(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Доспехи бюрократа

Рубрика: (Человек пишущий, Я среди людей и люди вокруг меня) | Автор: moderator | Дата: 23-10-2012

Метки: , , ,

Подшучивая над своей увлеченностью хорошими инструментами для письма, я частенько именую себя бюрократом. И вижу в глазах собеседников недоумение. Слово «бюрократ» имеет для нас негативный смысл. Но мы и к слову «чиновник» относимся с большим подозрением. Хотя, государство не может обойтись ни без чиновничества, ни без бюрократии.

Бюрократ я лишь по причине нежной любви ко всяким канцелярским штучкам. Я окружен ими так плотно, что когда они не у меня под руками, мне трудно сосредоточиться на работе.

Я искренне не понимаю, как можно эффективно трудиться без настольной подставки под диктофон. Эта машинка не включалась очень давно. И, по сути, она мне не нужна. Но я держу диктофон на столе — в деревянном стаканчике ручной работы. И если эту чепуховину убрать со стола, я буду думать только о том, почему её на моих глазах нет. И успокоюсь лишь тогда, когда подставка с диктофоном вернётся на место.

Как это назвать? Зависимостью от нефункциональных, лишних вещей? А что, зависимость от красивого автомобиля, телевизора с огромным экраном, от загородного дома и так далее лучше? Канцелярские вещицы — один из видов фетиша современной жизни. Часть игры в работу и, в конечном счете, в благополучную жизнь. И даже своего рода коллекционирование — пусть и без стремления скупить все лучшие ручки, лучшие блокноты и прочие мелочи элитной канцелярии.

Подозреваю, что я такой не один. Что масса тружеников умственного труда, людей образованных и интеллигентных,  относится к письменным инструментам и канцелярским аксессуарам примерно так же. Иначе чем объяснить процветание компаний, выпускающих авторучки? Разнообразие моделей перьевых авторучек даже трудно представить. Ежемесячно ведущие мировые компании выпускают с десяток новых моделей. Речь только о дорогих и очень дорогих инструментах. Количество бюджетных моделей подсчету не поддается.

Что же нас привлекает в элитной канцелярии? Прежде всего — красота инструментов для письма. Перьевые авторучки Montblanc (а я горячий поклонник этой марки, чего и не скрываю), все без исключения серии, невероятно красивы. Красивы материалы, из которых изготовлены их баррели и колпачки. Красивы фидеры и перья. Красивы даже те детали, которых владелец ручки не видит.

Очень красивы ручки Parker серий Sonnet и Duofold. Непередаваемо красивы авторучки Montegrappa и Pelican. Красивы ручки всех производителей первого ряда — без исключений.

Держать в руках красивый инструмент — большое удовольствие. Работа таким инструментом — проявление уважения к своей профессии и к самому себе.

Элитные инструменты для письма привлекают нас и своим техническим совершенством. Когда я извлекаю из футляра свой Montblanc Meisterstuck 149, то не могу отвязаться от мысли, что держу в руке одно из совершеннейших творений инженерной мысли. Меня восхищает точный инженерный расчет конструкторов этой ручки (а она создана, только задумайтесь, в 1924 году). Ручная обработка огромного золотого пера. Аккуратнейшая, прямо-таки филигранная сборка, которую можно сравнить разве что со сборкой легендарных фотоаппаратов Leica. И немудрено — и то, и другое «made in Germany». Без вариантов.

Элитную ручку легко отличить от простецкой по деталям. Золотые (на самом деле золочёные) кольца в основании колпачка. Такой же клип — с клеймом на внутренней, невидимой снаружи части. И эта белая звезда в торце колпачка — фирменный знак Montblanc… Это элементы не только оформления, но и конструкции ручки. Клип обладает оптимальной упругостью. А выступающая часть среднего, самого объемного, кольца предохраняет поверхность колпачка от затирания тканью, из которой сшит карман мужского пиджака или портфеля. Продумано все до мельчайших мелочей. И так — в каждой ручке любого именитого производителя.

Но больше всего греет сердце комфортное письмо и надежность инструмента.

Моему Montblanc Meisterstuck исполнился всего год. Я пишу им ежедневно, без каких-либо перерывов. И ручка выглядит так, словно приобретена вчера.

Она, конечно, стареет. Но стареет благородно — как старинная картина или китайская бронза. Корпус ручки, изготовленный из смолы, покрывается сеткой микроцарапин только в области грип-секции, в том месте, где пальцы руки обхватывают ручку. И эти царапины не внушают тревоги. Происходит нормальный процесс возмужания инструмента. И это не портит его — лишь прибавляет шарма.

За минувший год ручка обрела собственный характер. Это произошло много месяцев назад, когда я ощутил мягкий ход пера по бумаге и понял, что обкатка его закончена. Твердосплавный шарик на конце пера притерся к бумаге под определенным наклоном. Ручка «привыкла» к моему почерку. И ход ее стал идеально ровным, очень комфортным.

А еще я сделал несколько открытий. Например, понял, что для моей руки лучше всего выбирать большие ручки с объемной грип-секцией. Я не ожидал, что крупные ручки на самом деле почти невесомы. Они практически не утомляют руки.

Но в то же время превосходной оказался и миниатюрный Parker Sonnet. Ручка очень небольшая и тонкая. Но рукой ощущается, как её продолжение. Я не преувеличиваю, этой ручкой очень приятно работать.

Другим открытием стала оценка щедрой подачи чернил и широкого штриха. Выбирая ручку, я стремился к тонкому штриху, полагая, что он изящней и экономней. Может, по части экономного расхода чернил тонкое перо конкурентов не имеет. Но широкий (в меру, конечно) штрих пера М — по немецкому стандарту (у японских ручек перо М пишет тоньше, на уровне немецкого EF) — оказался очень красив. И удобен — в том смысле, что перо мягко идет по любой бумаге и не царапает её.

К ширине штриха пришлось немного привыкать. Писать с наклоном я как не умел, так и не умею до сих пор. Мой почерк трудно назвать красивым. Именно поэтому перо М подошло мне лучше, чем более тонкое, не говоря уже об ультратонком, предназначенном для каллиграфического письма. Перо М универсально. Ручка с этим пером — в полной мере рабочий инструмент для любого вида письма. Для деловой переписки, для подписи документов, для рабочих почеркушек, для всего, что только приходится делать за рабочим столом.

Привыкать пришлось и к ограниченному запасу чернил. В среднем заправлять ручки приходится раз в три дня. При этом в большой ручке Montblanc чернил не остается совсем, в Sonnet — еще треть конвертера. Но я заправляю их разом, чтобы иметь под руками гарантированно рабочие инструменты…

Зачем я все это рассказываю? Чтобы вы не забывали об авторучках. И не проходили мимо витрин с Waterman и Parker, чтобы заглядывали в бутики Montblanc. Чтобы не отказывали себе в удовольствии примериться, прицениться к этим инструментам. И чтобы не упускали возможность наградить себя за труды шикарным пишущим инструментом.

Если мы себя не любим, то кто же нас полюбит?

 

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru