(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Золото или сталь?

Рубрика: (Человек пишущий) | Автор: moderator | Дата: 25-09-2012

Метки: , ,

Какое перо выбрать — стальное или золотое? Вопрос же? Перьевые ручки мы приобретаем не каждый день. И хочется, чтобы перо прослужило подольше. Но при этом выбрасывать деньги на ветер тоже вроде бы не резон. Речь идет об авторучке, об инструменте для письма, а не о предмете роскоши.

Ну, во-первых, авторучка с пером из драгоценного металла тоже может быть предметом роскоши. Во-вторых, хорошие вещи дешевыми не бывают. Если человек много пишет, потраченные на авторучку деньги жалеть не стоит. Главное — не ошибиться с выбором.

Так какое же перо всё-таки выбрать? Может… серебряное? Серебряных перьев не бывает. Перья для авторучек производятся всего из двух видов металла — золота и стали. Встречаются экзотические перья из титана и даже из стекла. Но это исключения, которые лишь подтверждают правило.

Серебро, платина и другие благородные металлы (например, родий — производное платины) используются для отделки перьев и авторучек. В наконечниках перьев применяются твердые сплавы. Но сами перья изготавливаются только из стали и золота.

У каждого из этих металлов есть свои плюсы и минусы. Чем хороша сталь? Во-первых, это недорогой металл со стабильными характеристиками. Подбор характеристик позволяет создать необычные инструменты для письма. Японская компания Pilot, например, выпускает авторучки с перьями из пружинной стали — без твердосплавных наконечников и с очень тонким штрихом. Само перо получается гибким и легким.

Во-вторых, сталь хорошо поддается обработке — в отличие от, скажем, титана. Поэтому стальные перья легко украшать — инкрустировать или гравировать.

В-третьих, сталь легко покрывается другим металлом и хорошо удерживает инородный слой. Поэтому стальные перья часто покрывают позолотой. От этого они не становятся золотыми, но приобретают благородный вид.

Недостатки стали, как материала для изготовления перьев, происходят от её достоинств. Это очень дешевый металл, поэтому он не используется для производства перьев дорогих авторучек. Авторучка со стальным пером не имеет ценности ювелирного изделия. Это утилитарный рабочий инструмент, и не более того. Авторучку со стальным пером не подаришь на юбилей и не оставишь в наследство. С годами сталь пера утрачивает «товарный вид». Перо выглядит потемневшим, на нём остаются коррозионные следы от чернил (несмотря на стойкость нержавеющей стали к ржавчине, этот металл тоже подвергается воздействию коррозии).

Стальное перо легко заменить таким же, но с иной толщиной штриха. Но подогнать штрих под требование владельца ручки в большинстве случаев невозможно. У стали не хватает пластичности.

Еще хуже обстоит дело с восстановлением повреждённых перьев. По закону подлости ручка всегда падает на пол пером вниз. Падение с метровой высоты способно уничтожить перо. Его половинки расходятся и даже загибаются под прямым углом. Выправить их без утраты былых свойств пера невозможно. Перо однозначно придётся заменить.

О восстановлении слоя позолоты тоже лучше не мечтать. Но вернуть вид стальному перу без декоративного покрытия можно — отшлифовав его на станке с применением полирующей пасты.

О достоинствах золота, как материала для изготовления перьев авторучек, можно говорить долго. Золото пластичный и долговечный металл. Он не поддается коррозии, очень долго сохраняет свои свойства. Поэтому все антикварные ручки, пригодные для восстановления и дальнейшего использования — это ручки с золотыми перьями.

Золотое перо обладает ювелирной ценностью. И как металл, пригодный для переплавки, и как неотъемлемая часть красивого инструмента для письма. Золотое перо — великолепный подарок, наделенный особым смыслом. Не кольцо же дарим и не бесполезную побрякушку. Дарим инструмент — элитный, умный, приятный в работе. Ручки с золотыми перьями передаются из поколения в поколение. Они преподносятся в качестве дара ученым и писателям, композиторам и художникам. Хорошая ручка с золотым пером — символ творчества.

А что с потребительскими качествами этого металла? Как ни странно, но золото высокой пробы для изготовления перьев не применяется. Предел — 750-я проба. Золото более высокой пробы слишком мягкое, в нём недостаточно содержание серебра, которое и придает золоту необходимую прочность и стабильность.

Золото — металл мягкий. И при контакте с перочисткой или бумагой внешняя сторона пера покрывается микроцарапинами. Чтобы этого не происходило, перо защищается слоем платины или родия. Родиевое покрытие очень красиво, особенно в сочетании с желтым блеском основного металла. Но в то же время родиевое покрытие невозможно восстановить. Перо из чистого золота полируется — как любое золотое изделие. Родиевый слой можно лишь попытаться счистить, без каких либо гарантий  успеха этой рискованной процедуры.

Но у золота есть и неоспоримые достоинства. Поврежденное при падении ручки золотое перо легче восстановить. Этот металл гибок, поэтому золотые перья легко подгоняются по толщине штриха. Правда, в очень небольших пределах — это справедливо для всех перьевых ручек вообще. Серьезную корректировку толщины штриха проводят только заменой перьев.

Чернильных пятен на золоте не остается. А потемнение пера при длительной эксплуатации ручки удаляется вымачиванием его в растворе нашатырного спирта.

Золото не реактивно. Это позволяет использовать авторучку для письма или рисования жидкими красками, тушью и прочими необычными красителями. Но совершенно неприемлемо заправлять ручку чем-то помимо чернил. Если нужно написать что-то тушью, авторучку следует лишь окунать в чернильницу пером, используя инструмент, как старую перьевую ручку. Попавшая в каналы фидера тушь забьет капилляр и уничтожит инструмент.

Как разобраться с золотыми каратами? Что означают метки 14К, 18К, 23К? Золотой карат — это проба, показывающая чистоту металла. Золото 14К — это 583-я проба. Золото 18К — 750-я проба. Золото 23К — 958-я проба.

23-каратное золота в производстве перьев используется крайне редко. Надо понимать, что для обеспечения жесткости пера, изготовленного из золота 958-й пробы, используются специальные внешние покрытия — преимущественно из родия. Такое перо может не обладать нужной стабильностью. Обычно с подобными перьями выпускаются очень дорогие ручки, которые не предназначены для интенсивной работы.

Так же редко выпускаются ручки с золотыми перьями из 9-каратного золота. Эта метка чистоты соответствует русской маркировке золота 375-й пробы. 9-каратное золото пригодно для изготовления ювелирных украшений, но плохо подходит для перьев авторучек. Лучше уж купить стальное перо с позолотой, чем золотое перо низкой пробы. У стальной основы позолоченного пера характеристики лучше.

Да, а что с каратами позолоты? Эти метки совпадают с метками полностью золотых перьев. И означают чистоту металлической пленки, покрывающей стальную основу. Чем выше проба золота, тем красивей выглядит позолоченное перо. Но на механические качества стального пера позолота не влияет никак. Все ограничивается внешним видом.

Летающие перья

Рубрика: (Путешествия, Человек пишущий) | Автор: moderator | Дата: 30-08-2012

Метки: ,

Как-то так получилось, что я ни разу не брал с собой в самолет перьевых ручек. Шариковые — случалось. Одна из них, очень давно, даже потекла, уничтожив не только внутреннюю часть куртки и белую сорочку, но и чувство моего достоинства (мне в ту пору было 14 лет, и я стеснялся даже отражения в зеркале). А перьевые ручки я в условиях перелёта не испытывал.

Но в обозримом будущем меня ждёт именно дальний перелет — регулярным рейсом через половину планеты. Перелет долгий и утомительный. Девять часов без посадки. Осоловеешь от безделья. И я вдруг понял, что мне совершенно необходимо сделать то, чего я раньше не делал — взять с собой перьевую авторучку.

Почему именно перьевую? Внятно объяснить не могу. Возможно, это проявление «стилусофилии» (такое определение привязанности к хорошим пишущим инструментам я обнаружил в Интернете). Или следствие неуверенности в своих силах — мол, на компьютере я ничего толкового не напишу, а вот пером… Или что-то ещё, чего я пока не знаю. Но мне хочется взять именно перьевую ручку.

Вопрос — потечет ли она на высоте в 11 тысяч метров над уровнем моря? Что станет с моей ручкой, если я буду писать ею во время взлета? И что с ней станет во время посадки? Мы же точно знаем, перепад давления воздуха непременно скажется на состоянии авторучки. Разница во внешнем и внутреннем давлении вытолкнет чернила из резервуара. И дело закончится кляксами, унылыми чернильными пятнами и тоскливыми возгласами — «ну что же я такой болван».

Но вот какая получается штука. За всю жизнь я ни разу не слышал, чтобы чернильная авторучка потекла во время полета рейсового самолета. Ни разу! Отсюда я делаю вывод, что перепад воздушного давления при наборе самолетом высоты на состояние перьевой (и какой бы то ни было другой) авторучки не влияет. Почему не влияет? Потому что никакого перепада давления нет.

Что происходит в салоне пассажирского самолета при взлете? Системы жизнеобеспечения авиалайнера герметизируют салон и создают в нём давление воздуха, соответствующее давлению на высоте в 3 тысячи метров. Это происходит еще до взлета. Когда самолет поднимается на высоту в 11 тысяч метров, занимая свой коридор, давление воздуха в салоне остается неизменным — соответствуя давлению на высоте в 3 тысячи метров. Когда самолет снижается для посадки, давление не изменяется. Когда самолет сел и остановился, салон разгерметизируется и только в этот момент происходит скачок давления воздуха. То есть давление выравнивается. Но разница так невелика, что пассажиры момента выравнивания давления не чувствуют.

Почему же у нас при взлете и снижении самолета закладывает уши? У этого эффекта иная природа — гравитационная. Наш организм реагирует на изменение веса нашего тела, но не на перепад атмосферного давления. Вспомните, как мы ощущаем приход грозы. Давление воздуха резко снижается. У нас может разболеться голова, могут отяжелеть ноги — из-за нарушения кровообращения. Но уши при этом не закладывает — нет на то причин.

Как ручка может отреагировать на то, чего нет? А понижение давления воздуха внутри салона настолько невелико, что для его компенсации хватает возможностей фидера самой авторучки. В перьевых ручках подача чернил происходит через капиллярную систему, в состав которой входит компенсационный канал, выравнивающий давление в резервуаре для чернил, приводя его в соответствие с внешним давлением воздуха.

Но на практике ручка всё-таки может потечь. Это происходит при стечении ряда факторов (что мы и называем «несчастным случаем»). Первый фактор — при взлете самолета мы пишем перьевой ручкой. Второй фактор — мы держим ручку с большим наклоном к поверхности бумаги. Третий фактор — ручка недозаправлена, в резервуаре больше воздуха, чем чернил. И четвертый фактор — во время взлета самолета мы непроизвольно делаем рукой движение вниз, встряхивая ручку. При совпадении этих условий капля чернил может сорваться с пера и понаделать беды.

Что следует предпринять, чтобы перьевая ручка во время полета никогда, ни при каких обстоятельствах не потекла?

Самое простое — держать ручку в транспортном положении с надетым колпачком, пером вверх, пристегнутой зажимом к карману пиджака, куртки, сумки или рюкзака. Лучше, если ручка будет полностью заправленной. Если резервуар наполовину пуст, подверните поршенек, выдавив избыток воздуха.

Можно ли ручкой писать во время взлета? Конечно. Но будет полезно проделать только что упомянутую операцию — избавить резервуар от избытка воздуха. Перо при письме лучше держать вертикально по отношению к поверхности бумаги. Этим мы уменьшим вероятность скапливания на пере чернил. Ручка работает под воздействием силы тяжести и капиллярных сил. Когда в фидере образуется избыток чернил, они под воздействием возросшего веса (при наборе самолетом высоты) могут стечь на бумагу. При вертикальном положении пера стеканию чернил воспрепятствуют ребра фидера.

И о встряхивании. Перьевая авторучка, вообще, не предмет для активной жестикуляции или фехтования. Она требует аккуратного обращения. Если энергично встряхнуть ручку, то кляксу оставит даже самое совершенное, элитное перо. И не в воздухе, а в обычных кабинетных условиях.

Перьевая ручка не любит насилия в принципе. И когда перо вдруг перестало писать, не следует стучать его кончиком о бумагу, добиваясь возобновления подачи чернил. Ручка вам непременно отомстит. Отложите на минуту работу и попытайтесь разобраться в причинах отказа авторучки. И не делайте того, о чём очень скоро пожалеете.

А что шариковые, гелевые, капиллярные ручки? Они в самолете ведут себя ни хуже и ни лучше перьевых собратьев — поскольку подвергаются воздействию тех же физических сил. Шариковая ручка может потечь примерно с той же вероятностью, что и перьевая. Причина — в разболтанности шарика старого пишущего узла. При изменении высоты полета паста внутри стержня устремиться к шарику или от него. И в эти моменты ручка может оставить на бумаге жирное чернильное пятно, либо отказаться работать из-за плохой подачи пасты к шарику.

То есть шариковая ручка в этом отношении ничуть не более надежна, чем перьевая авторучка.

Еще любопытней выглядит использование авторучки при низких и высоких температурах воздуха. И в том, и в другом случае перьевая ручка может дать фору «шарику». Паста шариковой ручки на морозе быстро густеет. Чернила остаются работоспособными до той поры, пока мы удерживаем ручку в руке, согревая ее своим теплом.

При высоких температурах (в пределах 35-40 градусов по Цельсию) паста шариковой ручки становится слишком текучей — ручка начинает писать жирно, а при дальнейшем повышении температуры потечет. С перьевой ручкой этого не происходит. Она остается работоспособной вплоть до достижения температуры деформации пластмассы или закипания чернил.

И здесь необходимо сделать важную оговорку. Всё это справедливо лишь для сравнения хорошей перьевой ручки и дешевого «шарика». Элитные шариковые ручки, роллеры и  перьевые авторучки по своей надежности и работоспособности в экстремальных условиях равнозначны.

«Паркер», он и в Африке — «Паркер».

Реабилитация «шарика»

Рубрика: (Человек пишущий) | Автор: moderator | Дата: 20-08-2012

Метки: ,

Понятие элитной авторучки традиционно относится только к перьевым ручкам, к «вечным» перьям, заправляемым чернилами. Почему? Технологии же не стоят на месте? И сегодня нас окружают вовсе не перьевые, а шариковые авторучки, которым мы, тем не менее, отказываем в элитарности.

Достаточно зайти в магазин канцелярских принадлежностей, чтобы увидеть истинный расклад сил. В моем любимом B2S (он расположен не в России) шариковым ручкам и их всевозможным модификациям — роллерам, капиллярным и гелевым ручкам — выделены десятки метров открытых витрин. Перьевых ручек очень мало. В основном это дорогие инструменты, вроде «Паркера» или «Лами», которые продаются в специализированных отделах магазина. А для широкой продажи предназначены «шарики».

Значит, человечество окончательно переключилось на практичные грошовые инструменты для письма? И так, и не так.

Основная масса предложений — это одноразовые ручки, не предусматривающие заправки или замены стержня. Много и «полу-одноразовых» инструментов, которые допускают замену стержня, но этим никто из покупателей не занимается. Шариковые ручки настолько дешевы, что заменять в них исписанный стержень попросту неразумно — проще и выгодней приобрести новую авторучку.

Одноразовая авторучка — инструмент утилитарный, предназначенный для выполнения обычной работы. Нам нужно написать какой-либо текст — мы покупаем пачку писчей бумаги и одноразовую шариковую ручку. Работа закончена — ручку можно выбросить. Или держать при себе до той поры, пока не закончится паста. Где здесь место дорогим инструментам — ручкам, скажем, за тысячу долларов? И — зачем тратить большие деньги на то, что можно приобрести за гроши? Нам, в конце концов, нужны шашечки или ехать?

Именно здесь и проявляется парадокс. Дело в том, что грошовый инструмент обладает грошовой эргономикой. Да, дешевая одноразовая авторучка пишет — но пишет же и кусочек угля, который вообще ничего не стоит. Зачем же, в таком случае, тратиться на одноразовую ручку? Но — тратимся же. Потому что ручка — удобней.

Вот главный аргумент в пользу дорогих шариковых ручек — они удобней. Корпус элитной авторучки обладает объемом. Такую ручку приятней держать в руке. И после многочасового письма хорошей ручкой пальцы не сводит судорогой. А на указательном и среднем пальцах правой руки не образуются болезненные мозоли.

Второй аргумент — красота изделия. Одноразовая авторучка тоже может быть красива. Но красота её — в лаконичности, в строгой утилитарности, в подчеркнутой простоте. Не напрасно же самые популярные одноразовые авторучки удивительным образом напоминают классический деревянный карандаш?

На самом деле объяснение привлекательности дорогих инструментов для письма лежит в области психологии. Нам нравятся не только удобные и красивые авторучки. Нам нравятся ручки безупречного качества и от авторитетных производителей. Этакие «вещи с историей» — что, к слову, касается не только авторучек, но и большинства других предметов.

Основатель индустрии одноразовых вещей Марсель Бик сформулировал идею, оказавшуюся необыкновенно счастливой. Люди окружены огромным количеством вещей, которые обременяют их жизнь. Упростить взаимоотношения с этими вещами может массовый выпуск очень дешевых утилитарных инструментов, которые после использования, даже эпизодического, не жалко выбросить.

Зачем везти с собой в дальние края бритву, если станок можно купить на месте за «три копейки»? Побрился пару раз и — выбросил. А на новом месте купил такой же станок и за такие же деньги.

Зачем держать в кармане дорогую зажигалку в ювелирном оформлении? Нам же нужно элементарно развести огонь? Для этого достаточно простейшей газовой зажигалки, которая после использования отправляется в мусорное ведро. И никаких сожалений в случае её утери.

Зачем держать в кармане шикарную авторучку за тысячу (это еще дешево!) долларов, если при необходимости ее аналог можно купить за полдоллара в любом киоске, книжном магазине или в любой лавке канцелярских товаров?

Как оказалось, одно не заменяет другого. В командировке мы, действительно, пользуемся одноразовой бритвой. А дома держим дорогой подарочный вариант — хромированную «лапку» с экзотическими сменными головками. В случае острой необходимости, действительно, покупаем одноразовый «шарик», но в кармане делового костюма держим роскошный «Паркер Дуофолд» или демократичный «Уотерман Перспектив». И так далее.

Практичные одноразовые инструменты для письма вовсе не альтернатива дорогим элитным ручкам. Это, скорее, их функциональные компаньоны. Нет при себе любимой ручки — покупаем одноразовый заменитель. А если наша ручка при себе — на витрины с одноразовыми инструментами и не смотрим.

И все же — можно ли отнести шариковую ручку к элитным инструментам для письма? Да, наверное. Только для меня шариковая ручка — это не уникальный прибор, не вершина инженерной мысли, как перьевая авторучка, а всего лишь держатель пишущего узла. Полая трубка, в которой зажат стержень. Поэтому я склонен разделять пишущие стержни и сами ручки. Можно же при желании вставить паркеровский стержень в безымянную китайскую ручку? И получить аналог дорогой авторучки, заплатив на порядок меньше.

Для меня главными достоинствами шариковых ручек являются их универсальность и постоянная готовность к работе. Между одноразовыми и элитными «шариками» свои отличия. Элитные авторучки обладают превосходным внешним видом и стабильностью характеристик. Остальное — детали.

Из всего разнообразия предложений я выбрал стержни двух марок — «Паркер» и «Монблан». При этом хороший «шарик» у меня всего один — авторучка «Паркер 45». Это стальная ручка с позолоченными зажимом и торцевой вставкой колпачка. Ручка оснащена нажимным механизмом — стержень выдвигается при нажатии на колпачок. Механизм довольно жесткий и в действии грубоватый. Но и ручка не ахти какая драгоценность. Меня в своё время подкупило сочетание невысокой цены и эффектного оформления. А время показало — инструмент очень надежный и долговечный. «Паркер 45» используется уже более трех лет, а на ее корпусе нет ни царапинки. И в ручке до сих пор работает «родной» стержень — запасной покоится в блистере и ждет своего часа.

Что касается шариковой ручки «Монблан», то ее в моем распоряжении пока нет. Есть лишь фирменный стержень, который используется в фейковой ручке китайского производства. Практика эксплуатации этого стержня убедила меня в том, что следующей ручкой, на которую я потрачусь, будет шариковый «Монблан». Точнее — «Монблан Майстерштюк Ле Гран» в черном исполнении. Корпус из «драгоценной» (так ее именует сам производитель) смолы, поворотный механизм, в оформлении использована позолота. Эта ручка — ближайший родственник моего любимого «Монблана Майстерштюк 149», авторучки грандиозных размеров с большим открытым пером. Правда, стоит шариковый «Монблан» выбранной мною модели в десять раз дороже, чем «Паркер 45».

Закончу грустным признанием. Да, я очень люблю перьевые авторучки. Но пользоваться вынужден не только ими. Когда приходится подписывать важные бумаги, меня убедительно просят спрятать перо и достать шариковую ручку.

Куда катится мир? К тотальному засилью шариковых ручек? Может, и печальная, но вовсе не трагическая перспектива. Главное, чтобы «шарик» доставлял то же удовольствие от письма, что и хорошее перо.

Ручка на рабочем столе

Рубрика: (Человек пишущий) | Автор: moderator | Дата: 13-07-2012

Метки:

Возвращение к основам — к традиционным инструментам для письма — рано или поздно происходит в жизни каждого пишущего человека. И заявления вроде «мне вполне хватает компьютера» теряют смысл при попытке честно ответить на вопрос — «а что же ты написал, дружок»? Авторучка и лист чистой бумаги — главные инструменты, без которых крайне трудно (если возможно вообще) обойтись. Достаточно взглянуть на монитор своего компьютера. Что такое рабочее окно текстового редактора? Метафора листа бумаги. Что такое экранный шрифт? Метафора правильного рукописного штриха.

Именно возвращение к авторучке и бумаге помогает сосредоточиться на работе, отбросить все лишнее, остаться наедине со своими мыслями. Компьютер — вещь лукавая. Это универсальный инструмент, который постоянно отвлекает от главного дела.

Вот, к примеру — запускаю текстовый редактор. Стараюсь забыть обо всех отвлекающих моментах. Впереди — работа… Но в системном лотке рабочего стола висит информер почтовой программы. И я вижу — пришло письмо. Что за письмо? От кого? Надо прочитать. А потом я бросаю взгляд на погодный информер. Что-то прохладно на улице. Не пойдет ли дождь? Неплохо бы взглянуть на сводку свежих новостей. Пробежаться глазами по самым важным политическим сообщениям. Узнать текущий курс мировых валют. Заглянуть в спортивную колонку… Кто-то стучится в «Скайп». Ответить? А что я, собственно, собирался сделать? Куда-то позвонить? Ах, да — поработать. Какой работы можно требовать от занятого человека? Не изверг же я, в самом-то деле.

Лист бумаги и ручка — вот что спасает от ежедневной суеты. А от глупых ошибок спасает необходимость перепечатать результат рукописного труда на компьютере. Работа на лэптопе воспитывает стремление к поспешности. А писать надо медленно и вдумчиво. Если, конечно, интересует результат, а не сам процесс.

Но в наш компьютерный век ручка и лист бумаги (тетрадь, записная книжка) на рабочем столе — бедные родственники. Им попросту не находится достойного места. Большую часть рабочего стола занимает компьютер и периферийные устройства — принтер, сканер, мобильные расширения (планшетный компьютер, смартфон, фотоаппарат и так далее). А ручка всегда должна быть под рукой. Только тогда она превращается из консервативного аксессуара в рабочий инструмент.

Как хранить авторучку на столе? В выдвижном ящике стола? Идея очень плохая — в ящике хранят только вещи ненужные или редко используемые. На столе — на подставке, в стакане, в шкатулочке, на ложементе? Да, разумеется. Это лучший способ привыкнуть к постоянному использованию ручки. И лучший способ сохранить авторучку (особенно перьевую, чувствительную к ударам и сотрясениям) в целости и сохранности.

Тут же возникает вопрос — что из перечисленных предметов лучше для «здоровья» пишущих инструментов? Ясно же, что подставка под ручку и шкатулка — вещи принципиально разные?

Среди поклонников перьевых авторучек популярны настольные приборы с вмонтированными в них подставками под ручки. Эти подставки, суть, закрепленные на шарнире предохранительные колпачки. Ручка располагается в них вертикально или с небольшим наклоном — пером вниз.

Для постоянной работы настольные подставки очень удобны. Чернильная авторучка, хранящаяся в настольной подставке, всегда готова к работе. Она быстро стартует, поскольку каналы фидера постоянно наполнены чернилами. Ручку не приходится расписывать. Она никогда не засыхает.

Но для самой авторучки этот вариант хранения самый неудачный. Чтобы убедиться в этом проведем простенький эксперимент. Достанем из ящика стола все ручки, какие только у нас есть. Приведем их в транспортное положение — закроем перья колпачками, спрячем стержни кнопкой или поворотом верхней части ручки (колпачка). И закрепим клипсами на лацкане кармана пиджака.

Что произошло с нашими ручками? Перьевые заняли самое безопасное положение — перьями вверх, с закрытыми колпачками. В этом состоянии чернила занимают нижнюю часть резервуара конвертера. Капилляр фидера заполнен чернилами, но при длительном хранении чернила стекут в резервуар. Фидер высохнет, но капилляр при этом не будет забит сгустившимися от высыхания чернилами. Ручка стартует не сразу — ее придется некоторое время расписывать. Но она все же будет готова к работе если ни мгновенно, то в очень короткое время.

Так же хранится и роллер — шариковая ручка с чернилами. Пишущий узел располагается вверху, чернила стекают в резервуар. Роллеры всегда сконструированы подобно перьевым авторучкам — со съемным колпачком.

Противоположное положение занимают при хранении шариковые авторучки. Их пишущий узел всегда направлен вниз — и в рабочем, и в транспортном положении. Дело в том, что паста шариковой ручки обладает невысокой текучестью. И стекшая под воздействием силы тяжести в основной резервуар стержня паста к шариковому узлу возвращается постепенно. Стержень приходится долго расписывать и даже разогревать, повышая тем самым текучесть пасты. Поэтому шариковые ручки обычно оснащаются нажимным или поворотным механизмом.

А что же шариковые и гелевые ручки со съемными колпачками? Это очень простые инструменты с упрощенной эргономикой, не предназначенные для длительного использования. Колпачки в них заменяют кнопочный или поворотный механизм — ради удешевления авторучки.

Настольная подставка отлично подойдет для хранения  шариковой авторучки. Хранить в ней перьевую ручку имеет смысл только при интенсивной работе, когда ручка не успевает застаиваться.

То же касается и настольных стаканчиков. Они предназначены для хранения шариковых ручек и карандашей, но не для роллеров или перьевых инструментов.

Для пера лучший вариант — удлиненная шкатулка с откидывающейся крышкой и мягкой внутренней подстилкой. Шкатулка, как и хороший кожаный футляр, помогает уберечь дорогую авторучку от случайных повреждений и царапин.

Но если писать приходится много и часто, шкатулка не так удобна, как ложемент. Выполненный в виде продолговатой подставки с углублением, хороший ложемент великолепная штука. Благодаря возвышающимся бортикам ручка надежно удерживается ложементом и при этом остается легкодоступной. Мягкая обивка впадины ложемента защищает ручку от контакта с твердой поверхностью — ручка дольше сохраняет первозданный вид.

Но основное достоинство ложемента не в этом. В горизонтальном положении фидер перьевой авторучки не пересыхает и не переполняется чернилами. Ручка всегда готова к быстрому старту. Ее не приходится расписывать. И в то же время на кончике пера не скапливается избыток чернил — ручка не оставляет на бумаге огорчительных клякс.

Пусть рядом с вашим компьютером найдется место для листа чистой бумаги и авторучки. Неважно, что это будет — дорогое перо или одноразовый «шарик». Главное, чтобы у вас не проходило желание писать от руки. Тогда и дело ваше пойдет веселей.

Внимание к мелочам

Рубрика: (Человек пишущий, Я среди людей и люди вокруг меня) | Автор: moderator | Дата: 06-07-2012

Метки: , ,

Недавно задумался — что означает название это блога? Какие мелочи можно назвать умными? И если есть умные мелочи, значит, есть и глупые? Какая между ними разница?

Вопросы вроде бы риторические. То есть такие, на которые можно и не отвечать. Но — почему бы и ни ответить? (Хотя никто вроде бы и не спрашивает, кроме меня самого).

Я полагаю, что несущественная мелочь — самое важное, что есть в жизни. Любая мелочь. Например, чернила, которыми мы заправляем авторучку. Эта ерунда определяет все — вплоть до взглядов человечества на устои мироздания.

В ходе своих размышлений я построил следующую логическую цепочку (воспользовавшись своей склонностью домысливать то, что я не могу испытать в реальности).

Кто-то купил флакон коричневых чернил «Монблан». Штука сильно дорогая (20 долларов за флакон). И явно избыточная — писать можно и дешевыми чернилами «Радуга», даже если ручка считается элитной, редкой и (мама дорогая) коллекционной. Но этот кто-то купил именно «Монблан», поскольку считает, что в одноименной ручке чернилам «Радуга» не место. Я тоже так считаю, поэтому действия этого безымянного человека полностью одобряю. Если уж тратиться на чернила, то — на хорошие.

Заправив ручку коричневыми чернилами, этот кто-то раскрыл тетрадь. А потом закрыл ее, потому что тетрадь за 30 рублей не соответствует уровню коричневых чернил и авторучки «Монблан Майстерштюк 149» (предположим, хотя ручка может быть и другой модели, например, 146-й). В сердце у этого придуманного человека поднимается волна негодования. Если я — думает он — смог купить флакон коричневых чернил и дорогую авторучку (очень дорогую!), то неужели я не смогу подобрать себе приличную тетрадку взамен грошового ученического изделия?

Этот кто-то отправляется в магазин элитной канцелярии и выбирает самый дорогой вариант — молескин за тысячу рублей. За тысячу! Ужас! Но данный кто-то, как ни странно, доволен. Записная книжка ему нравится. Толстенькая, с хорошей обложкой и ленточкой ляссе. Крайне удачно сочетается с необычным цветом чернил и авторучкой «Монблан».

По дороге домой кто-то прижимает к груди пакет с молескином. И вспоминает, как нес домой… нет, не ручку — чернила, купив их в бутике «Монблан». Эта славная компания с невероятной пышностью упаковывает даже чернила — в фирменную коробку, которую укладывает в фирменный же пакет. О ручках и разговора нет. Ручку компания «Монблан» продает (через свои бутики) в роскошной коробке, в которую вложен еще и флакон чернил. К коробке приложен диск DVD с концертной записью произведений Моцарта. Плюс еще один — с презентацией коллекций компании. И красочный альбом, в котором та же презентация представлена в печатном виде. Итого набирается около полутора килограммов сопровождающего новую авторучку груза.

И вот, этот кто-то приходит домой. Раскрывает новый молескин. Достает авторучку, заправленную коричневыми чернилами. Задумывается. И размашисто записывает на первой странице записной книжки — «Нобелевская лекция по литературе и всякой ерунде». Или — «Конституция дома 136 дробь 5 по улице «Бременских астронавтов»». И под мягким пером авторучки «Монблан» рождается шедевр. И вскоре вся планета, все человечество принимается ликовать — ибо этот безвестный герой при помощи молескина и коричневых чернил разгадал главный секрет всех времен и народов. Например — есть ли на Марсе бродячие собаки. Или почему повсеместно популярная колбаса называется «Докторской» (а, скажем, не «Прозекторской»). Или что-то еще, не менее значимое и не менее волнующее.

В результате исследования всей цепочки событий я делаю вывод — все дело в коричневых чернилах, хорошей авторучке и молескине.

Можно ли создать нечто основательное обычной авторучкой и на обычной бумаге? Найти ответ поможет схожий эксперимент.

Второй кто-то полез в кладовку и нашел там целлофановый пакетик с засохшими стержнями для шариковых ручек. Заодно обнаружил и старую ученическую ручку — с загадочной надписью на колпачке «35 коп». Что такое «коп», этот второй кто-то давно забыл. Возможно, ручка имеет американское происхождение (тогда число 35 может означать количество невинно загубленных сотрудников местной полиции).

Растерев один из найденных стержней одеколоном и нагрев его на пламени газовой плиты, второй кто-то добился, чтобы шарик стержня оставил на бумаге жирный растекающийся след. Вставив стержень в ручку, второй кто-то взялся за поиски подходящей тетради. Но поскольку поиски оказались безуспешными, а в канцелярский магазин второй кто-то решил не идти в целях экономии, вместо тетради был использован пожелтевший лист почтовой бумаги — выпуска одна тысяча девятьсот неизвестно какого года.

На тот момент, когда лист был разглажен и разложен на столешнице (кухонного, разумеется) стола, стержень шариковой ручки утратил работоспособность. Чтобы не терять напрасно время, второй кто-то достал из кармана одноразовую зажигалку и на ее пламени попытался разогреть загустевшую пасту. Опыт удался, шариковый стержень снова засочился жирной фиолетовой пастой, но сама ручка утратила изначальную форму, изогнувшись под углом в 45 градусов.

Второй кто-то задумался. Нет, пострадавшая от огня ручка его не интересовала. На мелочи второй кто-то внимания не обращал. Его заботили глобальные проблемы. Второй кто-то хотел принести пользу человечеству — для чего, собственно, и полез в кладовку в поисках старых шариковых стержней.

Прошло несколько минут. Второй кто-то тяжко вздохнул. И вывел на бумаге: «Начальнику ЖЭКа номер такой-то. Жалоба. Убедительно прошу избавить меня от общения с собакой из квартиры номер пять. Этот пес регулярно задирает заднюю лапу на дверь моей квартиры. А на попытки призвать к его совести лишь цинично улыбается».

Два умозрительных эксперимента убедительно показали — от мелочей зависит успех любого дела. Конечно, «Войну и мир» можно написать и огрызком карандаша на старых обоях. Но Лев Николаевич по каким-то причинам выбрал хорошие чернила, перо и бумагу. Чем попало не работал никто из классиков русской литературы. И ни один из Нобелевских лауреатов. Все они старались пользоваться качественными инструментами.

А если серьезно? Почему некоторые мелочи я отношу к умным, а другие — к глупым? Потому что одни — символ уважения к своему труду и к жизни вообще. А другие — не более чем признак мещанства.

Правда, отделить одно от другого не так уж и просто. Я знаю очень хорошего писателя (не буду называть имени, чтобы не примазываться к его славе), автора изумительных книг, который держит в книжном шкафу коллекцию игрушечных бегемотиков. Мещанство? Вроде бы — да. Но с другой стороны эти бегемоты помогают ему думать. Значит, их тоже можно отнести к рабочим инструментам, то есть к мелочам умным и полезным.

Не стоит делать фетиша из канцелярских и каких бы то ни было мелочей. Это лишь помощники, не более того. Без них обойтись можно. Другое дело, что обходиться совсем не хочется. А раз не хочется, то и не нужно…

Фетишей в нашей жизни быть, наверное, не должно вовсе. Кроме одного — работы. Той самой, которой мы много лет учились. И которую умеем делать лучше всех.

Речь не о профессии, а именно — о работе. О работе инженера, экономиста, юриста. Сына или дочери. Отца или матери.

Выбираем новую ручку — размышления у витрины

Рубрика: (Человек пишущий) | Автор: moderator | Дата: 15-06-2012

Метки: ,

Сколько пишущему человеку нужно авторучек? Пять? Семь? Нет — всего одна. Но такая, которую не хотелось бы выпускать из рук. Которая превращала бы работу в приятную игру. Которая нравилась бы не меньше, чем нам нравятся ноутбук или смартфон. Это и есть «свое перо», которое приходится искать годами.

У меня своего пера пока нет. И по этой причине я снова иду в магазин канцелярских товаров. Сегодня это огромный книжный супермаркет, в котором есть отдел инструментов для письма. Ассортимент ручек не так уж и велик. Но все «главные» марки представлены — Parker, Cross, Sheaffer, Pilot, Caran`d Ache, Lamy.

Правда, сегодня я выбираю не марку. Сегодня я выбираю лучшую из представленных на витрине ручку. Как показывает практика, у каждого производителя есть удачные и неудачные модели. Плюс — масса подделок (безымянных китайских производителей). Или — минус…

Меня не волнует подлинность авторучки. Если подделка пишет лучше оригинала (а такое время от времени случается), то я выберу подделку. Мне нужна хорошая перьевая авторучка. И — точка.

Почему именно перьевая? Почему я не люблю роллеры и шариковые авторучки? И почему постоянно призываю не соблазняться совсем дешевыми ручками и, тем более, одноразовыми инструментами?

Дело в том, что шариковая авторучка — инструмент безликий. И для меня это имеет значение. У одноразовых ручек нет индивидуальности. Они пишут одинаково. Одинаково хорошо или одинаково плохо — значения не имеет. У моей ручки должен быть характер, который бы соответствовал моему, совпадал бы по темпераменту и особенностям письма.

Ерунда? Нет, не ерунда. Вспомните, как вы выбираете фотоаппарат. Вам же не все равно — «мыльница» ли это «за три копейки» или приличная цифровая зеркалка? Это понятно, что снимает не камера, а фотограф. Ручка тоже сама не пишет. И при отсутствии способностей или хотя бы элементарной грамотности дорогим пером можно разве что чертиков рисовать. Но, все же, съемка зеркальной камерой доставляет больше удовольствия, чем фотографирование бюджетной «мыльницей». И возможностей для творчества предоставляет тоже существенно больше. И дисциплинирует, заставляет снимать вдумчиво, не чураться экспериментов. Примерно то же и с хорошей ручкой, пусть и в меньшей степени.

И еще… А что, если вы любите свой индийский «Люксор» за 50 рублей? Пластмассовый в доску, с простецким стальным пером, но пишущий при этом невероятно мягко и приятно? В этом случае я вам завидую. Серьезно говорю. Я и сам бы отказался от экспериментов с тысячедолларовыми «Монбланами» в пользу дешевого «Люксора» — если бы нашел хорошее бюджетное перо. Но этого до сих пор не случилось. И я по-прежнему в поиске.

Мы снова обращаемся к понятию «идеальная авторучка». В данном случае — перьевая авторучка (хотя, обязательно поговорим о шариковых ручках и роллерах, которые пользуются огромной популярностью, а потому достойны отдельного разговора). Что входит в это понятие? Какой должна быть авторучка, чтобы соответствовать идеалу?

Первое, самое главное — перо. Оно может быть либо стальным, либо золотым. Золотое лучше — стабильней, долговечней и просто красивей. Но и стальное перо вовсе не бросовая штука. Хорошо отполированное, стальное перо по красоте не уступает золотому, полностью покрытому родием. Более того, стальное перо легче восстановить — отполировать в условиях мастерской.

Главное достоинство золотых перьев в том, что оснащенные ими ручки производятся более тщательно, чем ручки с перьями из стали. Причина — высокая стоимость «золотых» авторучек. Достаточно сравнить те же Parker Sonnet — с перьями из золота и из стали, покрытой позолотой. Эти ручки при полном конструктивном сходстве выглядят совершенно разными.

Второе, на что стоит обратить внимание — конструкция грип-секции и качество ее изготовления. Грип — это та часть ручки, которую мы охватываем при письме тремя пальцами (большим, указательным и средним). Он не должен быть коротким, конической формы, рифленым или покрытым каким-либо узором. Лучший материал для изготовления грип-секции (по тактильным ощущениям) — пластик. Металл в этом отношении хуже, хотя, выглядит нарядно.

Коническими грипами оснащаются не только безымянные китайские ручки. Их можно обнаружить в ручках Sheaffer. При этом грип-секции авторучек этой компании выполнены из дешевого пластика и невелики по размеру. Крупным пальцам на таком грипе тесно.

Образцовой можно считать конструкцию грип-секции авторучек серии Parker Sonnet. Это удлиненный пластиковый конус с легким расширением в передней части, которая заканчивается металлическим кольцом. «Соннет» ручка небольшая. Но, благодаря удачной конструкции грипа, великолепно ощущается в любой руке — и в могучей мужской, и в изящной женской.

К слову — по качеству изготовления грипа легче всего отличить поддельный «Соннет» от настоящего (а ручки Parker Sonnet подделывают чаще прочих, это самая фальсифицируемая в мире модель). Если вы обнаружите на грипе места склейки, тонкие полоски, расположенные вдоль грипа симметрично, то это подделка. На настоящем «Соннете» швы отсутствуют в принципе.

Далее — баррель. Корпус авторучки. Он не так значим, как конструкция фидера или системы подачи чернил. Но дело в том, что для большинства пользователей знание подобных тонкостей избыточно. Ручки изобретены далеко не вчера. И за полтора столетия перьевые авторучки ведущих производителей избавились от большинства «детских болезней». Конструктивно современные авторучки очень схожи. Различия лишь в малосущественных деталях. Например, в материалах, из которых изготовлены баррели и колпачки.

От материала, из которого выполнен корпус ручки (баррель), зависит её вес и балансировка. Шлифованный или полированный металл выглядит очень хорошо. Но это не лучший материал для авторучки. Лучшим считается акрил — органическая смола с различными включениями. Именно из акрила изготовлены баррели легендарных перьевых авторучек Parker Duofold (заметим — не у всех моделей, есть и металлические). Из смолы на основе акрила (предположительно — производитель держит состав материала в секрете) изготовлены авторучки Montblanc серии Meisterstuck. Компания Montblanc называет эту смолу «драгоценной». (По некоторым предположениям в ее составе содержится рубиновая крошка).

Колпачок при письме мы обычно надеваем на торец барреля. И это неправильно — колпачок изменяет развесовку ручки. Писать лучше без надетого колпачка. Но при этом постоянно им пользоваться — для предохранения пера от физического повреждения и быстрого высыхания на нем чернил.

Так что же с выбором «идеального пера»? В этот раз я выбрал недорогой 50-долларовый Sheaffer и Parker Sonnet. Оба со стальными перьями («Соннет» — с позолоченным).

Обе авторучки пишут очень мягко (я выбрал перья М, средней жесткости). Обе отлично выглядят. И обе не соответствуют моим критериям идеального инструмента для письма. Поиск продолжается.

А что у вас, ребята, в рюкзаках?

Рубрика: (Путешествия, Человек пишущий) | Автор: moderator | Дата: 18-05-2012

Метки: , ,

Не знаю, как кому, а мне очень нравится сама идея «четырех драгоценностей кабинета». Помните, китайский набор просвещенного человека — кисть, бумага, тушь и тушечница? Самодостаточный комплект инструментов думающего и пишущего человека на все случаи жизни.

Меня привлекает именно вот эта самодостаточность. К китайскому комплекту трудно что-то прибавить. Здесь есть все, что нужно для рисунка и каллиграфического письма. Бери с собой шкатулку с четырьмя драгоценностями и — отправляйся в путешествие. И ты сможешь описать и зарисовать все, что увидишь. И странствие твое не будет напрасным — ты сможешь рассказать людям о своих впечатлениях и открытиях…

Располагаем ли такими же драгоценностями мы, далекие потомки древних изобретателей инструментов для письма? Что мы берем с собой в путешествие? Чем пишем и чем рисуем? Попробуем составить собственный комплект драгоценностей походного, назовем его так, кабинета.

Кисть китайцы использовали в качестве универсального инструмента для рисования и каллиграфического письма. Большинству из нас кисть не нужна. Это капризный инструмент, требующий умения и особых расходных материалов — туши или краски. Нам сгодится что-то попроще в обращении и более современное.

Перьевая ручка? Для кого-то (и для меня в том числе) это единственно возможный вариант. Дело в том, что к хорошему привыкаешь моментально, а отвыкаешь мучительно и долго. Привычка писать мягким, послушным, красивым пером вырабатывается в считанные дни. И после приобретения хорошей ручки письмо «шариком» не доставляет удовольствия. (Напоминаю — я говорю исключительно о себе, поскольку располагаю только личными впечатлениями и могу ссылаться только на свой опыт).

Однако, перьевая ручка — не самый удобный инструмент в походных условиях. Необходимость брать с собой флакон чернил или упаковку картриджей, регулярная перезаправка ручки, чувствительность к качеству бумаги — все это превращает перо в инструмент, скорее, кабинетный, чем мобильный.

Можно, вообще, не суетиться по этому поводу. Разовые шариковые ручки выпускаются миллионами и продаются в любом уголке Земного шара. Среди них встречаются очень качественные инструменты — пишущие четко, мягко, приятно. Но они не конкуренты перьевым ручкам по комфортности письма. По себе заметил — нет под рукой перьевой авторучки, я предпочитаю вообще не писать, полагаясь на память или, в крайнем случае, на диктофон.

Компромиссом может быть выбор роллера, в котором применяется шариковый пишущий узел и загущенные жидкие чернила. По характеру письма роллер превосходит шариковые ручки и приближается к перьям (в частности, не требует при письме усиленного нажима). Но — лишь приближается. Зато роллер не требует перезаправки, безопасней при транспортировке (поскольку не склонен к подтеканиям). В отличие от разовых шариковых ручек роллеры выполняются объемными — их удобней держать в руке. Главным недостатком роллеров можно считать небольшой ресурс стержня — чернила в нем заканчиваются намного быстрей, чем в шариковом стержне большого объема (хотя по размерам они примерно одинаковы).

Какой роллер выбрать? Здесь, как и в случае с шариковой ручкой, выбирать нужно не «по одежке». Главное — пишущий узел. Паркеровский стержень (шариковый или роллерный) можно вставить в безымянную китайскую ручку и в результате получить превосходный инструмент, который не жалко уронить или потерять. Главное, чтобы стержень подходил к этой ручке. А самыми качественными, самыми мягкими роллерными и шариковыми стержнями я считаю немецкие — производства компании Montblanc — они же, к сожалению, и самые дорогие…

На чем писать? Если речь идет именно о путешествии — отпускном, познавательном, полном приключений — то для письма в таких условиях лучше всего подобрать хорошую записную книжку. Мы говорили об этом много раз (и будем говорить, наверное, в будущем). Поэтому лишь напомню, что одним из самых лучших вариантов будет приобретение молескина. Речь не только о фирменных записных книжках под торговой маркой Moleskine, но и о высококачественных «молескиноподобных» книжках, вроде Paperblanks. Записные книжки этих двух марок я использую сам. И вам рекомендую, поскольку качество их просто безупречно. А книжки Paperblanks еще и необыкновенно красивы (плюс потрясающая структурированная бумага верже).

Ручка, записная книжка… Что еще? Для тех, кто ценит порядок во всех мелочах, наверное, нужен какой-то пенал или чехол, в котором уместится весь набор. Мне очень нравятся сумки от Moleskine (например, модель Borsa, в которой есть место и для ноутбука). Но это, опять же, далеко не единственно возможный вариант.

Если бы мне пришлось сегодня собирать «походный комплект» письменных принадлежностей, я бы подобрал небольшой по размерам бювар с магнитной застежкой — с карманом для запасной книжки, с петельками для пары авторучек и, возможно, с карманчиком для калькулятора.

В принципе, без калькулятора можно обойтись. Я — обхожусь, поскольку под руками есть iPhone. Но считать на традиционном калькуляторе «с кнопками» все же удобней.

Почему я говорю «если бы пришлось»? Советую что-то подобрать, сам при этом уклоняясь от этих приобретений? Нет, дело не в этом. У меня уже есть «походный комплект». Он постоянно видоизменяется, пополняется новыми инструментами и избавляется от тех, что не оправдали надежд. В этом комплекте появляются новые перьевые авторучки и роллеры. Периодически в него включается старенький цифровой диктофон, который я в последнее время почти не использую, предпочитая быстрые почеркушки от руки. В этом комплекте регулярно заменяются «расходные» блокноты — очень дешевые и очень простые. Я исписываю один столистовый блокнот за пару недель. Самые важные записи переношу в молескин. Исписанный блокнот уничтожаю. Его место занимает свежий.

А основная записная книжка — молескин — в этом комплекте житель постоянный. Это книжка большого объема — 192 страницы. Линованная. Формат — средний, 13х21 см. Мне эта книжка кажется просто идеальной (до той поры, пока не беру в руки одну из записных книжек Paperblanks). В ней я веду основной дневник и держу деловые записи, которые необходимо запомнить.

Этот «походный комплект» и есть мои личные драгоценности — наподобие китайских. Полагаю, что в этом я не одинок. Для многих из нас ручка и блокнот — не просто инструменты для письма, но в полном смысле «материализаторы мыслей».

Мне много приходится путешествовать. И когда я попадаю в новое место, я с тревогой думаю: взял ли я с собой свой «походный комплект» — записную книжку и авторучку. И если вдруг оказывается, что забыл, меня охватывает чувство, схожее с паникой. Примерно то же происходит, когда я забываю очки. Без них я слеп.

Ручка-вездеход

Рубрика: (Истории успеха, Человек пишущий) | Автор: moderator | Дата: 02-05-2012

Метки:

В мире пишущих инструментов элитными считаются перьевые авторучки. Вроде бы «прошлый век», технологии даже не вчерашнего — позавчерашнего дня. Но у перьевой ручки есть индивидуальность, неповторимый стиль, собственный характер. Шариковая ручка в этом смысле сильно обделена.

Как попробовать в деле хороший шариковый «Паркер»? Скажем, ручку из топовой серии «Дуофолд»? Очень просто. Стоит лишь приобрести паркеровский стержень и установить его в дешевую китайскую ручку — в любую, к которой этот стержень подойдет (а он подойдет к любому фейковому «Паркеру»). Выглядеть эта ручка будет, конечно, не особенно, но писать станет точно так же, как подлинный шариковый «Дуофолд». Шариковая ручка — всего лишь контейнер для пишущего стержня. И — не более того.

Однако среди шариковых ручек тоже есть своя элита. Речь об авторучке, в которой преодолены все основные недостатки «шарика» — о Space Pen, «космической» авторучке Пола Фишера. В наше время эту ручку можно приобрести и в России. Причем, стоит она относительно недорого — дешевле многих топовых «некосмических» авторучек ведущих мировых производителей. И выпускается исключительно в США, что в определенной степени является гарантией высокого качества. Впрочем, в магазинах можно отыскать и аналоги от других производителей, лицензировавших технологию у компании изобретателя.

Главные недостатки любой шариковой авторучки — чувствительность к силе гравитации (писать на вертикальных и перевернутых поверхностях «шарик» не будет), подтекание изношенного пишущего узла, чувствительность к фактуре поверхности (шариковой ручкой невозможно писать на бетоне, пористой древесине, ткани) и к внешней среде («шарик» не пишет в воде, в сильно разреженной среде или в вакууме). Ручка Фишера перечисленных недостатков лишена. Более того, ресурс стержня в бюджетных вариантах «космической» ручки втрое — по заверениям производителя — превышает ресурс обычного объемного стержня шариковой ручки. А для авторучки серии Mars, топового варианта Space Pen, производитель заявляет… пожизненный ресурс чернил и шарикового узла. То есть этой ручкой можно писать ежедневно, помногу — в течение 80 лет. Вряд ли у кого из ныне живущих есть реальная возможность проверить эти обещания. Но другого инструмента для письма с подобным ресурсом не существует (на самом деле такой инструмент есть — о нем поговорим в конце статьи).

Ручка Фишера способна писать на любой поверхности, в любой среде, в любом положении. Она оставляет отчетливый след на мягкой древесине, пробке, грубой ткани — не говоря уже обо всех видах бумаги. Эта ручка пишет на сухой и мокрой штукатурке, на металле, на любом виде пластика.

Ручка Фишера обладает очень мягким «ходом», который можно сравнить с письмом хорошей гелевой авторучкой. Благодаря особой форме латунного корпуса, ручка Фишера выглядит основательным, очень надежным пишущим инструментом — каковым на самом деле и является. Даже бюджетный вариант «космической» ручки прослужит вам полжизни. Ну, а ручке серии Mars, похоже, сносу не будет вовсе.

И еще одно важное качество американских авторучек «космической» модели — универсальность. Стержень для ручки Фишера при помощи прилагаемого переходника можно установить в любую шариковую авторучку «Паркер». То есть потенциальный пользователь авторучек Фишера не привязан к продукции одной компании — если говорить именно о ручках, а не о расходных материалах (о шариковых стержнях). Интересно?

Не менее интересна и история появления этой  авторучки. Ее создатель Пол Фишер родился в США в 1913 году. В возрасте 32 лет, в 1945 году, Фишер, к тому времени перепробовавший множество профессий и сколотивший небольшой капиталец, познакомился с новинкой — шариковой авторучкой Рейнолдса (на самом деле ручкой Ласло Биро, Рейнолдс ловко оформил на себя патент Биро, заполучив статус изобретателя). Дело было в Чикаго, где находились производственные мощности компании Рейнолдса. Пол Фишер получил возможность покрутить прототип новой ручки в руках. Но ручка ему… не понравилась. И Фишер отказался вложить свои деньги в производство новинки.

Дело в том, что первая американская шариковая ручка элементарно текла, пачкая бумагу. Она текла с первых минут использования — новая, только что извлеченная из коробочки. А что с этой ручкой будет через месяц или год?

Как оказалось, Фишер ошибся. Ручки Рейнолдса принесли колоссальный доход. И Пол Фишер понял, что упустил свой шанс… Но он не сдался. И в 1948 году основал собственную фирму Fisher Pen. В производственной программе новой компании был один главный пункт — выпуск самых совершенных шариковых авторучек собственной конструкции. Ручек, которые бы никогда не подтекали.

Следует заметить, что Пол Фишер был талантливым изобретателем и умелым механиком. Он собственноручно взялся за разработку нового шарикового узла. И, между прочим, проявил незаурядные дизайнерские способности.

Пол Фишер

Пол Фишер

Прототип первой ручки был готов уже в июле 1948 года. Еще несколько лет понадобилось для окончательной доводки дизайна. В результате на свет появилась ручка Bullet — самое популярное и самое известное детище Фишера, появившееся еще в докосмическую эпоху. Эта ручка невероятно популярна до сих пор. Форма барреля напоминает форму ружейного патрона. Конструкция очень простая — ручка и длинный колпачок. Снимаем колпачок и надеваем его на торец барреля — ручка увеличивается в полтора раза, до 13,3 см. Снимаем колпачок с барреля, закрываем ручку — длина инструмента сокращается до 9,5 см. В сложенном состоянии ручку можно спрятать не только в карман, но и в бумажник. Помимо этого корпус ручки в первоначальном варианте был цельноалюминиевым. Позже Фишер перешел на латунь, из которой изготавливаются современные ручки Bullet.

Серия Bullet не озолотила Фишера, но принесла хорошие деньги, которые он вложил в разработку «идеального» шарикового стержня. В 1966 году пишущей узел нового типа был Фишером запатентован. Изобретатель выпустил пробную партию новых шариковых ручек и предложил NASA использовать их в лунной программе. До этого момента астронавты использовали изобретенные японцами фломастеры и механические карандаши. Наши космонавты пользовались простыми деревянными карандашами.

Использование грифельных карандашей в условиях невесомости небезопасно. Деревянная щепа и микрочастицы грифеля загрязняют воздух в кабине космического аппарата. Грифельный штрих осыпается, записи получаются нечеткими.

Ручка Фишера писала безупречно в любых условиях, даже в вакууме — за бортом космического аппарата. Успех был настолько убедительным, что в 1967 году NASA выделила Фишеру 1 миллион долларов на продолжение разработок (до этого Пол действовал самостоятельно, вкладывая в изыскания исключительно личные средства). Попутно NASA закупило партию в 400 ручек. А советское правительство в 1969 году приобрело для космонавтов 100 ручек и 1000 стержней к ним. В начале 70-х ручка Фишера появилась в широкой продаже.

Чем обусловлена «вездеходность» этих ручек? Тремя факторами. Первый — в стальном наконечнике пишущего узла располагается шарик из карбида вольфрама, выполненный с прецизионной точностью. Протекания исключены, поскольку зазор составляет считанные микроны.

В качестве пасты в стержнях использован специальный состав — тиксотропный гель, запатентованный Фишером. В спокойном состоянии паста затвердевает. Но как только стержень начинает писать, сила трения разогревает пасту, и она переходит в жидкое состояние — подобно обычным чернилам. Разогревание и переход в иное агрегатное состояние происходит только в зоне соприкосновения пасты с шариком. В резервуаре стержня паста хранится в полутвердом состоянии.

И, наконец, в металлический корпус стержня под давлением в 2,4 атмосферы закачан азот. Он постоянно поддавливает пасту через поршень. В результате стержень пишет на любой поверхности и при любых внешних условиях. Согласно паспортным данным стержень Фишера сохраняет работоспособность при температурах от минус 35, до плюс 120 градусов Цельсия (но на самом деле этот диапазон существенно шире). Срок сохранности стержня 100 лет.

Несколько слов о «вечной» ручке Фишера серии Mars. В ней нет стержня. Пастой заполнена вся емкость корпуса. По сути, эта ручка — один большой шариковый стержень. Отсюда и беспрецедентные характеристики. Ручка стоит дешевле 300 долларов. Срок службы при постоянном использовании — 80 лет…

К слову — у этой ручки есть очень доступная альтернатива. Это заточенная подобно карандашу свинцовая палочка. Сделать ее может любой человек, знакомый с основами слесарного дела. Материал — свинец, который идет на рыболовные грузила. Эта палочка оставляет на бумаге светло-серый штрих. Стоит сущие копейки. И прослужит не меньше, чем ручка Фишера серии Mars. Правда, придется смириться с невысокой яркостью свинцового штриха. Но это уже детали.

Перьевая ручка, как она есть

Рубрика: (Человек пишущий) | Автор: moderator | Дата: 11-04-2012

Метки: ,

Мы много говорим о разных марках авторучек, о выборе лучшего пера, об уходе за ним. Говорить об устройстве перьевой ручки вроде бы неудобно. Инструмент, казалось бы, элементарно простой… Но современная авторучка — достаточно сложный механизм. И уж точно — чудо инженерного искусства.

Поговорим о том, как устроена авторучка. Причем, всего разнообразия конструкций мы даже не коснемся — настолько оно велико. Рассмотрим лишь наиболее распространенные виды ручек и их базовые узлы.

Любая перьевая авторучка состоит из семи основных узлов — пера, грипп-секции со встроенным в нее фидером, резервуара для чернил с наборным механизмом, барреля и колпачка.

Перо — основа авторучки. Писать авторучкой можно даже при выходе из строя фидера и наборного механизма. В этом случае ручку — если уж есть в том острая необходимость — используют подобно традиционной перьевой «макайке». Было бы исправно перо, которое следует периодически окунать в чернильницу.

Перо выполняется из листовой нержавеющей стали или листового золота. Другие материалы для изготовления перьев непригодны.

Конструктивно перо представляет собой раскатанную металлическую пластинку, толщина которой на острие не превышает 0,1 мм. Посередине пластинка рассечена на две половинки. Рассечение тянется от круглого глазка. По окружности глазка скапливаются чернила, которые по краям разреза стекают к острию. Разрез — одна из наиболее сложных технологических операций при изготовлении пера.

Поскольку сталь и золото материалы не очень устойчивые к истиранию, на кончике пера, в зоне его контакта с бумагой, вмонтирован (припаян) твердосплавный шарик. Для изготовления шарика чаще всего используют металлы группы платины — иридий или родий. Но иногда встречаются перья с шариками из более редких и более прочных металлов (например, из вольфрама).

В стальных перьях бюджетных авторучек (примеры — Parker серий Jotter, Frontier, Vector и даже младшие модификации Sonnet со стальным пером) шарика может и не быть. Срок службы таких ручек меньше, чем с шариками на конце пера. Но с другой стороны, такие ручки легче «расписываются», перо быстро приобретает индивидуальную форму, которая зависит от почерка владельца.

Стальное перо лучше противостоит появлению мелких царапин на его поверхности. Золотые перья для сохранения безупречного вида часто покрывают серебристым слоем родия. Родий почти не царапается. Но если все-таки такая неприятность случается, родиевый слой невозможно отполировать. Поэтому при реставрации пера его просто удаляют механическим способом.

Облагородить вид стального пера помогает нанесение позолоты. К сожалению, под воздействием активных веществ, содержащихся в чернилах, со временем позолота сходит. Перо теряет не только вид, но и важные свойства. Стальное перо с поврежденным слоем позолоты плохо удерживает чернила, штрих становится прерывистым.

Перьевые авторучки с различными по конструкции перьями разделяют на ручки с открытыми, полузакрытыми и закрытыми перьями. Пример авторучек с открытыми перьями — большинство ручек Parker, включая серии Duofold и Sonnet. С полузакрытыми — Parker 45. С закрытыми перьями — Parker 100.

У закрытого пера наружу, из-под кожуха грип-секции, выступает только кончик пера. Раньше считалось, что закрытое перо более стабильно, поскольку узкая металлическая полоска лучше противостоит деформациям, чем широкая полоска открытого пера. Но у этого утверждения нет практического обоснования. По долговечности и пользовательским качествам открытые и закрытые перья одинаковы.

По ширине штриха (то есть по толщине кончика, которая и определяет мягкость пера) перья чернильных авторучек подразделяются на очень тонкие EF, тонкие F и средние M. Существует масса градаций мягкости, мы перечислили лишь самые популярные. Универсальным считается перо М, которое способно одинаково хорошо писать на бумаге любого качества, но дает насыщенный штрих и не особенно экономно расходует чернила. Любителям тонкого штриха, обладающим хорошим почерком, стоит порекомендовать перо F. Но при этом владельцу ручки придется внимательней отнестись к выбору бумаги. По рыхлой бумаге перо F скользит с трудом.

Перо жестко соединено с фидером авторучки. Фидер — устройство подачи чернил из резервуара к перу и одновременно регулятор количества подаваемых чернил в зависимости от скорости письма и нажима на перо.

Фидер представляет собой втулку из пластика или эбонита (в дорогих авторучках), в которой прорезаны микроканалы — капилляры для подачи чернил и воздуха, а так же коллектор и компенсационная камера. Фидер вкручивается в корпус грип-секции, вставляется в него с натягом или вклеивается. Тип соединения влияет только на ремонтопригодность авторучки. В эксплуатации все перечисленные разновидности фидеров равнозначны.

Чернила из резервуара поступают по подающему каналу к перу. Если ручка находится в нерабочем состоянии, то чернила скапливаются в коллекторе — сети круговых каналов. Как только мы начинаем писать, скопившиеся в коллекторе чернила под воздействием капиллярных сил устремляются по подающему каналу к перу. Прекращаем писать — ток чернил останавливается. При увеличенной скорости письма и сильном давлении на перо, ток усиливается. При легком и медленном письме — ток чернил уменьшается.

Чтобы при большом давлении на перо (и при резких перепадах внешнего давления воздуха) чернила не вылились из резервуара, в фидере предусмотрена компенсационная камера. Она выравнивает давление внутри резервуара для чернил и внешнее атмосферное давление.

К перу чернила подаются по системе капилляров. И тут нас ожидает сюрприз. Капиллярная система работает совсем не так, как можно предположить. То есть чернила подаются по узкому каналу фидера. А капилляры, очень маленькие каналы, служат для возвратного поступления воздуха. Чернила подаются к телу пера по своему каналу, воздух возвращается в чернильный резервуар по смежным капиллярам. Капилляры выполнены обычно в виде проточек основного канала. Но чернила в них не проникают из-за действия капиллярных сил — жидкость удерживается силами внешнего натяжения.

За полтора века существования авторучек придумано множество конструкций фидеров. Но все они используют капиллярно-компенсационный принцип действия.

Для владельца авторучки конструкция фидера большого значения не имеет. Главное, чтобы фидер обеспечивал бесперебойное и достаточно обильное поступление чернил, чтобы не забивался микрочастицами, содержащимися в чернилах, чтобы не засыхал, затрудняя «старт» авторучки (то есть не приводил к пропуску первых штрихов при письме).

Другое дело — конструкция грип-секции. Эта деталь не имеет такого значения для обеспечения безупречной работы ручки, но весьма значима при выборе конкретного «пера». Дело в том, что грип-секция — это именно та деталь, за которую мы обхватываем ручку пальцами при письме. Она должна быть объемной, гладкой, приятной на ощупь, но вместе с тем не скользкой, не рифленой, с мягким переходом между грип-секцией и баррелем (корпусом ручки).

Примеры сбалансированной конструкции грип-секции с учетом всех перечисленных требований — авторучки Monblanc Meisterstuck всех серий, кроме Stalwalker, в которых переход грип-секции к баррелю имеет острую выступающую кромку (из-за резьбы для колпачка). И авторучки Parker моделей Sonnet и Duofold.

Беррель — корпус ручки, навинчивающийся на грип-секцию — не самая значимая деталь в конструкции авторучки, но наиболее заметная. Поэтому баррель богато украшается, лакируется и полируется. Хотя, это всего лишь кожух, скрывающий резервуар для чернил.

Резервуар предназначен для хранения запаса чернил и заправки авторучки. Конструкций резервуаров множество. Наиболее распространены поршневые системы для ручной заправки ручки из флакона. И картриджные системы — со сменными разовыми баллончиками с чернилами.

Основа поршневой системы — конвертор (я предпочитаю называть его диспенсером, хотя этот термин в индустрии перьевых ручек почти не применяется). Конструкций конверторов достаточно много. В модельном ряду ручек Parker находит применение конвертор Standart — с поршеньком без винтового механизма. И De Lux — с поршеньком, передвигаемым вращением внешней втулки конвертера. Конвертор первого типа прост в эксплуатации и достаточно надежен. Но второй, De Lux, считается более удобным — поэтому им оснащают ручки старших, дорогих моделей Parker.

Самой экзотической и, вместе с тем, самой простой системой заправки авторучки чернилами можно, наверное, считать авторучки без какого-либо конвертора или картриджа. В таких ручках чернилами заполняется (специальной пипеткой или шприцом) вся внутренняя емкость барреля. Затем на баррель навинчивается грип-секция. К перу чернила подаются через каналы фидера — как у любой перьевой авторучки. Подобные ручки продаются под китайской маркой Hero. Эти ручки отличаются высокой «дальностью пробега». Заправлять их даже при очень интенсивной работе придется раз в несколько недель, а то и раз в месяц.

И последняя деталь перьевой авторучки — колпачок. Он необходим для предотвращения, во-первых, высыхания чернил на пере и в каналах фидера. И во-вторых — для защиты пера от физического повреждения.

Для улучшения защиты от высыхания чернил колпачки выполняются герметичными. Для устранения эффекта протекания ручки при резком перепаде атмосферного давления — вентилируемыми. Герметичными колпачками оснащаются ручки специального назначения, вроде инструментов для каллиграфии (например, рапидографы). Но наиболее распространены вентилируемые колпачки. Вентиляционное отверстие просверлено под клипсой, в самом незаметном месте.

Конструкция клипсы — зажима колпачка — особого значения не имеет. Это, скорее, деталь фирменного оформления. А вот способ крепления колпачка к грип-секции и к торцу барреля — другое дело. Самым удобным можно считать резьбовое крепление колпачка. Пример — все перьевые ручки Montblanc и Parker Duofold. Ручка Montblank Meisterstuck Stalwalker снащена резьбовым креплением колпачка и к грип-секции, и к баррелю. То есть в рабочем состоянии колпачок можно навинтить на корпус ручки.

Однако большинство ручек оснащается колпачками с креплением на кольцевой защелке — пластиковой в бюджетных ручках и металлической в дорогих.

Следует заметить, что защелка со временем изнашивается. И колпачок начинает болтаться (на ручках с металлическими защелками), либо не держится вовсе (на ручках с пластиковыми защелками). Это наиболее распространенный «возрастной» дефект активно используемых авторучек.

Во время письма авторучкой мы привычно насаживаем колпачок на торец барреля. И тем самым увеличиваем размер ручки с одновременным ухудшением её развесовки. Правильней класть колпачок на стол. И надевать его на грип-секцию при паузах в работе. Даже если перерыв составляет минуту-две. Надев колпачок, вы предотвратите высыхание кончика пера и защитите перо от самой главной беды, от повреждения в результате падения ручки со стола.

Следует помнить, что в отношении авторучки пресловутый «закон бутерброда» срабатывает стопроцентно. Со стола ручка падает всегда пером вниз. Это и есть момент гибели авторучки… Да не постигнет сия участь ваши перья, друзья.

Перо номер два

Рубрика: (Человек пишущий) | Автор: moderator | Дата: 09-04-2012

Метки: ,

Хорошая перьевая авторучка, полученная в подарок или приобретенная для себя, любимого, не решает главной проблемы — чем, собственно, писать. Дело в том, что хорошая ручка — это дорогая ручка. А дорогая ручка — это не просто инструмент для письма. Это любимая игрушка, статусная вещь, драгоценность, наконец. В кармане ее не поносишь — жалко. Ее место на рабочем столе, в фирменном футляре, на роскошном ложементе, на настольной подставке. А чем же тогда работать? Каждый день — в офисе, по пути на работу, в командировке или в отпуске?

Давайте подберем приличную перьевую авторучку на каждый день. Такую, чтобы и прослужила долго, и радовала качеством исполнения. И чтобы не печалиться, если что-то с этой ручкой произойдет. Сломали? Ничего страшного — купим новую. Зато наше любимое элитное перо, для домашней работы, останется невредимым.

Ручки бюджетного класса выпускаются большинством компаний первого ряда. Поэтому есть смысл соблюсти стилевое единство — купить вторую ручку того же производителя, что выпустил ваше любимое перо. При условии, разумеется, что вы любите продукцию этой компании (иное и невозможно — если вы любите свою «главную» ручку).

В моем случае следовало бы выбрать второй Montblanc. Но проблема в том, что эта компания бюджетных инструментов для письма не выпускает. И стоимость самых дешевых перьевых ручек начинается с 13 тысяч рублей. Как такое перо назвать бюджетным?

Это первое. Второе — более-менее доступные авторучки Montblanc предусматривают картриджную систему заправки. А мне нравится конвертерная (которую я именую диспенсерной, так уж сложилось — термин «диспенсер» мне кажется более логичным, более уместным, чем «конвертер»). Я люблю заправлять авторучку из флакона.

И — третье. Если бы я обзавелся второй ручкой Montblanc, даже самой недорогой из выпускаемых компанией, я бы не стал носить ее с собой. Все авторучки это великой (не побоюсь этого слова) марки — произведения инженерного искусства. То же можно сказать и о ручках Montegrappa. И о некоторых других.

Мне нужно что-то попроще. Ручка, которую я не боялся бы нечаянно поцарапать или уронить (хотя, ронять перьевую ручку — верная для нее смерть). Думаю, вы со мною согласитесь.

Так вот, изучение предложений и собственный многолетний опыт показывают, что в бюджетном секторе ведущих мировых компаний, специализирующихся на выпуске инструментов для письма, далеко не все благополучно.

Идем в магазин элитной канцелярии и осматриваем бюджетные перьевые авторучки. Вот, к примеру, Parker Jotter Steel F61. С виду, на витрине, вроде бы приличная ручка. Стоит около 750 рублей. То есть «не три копейки». Приятное сочетание серебристого корпуса (нержавеющая сталь) и черного фидера (пластик). Серебристое стальное перо… Присмотритесь внимательней. Это что угодно, только не перо. Это загогулина из кусочка листовой стали. Узенькая, не внушающая доверия. И сама ручка — легковесная, оставляющая впечатление откровенной дешевки. Jotter — не моя серия. Мне не нравится ни одна ручка этого ряда.

Идем чуть выше — серия Parker Vector. Черная авторучка этой серии с латунным корпусом, покрытым черным лаком, служит мне уже 11 лет. И я этой ручкой очень доволен. Прочная, стабильная. Перо узкое, но выглядит лучше, чем перо ручки Jotter. Со временем я докупил к этой ручке фирменный конвертер для заправки из флакона (изначально предусматривалась только картриджная система — «Векторы» продаются в разной комплектации). Причем, версии De Lux, поскольку стандартный конвертер Parker с безрезьбовым штоком, на мой взгляд, никуда не годится.

«Векторы» отличные ручки — в любой модификации. Но я давно не вижу их в продаже. В магазинах попадается только модель Parker Vector Premium F181 Shiny SS Chiseled. Красивая стальная ручка стоимостью около 1100 рублей. Есть подозрение (подтвержденное неофициальной информацией), что серия снята с производства.

Следующая по «ценовой иерархии» серия — Parker Frontier. Так получилось, что в моем личном арсенале два одинаковых «пера» Parker Frontier Stainless Steel Gold Trim. Одна ручка 2009 года, одна — 2010. У обеих ручек позолочены перья и зажимы на колпачке — 14-каратная и 23-каратная позолота соответственно.

Ручки вроде бы одинаковые, но состояние их — земля и небо. Та, что постарше, работала достаточно интенсивно, но при исключительно бережном обращении. И за два первые года эксплуатации с ней случилась масса неприятностей. Во-первых, с пера облезла позолота — листочками, как фольга, обнажив серую стальную основу пера. Во-вторых, корпус в месте контакта с насаженным на него колпачком вытерся. Образовался различимый кольцевой след. Ручка приобрела неряшливый вид. Что с ней делать? Ремонтировать? Нет — выбросить.

Вторая ручка той же модели пока держится. Возможно, по той причине, что я с ней, практически, не работаю. Негативный опыт эксплуатации первого экземпляра сказался на судьбе второй авторучки. К слову — следов фальсификации я не нашел. Правда, я по этой части не специалист…

Что же остается — из бюджетных вариантов ручек Parker? Серия Urban? Я люблю широкие открытые перья (как у серии Frontier), а здесь — такое же перо, как у «Вектора». И еще в этих ручках очень много пластмассы. Несколько вычурная форма корпуса. Нет, не нравится.

Parker Sonnet? Да, дорогие варианты этих ручек великолепны. Гармоничны, красиво оформлены и, надо полагать, надежны. Но от приобретения бюджетного Sonnet Stainless Steel CT со стальным пером меня отговаривают друзья — ссылаясь на собственный опыт. Мол, дешевый и дорогой «Соннет» совершенно разные ручки. А стоит этот бюджетный «Соннет» не так уж и мало (около 5400 рублей).

Попытался я поискать вторую ручку в другом стане — Waterman. И выяснил, что самые дешевые перьевые авторучки этого производителя лучше не покупать. Приличные «перья» Waterman стоят не дешевле сотни долларов. На это и следует ориентироваться.

Не легли на душу и ручки Caran d`Ache серии Dunas. Во-первых, они достаточно дороги (от 4400 рублей). Во-вторых, смутил материал корпуса — вулканизированная синтетическая резина.

Оставим эти поиски. Вторую ручку я пока не нашел. Но выяснил кое-какие закономерности. Этими догадками я с вами и поделюсь.

Выбирая бюджетную перьевую авторучку, готовьтесь заплатить больше, чем хочется. Нормальные «перья» дешевле 3 тысяч рублей (или сотни американских долларов) не стоят. Примерно такая же закономерность, кстати, наблюдается и при выборе курительной трубки (не сочтите это замечание пропагандой табакокурения). Трубки, которые стоят меньше сотни долларов, ерунда.

Не соблазняйтесь золочеными перьями. Лучше купить бюджетную ручку со стальным пером. Золото и доступная цена — вещи несовместимые.

И последнее — покупайте ручки в специализированных магазинах и бутиках. Там вы сможете поговорить со знающим свое дело человеком, который асскажет о достоинствах той или иной модели ручки. И уж точно в бутике не будут продавать поддельные авторучки. В любом другом магазине — запросто. В уличном киоске — гарантированно.

 

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru