(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Мелочи и прочее

Рубрика: (Умные вещи в офисе и дома) | Автор: moderator | Дата: 15-09-2014

Метки: , , , ,

Есть компьютер. Хороший компьютер. Есть периферия. Хорошая периферия. И есть компьютерные мелочи. Всякие мелочи. Хорошие, не очень хорошие и, прямо скажем… не особенные.

В этом раскладе важней всего, конечно, компьютер. Но и мелочи — тоже. Разве не имеет значения, какой у меня, скажем, нож для бумаги? Или какая кисть для клея? Или чем я прижимаю бумагу, ожидая, когда она склеится? Это — мелочи. Причём, большинство из них не имеет отношения ни к компьютеру, ни к вычислительной технике. Но не имей я ножа для бумаги, кисти или прижима — разве смогу я работать? Разве будет мне чем склеить бумагу, хотя бумага, как раз, к моей работе ни с какого боку?

Всё в этом мире взаимосвязано. Бумага, клей, ножницы для резки бумаги, какие-то шаблоны, записная книжка и множество мелочей помельче. Вроде резинки, точилки, бумаги для росписи карандашей и прочей ерунды. Большинство мелочей трудно определить. Нужно или нет — выясняется в ходе самой трудовой деятельности.

Допустим, мне надо разрисовать лист бумаги, набросав небольшой план. Я беру этот лист, линейку и карандаш. И разрисовываю его линиями. Если одна линия уклоняется вбок, я её стираю — резинкой. И снова наношу линию имеющимися инструментами.

Элементарно простая задача, но она требует наличия определённого оборудования. И если этого оборудования у меня нет, то я предпринимаю усилия, чтобы оно у меня появилось. Кстати, это и есть механизм, который помогает обзаводиться необходимыми мелочами. Дело очень простое. Нет чего-то — это что-то появляется. И я с ним работаю. Потом оставляю до будущих времён, чтобы вспомнить об этом, когда придёт время. Всё очень просто. И весьма эффективно.

Для приобретения мелочей тратятся довольно значительные средства. Но здесь действует одно правило. Оно касается именно приобретения мелочей. Если эти траты не значительны, если они оправдывают приобретение, то нужно тратиться и покупать именно то, что нужно. Ну, а если нет, то — нет. В смысле — если эти затраты избыточны, то и тратиться не стоит. И обходиться нужно малым — в любом деле, даже в таком, где обходиться не получается.

К слову, эта ситуация возникает почти всегда. Почти всегда нам кажется, будто траты на мелочи сами по себе мелки. Они не стоят того, чтобы их учитывать или планировать. Но на самом деле они того стоят. Очень даже стоят. Некоторые из мелочей по уровню исполнения приближаются или даже являются, скажем, предметами искусства. И мы вынуждены лавировать между приобретением этих мелочей и покупкой шедевров. И не всегда останавливаемся, приобретая, впрочем, больше, чем обычную точилку. И вместо точилки мы покупаем шедевр — какой-нибудь механизм, предназначенный для затачивания карандашей, но точилкой не являющийся.

Здесь всё очень тонко. Шедевр — не шедевр, это может сказать человек, разбирающийся в этих мелочах. А он, к слову, не всегда является лицом, которому эти товары нужны. Допустим, точилку может оценить человек, у которого нет ни одного карандаша. Который и не планирует затачивать карандаши — поскольку он не умеет рисовать. Его дело — оценка. И покупка товара по его истинной стоимости. А мы, коим нужна именно точилка, попадаем на этот товар. И, случается, переплачиваем. А иногда и сильно недоплачиваем. Короче, тут присутствует проблема, решить которую мы не в состоянии.

Мелочи считаются таковыми ровно до того момента, пока они не становятся приоритетными, преимущественными вещами в нашем багаже. До того момента, пока у нас есть карандаш, линейка, клей — мы работаем с ними и ничего не выдумываем. Но как только у нас появятся другие, необязательные предметы, типа настольного прибора или пресс-папье, наши мелочи приобретают иное значение. Мы растем? Нет, мы просто становимся владельцами ненужных мелочей. И только. Но всё остальное в результате сильно страдает. Мы уже не можем просто резать и просто клеить. Ибо эти операции превращаются в иное действо.

Об этом я размышляю, работая с бумагами. В моей голове практически не задерживаются мысли о том, как неплохо бы обзавестись тем или этим. И что мне надо бы купить то-то и то-то, поскольку работать без этого как-то не очень удобно. У меня мало этих мелочей. И я спокойно без них обхожусь… Но есть, есть вещи, которые обрели особый смысл! Их немного (как я считаю), но они есть.

Взять, к примеру, ручку. Обычное перо. Меня заводит его название — Meisterstuck. Иными словами — «Шедевр». И название марки — Montblanc. В смысле — «Монблан». У этой ручки своя судьба. И считать её мелочью как бы не с руки. Но это и есть мелочь. Несущественная мелочь, потому что этой ручкой я не пишу. Год назад писал. А сейчас — нет. И эта ручка постепенно перешла из состояния немелочей в мелочи. Скажем так — в ценные, очень ценные, но всё же мелочи.

Ручка не единственная мелочь, которую я отказываюсь считать мелочью. Есть и другие предметы. Прежде всего, тоже ручки — перьевые и шариковые. Вот, к примеру, ручка «Паркер Соннет». Что она — мелочь или нет? Недорогая, сильно дешевле того же «Монблана». Но я не пишу и ей. И она достаётся время от времени из своего чехла, живёт на столе, рядом с другой ручкой. И снова отправляется на место — в сумку с ручками.

А вот это шариковое перо мелочью не считается. Им я пишу постоянно и довольно много. Оно совсем неказисто. И напоминает, скорее… разболтанную шариковую ручку. И это не мелочь. Это — старая шариковая ручка, которой я пишу.

Среди мелочей много таких, которые меняют своё назначение. Вчера были мелочью, сегодня становятся рабочим инструментом, а завтра — снова превращаются в несущественные мелочи. Этот процесс непрерывен. И он неизбежен. Если бы ни эти потребности, жить бы моим мелочам в качестве… ну, скажем, приятных дополнений. К основной работе (хотя, они мне ни с какого боку). Или — к каким-то второстепенным делам. Например, к моей склонности рассматривать старые фотографии. И я их совершенно не рассматриваю — с помощью этой лупы. Но считается, что могу рассматривать, если захочу.

У мелочей есть своя ниша. Они по этой причине и существуют. Но с другой стороны, ниша эта может быть нарушена. И тогда о мелочах я и не вспоминаю. Есть у меня, скажем, тонкий нож для разрезания бумаги. Но после 11 сентября 2001 года я о нём и не думаю. Не потому, что подозреваю самого себя в каких-то подозрительных наклонностях, нет. Просто мне неприятно иметь дело с тем, с чем люди столкнулись там, в небе. Хотя, повторяю, никакой аллегории вроде бы и быть не может.

О мелочах сказано довольно много. И мне надо браться за работу. Но дело в том, что эти мелочи часто определяют отношение к ним. Точно говорю — определяют. И мне сейчас нужно сделать усилие, постараться забыть о мелочах, и взяться, наконец, за свои труды… Ну, вот и слава богу. Что вы там говорили про мелочи?  

Пространство возле компьютера

Рубрика: (Компьютер на рабочем столе) | Автор: moderator | Дата: 28-08-2014

Метки: , , , ,

Интересно, что стоит возле моего компьютера? Что помогает (или вредит) моей работе? И от чего я могу смело отказаться? На самом деле интересно это, скорее, вам, но не мне. Я и сам знаю, что у меня стоит возле компьютера. Вот, к примеру, ручки… Или — блокноты. Или ещё какая-нибудь ерунда, вреда от которой вроде бы нет. Или есть? Непонятно. Надо разбираться.

Итак — компьютер. Он основа основ. Ноутбук, а рядом с ним комплект самых простых расширений. Внешний дисплей с размером матрицы в 27 дюймов. Дисплей этот нужен, через него к компьютеру подключены iPad и iPhone. Через него же работает акустика, которая в данном случае мне не нужна (по ряду причин). Этот дисплей относится к семейству Thunderbolt. Он выпущен для моего компьютера, и замены пока нет. И не будет на протяжении лет десяти, а то и больше.

Далее — набор портативных устройств. А именно — те самые iPad и iPhone. Есть ещё пара iPod`ов — один shuffle и один mini. Но оба старые. Причём, mini настолько старый, что я уже боюсь его включать. Включу, а он скажет, что энергии нет вовсе. И останусь я с носом… Я и так с носом. Но старый плеер всё ещё держу при себе.

Эти устройства подключены к компьютеру постоянно. Для этого я использую два порта USB на мониторе. А они подключены к порту USB на компьютере через тот самый Thunderbolt — порт, который работает быстрее (вроде бы), чем стандартный (и не стандартный) порт USB 2.0. Он работает быстрей, чем любой порт. Но устройств, совместимых с ним, не так уж и много. Ну, и ладно — мне хватит.

На борту компьютера есть ещё два порта USB и оба они свободны… Нет, не свободны. К одному я подключил третье портативное устройство — семидюймовый планшет Asus Fonepad, свою покупку годичной давности. Смысла в этом подключении немного. Компьютер сопровождает планшет утилитой Android File Transfer — проводником для файлов. И всё. Но это происходит, когда планшет включён. А он у меня живет постоянно отключенным. Поэтому его подключение — дело вторичное.

Ко второму порту USB я подключил внешний накопитель — винчестер на 2 терабайта. Без блока питания и очень быстрый. Прямо, замечательный винчестер. Я о нём уже рассказывал. Скажу лишь, что это не лишнее устройство в моём арсенале. Ой, не лишнее! Оно отрабатывает каждую копейку, потраченную на его покупку. И будет это делать ещё какое-то время — до той поры, пока не будут выпущены ещё более скоростные винты.

Итак — компьютер оснащён… Нет, не оснащён ни разу. Есть ещё комплект внешних устройств. Это клавиатура, блок внешнего трекпада, беспроводная мышка. Эти три устройства не воспринимаются, как стандартные, поскольку они подключены по Bluetooth. Все, как одно устройство. В смысле — подключены без каких бы то ни было конфликтов. При запуске компьютера случается так, что одно или два из них не срабатывает. Но — редко. И устраняется неисправность на раз. Просто в системном меню нужно выбрать опцию «подключить». И — всё.

Ещё к этому же порту Bluetooth подключена акустика — HK Aura. НК — это Harman/Kardon. Очень хорошая Bluetooth акустика, а также Wi-Fi и всех возможных вариантов подключения. Но я использую именно Bluetooth. Поэтому так её и называю. Эта акустика не имеет выключателя. Она просыпается вместе с запуском компьютера. И засыпает иногда вперёд. В этом случае я использую тот же метод оживления — стучусь к акустике через системное меню. И всё сразу оживает…

Вот теперь точно всё. Я перечислил все устройства, связанные с моим компьютером. Ах, да, забыл подкладки из соломы. Этакие декоративные подстилки подо всё. И — два узких коврика, один под мышку, другой под трекпад. Но это так, несущественные мелочи. Детали жизни, так сказать.

Есть ещё охладительная подставка под компьютер, которую я использую как просто подставку. В ней есть провод подключения к компьютерному порту USB — чтобы запитать вентилятор. Но я его не использую. Мне хватает того охлаждения, что есть. В комнате, где стоит компьютер, работает кондиционер. И работает очень хорошо. Температура окружающего воздуха редко поднимается выше 25 градусов. 

И вот с этим хозяйством я полагаю, что мы и будем работать. В смысле — что значит, будем? Мы и работаем на нём. Пишем разные статьи, анализируем то и это. И вообще, знакомимся с новостями, негодуем (если есть возможность негодовать), радуемся (если есть возможность радоваться). Короче, занимаемся всем, чем и приходится заниматься.

Вопрос остаётся один — как долго это будет продолжаться. Есть и ответ — достаточно долго, если останется хоть капля интереса. Тогда и портативные устройства, и сам компьютер подвергнутся модернизации. Они подвергнутся модернизации в любом случае. Но при устойчивом интересе — точно. И тогда центром всего станет более мощный компьютер. Самый мощный из всех возможных.

Но пока компьютер работает в том виде, в котором он находится. То есть это не самая мощная модель, хотя три года назад, покупая её в местном магазине, я был уверен, что она находится где-то наверху уровня производительности. Время идёт. И сегодня этот компьютер занимает середину списка. Ну, и ладно.

От чего я мог бы отказаться? Говоря проще — от всего. Оставить лишь сам компьютер и — работать. Это можно сделать. И я делаю — когда выезжаю из дома надолго. Однажды такое произошло. Я не был дома три недели. И все три недели имел дело с голой машиной. Взял с собой лишь клавиатуру — без неё (мне казалось) дела не получится. Оказалось — не так. Я справился и с и без нее.

А ещё я твёрдо уверен, что все устройства, которые я использую, мне пригодились. Точнее — почти все. Я убираю отсюда планшетный компьютер Asus Fonepad. Это хорошая машина, но очень уж тормозная. Она работает, как надо — всё хорошо. Если есть терпение дождаться до завершения работы той или иной программы. Вот тогда этот планшет просто сказка. Работает, как положено. Но этого не получается — в смысле дотерпеть. И я постоянно откладываю его в сторону, несмотря на все сетевые изыски. У этого планшета есть всё, что положено — и 3G, и всякая прочая ерунда. Но работает он через пень-колоду.

Вот, собственно, и всё. Возникнет что-то ещё, расскажу. А пока — всего доброго. У меня наступает время трудиться. В смысле — сочинять какую-нибудь статью… Вот только какую — вопрос вопросов.

Шариковая ручка для любителя перьевых

Рубрика: (Человек пишущий) | Автор: moderator | Дата: 17-07-2014

Метки: , , , , ,

Мои упражнения по оснащению рабочего места пишущими принадлежностями подошли к логическому завершению. В моём кабинете поселилась ручка. И не обычная перьевая, а — шариковая. Почему? Так получилось. Причин множество. Но есть самые важные, главные. Их и осмелюсь перечислить, чтобы не возникало каких-то разночтений.

Во-первых, у шариковой ручки однотипные пишущие узлы. Поэтому все шариковые пишущие узлы пишут примерно одинаково. Одинаково плохо? Нет, скорей, одинаково хорошо. Поэтому и выбор остался именно за шариковой ручкой.

Во-вторых, сама шариковая ручка — всего лишь трубка для установки шарикового узла. То есть изменение фирмы, модели и тому подобного не влечёт за собой изменения (в принципе) пишущего узла. Всё останется таким, каким и было. То есть ручка будет писать, как писала — без неровностей, пропусков и так далее.

В-третьих, у шариковой ручки огромный резерв пасты. Однажды заправив её, то есть, установив новый стержень, следующий мы будем вынуждены установить через год… Или через три года. Через пять лет — здесь всё зависит от того, как мы будем писать. Иногда паста заканчивается и за год. Но чаще — за пять лет.

Уже этих условий вполне достаточно, чтобы остановиться на шариковой ручке. Тем более что цены на них колеблются от жалких копеек до тысяч рублей. Здесь тоже есть своя иерархия — как и у перьевых авторучек. Ну, и главное — мы намерены писать самыми современными инструментами, чтобы не прослыть ренегатами. А что может быть современней шариковой авторучки? Только шариковая авторучка.

Убедив вас в правильности своего выбора, опишу ту ручку, которая стала моим постоянным инструментом. Дело в том, что эта ручка была приобретена в прошлом году. Сейчас ей ровно год (почти). И я могу оценить её качества.

Ручка не дешёвая — она стоит около 500 долларов. Ничего себе — скажет любитель недорогих авторучек. Ну и что — ответит другой любитель авторучек, который любит дорогие и тем более коллекционные вещи. Эта ручка — Monblanc Meisterstuck Le Grand. Шариковое воплощение классической серии авторучек. Достойный партнёр перьевых ручек серии Meisterstuck. И его немаловажное дополнение.

Купив Le Grand, я решил для себя две важные проблемы. Первая — соблюдение размеров. Эта авторучка немногим меньше известной перьевой модификации. Она так же крупна и так же легка. И вторая проблема — соблюдения стилистики. Работая этой ручкой, я не особенно нарушаю стиля поведения. Правда, пишу пастой — то есть без наклона и нажима. Но почерк у меня настолько плохой, что нажим и наклон становятся лишней обузой.

Обзаведясь этой авторучкой, я совсем забросил свои любимые перья. Да, точно говорю — перьевыми авторучками давно не пишу. Они, промытые и ухоженные, легли в заводские коробки. И жить мне совсем не мешают. Разве что одна авторучка — тот самый Meisterstuck. Но здесь уже ничего не попишешь. Отлегло, значит, отлегло. И я, успокоившись, отдал должное великолепной авторучке, выбрав, тем не менее, её более современный вариант.

С той поры произошло немало изменений. Во-первых, дневниковые записи. Я по-прежнему веду дневник — в бумажной записной книжке PaperBlancs. Но после перехода на шариковую авторучку штрих стал тонким, невыразительным и более аккуратным. Я намеренно привожу эти данные, вне зависимости от их оценки. Он, действительно, получается более тонким и невыразительным. Нет экспрессии в момент написания наиболее важных заметок. Нет даже намека на экспрессию. И оказалось, что именно в этой части я и могу быть более… честным. Удивительно, но именно эта мысль меня всё больше достаёт. Тем более что пишу я больше на компьютере.

К слову — на компьютере за это время появились новые инструменты — вроде цифровой авторучки. Эта штука явно не Monblanc, но по поведению мало в чем ему уступает. Все штрихи, нанесённые этой авторучкой на бумагу, остаются в компьютере. Абсолютно все — поведение авторучки легко предсказать, её надо лишь использовать правильно. И всё будет хорошо.

Но в целом цифровая авторучка стала не более чем дополнением к основной, к шариковой авторучке. Оказалось, что запоминать написанное мне вовсе не нужно. Что эта функция, запоминания, нужна далеко не всегда. И я не помню случая, когда эта функция вынудила бы меня писать только «цифру» — исключительно на бумаге, закреплённой на Bluetooth блоке. Этого не произошло. И я подумал, что мне не следовало приобретать цифровую авторучку. Тем более что у неё микроскопические стержни, которые заканчиваются, едва начавшись.

С этими стержнями вышла такая история. Я купил авторучку и решил приобрести пару дополнительных стержней. Понимая, что это вопрос сложный, выписал их название и приготовился к скрупулёзному выбору. Но на деле всё оказалось проще простого. Я подошел в первый канцелярский ларёк, спросил стержни и получил их аж пять штук. Мог взять и десять, но дело оказалось в том, что ни одного заменить пока не довелось. Авторучка работает, я ей пользуюсь, но не так, как шариковой ручкой. К слову — эта ручка тоже шариковая. И ей можно писать, как обычной ручкой.

Эти истории с ручками не имеют конца. Берешь авторучку и понимаешь, что она пишет. И пишет очень неплохо. Потом тут же забываешь об этом, поскольку подходит сама работа. И ты вынужден писать не ручкой, а на клавиатуре. А ручку берешь исключительно в нерабочих условиях — проверяя текст, что-то иногда дописывая и так далее. Работы с ручкой оказалось немного. Явно меньше, чем предполагалось заранее.

И в этом отношении мой Le Grand тоже оказался исключительно полезной вещью. Он очень прочен, выполнен из тонкой «драгоценной» смолы и желтого «латунообразного» металла. При этом металлические детали основные, несут всю нагрузку. А пластик — лишь оформление, на которое никакого усилия не приходится. Далее — механизм уборки и выдвижения стержня. Стержень большой и металлический. Он не требует аккуратного обращения. Но в ручке он убирается вовнутрь удивительно аккуратно. Механизм поворотный. Поворачиваешь верхнюю часть ручки — выдвигается стержень. Поворачиваешь в другую сторону — стержень убирается.

При этом верхняя часть авторучки, с зажимом, остаётся постоянно на своём месте. Не приходится совершать дополнительных действий, чтобы сохранить авторучку.

Да, и ещё одна деталь. Покупая эту авторучку в магазине, я обратил внимание, что других Meisterstuck`ов в продаже нет. Кончились? Нет, просто наступило время других авторучек. Они очень хороши. Но все, как одна, используют готовые картриджи. То есть заправить ручку чернилами по своему вкусу невозможно. И ты настраиваешься использовать готовые чернила постоянно… Или отказываешься от употребления перьевых авторучек? Ну, это как получится.

Нужна ли нам антенна?

Рубрика: (Умные вещи в офисе и дома) | Автор: moderator | Дата: 17-04-2014

Метки: , , , , ,

Новый кабинет или новая мастерская, и первым в голову идёт — как установить антенну. И только во вторую очередь проступает — а нужна ли нам антенна… Так нужна или нет? И стоит ли тратить время на обустройство аналоговой антенны для радио и телевидения? И что предлагается взамен?

Вполне обычные вопросы, ответы на которые мы хотим получить, чтобы облегчить себе жизнь. И получается, что антенна вроде бы нам и не нужна. Был бы хороший доступ к Сети — подключение к Интернету и прочие дела. А антенна… Ну что — антенна? По аналоговым сетям сегодня ничего не распространяется. А выстраивать антенну по цифровым — только тратить время. Короче, выходит, что наличие антенны ничего не определяет — ни времени доступа, ни скорости. И ближайшие десять-двадцать лет, на которые мы возводим свой кабинет, спокойно можно обойтись без привычной антенны (будь она неладна).

Эти размышления беспокоят нас долгое время. До того момента, пока мы не успокоимся с выбором антенны. То есть ровно до того времени, как мы не выкинем из головы эту полезную, но, увы, перезревшую мысль. Антенна нам не нужна… Или всё-таки нужна? Нужна или не нужна? Вопрос-то непростой.

Придётся привести все аргументы «за» и «против» — прежде чем принять окончательное решение. И сделать это вполне осознанно — поскольку антенна хоть и простая штука (или, скажем так, относительно простая), но все же требует и усилий, и вычислений.

Аргументы «за». Антенна, действительно, очень простая штука, устраивать которую не просто легко, а очень легко. И уклоняться от обустройства — это портить себе жизнь. В простейшем случае антенна — это обычный провод определённой длины, вывешенный между обычными возвышениями. С одной стороны и с другой изоляция. Изолированное (или нет) снижение. Кабель подключения. И всё. Что тут размышлять — нужна или нет? Ставим. И — всё.

Далее — размер антенны зависит от длины волн, с которыми работает та или иная техника. Следовательно, чем больше цифра в размере длины волны, тем меньше антенна. Точнее, так — чем больше в размере будет тысяч, тем размер антенны будет меньше. Этот закон позволяет конструировать очень компактные антенны. Для цифровой техники буквально игрушечные, очень маленькие. Проблемы размеров не существует вовсе — если мы, конечно, не водружаем антенну для коротковолнового радиодиапазона.

И наконец — форма антенны не зависит от её назначения. То есть делать сложную антенну для очень мощного трансивера можно проще — уложив её в промежуток между парой отражателей. Или сложней — увеличив её усиление до максимума. Обычно предполагается промежуточный вариант. То есть мы делаем антенну для определённого участка частот, выбирая между её длинной и длинной волны. И попутно обустраиваем размеры антенны — выбрав компактный вариант с умеренным коэффициентом усиления.

Что ещё? В общем-то, ничего. Ничего из того, о чем можно поразмышлять. Вывод ясен — делаем антенну. Делов на десять минут, а разговоров — на час.

Теперь аргументы «против». Их больше. Антенна штука простая, но при этом ещё и бесполезная. Когда ты в последний раз включал приёмник? И что слышал по этому приёмнику? И что передал по радиоэфиру? Ответ очевиден — ни-че-го. Ровным счётом. Зачем антенна, если ты не передаёшь по ней ничего и ничего не принимаешь?

О форме и размере антенны говорить бесполезно, поскольку в её назначении отсутствует сам предмет. Какой формы антенну ни создай, она будет совершенно не востребована. И — точка. Мелкие формы, крупные. Любые расчёты показывают, что радиоэфир уже не используется. И значит, антенна нам ни к чему.

Ладно, допустим мы согласились. Ставим антенну на всякий случай. Можно же пойти таким путём, верно? Установить все, что положено. А потом её не использовать. Пусть антенна вымрет спокойно — как в доисторические времена. Выйдет из употребления, и проблемы закончатся. И останется на стене лишь огрызок провода — как напоминание о минувших временах и твоей недальновидности.

Но дело-то именно в том, что антенна не будет востребована вообще. Никогда и никаким образом. Она будет изначально использоваться исключительно ради страховки — в том массиве техники, что ты строишь для себя. Она не нужна в принципе, поскольку соответствующих этой антенне устройств у тебя не будет. Уж это ты понять можешь — ежели не хочешь осознать вполне простых вещей. Не нужна тебе антенна, и точка.

В этих аргументах «за» и «против» больше смысла, чем кажется на первый взгляд. Что с антенной будет работать? Ну, как же — трансивер связи. Приёмник рабочих частот. Коротковолновый приёмник. Какой-нибудь радиомост. Что там ещё? Какие-то мелкие задачи, обойтись без которых на первых порах не получается. И так далее.

Хорошо, пусть у антенны — у любой — есть своя задача. Пусть у неё есть собственное предназначенье. Но твоя техника, накопленный тобой опыт — он-то имеет своё предназначенье? И что, это предназначенье заключается в том, чтобы передавать из одного устройства в другое по радиочастоте какие-то элементарно простые порции информации? Со скорость 2500 бод? Это даже не смешно. Это ужасно — если тебе хочется это делать. А раз не хочется, и ты этого делать не будешь, то и антенна ни к чему. Верно?

Спланировав основу кабинета, расставив все устройства, мы беремся за практическую реализацию. То есть обустраиваем кабинет. Здесь будет стоять один компьютер — основной. Здесь — вспомогательный, ноутбук. Здесь принтер. Здесь гигабитная локальная сеть. А здесь — цифровой приёмник для широковещательной сети… Вот, елки! Нужна антенна. Самая простая — для приёмника. А где простая, там и сложная. Дело-то, в общем, элементарное, но требующее соображения. Короче, ставим антенну.

И — пошло-поехало. Сначала одна антенна, самая простая. Потом на её месте — посложней. Потом сложная и мощная. Сначала принимающая, потом — передающая. В конце концов, приёмо-передающая, с массой технических деталей, помогающих избавиться от помех. И пусть она не работает — она есть. И в этом содержится один из основных законов, который я пытаюсь озвучить.

Речь идёт об антенне — об устройстве, с которым большая часть пользователей компьютеров не имела никаких дел. Обустройство антенны таким же образом бесполезно, как и обустройство любого аналогового накопителя. Но мы занимаемся его реализацией. Антенна лишь служит здесь общим примером. Поэтому к ней — никаких претензий. Все претензии к нам самим. К нашим заблуждениям, к нашим привычкам. Какая антенна — о чем, вообще, речь? Мы должны обустроить современный вычислительный комплекс — для одного или для двух компьютеров. И больше ничего. Никаких антенн не предвидится. Точка.

Что такое ноутбук?

Рубрика: (Компьютер на рабочем столе) | Автор: moderator | Дата: 09-04-2014

Метки: , , , ,

Один вопрос тревожит мою голову. Что для меня мой компьютер? Чем он для меня является? И подыскивается довольно неожиданный ответ — он служит мне нянькой… Вот какая незадача. Нянькой! А почему? Почему он работает в качестве неусыпного контролёра всего и вся? И возможно ли иное назначенье — если подойти к компьютеру, скажем, с другой стороны?

Но дело-то в том, что с какой стороны ни подходи, а компьютер, особенно ноутбук, всегда будет именно нянькой. Все остальное — потом. Вот примеры. Я включаю компьютер, чтобы, скажем, написать письмо. И делаю это в момент, когда все дела переделаны, либо могут подождать. То есть письмо забирает всё внимание, не оставляя его на прочие дела. И компьютер в данном случае работает именно в качестве няньки. Он предупреждает меня при включении, что мне надо сделать. Отслеживает все дела. Прячет несущественные. И выделяет то, что считается насущным. Так компьютер выстраивает текущий момент.

Другой пример. Я намерен отдохнуть. Выключить компьютер или, напротив, включить его. Отыскать в сети что-нибудь любопытное. Либо почитать, скажем, книгу. Возможностей масса. И без компьютера я легко мог бы обойтись. Мог бы, но не обхожусь. Я включаю его и ищу для себя занятий, которые мне понравились бы. Заглядываю в новости. Прохожусь по информационным ресурсам. Я — ищу. И в результате нахожу то, чем займусь в ближайшее время. И пусть это не компьютерная задача. Я разыскиваю её через компьютер. И таким образом она становится компьютерной.

О роли компьютера в моей жизни можно сложить… песню. И петь её в те моменты, когда компьютер ищет для меня работу или развлечения. Можно сложить четкий речитатив. И читать его в те моменты, когда он что-нибудь для меня считает. Общей картины эта сага не испортит. Мы будем петь или читать, а он в этот момент будет искать или считать. Ничего в этой картине не меняется.

Тем не менее, есть настольный компьютер, и есть ноутбук. И ноутбук в этой истории играет более сильную роль. Именно ноутбуку в большей степени принадлежит роль няньки. Настольная машина по этой части явно ему проигрывает. Вот ещё одна ситуация. Я разыскиваю нужного человека. Ищу в адресной книжке, явно не нахожу и перехожу на поиск в Интернете. Здесь мне повезло. Я обнаружил адрес этого человека. Я могу ему написать и ждать ответа. Но вот вопрос — каким образом я нашёл его адрес? Я разыскал его на информационных ресурсах — полазив по каким-то ссылкам с адресами. Я мог бы отыскать его и дома, включив настольную машину. Но мне этот человек нужен не дома, а там, где я сейчас нахожусь. То есть там, где меня застала жизнь. И первый помощник в этом деле — ноутбук.

Многое в ноутбуке зависит от его размера. Маленький ноутбук не даёт того масштаба действий, что большой компьютер. То есть у ноутбука должны быть определённые рамки — от и до. Тогда он становится очень мобильным, сохраняя те качества, которые позволяют на нём работать. Слишком большая машина тоже не годится. С ней не захочется иметь дела. Она не мобильна. Её не перенесёшь с места на место. И не везде включишь. Большой ноутбук живет малое время. И полтора часа рабочего времени — это вовсе не то качество, которое ждёшь от переносной машины.

Следовательно, размер компьютера имеет большое значение. Но дело не только в размерах. Дело в клавиатуре, в экране, в тех вещах, которые относятся к эргономике. Не станешь же всерьёз работать на компьютере, у которого нет, скажем, клавиатуры. Сегодня выпускается масса различных устройств, в том числе и с сенсорными экранами. Но если нет в компьютере клавиатуры, он превращается… в планшет. То есть в компьютер с недоразвитой функциональностью. То же касается и других вещей — экрана с очень маленьким разрешением или какой-нибудь экзотической штуки, влияющей на отображение информации. Вроде бы и работает нормально, но вовсе не так, как ты привык. И в результате ты не можешь делать на компьютере обычные вещи — что-то разыскивать, считать или слушать музыку.

Компьютеры совершенствуются. Постоянно появляются такие машины, что становятся эталоном, мечтой в жизни компьютерного человека. Ограничиваются размеры и вес. Совершенствуются экраны. Увеличивается мощность процессоров. Усиливается система питания. И все идет к тому, что компьютер становится автономным и работает дольше и дольше. Сегодня автономная работа ноутбука в течение 9 часов — обычное время. Подумайте только — 9 часов! Ужас. А машинка работает.

В ближайшем будущем компьютер станет ещё более производительным и ещё более автономным. Совсем недалеко до суточного запаса энергии аккумулятора. Сутки компьютер будет трудиться. И аккумулятор его не разрядится, не даст петуха, послав машину в глубокую спячку. А в сутках 24 часа. И из них мы сможем проработать часов 8. Значит, три дня спокойных трудов нам обеспечено. Можно оставлять блок питания дома. А компьютер подключать к сети только тогда, когда он возвращается домой. Мечта, а не работа.

Но и сегодня возможности машины используются нами далеко не на всю катушку. Дело ещё и в том, что все способности компьютера, что у него есть, используются нами процентов на пятнадцать или двадцать. А та мощь, что в нём заключена, нами не используется. Я сейчас перечислю те технологии, к которым лично у меня есть предубеждение. Или к использованию которых я не привык.

Итак — сон компьютера вместо выключения. Я все время выключаю машину, а не посылаю её в сон. И это совершенно неправильно. Он должен спать, скачивая в это время апдейты и программные модернизации. И тогда я буду процентов на пять ближе к тому идеалу, который приготовили мне конструкторы.

Далее — переключаемая мощь процессора. Я не знаю, что это такое, поскольку у моего компьютера этой штуки ещё нет. Вроде бы использовать повышение рабочей частоты никак не нужно — система сама включает всё, что требуется. Но я пока в размышлении — стоит ли оно, это повышение рабочей частоты, свеч? Или пока можно повременить?

И ещё — использование гибридных накопителей. То есть таких, в которых электромеханический дисковод сочетается с твердотельным накопителем. Эти накопители только что появились. Они редко используются на ноутбуках. Но те, что используются, дают большой прирост в производительности. Мне очень любопытна эта история. Но я пока сомневаюсь. Если бы у меня был обычный твердотельный накопитель, я бы знал, стоит ли он тех хлопот, что требует. Но я не знаю, ибо у меня такого накопителя нет.

Стоит ли ещё перечислять упущенные возможности? Думаю, что нет. Их больше, намного больше, чем те, что я перечислил. И все они требуют большего внимания, чем то, что я им уделяю… Но вопрос-то остаётся прежним. Что для меня мой компьютер? И чем он для меня является?

Не универсальный компьютер

Рубрика: (Компьютер на рабочем столе) | Автор: moderator | Дата: 07-04-2014

Метки: , , , ,

У моего компьютера есть одна характеристика, которую надо бы назвать. Он не универсальный. То есть совсем. Название «универсальный компьютер» относится к другого вида машине. Ну, не знаю… К какой-нибудь распространённой или, напротив, малораспространённой технике. Что-то вроде универсального шуруповёрта широкой специализации. То есть вроде бы и шуруповёрт, но с другой стороны — ни разу. Захочешь вертеть им какие-нибудь шурупы, а он умеет и звонить. Захочешь позвонить, а он умеет что-то ещё. И так до бесконечности — что ни захочешь на нём сделать, всё получается.

Я знаю, что мой компьютер — не универсальная машина. Поэтому не предъявляю к ней завышенных требований. Если, к примеру, мне нужен компьютер, способный работать в Skype, то я приспосабливаю свою машину. То есть придаю ей нужные характеристики. Покупаю веб-камеру. Налаживаю её. Ставлю микрофон. И налаживаю его. И когда получаю искомое, понимаю — моя машина научилась делать и это.

В принципе, пример нормальный. Только слишком расплывчатый. Если я захочу, чтобы на моей машине работал Skype, то мне ничего делать не нужно — из того, что я написал. Дело в том, что веб-камера у него уже есть. И микрофон. И оба такого качества, что другие камеры и микрофоны становятся малоупотребимыми — даже очень хорошие. То есть для Skype машинка-то как раз и предназначена очень хорошо… Тогда возьму любой другой пример. Скажем, машина для проигрывания видео. Или для фотографии. Или для чего-нибудь ещё — своеобразного и совсем не банального. Пусть будет машина для каких-нибудь мощных игр. Там стоит видеоадаптер с выделенной памятью. Должно хватить на все — тем более и на это.

Да, так вот получается, что при том, что моя машина далеко не универсальна, она в принципе — универсальна. И на ней способны работать все программы основного запаса. Вроде GarageBand. Или iPhoto. Или iMovie. И выдавать то, к чему компьютер явно не приспособлен — музыкальные композиции, фотографии, видео. Все, что только можно придумать, идёт на этой машине… Может, универсальный компьютер и есть та самая машина, на которой одинаково хорошо запускаются все программы — вне зависимости от конфигурации? Может быть и так. Но мне приятней считать свой компьютер не универсальным, а сугубо специфическим инструментом.

Я выполняю на нём разные штуки. Например, пишу тексты, которые позже выкладываю в Интернет. Пишу тексты, которые выкладываю в Интернет не сразу. И пишу тексты, которые вообще в Интернет не выкладываю. Эти три ипостаси заложены в мою машину изначально. Но всё-таки я считаю свой компьютер устройством необыкновенным. Он же не может, скажем, служить музыкальным проигрывателем? Нет, может. Ну, тогда видеопроигрывателем? Тоже может. И фотопроигрывателем. И много-чего-еще-проигрывателем.

Ну, и ладно. Но машина у меня, повторяю, не универсальная. В любом случае, запас программ таков, что любую задачу машина выполнить не сможет. Не хватает сил. И вообще, те 109 приложений, что стоят на моем компьютере, не способны выполнить весь пакет запланированных заданий.

Так выгодно считать мне самому. Если вдруг взбредёт в голову сделать что-то такое, что якобы компьютеру не по силам, то я так и буду считать — не может. Хотя, на самом деле, очень даже может. Причем без каких бы то ни было дополнительных программ. На чистом энтузиазме — хватит у него и такого ресурса… Черт, не вырисовывается материал. Хотел написать о программных проблемах, о том, что не любые задачи по силам моему компьютеру. А оказывается, что любые. И те, и эти, и даже вон те, что не давали никакого покоя. Все по силам.

Но реально «по силам» и предполагаемые задачи — не одно и то же. Если, к примеру, мне захочется сделать что-то, на что у меня нет, скажем, нужных расширений, то я… возьму и куплю эти расширения. И компьютер спокойно справится с любой поставленной задачей.

Хорошо, допустим, мы считаем компьютер машиной всё-таки не универсальной. И у него, как у любой не универсальной машины, есть аппаратные (к примеру) ограничения, не позволяющие установить то или иное расширение. Ну, нет портов USB… Есть порты USB. Тогда нет порта для подключения внешнего монитора (а тот Thunderbolt, что есть в машине, не считается — ибо нет монитора с этим интерфейсом, хотя он-то как раз и есть). И мне нужно подключить внешний монитор, чтобы… чтобы проконтролировать что-то. А я не могу. Точнее — могу, но у этой задачи есть нюансы. В том смысле, что нет никаких нюансов. Задача снова провалена.

Я могу упираться, придумывать те или иные ограничения, но компьютер постоянно стремится стать универсальным прибором для решения любых задач. И я не доволен этим. Мне хочется, чтобы моя машина была явно не универсальной. А она — универсальна. И ты хоть плач, хоть, наоборот, торжествуй, а она останется универсальной техникой для проигрывания программ.

Да, вот она — проблема. Это проигрыватель готовых программ, ориентированный на основные приложения. И если какую-то программу компьютер не осилит — в смысле, сегодня — то он осилит её завтра. Когда мы дополним его нужными датчиками или системой анализа данных. Неважно, чем именно — главное, дополним тем, чего ему не хватает. И в этом случае мой компьютер можно считать вполне универсальной техникой. Ну, да, так и есть. Хочешь — копай в эту сторону, хочешь — в ту. В любом случае компьютер будет молодцом.

А если он — универсальная техника, то и задачи он способен выполнять универсальные — все, какие только найдутся. И если это так, то я могу использовать его в любом случае — когда возникает в том малейшая необходимость. И это уже не специфические задачи — «написал» или «не написал». Это широкий спектр заданий, которые машина выполняет ежедневно. И даже если не выполняет, то может выполнить в любой момент — стоит лишь задуматься о решении этой задачи.

Получается, что универсальный компьютер — великая и важная вещь. Что он способен изменить жизнь с одной целью — улучшить её. И что, улучшая её, он меняет самые основы жизни к лучшему. Меняя одно, он меняет и другое. Улучшая одну сторону жизни, он улучшает все вообще…

Да, сильные получаются размышления. Ну что же, тогда буду говорить следующим образом: «У моего компьютера есть одна характеристика, которую надо бы назвать. Он — универсальная машина. Для чего хочешь. И для того, и для этого — ровно для всего. И, что самое поразительное, что ни захочешь на нём сделать, все получается. Не машина, настоящая находка».

Но дело в том, что все мои компьютеры — несколько десятков за последние 25 лет — были универсальными. И что такое машина специфического применения, я не знаю. Но как приятно иногда думать, что твоя техника не самая мощная и самая сильная машина на свете. Да, не самая. Но «самая» и не нужна. Нужна — универсальная.

Удобно, значит — эффективно

Рубрика: (Умные вещи в офисе и дома) | Автор: moderator | Дата: 22-04-2013

Метки: , , , ,

Если отбросить навязчивые условности, то служебный кабинет и кабинет домашний мало чем отличаются. Оба должны быть просторными, удобными, хорошо проветриваемыми. Оба должны способствовать эффективной работе. Принципиальные различия заключаются в том, что на работе мы обычно не имеем реальной возможности обустроить рабочее место так, как нам хочется. А дома можно выкроить место для «кабинета своей мечты». Непросто, с многочисленными упрощениями и компромиссными решениями. Но — можно.

Проблема именно в условностях. Не может кабинет подчинённого превосходить по всем параметрам кабинет руководителя. Почему? Потому что должна соблюдаться служебная (и социальная) иерархия. Я — начальник, ты — подчинённый. Тебе хватит скрипучего стула, мне нужно огромное кожаное кресло. Тебе — куцый ученический стол, мне — монументальный «аэродром». Тебе достанется старенький компьютер с шумящими вентиляторами, мне — элитный ноутбук.

От этих условностей никуда не денешься. Действительно, я — начальник, ты — подчинённый. Или наоборот. Но на деле особых различий быть не должно. Рабочее место подчинённого должно быть примерно таким же, что и у руководителя — хотя бы по части эргономики. Ну, а представительские функции подчинённому, конечно, ни к чему. Поэтому кабинет рядового служащего должен быть пусть и небольшим, но достаточно удобным.

Как мы можем повлиять на обустройство своего рабочего места — если справиться с иерархическими условностями нам не по силам (да, и нужно ли с ними «справляться»?) Скажем так — в определённой степени. То есть можем выбрать стол и кресло, попросить более совершенную технику и так далее. Мелочи? Нет, далеко не мелочи.

Рабочий стол должен быть большим. Он должен быть максимально возможных размеров. Важен каждый сантиметр. Увеличить стол в дальнейшем очень непросто. И если вам предлагают временно поработать за крошечным колченогим столиком, то хорошенько подумайте — соглашаться ли. Хлипкий стол — это, опять же, условности. То есть ваш статус, ваше место на предприятии. К тому же работать в тесноте ужасно неудобно. От вас же ждут результата, а не каких-то головокружительных подвигов? За колченогим столом мог работать только Виктор Гюго. Отсутствие четвертой ножки заставляло писателя постоянно балансировать на грани равновесия (Гюго работал стоя, креслом он не пользовался). Таким образом, классик французской литературы боролся с сонливостью.

Вторая важная принадлежность рабочего места — кресло. Оно может быть не таким большим, как у руководителя. Пусть будет поменьше. Но обязательно удобное, с хорошими регулировками, надёжное и красивое. Последнее, как ни странно, имеет немаловажное значение. Работать, вообще, нужно на красивом, хорошо оформленном рабочем месте и красивыми инструментами. Я в этом убеждён. Красивые вещи стимулируют творческое начало. Разболтанные, скрипучие стулья своей убогой казёнщиной навевают уныние.

Что же делать — не мы же распоряжаемся бюджетом предприятия? Убеждать руководство постоянно улучшать условия труда. Другого пути не существует.

Иная история с домашним кабинетом. Выделенного помещения под него обычно не находится. Приходится подыскивать угол в общей комнате (если комнат в вашей квартире больше одной). Особо, конечно, не развернёшься. Но и в этом случае нужно придерживаться принципа «всё самое лучшее».

Собственно, полёт фантазии сдерживают лишь два фактора — жизненное пространство квартиры и финансы. Первое можно частично решить обустройством кабинета, скажем, на даче (если она у вас есть). Второе… и так понятно. Для того, собственно, и трудимся.

Стол для домашнего рабочего места должен быть, опять же, большим. Самым большим из тех, что вы можете себе позволить. Дома главным инструментом является, как правило, компьютер. Но при этом специализированные компьютерные столы проигрывают большим письменным — во всяком случае, если вы работаете за ноутбуком.

Размер столешницы еще не всё. Важна конструкция ящиков стола. Лучше оснастить стол выдвижными тумбами на колесиках. Тогда, выдвинув тумбы, вы сможете на две трети увеличить рабочую поверхность. На одну тумбу устанавливаем лоток с бумагами, на другую, к примеру, принтер. Замечательное получается место.

Стол без тумб — всего лишь столешница с длинными ножками (или со сплошными боковыми панелями). Его преимущество — лёгкость. Попробуем расставить мебель таким образом. Неудобно? Переставим. Лёгкий стол можно передвинуть в одиночку. Тяжёлый компьютерный «агрегат» с массой полочек и хитроумных закоулков одному передвинуть проблематично.

Кресло для домашнего кабинета следует выбирать не менее тщательно, чем стол. Возможно, именно с него и следует начинать. Офисное кресло установлено на крестовину с колесиками, благодаря чему легко перемещается по квартире. Вы можете попробовать поработать в нём за кухонным или за обеденным столом. И отыскать наиболее комфортное место для будущего письменного стола.

Офисное кресло легко при надобности убрать. Пришли гости — выкатываем кресло в другую комнату. Проводили гостей — возвращаем его на законное место.

Правильно выбранное кресло обязательно станет вашей любимой «игрушкой». В нём хорошо думается, хорошо работается и хорошо отдыхается. Только не надо экономить на собственных удовольствиях. Выбирайте лучшее.

Я работаю за письменным столом с тридцати лет. При этом столы и кресла меняю чаще, чем мне бы хотелось. Но всякий раз, обустраивая рабочее место, начинаю именно с кресла. Установленный мною самим ценовой диапазон — от сотни до двух сотен долларов. Кресла дешевле не внушают мне доверия.

Кресел с кожаной обивкой я избегаю по финансовым причинам. Кожзаменитель просто не люблю. Идеальной (для себя) я считаю тканевую обивку. И предпочитаю грубый твид или, наоборот, мягкий велюр. У вас могут быть иные предпочтения. Но в любом случае выбирать нужно кресло с качественной арматурой и хорошей газовой пружиной. Как отличить «хорошую» от «нехорошей»? Я не знаю. Просто надеюсь, что не самое дешёвое кресло некачественным быть не должно. И пока не ошибался.

Домашний кабинет, каким бы крошечным он ни был, позволяет нам отдохнуть от несовершенств офиса. Всем же понятно — идеального служебного помещения не бывает. То слишком тесно, то, наоборот, слишком просторно. То ты трудишься вплотную к коллеге,  задевая его локоть своим. То вынужден тащиться к сотруднику на другой этаж. Засилье бумаг, техники, каких-то проводов. А дома — все обустроено с любовью, всё удобно, уютно.

Но дело ещё и в другом. Домашний стол и кресло к нему предназначены не только для нас. Это ещё и рабочее место подрастающего в семье ребёнка. Привыкнув к хорошему рабочему месту, он полюбит и умственный труд. И не вырастет балбесом, у которого на уме один футбол… Впрочем, у нас в его возрасте тоже был один футбол. И ничего, стали уважаемыми людьми. И даже купили приличные стол и кресло.

Функциональная красота

Рубрика: (Умные вещи в офисе и дома) | Автор: moderator | Дата: 19-04-2013

Метки: , , , ,

Когда-то в детстве мне на глаза попалась книга авиаконструктора Александра Сергеевича Яковлева «Цель жизни». Кажется, именно в этой книге я вычитал фразу, которая запала в душу на долгие годы. Она звучит примерно так — «хорошо летает только красивый самолёт». Последующая жизнь подтвердила эту истину.

Действительно, стоит лишь вспомнить те вещи, которые за всю жизнь оказывались в моём распоряжении. Хорошо работали только те, которые были красиво выполнены.

Никогда не забуду фотоаппарат «Зоркий 4К». Очень красивая камера (хотя и советская копия «Лейки»). Работала — на зависть импортным аналогам. И прослужила бы всю жизнь, если бы ни «несчастный случай», в котором фотоаппарат погиб. Тоже можно сказать о немецкой пишущей машинке «Эрика», которую в определённых кругах не без некоторой доли иронии называли «мечтой диссидента». С политикой эта машинка была связана не больше, чем, скажем, хорошая авторучка. Всё зависит лишь от того, что ты ею напишешь. Эрика была невероятно красива. Первые модели в стиле шестидесятых — с округлыми боками и безупречной по ощущениям клавиатурой. Модели конца шестидесятых годов получили более современный корпус с резкими гранями.

Этих вещей, которые мы считаем любимыми, больше, чем может показаться. Достаточно осмотреться. Какой нож лучший — в нашей «коллекции» кухонных инструментов? Самый красивый — с хорошо отделанными клинком и рукоятью. То же касается и слесарного инструмента или, к примеру,  бумажника. Долго служат и доставляют радость только красивые вещи.

Прямой связи между дизайном и функциональностью того или иного изделия, наверное, не существует. Но косвенная связь есть. Разработка дизайна — процесс затратный. И её оплачивают лишь те компании, у которых хватает денег и настойчивости для выпуска лучшего на рынке продукта. То есть качественный дизайн — свойство продукции добросовестного и успешного производителя.

Но у этого очевидного вроде бы правила есть исключения. Один из примеров — автомобили корейского производителя «SsangYong Motor Company». В моделях этого концерна используются агрегаты автомобилей «Мерседес». У автомобилей «SsangYong» отличные характеристики. Но когда я вижу на дороге джипы, пикапы или лимузины этой марки, в голове возникает неожиданный вопрос. Кто рисовал чертежи этих машин? Кто создатель внешности? Ребенок? Автомобили этой марки выглядят неожиданно и, на мой взгляд, откровенно плохо. Особенно пикапы «Actyon». Вот уж уродцы. Но при этом (по рассказам владельцев) эти автомобили надёжны и вполне практичны.

Если говорить о технике подешевле (но не попроще), то и здесь действует то же правило. Хорошим дизайном отличаются хорошие смартфоны, планшетные компьютеры, ноутбуки. Казалось бы — причём здесь дизайн? Цифровая техника производится из стандартизированных комплектующих — экранов, микросхем, аккумуляторов, печатных плат. Но отличия настолько разительны, что трудно поверить своим глазам.

Передо мной два смартфона. Один — пластиковый корейского производства. Второй — iPhone 4S, продукция компании Apple. Они ровесники. Оба произведены в октябре 2012 года. Но первый уже сильно потёрт, доставил множество проблем и откровенно плохо «держит» связь. Второй — работает, как часы. На его корпусе нет ни царапины. И почти за полтора года ежедневного использования он ни разу не завис и не дал ни одного сбоя.

И здесь отмечу — первый смартфон произведён одной из ведущих мировых компаний. Но он некрасив. Даже новый он оставил впечатление скрипучей пластиковой игрушки. А что касается iPhone, то расписывать особенно нечего — все знают, как выглядит этот смартфон.

Получается, что внешний вид и техническая составляющая цифровой техники взаимосвязаны? По-моему, несомненно — по уже изложенной причине. Джонатана Айва (главного дизайнера компании Apple) может себе позволить далеко не любой производитель первого ряда.

Признаюсь прямо — я люблю технику Apple. Но не отворачиваюсь и от компьютеров других марок. В мире РС мне нравятся ноутбуки производства Hewlett-Packard. И когда ко мне обращаются за советом, я, выяснив, что Мак в данном случае не выбор, советую присмотреться к технике «Эйч-Пи». Действительно, красивые компьютеры с хорошими тачпадами и великолепными клавиатурами. Причем, клавиатуры у ноутбуков Hewlett-Packard (добавлю — не только топовых моделей) настолько хороши, что по некоторым показателям могут дать фору клавиатурам МакБуков. На клавишах ноутбука от Hewlett-Packard после трёх лет активного использования не осталось никакого следа. На одном из моих МакБук Про клавиши залоснились через неделю после приобретения машины. Его и второй ноутбук пришлось оснастить силиконовой накладкой — чтобы сохранить вид клавиш.

Другая известная марка — ноутбуки Sony. В первой половине прошлого десятилетия я больше присматривался именно к компьютерам Sony VAIO. Но сегодня — увы. Меня не устраивает обилие пластика в корпусах этих компьютеров. Плохая проработка дизайна в мелочах. И многое другое.

Я не стану приводить конкретных примеров. Новые модели ноутбуков, смартфонов и планшетных компьютеров выходят достаточно часто. Есть более и менее удачные машины. Есть очень интересные. Так что выбрать подходящий вариант можно из продуктовой линейки любого производителя. Дело не в этом. Проблема — в самих критериях выбора.

Выбираю я, к примеру, новую авторучку. Мне очень нравится конкретная модель — один из самых свежих «Паркеров». Его дизайн я воспринимаю, как идеальный. Но присматриваюсь внимательней и вижу — что-то здесь не так. Перо это или… заменяемый стержень? Что за технология? Пробую расписаться на листе бумаги. Нет, не моё. И вдруг понимаю — с дизайном тоже не всё в порядке. Ручка красива, спору нет. Но не вызывает желания не выпускать её из рук.

Выбирайте новые вещи, прислушиваясь к своим ощущениям. В наши дни характеристики сложной техники, особенно цифровой, сблизились настолько, что сделать выбор в пользу той или другой модели очень непросто. Я в этих случаях принимаюсь оценивать дизайн. Хорошо летает только красивый самолёт. Значит, он должен быть очень красивым — самолет, компьютер или смартфон.

Могут ли быть на этом пути ошибки? Могут. Но не фатальные. Вкус — качество приобретаемое. Это наше интуитивное знание основных критериев красоты. Если новая вещь нравится — к ней стоит присмотреться внимательней. Если нравится безусловно — её и надо выбирать.

Мы совершенно напрасно отодвигаем дизайн ноутбука на второй план. Работая с компьютером, мы всматриваемся в экран его монитора. А пальцы прикасаются к клавиатуре и сенсорной панели. Почему же мы считаем дизайн второстепенным? А о том, что за внешним лоском может скрываться  ничтожная начинка, беспокоиться вряд ли стоит. Иногда некрасивые и даже нелепые с виду вещи оказываются подлинным чудом. Но обратных примеров нет. Ерунда красивой быть не может.

Было хорошо, станет лучше

Рубрика: (Компьютер на рабочем столе) | Автор: moderator | Дата: 08-04-2013

Метки: , , , ,

Приобретение большого 27-дюймового монитора Apple Thunderbolt Display в личное пользование побудило меня пересмотреть саму концепцию комплекта техники для работы с текстами и мультимедийным контентом — со звуковыми файлами, фотографиями и видеоматериалами. Изменения довольно значительны, поэтому рискну предложить свои размышления вашему вниманию. Надеюсь, что кому-то они будут полезны.

За последние двадцать лет жизни мне пришлось принципиально сменить компьютерную технику дважды. Сначала на моём столе появился настольный компьютер РС. Большой и не особенно «скорострельный» — на уровне быстродействия компьютерной техники начала девяностых годов прошлого века. Вся периферия — сканер, принтер, устройства ввода, внешние накопители и так далее — были сосредоточены вокруг системного блока. Комплект получился достаточно удобный, но жестко привязанный к рабочему столу.

В начале двухтысячных годов появилась возможность перейти на использование ноутбука, которую я не упустил. Это и была первая «большая замена всего и вся». Доставшийся мне ноутбук мог работать лишь в качестве мобильного дополнения к настольной машине. Но уже к 2003 году старая портативная машина была заменена на более мощную. И настольный компьютер был почти забыт. Для работы над книжками хватало возможностей ноутбука.

Почему «почти»? Потому что к тому времени я уже работал на компьютерах двух платформ — на РС с операционной системой Windows XP (заменяя её время от времени различными вариантами Linux) и на Маке с операционной системой Mac OSX. В моём распоряжении был iMac G3 — стремительно устаревающий к тому времени компьютер, который я долгие годы не решался заменить более современной моделью — настолько он был хорош.

Окончательный переход на ноутбук и на технику от Apple (ознаменовавший вторую «революцию» в моей компьютерной жизни) произошёл в самом конце 2010 года, когда мне удалось приобрести первый в моей жизни МакБук Про с 13-дюймовым экраном. В 2011 году ситуация усугубилась — у меня появился более мощный компьютер МакБук Про с 15-дюймовым экраном. Точку (временную?) в этом процессе бесконечных обновлений поставило приобретение большого 27-дюймового монитора с интерфейсом Thunderbolt.

К этому времени я успел оценить удобство и универсальность экосистемы Apple. Ноутбук, планшетная машина и смартфон работали в единой связке. Они удачно дополняли друг друга. Планшетный компьютер и ноутбук оказались не конкурентами. На ноутбуке удобно работать за столом, на планшетном компьютером — на диване, балконе, в отдалении от рабочего места. Смартфон успешно заменял и то, и другое в «полевых условиях» — то есть вне дома. И при этом синхронизация устройств всегда проходила гладко и без какой-либо путницы.

Большой монитор внёс в рабочую систему новое качество — высочайшее удобство работы в стационарном режиме. Из общего комплекса техники вдруг исчез ноутбук. Он исчез виртуально — превратившись в основной компьютер, видеосигнал которого выдаётся на экран большого монитора. Смутное стремление включить сразу два экрана, чтобы использовать их одновременно, моментально испарилось. Монитор Apple Thunderbolt Display предоставил такое обширное рабочее пространство, что потребности в дополнительном экране попросту не возникает.

Я потерял в мобильности? Вовсе нет. При необходимости мне достаточно отключить ноутбук от штекеров питания и интерфейса Thunderbolt. И в моих руках окажется всё тот же портативный компьютер с 15-дюймовым экраном.

Я потерял в удобстве? Тоже нет. Подставка монитора и комплект кабелей подключения к нему ноутбука разработан так, что вся система занимает на столе минимум места. И выглядит очень симпатично. Такой красивой машины в моём распоряжении ещё не было.

Попутно замечу — операционная система Макинтошей обладает великолепным пользовательским интерфейсом. Подключение большого монитора с разрешением в 2560х1440 пикселей не приводит к тому, что отображаемые на экране окна, меню и элементы интерфейса становятся слишком мелкими и нечитаемыми. Напротив, стандартные размеры меню выбраны настолько удачно, что я всё чаще снимаю очки. С компьютерами под управлением операционной системы Windows ситуация была иная. Внешний монитор высокого разрешения увеличивал рабочее пространство, но элементы меню и экранные надписи становились меньше по размерам. В результате глаза уставали быстрей, хотя я ожидал от нового монитора другого эффекта.

Новая система, в которой монитор занял место центрального устройства — поскольку в нём сосредоточены такие важные дополнения, как акустическая система, веб-камера и, что существенно, хаб USB — выглядит на моём столе несколько… парадоксально. Дело в том, что 15-дюймовый МакБук Про машина достаточно габаритная. С одной стороны — обнадёживающе мощная (в ней установлен выделенный видеоадаптер с собственной памятью). С другой — с собой такую машину не особенно поносишь, для мобильного компьютера ноутбук велик и тяжел.

Не лучше ли в таком случае заменить его более лёгким, более компактным компьютером? Скажем — МакБук Эйром с 13-дюймовым экраном? Этот компьютер почти вдвое легче 15-дюймовой «Прошки», но при этом обладает сравнимой вычислительной мощностью. Система получается более гибкой и в полной мере универсальной. Отключив ноутбук от дисплея, я получу воистину мобильную машинку, работать с которой можно и в номере гостиницы, и на парковой скамеечке. С большим ноутбуком получается то же самое, но уже с некоторыми затруднениями. 15-дюймовый ноутбук, действительно, не такая уж компактная машина.

А что с новейшими «ретинами»? С ноутбуками, оснащенными экранами с высоким разрешением? Они рядом с большим монитором выглядят ещё более странно. С одной стороны — великолепные условия для работы. С другой — воспользоваться этими возможностями в стационарных условиях вряд ли придётся, поскольку большой монитор даст фору по качеству картинки любой «ретине».

На этом, пожалуй, остановлюсь. Главная идея понятна. Комплекс рабочей аппаратуры можно собирать, ориентируясь не на компьютер — как на основное, центральное устройство системы, а на современный большой  монитор. В таком случае ноутбук или компактный стационарный компьютер становится лишь компонентом системы, который можно при необходимости безболезненно заменять.

Эти соображения касаются не только экосистемы Apple. Они вполне применимы к экосистемам на основе Windows 8 и Ubuntu. Большой монитор, к портам которого подключается вся периферия. Компьютер под управлением современной операционной системы. И мобильные расширения — смартфон и планшетный компьютер семейств Windows Phone 8 или Android соответственно. Почему бы и нет? Техника от Apple не единственная популярная платформа. Главное — правильно подобрать компоненты.

Большой монитор

Рубрика: (Компьютер на рабочем столе) | Автор: moderator | Дата: 02-04-2013

Метки: , , ,

Всегда хотелось заполучить в личное распоряжение большой монитор. И не просто большой, но — действительно большой. Самый большой из тех, что продаются в магазинах. Недавно моя мечта сбылась. И отныне на рабочем столе стоит замечательная «машина» от Apple — монитор Thunderbolt Display. Диагональ 27 дюймов. Матрица IPS с соотношением сторон 16:9. И полный набор дополнений — встроенные камера, микрофон, акустика, три порта USB, порты Ethernet и Thunderbolt. Короче, полный фарш.

Вопроса (к самому себе, поскольку никто особенно не спрашивает) возникает два. Первый — почему именно Apple? И второй — что дает на практике 27-дюймовый монитор? Зачем он нужен, если говорить не о специальных применениях — обработке графики, монтаже видео или, скажем, верстке печатных изданий?

Выбор производителя в моём случае очень прост. Я всегда покупаю только технику от Apple. Мне нравится экосистема этой платформы — все устройства работают слаженно и легко синхронизируются. Маки и портативные гаджеты от Apple я воспринимаю, как шедевры дизайнерского искусства. Они выполнены в изящном минималистичном стиле. С ними приятно иметь дело. Это мощная современная техника, жизненный цикл которой длится дольше по сравнению с техникой семейства РС. Наконец, это продукция компании Стивена Джобса. Перед памятью этого выдающегося человека я преклоняюсь.

Впрочем, выбирая монитор, я руководствовался вполне практическими соображениями. В моём распоряжении два портативных Мака. На одном — 13-дюймовойм МакБук Про 2010 года выпуска — работает моя дражайшая половинка. На другом — 15 дюймовом МакБук Про 2011 года выпуска — тружусь я. На первой машине универсального порта Thunderbolt, к которому можно подключать разнообразную, но пока ещё достаточно редкую периферию, нет. На второй — есть.

Кстати, порт Thunderbolt вовсе не причуда инженеров Apple. Он разработан инженерами Intel и предложен ими в качестве альтернативы портам USB 3 и FireWire 800. Thunderbolt — высокоскоростной интерфейс, к которому можно подключать внешние накопители, акустические системы, мониторы и другие устройства, созданные в соответствии со стандартными для этого интерфейса спецификациями.

Thunderbolt Display можно рассматривать не только как, собственно, монитор, но и как док-станцию портативного компьютера. Подключив монитор к ноутбуку одним кабелем (на самом деле двумя — интерфейсным Thunderbolt и кабелем питания), я получил три дополнительных порта USB 2.0, сетевой порт Ethernet и ещё один порт Thunderbolt, к которому можно подключить цепочку устройств — мониторов и (или) внешних накопителей. Плюс акустика 2.1 (с 48-ваттным сабвуфером). Плюс стереомикрофон. Плюс веб-камера высокого разрешения (точных параметров этой камеры я не обнаружил, но картинка получается очень хорошего качества).

И всё же — почему я выбрал именно монитор от Apple? Разве ни лучше было приобрести большой монитор другой марки? Для меня — нет. Дизайн, качество исполнения и, наконец, качество картинки этого монитора настолько высоки (добавлю, как обычно — только на мой взгляд), что на другие мониторы я смотреть не могу. Даже учитывая немалую стоимость монитора от Apple. Но «машина» оправдывает каждый потраченный на неё рубль. Опять же — на мой личный взгляд.

Плохая новость лишь одна. Этот монитор работает только с Маками последних поколений. И, возможно, с компьютерами РС, на материнских платах которых распаян адаптер Thunderbolt (таких компьютеров пока очень немного).

Все остальные новости хорошие. Сразу после распаковки монитора и установки его на столе, я подключил раздвоенный кабель (жестковстроенный, незаменяемый) к ноутбуку. Интерфейсную вилку вставил в гнездо Thunderbolt, магнитную вилку MagSafe подключил к разъёму питания ноутбука. То есть комплектный блок питания компьютера отправился в запасник. И вместо электрического разветвителя мне понадобилась всего одна розетка — для подключения монитора. Для разъёма MagSafe 2 новых ноутбуков Apple в коробку вложен крохотный переходник.

Монитор не имеет кнопки включения. Просто подключаем его к электрической сети, подсоединяем упомянутые разъёмы, а потом закрываем крышку ноутбука. Вместо ухода в спячку компьютер продолжает работать. И на экране монитора появляется картинка. Большая, с разрешением 2560х1440 пикселей. Яркая, красочная, невообразимо красивая. Так же легко «завелась» акустическая система. И — веб-камера. И — микрофон. Никаких настроек не потребовалось. Включил и — пользуйся.

Да, встроенные колонки звучат не плохо — по мониторным меркам. Но всё же проигрывают даже бюджетным отдельным колоночкам. Звук на мой слух получается слишком «деревянным» — с ощутимыми призвуками на высоких уровнях громкости. Монитор звучит точно так же, как iMac последнего поколения.

Ноутбук с закрытой крышкой был пристроен на подставке монитора. Это место ему предназначено изначально — дизайнерами Apple. Здесь же, на подставке, неплохо устроится и Mac mini, если подключить его к монитору вместо ноутбука.

Остается добавить, что монитор при солидных габаритах смотрится лёгким и не загромождает рабочий стол. Ну, а качество картинки таково, что я никак не могу оторваться от просмотра фотографий. В этом мониторе установлена матрица с огромными углами обзора. Такие же экраны у топовых 27-дюймовых iMac`ов.

Кстати — что лучше выбрать, ноутбук (или «миник») с отдельным монитором или iMac? Я восемь лет работал на iMac`е и люблю эти машины. Не было бы ноутбука, выбрал бы iMac.

Ну, и о больших мониторах — без привязки к Thunderbolt Display. Что они дают в принципе? Новое качество работы. Приобретением монитора я озаботился после того, как однажды почувствовал в конце рабочего дня, что ничего не вижу. Я почти ослеп. Глаза устали так, что я встревожился.

У МакБук Про (с дисплеем нормального разрешения, не Ретина) очень хороший экран. 15 дюймов по диагонали, отличная подсветка. Но спустя три дня после приобретения большого монитора я уже не представлял себе, как мне удавалось работать с «маленьким» 15-дюймовым экраном.

Монитор в 27 дюймов по диагонали на рабочем столе вовсе не избыточен. Приходится ли крутить головой, чтобы держать в поле зрения всю картинку? Нет. Попробуйте присмотреться к большим мониторам в магазине. И вы сами поймёте, что 27 дюймов — это не так уж и много.

Зато — какая яркость и четкость! Какая детализация… На рабочем столе умещается масса открытых окон. Браузер, окно текстового редактора, вьювера картинок. Да, мало ли? Можно открыть множество полезных утилит — например, новостной агрегатор, погодный информер, проигрыватель видео. И всем окнам будет хватать места.

Самое главное достоинство большого монитора, как и любой элитной техники вообще — работая с ним, чувствуешь себя человеком. Другие аргументы кажутся мне излишними.

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru