинами, огибающими телефон по бокам. Его размеры не будут увеличены настолько, что смартфон превратится в нетранспортабельного гиганта, но при этом и не останутся неизменными — как в случае с мягкими чехлами. Жесткий чехол лучший, на мой взгляд, выбор. Но, опять же, только на мой взгляд. Ваш выбор за вами.

Для «андроидного» смартфона диапазон чехлов шире. И здесь выбор выглядит более привлекательным, хотя, на деле оказывается, что выбора-то особо и нет. Те же жесткие чехлы — если корпус смартфона выполнен из металла. Или мягкий чехол, из которого смартфон придётся доставать. Или… вообще без чехла, если размеры смартфона слишком сильно отличаются от стандартных. В любом случае, «андроидный» смартфон устареет быстрей, чем состарится. И вы будете вынуждены заменить его таким же новым… с новым чехлом.

О планшете. Его мы выбираем следом за смартфоном (для пары устройств). Если мы планируем его использовать как устройство, с которого мы будем выходить в Интернет часто, не реже чем с компьютера (то есть для активной эксплуатации), и чехол к нему нужен более основательный, более брутальный. Лучшие модели выполнены на основе технологий Smart (Cover или Case). Лучше выглядят те модели, что выполнены в виде полных чехлов. Во всяком случае, они выглядят надежно и не оставляют впечатления чепуховой защиты.

Чехол в виде бювара может неплохо работать на смартфоне, особенно если владелец аккуратен и осторожен в обращении с техникой. И совсем не будет работать на планшете. Бювар в качестве чехла хорош лишь в том случае, если техника чаще хранится без дела, чем используется. Ну, а что касается разного рода чехлов — в виде бумажников с отделениями под смартфоны, с различными клапанами под технику и так далее — то их эксплуатация дело, скажем так, не беспроблемное. Тут как повезет. Может выгореть так, что купишь и думать ни о чем не будешь. Но может оказаться и иначе.

Умные телефоны — смартфоны и коммуникаторы

Рубрика: (Больше чем телефон) | Автор: moderator | Дата: 20-12-2013

Метки: , , , ,

Поговорим о самых совершенных сотовых телефонах – о смартфонах и коммуникаторах, появившихся в самом конце ХХ века в результате слияния функций телефона и карманного компьютера, и получивших развитие уже в веке нынешнем. Но сначала придётся разобраться с их классификацией. Дело в том, что эти устройства быстро совершенствуются. Устоявшиеся стандарты только-только появились, а потому в терминологии часто царит путаница.

Смартфонами принято называть «умные» устройства, гибриды компьютеров и телефонов, в которых превалирует именно телефонная составляющая. Если же в конструкции аппарата больше от карманного компьютера, то его называют коммуникатором. Однако такой замечательный аппарат, как Treo 650, по всем параметрам относящийся к коммуникаторам – у него есть даже встроенная клавиатура QWERTY, как в маленьких клавиатурных компьютерах, самим производителем американской компанией Palm названа смартфонам.

«Умные» телефоны отличаются от обычных аппаратов, предназначенных преимущественно для голосовой связи, ориентацией на вспомогательные сервисы. Именно расширенная функциональность телефона указывает на то, что перед нами смартфон. Но главное – смартфоны и коммуникаторы работают под управлением открытых для сторонних разработчиков программного обеспечения операционных систем. Их всего три – Palm OS, которая применяется в смартфоне Treo 650, Symbian различных серий (40, 60, 80, 90), которые работают в смартфонах и коммуникаторах финского производителя сотовых телефонов Nokia (кстати, самого крупного производителя в мире), а также в некоторых других (например, в смартфонах Sony Ericsson P910), и Windows Mobile for Smartphone, которая применяется в смартфонах и коммуникаторах очень многих компаний.

Перечислим обязательные функции смартфонов и коммуникаторов. Любой «умный» телефон оснащается цифровым диктофоном. Время записи ограничено объёмом установленной в телефон электронной памяти (а она может расширяться карточками флеш-памяти). Встроенным диктофоном оснащаются и обычные сотовые телефоны, но у них время записи ограничено 1-3 минутами из-за небольшого объёма установленной памяти.

Другая любопытная функция смартфонов, которая встречается в сотовых телефонов высокого уровня, но напрочь отсутствует в карманных компьютерах, громкая связь. Включив динамик на полную громкость, обладатель смартфона имеет возможность вовлечь в разговор окружающих людей, которые будут слышать голос позвонившего абонента. Иногда это полезно и нужно, иногда так и остаётся невостребованной возможностью.

Любой современный смартфон умеет работать с расширенными системами пересылки коротких сообщений — EMS и MMS. Эта функция связана с прикреплением к сообщению дополнительных файлов, графических, звуковых или видео. Для облегчения операций с файлами смартфоны снабжаются файловым навигатором — утилитой, работающей примерно так же, как и «Проводник» Windows (эта утилита обязательная принадлежность операционной системы смартфона, но возможно и использование программ других производителей). При этом содержимое электронной памяти телефона отображается в виде иерархической структуры папок с вложенными в них файлами. Директории с жизненно важными для функционирования телефона программами обычно для пользователя скрыты, и доступа к ним нет. В этом отношении смартфон напоминает хорошо защищенный от необдуманных действий маленький компьютер.

В любом смартфоне непременно есть почтовый клиент с поддержкой протоколов POP3 – Post Office Protocol (для входящей почты), и SMTP — Simple Mail Transport Protocol (для исходящей почты). С его помощью можно просмотреть заголовки входящих писем, скачать нужные и прочесть их. Но не стоит забывать, что это всего лишь телефон, а не компьютер — вложенные в письма файлы смартфон сможет открыть только в том случае, если их поддержка обеспечена и почтовым клиентом, и программой просмотра документов соответствующих форматов. К примеру, для просмотра текстового документа с расширением doc на смартфоне Treo 650 нужна программа Documents to Go или аналогичная. Средствами операционной системы открыть этот файл невозможно.

Спорным на первый взгляд, но на практике весьма полезным дополнением смартфона сегодня стал встроенный цифровой фотоаппарат. Сенсор КМОП небольшого разрешения и чувствительности, склонный к шумам и со скромными показателями быстродействия не позволяет сравнивать фототелефоны с полноценными цифровыми фотоаппаратами. Это и в самом деле устройства совершенно различного применения. Фотоаппарат, даже самый компактный, мы берём с собой для того, чтобы что-то фотографировать, а смартфон — для быстрой связи с нужными людьми. По сути, встроенная камера это и не фотоаппарат вовсе, а «регистратор событий», фотографическая записная книжка, миниатюрная простая камера, которая всегда готова к оперативной съёмке.

Ещё одно мультимедийное дополнение смартфона – воспроизведение звуковых файлов МР3, а также видеофайлов и графических изображений. Если небольшой экран смартфона, который всегда меньше, чем у КПК (у карманных компьютеров общепринятым минимумом является 3,5 дюйма по диагонали, у смартфонов и коммуникаторов размер экрана начинается с 2 дюймов по диагонали), превращает просмотр видеофильма в приятную, но невостребованную возможность, то в использовании смартфона в качестве звукового проигрывателя есть смысл. Владельцу приходится носить с собой одно универсальное и очень небольшое по размеру устройство, вместо двух или трёх (учитывая фотографические и диктофонные функции «умного» телефона).

Всё вышеперечисленное есть не только у смартфонов, но и у большинства сотовых телефонов. И почтовый клиент, и встроенный микробраузер для просмотра веб-страниц в формате WAP, и диктофон, и встроенная фотокамера. Что же принципиально отличает смартфон от телефона? Прежде всего, возможность загружать программы сторонних производителей, которых на сегодня создано огромное количество. В сотовых телефонах для запуска программ (в основном игровых) используется специальный «мобильный» вариант программной среды Java. В смартфоне есть поддержка и Java, и приложений для самой операционной системы.

Второе – ввод информации. К смартфону и коммуникатору можно подключить полноразмерную складную клавиатуру, оснащённую беспроводным интерфейсом Bluetooth, и набирать текст, как на обычном ноутбуке. Кроме того, смартфоны семейства Treo и Windows Mobile оснащаются сенсорными экранами, как и карманные компьютеры, поэтому набор текста можно производить при помощи экранной клавиатуры или системы распознавания рукописного ввода. А у коммуникаторов Nokia 9300 и 9500 есть встроенная клавиатура достаточно большого размера, которая очень удобна для работы с текстом. Всё это  превращает маленькое портативное устройство в универсальный инструмент.

По сути, смартфон и коммуникатор – это результат развития карманного компьютера. При меньших размерах смартфон обладает большей функциональностью (КПК в качестве телефона использовать можно, если вставить в слот карты памяти модуль GSM, но неудобно из-за больших размеров карманного компьютера и явно «не телефонной» эргономики). Если КПК можно рассматривать только в качестве мобильного расширения персонального компьютера, а сотовый телефон – как устройство самостоятельное, от компьютера независимое, то смартфон располагается посередине. Это портативное устройство беспроводной связи, наделённое функциями КПК, но от компьютера зависящего в значительно меньшей степени. Чтобы подключиться к Глобальной сети со смартфона, достаточно набрать номер провайдера. Чтобы то же самое сделать с карманного компьютера, нам придётся подключить его к «большой» машине – либо кабелем, либо через беспроводной интерфейс. Правда, в современные КПК встраиваются адаптеры Wi-Fi – радиоинтерфейса для подключения к Интернету в зоне действия беспроводной сети этого стандарта. Но эти сети распространены пока далеко не повсеместно (и, заметим, тоже не бесплатны).

Какое будущее ждёт смартфоны и коммуникаторы? Надо полагать, веcьма и весьма радужное. Скорее всего, в будущем все сотовые телефоны будут наделены функциональностью смартфонов. Во всяком случае, компания Nokia с каждым годом выпускает на рынок всё больше самых разных моделей «умных» телефонов, которые становятся всё доступней. А коммуникаторы (их и сегодня выпускается относительно немного – если сравнивать со смартфонами), наверное, отойдут в область специальных применений, как и карманные компьютеры.

Возможно, когда-нибудь смартфон станет универсальным инструментом и для подключения к Глобальной сети, и для получения самой разнообразной информации, включая цифровые телевизионные программы, и для проведения электронных платежей. Не исключено, что в дальнейшем он по своим функциями сблизится со смарт-картами и, если не вытеснит их, то весьма удачно дополнит.

Впрочем, предсказывать будущее этой техники дело очень неблагодарное. Недаром же появление сотовой связи не предвидел ни один фантаст. А кто мог предположить, что сотовые телефоны займут в нашей жизни столь значительное место? Сегодня это любимая «игрушка» миллионов. Завтра – техника, без которой невозможно нормально существовать.

Заметим — ни об Android, ни об iOS, ни о других смартфонных операционках речи пока не идёт. Ибо все это продукты нового тысячелетия, а не последних десятилетий века двадцатого.

Ручка, блокнот, смартфон

Рубрика: (Больше чем телефон, Человек пишущий) | Автор: moderator | Дата: 19-09-2013

Метки: , , , ,

Утро. За окном сереет рассвет. Выпита первая чашка кофе. На рабочем столе передо мною разложен привычный набор инструментов. Перьевая авторучка. Записная книжка (реже блокнот с отрывными листочками). И — смартфон. Есть ещё компьютер, но на него я особого внимания не обращаю. Компьютер и так главная часть рабочей системы. Без него теряют смысл и ручка, и всё остальное.

Я не знаю, во что выльется наступающий день. Вчера, к примеру, не получилось ровным счётом ничего. Я не смог написать ни строчки осмысленного текста. Пришлось заниматься всякой ерундой, сохраняя видимость работы. Если махнуть рукой и откровенно предаться безделью, то будет ещё хуже. Даст о себе знать встревоженная совесть. А там недалеко и до депрессивных явлений. До элементарного уныния, которое отодвигает работу ещё дальше — на неопределённое расстояние. Никто же не в курсе, когда мы соизволим взять себя в руки.

Я не знаю итогов дня, но, тем не менее, прилагаю  усилия, чтобы добиться безусловного успеха. Для меня успех — это, прежде всего, завершённая работа. А в расширенном или в общем смысле — работа, которая не останется невостребованной. Которая принесёт пользу людям. Или хотя бы кого-то развлечёт. Кстати, главное предназначение литературы — развлекать. И лишь потом, если получится, чему-то научить. Неинтересный текст (рассказ, эссе, роман) читать никто не станет. А если его никто не прочтёт, то и образовательная составляющая текста не сработает. И проделанная тобою работа утратит остатки смысла. Нельзя же считать хорошим результатом напрасно потраченное время — сначала на написание этого текста автором, а потом на прочтение его читателем? И самое печальное в этой унылой  последовательности то, что автор — это я.

Передо мною лежат привычные инструменты. Я беру в руку перо. Открываю чистый разворот записной книжки. И лишь после этого включаю компьютер. Пока машина будет грузиться — а это никак не меньше двух-трёх минут — я соберусь с мыслями. И запишу в книжку первое слово сегодняшнего текста. Без первого слова ничего не получается. Или даже так — ничего не получается без первой фразы. То есть без оформленной мысли, которая тянет за собой вторую мысль, третью. И — так далее. Клубок разматывается. И тусклая, едва различимая при свете занимающегося утра идея обретает четкие формы. Работа начинается.

Каракули в записной книжке могут не иметь чёткой связи с тем, над чем я размышляю в течение дня. Книга о Говарде Картере, обнаружившем гробницу египетского фараона Тутанхамона, к примеру, началась с рисунка вороны. Да, обычной серой вороны. Я попытался запечатлеть птицу, которая устроилась на ветке дерева, растущего под балконом моего дома. А рисую я отвратительно. Точнее — не рисую вообще. Но эти каракули самым неожиданным образом подтолкнули меня к первой фразе книги. Я написал: «Всё началось 30 июня 1798 года, когда в порт Александрии вошёл французский флот Наполеона». И в этот момент я понял, что дело в шляпе. И книжка уже, практически, написана. Остаётся лишь занести виртуальные слова на виртуальную бумагу. В смысле — записать сложившийся в голове текст в память компьютера.

А это уже дело техники. Голова здесь почти не нужна. Можно даже думать в этот момент о чем-то своём (если это что-то каким-то образом относится к Тутанхамону, Говарду Картеру или хотя бы к современному Египту).

Я не знаю, как это происходит. Не знаю глубинных причин этого феномена. Но без ручки и записной книжки, существующих в том или ином виде, не было бы и моих книжек. Ни одной из ста пятидесяти девяти. Ручка мне так же необходима, как и чистая страничка записной книжки. При этом мои записные книжки невозможно прочитать. В них попросту ничего интересного не написано. А порой не написано ничего вообще.

В моих записках нет набросков будущих повестей. И дело не в том, что я не пишу повестей (а я их, действительно, не пишу). Дело в том, что если я начинаю на чём-то писать, то на этом же «чём-то» и заканчиваю. Поэтому я предусмотрительно перехожу на компьютер, поскольку расшифровывать путаные записи с бесформенных клочков бумаги удовольствие сомнительное.

В этих записках нет воспоминаний о прожитых мною событиях. Нет портретов интересных людей. Нет внезапно пришедших на ум образов или описаний. В них, повторяю, нет ничего интересного. Поэтому я пышно именую эти записки «дневниками».

На самом деле у этих утренних заметок есть четыре  утилитарные задачи. Первая, основная — разбудить меня. И настроить на рабочий лад. Вторая задача — каким-то непонятным мне образом пробудить во мне «писательский инстинкт». Это нечто вроде утренней распевки профессионального вокалиста. Человек может быть вторым Карузо или одним из трёх великих теноров современности. Но утром он в любом случае будет беспомощно и смешно блеять в ванной, стоя перед зеркалом и силясь вспомнить — а почему он, собственно, должен перед кем-то драть глотку. Но первый же «чижик-пыжик» будит в этом человеке дремлющую до этой минуты силу. И, прочистив горло, вокалист выдаёт первый звук, от которого разбегаются уличные коты, а соседи просыпаются с тревожным вопросительным вскриком: «Что, пожар?!»

Третья задача — поддерживать в течение дня едва уловимую ассоциативную (я полагаю) связь между спонтанно возникающими мыслями, этим неоформленным потоком сознания, и работой — тем текстом, над которым я ломаю голову в течение первой половины дня. Мне вдруг не пишется. И я снова беру в руки записную книжку. И вывожу в ней замысловатую картинку. Или бессмысленный набор слов. Записываю всплывшие в памяти планы (вроде того, что я лет двадцать не был в кино, и неплохо бы взглянуть, что это за хвалёные мультиплексы). Обычно после такой заметки рабочее состояние восстанавливается. И я благополучно заканчиваю начатое, хотя вся эта история с отвлечениями и искусственной стимуляцией мне не нравится. То ли сказывается усталость, то ли я переоцениваю собственные возможности… Впрочем, я их всегда переоценивал и переоцениваю. Я лишь считаю себя человеком не амбициозным и трезвомыслящим. На самом деле и то, и другое нужно делить на десять. А потом ещё на десять. Или даже на сто.

Четвертая задача, которую я возлагаю на авторучку и записную книжку — плавное торможение в щадящем режиме. Я начинаю день с дневниковой записи (или с того, что я называю таковой). Ею же я день и заканчиваю. И в этом есть большой смысл. Если между этими двумя событиями ничего нет, если работы не получилось, то саму возню с дневниковыми записками я и считаю работой. И мне уже не так стыдно за свою склонность к безделью… Перед кем стыдно? Перед самим собой. И перед памятью моих покойных родителей, которые были настоящими тружениками. Не то, что я.

А причём здесь смартфон? Почему я и его считаю главным рабочим инструментом? Потому что если мне не пишется, и перо с записной книжкой не помогают, я беру смартфон и принимаюсь на нём… играть. Например, пытаюсь на нём писать, запуская текстовый редактор. Или записываю в диктофонной программе свой голос. Вношу в календарь какие-то события. Копаюсь в настройках. И — так далее.

В определённый момент в моей несчастной голове проворачивается какая-то шестерёнка. И я откладываю смартфон в сторону. И берусь за работу. Если же этого не происходит, я не особенно переживаю. Я же понимаю, что во всём виноват только он — этот до неприличия поумневший телефон.

Фотоаппарат или… фотопланшет?

Рубрика: (Умные вещи в офисе и дома) | Автор: moderator | Дата: 04-09-2013

Метки: , , ,

В вашем смартфоне есть встроенная камера? А — в планшетном компьютере? Я имею в виду камеру на задней панели устройства, не фронтальную. В смартфоне камера точно есть. А в «планшетнике» её может и не оказаться. Хотя, современная тенденция такова, что скоро фотомодули будут встраивать даже в брелоки для ключей.

Если смартфонные камеры ещё на что-то способны, то планшетные устанавливаются разве что «для галочки». Так принято считать. И это явно ошибочное мнение. Лучше иметь под руками хоть какую-то камеру, чем не иметь никакой. Или я не прав? И возможность сфотографировать событие не стоит ровным счётом ничего?

В моём планшетном компьютере Asus Fonepad стоит фотомодуль с разрешением в 3 мегапикселя. В наши дни сенсор такого разрешения говорит лишь о том, что устройство выпускается очень экономным производителем. На самом деле это не так. Дело не только в технических, но и в юридических тонкостях. В Россию поставляются планшетные компьютеры, предназначенные для эксплуатации в европейских странах. Мы — лишь часть общеевропейского рынка. И вынуждены мириться с тем, что у нас продаются планшетные компьютеры без камер на задней стенке. Мой же экземпляр Fonepad`а приобретён за границей России. Поэтому у этого компьютера тыловая камера, пусть и невысокого разрешения, но есть.

Она вполне годится для получения  снимков, сравнимых по качеству со снимками, сделанными «мыльницей» начального уровня. Но при одном важном условии — света должно быть достаточно. В Asus Fonepad нет ни светодиодной, ни, тем более, импульсной фотовспышки. Сенсор имеет микроскопические (так называемые «видеокамерные») размеры. Недостаток света камера моего «планшетника» переносит плохо. На снимке виден цветовой шум — множество снижающих качество фотографии артефактов.

У смартфонов, особенно у последних топовых моделей, с фотографическими способностями ситуация иная. По качеству получаемых снимков их уже вполне можно сравнить с «цифромыльницами» среднего класса — то есть с основной массой моделей фотоаппаратов любительского уровня. Отсутствуют лишь достаточно мощные импульсные вспышки, да оптика с изменяемым фокусным расстоянием. Но это, полагаю, дело времени. Прогресс не стоит на месте. И очень скоро может статься так, что «цифромыльницам» начального и даже среднего уровня на рынке не останется места — как это произошло, скажем, с наручными часами, рыночная доля которых уменьшилась под давлением сотовых телефонов.

В будущем с мобильными устройствами может случиться всякое. Они могут даже исчезнуть. На наших глазах в небытие канули фотоаппараты и видеокамеры начального (стоимостью до сотни долларов) уровня и карманные компьютеры. Стремительно исчезают нетбуки, вытесняемые планшетными компьютерами. Уже, практически, исчезли сотовые телефоны в раскладных корпусах и в корпусах-слайдерах с выдвижной клавиатурой. А совсем недавно казалось, что эти телефоны будут выпускаться всегда.

На что же способны камеры смартфонов и планшетных компьютеров? Я говорю не о камере iPhone или дорогих смартфонов семейства Android. Речь о бюджетных моделях планшетных компьютеров, в которых фотомодуль играет явно вспомогательную роль.

Можно ли снимать «планшетом» точно так же, как мы снимаем цифровой «мыльницей»? А что этому мешает? Низкое разрешение сенсора? Но 3 мегапикселя вовсе не низкое разрешение. Подобные снимки можно с успехом распечатывать на принтере, получая вполне приемлемые по качеству карточки размером, скажем, 10х15 см. На компьютерном мониторе эти фотографии выглядят так, словно сняты полноценным фотоаппаратом. Но, спору нет, настоящий фотоаппарат всё же даст фору любому планшетному компьютеру со встроенной камерой — и по качеству снимков, и по удобству использования.

Фотомодуль «планшета» вне конкуренции в тех случаях, когда пользователю приходится тщательно выстраивать композицию кадра. Экран планшетного компьютера — превосходный видоискатель. Сравните — 3-дюймовый дисплей цифромыльницы и 7-дюймовый экран «планшета».

Что это за случаи такие? Их достаточно много. Оцифровка любых текстовых документов, газетных и журнальных публикаций, текстов книг. Нам достаточно разложить оригинал на горизонтальной поверхности — например, на столешнице. Выровнять его. Добиться равномерного освещения. А потом сфотографировать планшетным компьютером, оценив предполагаемый результат по изображению на экране.

Если что-то идёт не так, документ легко переснять. На большом экране проще заметить огрехи, чем на маленьком дисплее фотоаппарата. Но и это ещё не всё. Сфотографированный документ можно тут же «прогнать» через программу распознавания OCR. Подобных программ полно для планшетных компьютеров и смартфонов любых платформ. Причем, работают они очень даже неплохо. Во всяком случае, я пользуюсь программами распознавания от Abbyy (для iOS, OSX и Android) и не жалуюсь.

Фотомодуль в планшетном компьютере позволяет не задумываться о приобретении сканера. Возможно, сканер позволяет надеяться на более высокое качество цифровых копий. Но в библиотеку его с собой не возьмёшь. Да, и нужно ли нам безупречное качество скана? Конечная же цель — цифровая копия оригинала, верно? Отсканированная картинка в этом случае лишь промежуточный результат.

Ещё одно применение фотомодуля планшетного компьютера — в качестве своеобразной записной книжки, камеры для оперативной съёмки. Это будет не столь удобная камера, как та, что установлена в вашем смартфоне. И не столь совершенная, что лежит в вашем кофре или в борсетке. Но всё же это фотоаппарат, который может пригодиться в самых разных ситуациях.

Преимущество «планшетного» фото и видео заключается ещё и в том, что обычно планшетные компьютеры — это часть общей компьютерной системы, которую называют «экосистемой». Планшетные компьютеры iPad и смартфоны  iPhone тесно интегрированы с «большими» компьютерами, работающими под управлением операционной системы OSX. В случае с планшетным компьютером семейства Android есть смысл добиться примерно такой же интеграции с основной рабочей машиной. Точно такой же не получится, поскольку экосистема Apple — главное отличие этой платформы от любой другой. Но подыскать нужный комплект программ для Windows или Linux, то есть для операционной системы вашего рабочего компьютера, чтобы «планшет» семейства  Android автоматически синхронизировался с содержимым памяти основного компьютера, явно стоит. И программы эти легко при необходимости отыскать в Интернете.

Почему я завёл разговор о фотовозможностях планшетных компьютеров? Разве они сильно отличаются от возможностей смартфонов? Нет, не сильно. Главное ограничение — сугубо психологическое. Фотографировать планшетным компьютером по каким-то причинам считается едва ли ни… неприличным. И уж точно — неразумным. А это, по сути, тот же смартфон, только больших размеров. Остальное же, тот самый «психологический аспект», полная ерунда.

Планшетным компьютером, если уж в него встроена камера, можно и нужно фотографировать. Если, конечно, в этом есть потребность. И — желание.

Ноздря в ноздрю

Рубрика: (Компьютер на рабочем столе) | Автор: moderator | Дата: 27-08-2013

Метки: , , , ,

Дурная голова, как известно, рукам покоя не даёт. Легко мне жилось с «яблочными» устройствами — со смартфоном iPhone и планшетным компьютером iPad. Так нет же, обзавёлся ещё и «андроидным» планшетом Asus Fonepad. И тут же в полный рост поднялась проблема синхронизации разнородных устройств.

Поясню, о чём речь. В повседневной работе я использую два вида данных — напоминания о текущих событиях и тексты статей (эссе, книг и так далее). Первое мне нужно для того, чтобы организовать подготовку второго. Одно без другого обычно не живёт.

Так вот, грядущий день я могу планировать на маленьком iPhone, нисколько не беспокоясь о синхронизации данных с планшетным и настольным планировщиками. Через облако iCloud всё самым чудесным образом будет синхронизировано. И если я выйду из дома, захватив с собой iPad, то запланированные события пропущены не будут. В заданное время iPad сообщит мне о моих собственных планах мелодичным переливом и всплывшим на его экране напоминанием. Удобно невероятно. На одном устройстве что-то планируешь, на другом получаешь напоминания.

Далее — работа с текстами. Компьютерная экосистема от  Apple устроена таким образом, что я могу работать на любом из имеющихся у меня устройств. Начинаю на портативном МакБуке Про, продолжаю на планшете iPad, правлю на iPhone, заканчиваю снова на ноутбуке. И так — в любой последовательности, как мне только взбредёт в голову. Или как лягут карты. Технических ограничений не существует. Было бы подключение к Интернету (а оно есть, практически, всегда).

И вот в эту стройную и прекрасно работающую систему вклинился чужак. А именно — 7-дюймовый планшет рабоче-крестьянских (точнее, азиатских) кровей. Машинка шустрая, удобная, хотя с виду не шибко аристократичная.

И всё бы хорошо, но этот планшет явно выбивается из слаженной экосистемы Apple. И его надо подружить с конкурирующими машинками. Только в этом случае будет мне счастье.

Замечу сразу — операционная система OSX устроена таким образом, что подключение «андроидного» планшета или смартфона к Маку не требует особых усилий. В первую же минуту компьютер предложил загрузить и инсталлировать утилиту Android File Transfer. Она, к слову, существует и в варианте для Windows. Эта программка — простой файловый менеджер, который запускается автоматически при каждом подключении «андроидного» устройства к порту USB Мака или РС. И пользователь получает доступ к файловой системе планшета или смартфона (замечу, не рутированный — то есть без прав администратора, что можно считать простейшей и вполне обоснованной «защитой от дурака»). Доступ появляется и к сменной карте памяти — ежели таковая в вашем устройстве имеется.

Немного уходя в сторону, сообщаю, что недавно в гугловском магазине приложений Google Play я отыскал замечательную программку WiFi File Transfer, которая позволяет отказаться от физического подключения устройства к компьютерному порту USB вовсе. Перенос файлов производится «по воздуху». Настройки просты и логичны.

Так вот, подключив планшет к Маку, я через программу Android File Transfer смог записать на карту памяти фильмы, музыку, фотографии и книги — всё, что мне было нужно на новом планшете. Есть и другой путь — вынуть карточку из слота, переставить её в ридер и записать всё напрямую. Практика показала, что скорость обмена от этого не увеличивается. А действий нужно совершить заметно больше.

Какова ситуация всё-таки с синхронизацией данных? Ничего, всё нормально. Адресную книгу и календари я синхронизировал через соответствующие сервисы Google. Повозиться пришлось лишь с адресной книжкой. Дело в том, что планшет (в основе своей, к слову, детище той же корпорации Google, рассердившее в своё время покойного Джобса) скачал в свою память всю адресную базу Gmail`а — сотни адресов. А зачем они мне в телефонной книге? Фильтрация по папкам есть, но это лишняя возня. Во все мои телефоны забито всего около десятка номеров. И я, в конце концов, вместо автоматической синхронизации внес эти номера в память планшета (он у меня ещё и ничего себе «лопатофон») вручную. На iPhone мне этого делать не приходилось. Всегда подворачивалась рабочая утилита синхронизации всего со всем. Может, такие же утилиты есть и в «андроидном царстве». У меня ещё недостаточно опыта обращения с устройствами этого семейства, чтобы отважится на какие-то обобщения.

Итак — данные синхронизированы. Книжки, любимая музыка, пара фильмов — всё это уже в памяти планшетного компьютера. Но как же напоминания? Приемлемого решения я пока не нашёл. Решил использовать возможности онлайнового сервиса напоминаний Astrid. У этого планировщика есть отличные клиентские программы для Андроида и устройств семейства iOS. А настольного клиента для OSX нет. И я пока не готов отказаться от любимого планировщика Things в пользу браузерного аплета, который, к тому же, мне не особенно нравится. Не изящная штука — нет в ней маковского шарма.

А что с текстами? Я перебрал массу сервисов. Больше всего мне понравился Catch. Вот уж действительно, пишешь на одном устройстве, получаешь документ на всех машинках, которые есть в твоём хозяйстве… Отличная штука!

И вдруг от администрации Catch пришло уведомление, что служба… закрывается. Сожалеем, и всё такое. А я только-только начал к этой штуке привыкать. Махнул рукой и всё снёс под корень — на всех своих машинках.

И что осталось? Онлайновый блокнот Evernote, к которому я так и не смог толком привыкнуть? Почему? Сначала, на заре развития сервиса, из-за жутких тормозов при синхронизации. Сеqxfc — из-за обилия лишних, совершенно ненужных мне возможностей, сквозь которые приходится продираться. Короче, не заладилось (и программа в этом не виновата).

Был когда-то шикарный онлайновый блокнот от Google. Но его постигла участь новостного агрегатора Google Reeder… Или нет? Покопался в гугловских развалах. И обнаружил шикарный сервис деловых записей Google Keep, запущенный в этом году. Нет лишь клиентской программы для OSX. Ну, да ладно.

Как удалось подружить «андроидный» планшет с фонотекой iTunes? Легко — при помощи утилиты iSyncr. Она не записывает в память планшета только книжки. Фильмы и музыку — запросто.

Для быстрой и комфортной синхронизации я попробовал и программу SyncMate Expert, когда-то приобретённую «про запас» и дважды с той поры обновлённую. Не советую вам повторять мой опыт. Эта ерунда откопала в своих файлах старую базу закладок Safari, объединила её с новой базой, записала эту помойку на планшет и, что ещё хуже, на основной компьютер. Коллекция закладок выросла вдвое. И мне приходится разгребать тонны этого «добра» вручную… После этого сюрприза программу SyncMate  я без сожаления выбросил. В конце концов, не всё в моём компьютерном хозяйстве следует синхронизировать до последнего файлика.

Оцифровка фотоархива

Рубрика: (Компьютер на рабочем столе) | Автор: moderator | Дата: 26-08-2013

Метки: , , , ,

Однажды со мною случилось несчастье. Вознамерившись оцифровать весь домашний фотоархив, я распотрошил родительские альбомы и сложил старые фотографии в пакеты, рассортировав их по хронологическому принципу. Потом я отправился в магазин, чтобы купить планшетный сканер. Сканер-то я купил. А фотографии… потерял.

Зачем я взял их с собой в магазин, сейчас уже не помню. Да, и тогда сказать бы не смог. У глупых поступков причин обычно не находится. Взял и — взял. И оставил пакет с фотографиями на какой-то магазинной витринке. Последующие поиски ни к чему не привели. Фотоархив был самым трагическим образом утрачен.

Прошло несколько лет. И вдруг выяснилось, что самые важные для моей биографии фотокарточки уцелели. Отбирая снимки на оцифровку, я отложил преимущественно те, которые сделал когда-то сам. А из меня фотограф, прямо скажем, никакой. Я с изрядной долей самоиронии называю себя «фотолюбителем-теоретиком». А ещё — рыболовом, велосипедистом, автолюбителем и самодеятельным «специалистом» во многих других областях. Например, в мужской кулинарии — в том смысле, что рецептов знаю вроде бы много, но хорошо готовить не умею (как, впрочем, и не очень хорошо).

Короче, оказалось, что потерял я те фотоснимки, жалеть о которых особенно и не стоит. А самые ранние фотографии, на которых мои родители засняты совсем молодыми, а я — в младенческом неглиже (неужели когда-то было и такое?), уцелели. И я могу их оцифровать, если, конечно, снова ни сложу всё это хозяйство в сумку и не попрусь с нею в магазин покупать очередной сканер.

Я решил избежать этой опасности. То есть не стал покупать сканер, полагая, что обойдусь без него. Забегая вперёд, сообщаю — я, действительно, обошёлся без приобретения очередного планшетного сканера. И без приобретения какого-либо сканера вообще. Мне хватило возможностей… фотоаппарата? Нет, даже не фотоаппарата — цифровой видеокамеры.

Но обо всём по порядку. Я регулярно покупал вполне приличные планшетные сканеры, по каким-то причинам предпочитая марку Canon. Однако, воспользоваться ими в задуманной мере мне так и не довелось. Сканеры были опробованы в деле, затем возвращены в свои коробки, пролежали год или чуть дольше. А потом были раздарены — последовательно, один за другим, по мере их покупки. То есть я приобретал сканер, держал его в доме около года. И — дарил. Затем ощущал острую потребность в новом сканере. Покупал следующий. Держал в заводской коробке на антресолях. И… дарил.

Так продолжалось до той поры, пока я не оставил мысли о сканере, полагая, что его легко заменит современный цифровой фотоаппарат. И я оказался прав. Сканер мне так и не пригодился. А нужные мне документы можно было легко переснять либо компактом, либо смартфоном.

Оказалось, что главное достоинство планшетного сканера — точность оцифровки — мне ни к чему. Сканировать приходилось распечатанные на принтере документы (добавлю — ради проставленных на них подписей, затем эти бумаги высылались в издательства обычной почтой). Или старые черно-белые фотографии. Причём, фотографии были ужасного качества — с заломами, выцветшие, мутноватые. Да вы загляните в собственные семейные альбомы — в них твориться примерно то же самое.

И вот, в очередной раз, озадачившись проблемой оцифровки старых фотографий, я вдруг пришёл к очень простому решению. Не надо мне заниматься этой работой самому. Как бы я ни старался, хорошего ничего из этой затеи не выйдет. Надо поручить оцифровку человеку, который это дело знает и любит. То есть тому, кто любит фотографию и всё, что с нею связано.

У меня есть такой человек. Это моя супруга. Она обожает видеосъёмку и очень неплохо фотографирует. Поэтому мне не пришлось её даже просить. Работа была сделана быстро и качественно. И сейчас старые фотографии, начиная с тех, на которых я зафиксирован в нежном младенческом возрасте, чудесным образом переселились в программу iPhoto на моём МакБуке. И у меня появился роскошный цифровой альбом из 193 фотографий, которым уже больше 50 лет.

Да, это далеко не все снимки, которые мне бы хотелось сохранить. Но потерявши голову по волосам не плачут. Не надо было терять те фотографии, о которых я так небрежно говорю (чтобы, понятное дело, не бередить старые раны). Но лучше уж эта малость, чем ничего. Если бы я потерял весь фотоархив полностью (между прочим, несколько тысяч фотографий), то я бы чувствовал себя гораздо хуже.

Из этой истории с наполовину благополучным исходом я сделал несколько выводов, которыми спешу поделиться. Во-первых — если уж есть в вашем доме альбомы со старыми фотографиями, оцифруйте их. Оцифруйте, но старые снимки не выбрасывайте. Пусть они мирно сосуществуют. Старую фотографию цифровая копия не заменит, поскольку «в цифре»  утрачивается дыхание времени, та удивительная достоверность, которой отличаются пожелтевшие снимки на измятой фотобумаге.

Во-вторых, если уж взялись за оцифровку, доводите дело до конца, не откладывайте в долгий ящик. Практика показывает, что отложенная работа часто превращается в вечно незавершённую. И получится, что снимков толком нет ни там, в бумажном альбоме, ни здесь, на компьютере.

В-третьих, если что-то не получается, ищите альтернативные варианты. Я нашёл свой выход — перепоручил оцифровку супруге. Но это не единственный способ решить проблему.

И главное — не в технике дело. Оцифровать старый фотоальбом можно в буквальном смысле подручными средствами. И для этого вовсе не нужно покупать дорогостоящий сканер или специальную технику.

Как действовала моя дражайшая половинка? В её распоряжении была отличная цифровая видеокамера Sony HDR-CX360E, о которой я уже когда-то рассказывал. У этой камеры есть неплохой фоторежим. Но он явно не предназначен для репродукционной работы — то есть для пересъёмки плоских оригиналов.

Не предназначен, ну и ладно. А мы его… «предназначим». При этом нам не понадобится даже режим макросъёмки — самая маленькая фотография из семейного альбома имеет размеры 9х12 см. Можно перенять в обычном (не макро) режиме.

Фотографии последовательно выкладывались на стол под свет обычных бытовых светильников. После пересъёмки файлы были перенесены в память компьютера и обработаны в графическом редакторе. Были выровнены контраст и яркость, несколько увеличена резкость. Регулировка цветового баланса оказалась самой простой задачей — нам нужно было получить черно-белые репродукции с черно-белых снимков. То есть — убрать желтизну, которую давали лампы накаливания.

Отсканированные видеокамерой снимки лучше по качеству, конечно, не стали. Но и хуже тоже — потому что хуже, в общем-то, и некуда. А задачи отреставрировать старые фотографии я перед собой и не ставил. Если же необходимость в этом когда-нибудь и возникнет, то в моём распоряжении остаются бумажные оригиналы фотографий. Их можно отсканировать повторно — на чем угодно, хоть на высокоточном барабанном сканере. Но это уже совершенно другая история.

От сложного — к простому

Рубрика: (Умные вещи в офисе и дома) | Автор: moderator | Дата: 22-08-2013

Метки: , , , ,

С приобретением каждого нового рабочего инструмента наш арсенал техники усложняется. Мы подбираем, к примеру, новый ноутбук на замену старому. И покупаем, конечно же, то, что нам по деньгам — из самого совершенного, самого передового на сегодняшний день. Ясно же, что морально устаревшую технику покупать бессмысленно. Это напрасная трата денег, поскольку очень скоро вычислительной мощности нового компьютера нам не хватит. И снова придётся собирать деньги и отправляться в магазин компьютерной техники.

Всё так, всё правильно. Но в результате этой бесконечной погони за техническим совершенством мы оказываемся заложниками собственных устремлений к лучшему. Вот очень простой пример. Мне нужно написать статью. Не особенно большую, но и не маленькую. И сделать эту работу я хочу за городом — на даче приятеля. Сидя под раскидистой липой, на садовой скамеечке, у столика с клубничным коктейлем. Не работа — мечта…

Но тут же возникает целый ряд вопросов. Что там на даче с электричеством? Мой ноутбук работает без подключения к сети семь часов (на самом деле около пяти, но это уже детали). Планшетный компьютер — десять часов (около семи точно). И мне этого мало, поскольку я люблю работать неспешно, без лишней суеты. Моменты, когда заряд аккумулятора подходит к концу, меня тревожат и мешают сосредоточиться на деле.

Но это ещё не всё. Что там на даче с Интернетом? Я готов подключиться к сети 3G. У меня есть всё необходимое — хороший «свисток» (то есть сотовый модем), оплаченное подключение по выгодному тарифу. Но есть ли на даче сотовая сеть? Насколько помнится, дозвониться до приятеля я могу только тогда, когда он в городе.

Если нет Интернета — какая может быть работа? А без электрической сети (оказалось, что в этой восхитительной глуши мой дружище зажигает керосиновую лампу)? Кошмар какой-то! Двадцать первый век на дворе.

А что инструменты попроще? Есть же у меня блокнот и перьевая ручка. Или ещё проще — ученическая тетрадь и одноразовая шариковая авторучка. Что ещё надо для эффективной работы? Источники информации? Возьму с собой обычные книжки. Или, ладно, цифровую книжку, которая живет от заряда аккумулятора месяц и не требует никаких подключений — ни к Интернету, ни к электрической сети. Цифровая читалка всё равно проще планшетного компьютера или ноутбука.

Вот тебе и простые инструменты. Чем они не годятся? Написанную статью нельзя тут же отправить заказчику? Ерунда — я же не собираюсь провести на чужой даче три недели. Всего  один или два дня. Поэтому отправку результатов работы можно немного отложить. Главное, было бы что отправлять…

Так, шаг за шагом, мы возвращаемся к использованию простых и уже изрядно подзабытых инструментов. Одновременно вспоминаем навыки рукописной работы. Я-то, к примеру, их не особенно и растерял. Три года назад обнаружил, что рука уже совсем не пишет. И положил на рабочий стол, рядом с компьютером, лист бумаги и авторучку. Потом на этом месте появился блокнот для почеркушек. Затем — записная дневниковая книжка. И сегодня я могу написать от руки ничего себе книгу. Никаких проблем. А необходимость перепечатать её на компьютере лишь усиливает эффективность моей работы. Во время перепечатки я ещё раз основательно перечитаю текст, выловлю множество «очепяток» и смысловых нестыковок. И книга от этого станет только лучше.

А как обстоит дело с рукописной работой у вас? Помнит ли ваша рука плавный бег пера? Помните ли вы сами то удовольствие, которое доставляет письмо чернильной ручкой? Если уже забыли, не пора ли вернуться к истокам — вот к этим простым инструментам? Они не могут конкурировать с компьютерами и другой цифровой техникой. Они с ними и не должны конкурировать. Блокнот отдельно, компьютер отдельно. Пусть будет так. И пусть вам хорошо думается и за компьютером, и за стопкой листов чистой бумаги.

Мысли о необходимости сознательного упрощения своих рабочих инструментов посещают меня с завидной регулярностью. В последний раз я задумался над этим, выбирая сотовый телефон. Нет, не смартфон, не современный компьютер, который можно спокойно спрятать в ладони. Обычный телефон — сотовую «звонилку» без каких бы то ни было дополнений.

Купить простой телефон меня побудила очередная «засада» с сенсорным экраном iPhone. Смартфон зазвонил в самый неожиданный момент — когда я спал. Я взял его в руку, разблокировал экран. А потом… нажал «отбой». И звонок сорвался. А это был важный разговор, которого я ждал. И дело, на которое я так рассчитывал, не сложилось.

Этого бы ни случилось, если бы под рукой у меня был простецкий кнопочный телефон. Недорогой и надежный. Но у меня такого аппарата нет. Причем, давно. Я избавился от своих «звонилок», как только приобрёл первый смартфон. Я полагал, что не смогу больше работать с простой техникой. Я ошибся.

Дело в том, что современная техника при всём её совершенстве требует определённых знаний и навыков для обращения с нею. На печатной машинке можно трудиться, не зная даже азов компьютерной грамотности. Для работы на компьютере нужно знать хотя бы основы. Самое главное, самое элементарное. Но это элементарное не так уж и… элементарно. Поэтому освоение компьютера от некоторых людей требует титанических усилий. И это, конечно, неправильно. Но с одной небольшой поправкой — мы вовсе не «компьютерные люди». Не программисты, не специалисты в области аппаратного обеспечения. А в большинстве своём — даже не любители этой ерунды. Мы просто вынуждены работать на компьютерах — чтобы написать востребованные людьми статьи и книги, заниматься проектированием, экономикой, статистикой, инженерным делом, педагогикой и так далее.

Компьютер для многих из нас лишь инструмент. Причём, инструмент излишне сложный и обладающий избыточными возможностями. Мне же надо просто написать статью, которую от меня ждут. И этот процесс не подразумевает разбирательств с редакторской программой, возни с Интернетом или принтером. Я должен выдать результат. Процесс же мало кого интересует.

Я полагаю, что авторучке, устройству исключительно аналоговому, и такой же аналоговой записной книжке (блокноту, тетради) ещё рано на покой. Да, это уже не главные инструменты для работников умственного труда. Но с ними проще и комфортней, чем без них.

Вот ещё один пример. Когда надо быстро записать на память адрес или какую-нибудь заметку, нам проще достать из кармана блокнот и карандаш, чем выстукивать короткий текст на клавиатуре компьютера. Это касается даже профессионалов, для которых компьютер — продолжение их сущности. Неловкие каракули на клочке бумаги несут ничуть не меньше информации, чем специализированная программа. Адресную книгу ещё нужно запустить, найти в ней пустую страничку и только после этого ввести в пустующее поле нужную информацию. Или запустить текстовый редактор и начать в нём писать. И всё это суета сует, поскольку окончательное оформление новой записи можно сделать потом, без спешки — переносом рукописной заметки в компьютерную адресную книгу…

Я так и не приобрёл простецкий телефон. Оказалось, что он у меня есть. Старенькая и «вечноживая» Nokia, которой ничего не сделалось за долгие годы забвения. Сегодня ей возвращена вторая жизнь.

Вместо КПК

Рубрика: (Больше чем телефон) | Автор: moderator | Дата: 15-08-2013

Метки: , , , ,

Уже третий год я открещиваюсь от планшетов на ОС  Android, выбрав для себя семейство портативных устройств iOS. Тому есть веские обоснования.

Во-первых, я работаю на Маке. И iPad с iPhone вместе с MacBook Pro образуют полноценную экосистему. Устройства легко синхронизируются, работают согласованно. Плюс высокое качество «яблочных» устройств. В этом смысле вся продукция Apple может служить примером другим компаниям.

Во-вторых, у меня есть практический опыт использования планшета семейства Android. И опыт этот крайне негативный. В 2011 году в моём распоряжении появился планшетный компьютер Archos. Модель не указываю, поскольку уже убедился — с продукцией этой компании связываться не стоит в принципе. Хороших планшетных компьютеров Archos не выпускает.

Так вот, два года я с интересом наблюдал за развитием смартфонов и планшетных компьютеров семейства Android. Время от времени брал эти устройства в руки и разочарованно откладывал в сторону. Эти машинки явно уступали гаджетам семейства iOS. Пусть и не по всем позициям, но по многим.

И вдруг недавно я обнаружил, что Android сильно изменился. Причём, изменился достаточно давно. Эти перемены пошли андроидному семейству на пользу. «Планшеты» стали отзывчивыми, удобными и надёжными. То же, наверное, касается и смартфонов, но я больше сосредоточен на планшетных компьютерах.

Это открытие отразилось на моих взаимоотношениях с ОС Android самым радикальным образом. Я просто отправился в магазин и… приобрёл один из 7-дюймовых планшетных компьютеров последнего поколения. Сейчас расскажу, какую модель я выбрал и почему. И зачем мне ещё один планшетный компьютер в принципе — если я склоняюсь к технике от Apple.

История не такая уж и простая. Планшетный компьютер iPad служит мне третий год. Это модель самого первого поколения, без встроенных камер. Этот компьютер уже не поддерживается свежими версиями iOS. «Шестёрка» на него не устанавливается. Но машинка настолько хороша, что я даже не рассматриваю замену её новой моделью — во всяком случае, пока.

Выбирая iPad, я остановился на модификации с сотовым модулем и максимальным (на тот момент) объёмом памяти — 64 Гб. Планшетный компьютер подключён к Интернету по двум каналам — через домашнюю точку доступа Wi-Fi и через сеть 3G. То есть при необходимости я всегда могу открыть любой интересующий меня ресурс — где бы я ни находился. Правда, замечу, что к сети 3G я подключился лишь на третьем году использования планшетного компьютера. Ранее необходимости в этой возможности не возникало. Я использовал iPad  в качестве «диванной» машинки — для работы дома. А вне дома для доступа к Интернету пользовался iPhone.

Это было и удобно, и в то же время неудобно. Смартфон — штука миниатюрная, это несомненный плюс. Он долго работает от аккумулятора, удобен и даже приятен в практическом использовании. Действительно, отличная штука… Но с огорчительно маленьким экраном. А у меня неважное зрение. Пришлось вводить в мобильную практику планшетный компьютер.

В качестве компьютера, который всегда с собой, iPad очень и очень хорош. Раздражают лишь его размеры. Старый iPad с экраном диагональю в 9,7 дюйма весит 730 г (старшая модификация с сотовым модулем). В одной руке его не удержишь.

И мне захотелось чего-нибудь более компактного и лёгкого. Надо было приобрести iPad mini? А как же новый опыт, новые впечатления? И куда девать старый iPad, отказываться от которого мне жалко? Привычка — вторая натура… Так созрело решение включить в свой арсенал рабочих инструментов второе устройство семейства Android (если считать и «таблетку» от Archos).

Но что именно выбрать? Выбор непрост, поскольку андроидных планшетов, в отличие от их «яблочных» собратьев, море разливанное. Не десять, не двадцать — десятки моделей. И все друг на друга очень похожи. Отдельный минус — огромное количество подделок под известные марки и моделей полукустарного производства (естественно, китайского). Одним словом — цирк.

Неделю я перечитывал обзоры самых «свежих» планшетных компьютеров, отобрав только варианты с 7-дюймовыми экранами. Отбросил безвестные китайские марки. Убрал планшетные компьютеры Samsung — не люблю карамельный дизайн и белый глянцевый пластик, который быстро становится серым и исцарапанным. К тому же цены на планшетные компьютеры Samsung, на мой взгляд, завышены. И — так далее.

Что в сухом остатке? Компьютеры производства компании Asus. И прежде всего, знаменитый «гуглопланшет» Nexus 7. Меня устроила бы и модель первого поколения (момент приобретения машинки совпал с моментом представления Nexus 7 второго поколения). Но лишь в том случае, если рядом на прилавке не оказалось бы другой модели — Asus Fonepad.

Этот компьютер только начал появляться на прилавках магазинов. Точнее, где-то он появился весной 2013 года, но популярности ещё не набрал. Среди главных отличий этой модели от прочих планшетных компьютеров семейства Android можно выделить телефонную составляющую. Этот компьютер способен работать как обычный сотовый телефон. Далее — центральный процессор Intel Atom. Слот под карточку памяти. Качественный экран на матрице IPS. Ну, и вполне приличные параметры быстродействия и энергопотребления. Для меня дополнительным аргументом в пользу приобретения именно этой модели стало исполнение компьютера. Задняя стенка в Asus Fonepad выполнена из анодированного алюминия.

Как выглядит моё приобретение рядом с iPad`ом? Честно говоря, не очень. Нет у машинки Asus «яблочной» завершённости. Даже внешне планшетные компьютеры выглядят очень по-разному. Рядом с 7-дюймовым Fonepad`ом планшетный компьютер от Apple кажется чудом инженерной мысли и уж точно — произведением промышленного дизайна. Что касается программной составляющей, то программы для iOS  мне ближе и симпатичней.

Я не пытаюсь каким-то образом очернить компьютер семейства Android. Но факт остаётся фактом — полностью перейти с iPad`а на Fonepad не только трудно, но пока и вряд ли возможно. Я не могу понять логику системы Android. То есть — её создателей. Почему экранов пять? Почему стартовый посередине? Почему применена система экранных ярлыков, а сами программы прописаны внавалку в отдельном модуле? К чему вся эта суета? Мне снова, как и во времена общения с Windows, приходится совершать множество лишних движений. И главный бонус системы тот же самый — я могу настроить все и вся. Как захочу. Даже если я этого не захочу…

Так что же — новый «планшетник» мне не понравился? Ничего подобного! Понравился и даже очень. Он нужен мне для того, чтобы быть в курсе изменений в андроидном семействе. И для того, чтобы служить мне карманной машинкой на каждый день. Это современный вариант уже изрядно подзабытого и сильно подросшего карманного компьютера.

Мне, наконец, неудобно читать с 3,5-дюймового экрана iPhone. А с 7-дюймового экрана Fonepad`а — запросто.

А вообще — чего только ни придумают люди, чтобы догнать конкурента. Но придумать — одно дело. А догнать — совсем другое.

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru