(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Задача с неизвестными

Рубрика: (Я среди людей и люди вокруг меня) | Автор: moderator | Дата: 02-09-2014

Метки: , , ,

Дано — это и это. Найти — то-то и то-то. Метод решения? А какой тут может быть метод, если кругом одни неизвестности? Что такое это — неизвестно. И это — тоже. А то-то — вообще, потёмки. Как тут быть?

Исходя из этих закономерностей, позволю себе кардинальное заключение. Эти задачи, кои жизнь нам предъявляет с пугающей регулярностью, решению вообще не подлежат. А мы их решаем. И большей частью — правильно. Учитываем и это, и то. И приходим к правильным выводам, не зная самого главного. Но чувствуем его, прилагаем усилия, догадываемся, наконец.

О догадках и речь. Именно о догадках. Потому что они и есть в большинстве случаев заменители знаний. Догадки служат нам знаками понимания и их символами. Вот так — знаками и символами мы и пользуемся, предпочитая их настоящим знаниям. Почему? Да, потому что никаких знаний нет. Вообще нет.

Возьмём самую простую задачу. Допустим, нам надо определить уровень человека. Дочь привела в первый раз молодого парня. И нам нужно понять, каким образом с ним общаться, чтобы ничего не нарушить и ничему не помешать. А не знаем ровным счётом ничего. Ни точного возраста, ни имени, ни профессии. Он говорит — Вова. А какой он Вова с таким лицом? Или он говорит, что работает пожарным. Да где вы видели таких пожарных? И, вообще, нам пожарные ни к чему. Вот был бы музыкантом… И — так далее. До полного неприятия или, наоборот, приятия.

Эта задача очень проста. Не сумеем распознать в этом молодом человеке урода и гангстера, получим по полной программе. Мы и так получим, потому что он никакой не урод и не гангстер. И боится нас так, как не боимся его мы. А мы — боимся его ещё больше. И так, на взаимной боязни, строим свои отношения. Чтобы дочь, спустя неделю, не привела ещё одного кандидата, который окажется гораздо хуже первого. Но первый уже в списке бывших. Такова жизнь.

Мы привели первый и наиболее безопасный опыт. Хотя, что значит — безопасный? Они все опасны. И все в определённом смысле безопасны. Опасны они по той причине, что бьют именно по нам. А безопасны потому, что придуманы исключительно ради опыта и не бьют ровным счётом никого.

Но есть и более изощрённые ситуации. Например, ситуация с работой. Ваш сынок, допустим, устроился на работу. Первую в своей жизни. А на следующий день пришёл домой в слезах. Что-то не заладилось на новой работе. И он готов уволится, хотя вы знаете, что увольняться нельзя. В чём тут дело? Кто виноват и что делать? Короче, как разрулить ситуацию, чтобы все остались довольны? А мы не знаем при этом ни имён участников конфликта, ни его причины. Вообще, не знаем ровным счётом ничего. А рискуем — всем.

Во-первых, мы рискуем авторитетом — в первую очередь, своим. Мы влезем, а ситуация окажется совершенно пустяковой. И наоборот — мы никуда не влезаем, а ситуация уже раскалена до того, что можно обжечься. Во-вторых, мы рискуем фактически. Мы влезем в попытке интимного обустройства ситуации, а дело уже пахнет керосином. И откладывать что-то уже поздно. Нужно действовать. А мы не знаем, что нужно действовать, поскольку не владеем ситуацией. Далее следуют в-третьих и в-четверых, а также в-пятых и в-шестых. Но перечислять эти пункты излишне. Мы же ищем выхода из сложившейся, но всё же достаточно условной ситуации? Из этого и будем исходить.

Есть ещё одна особенность. Это — психологический портрет человека, ставшего нашим оппонентом. Если у него есть, конечно, для этого мозги. В противном случае остаётся лишь… выругаться. Впрочем, выругаться самый простой и наиболее неэффективный вариант наших действий. Не нужно ругаться в любом случае. Это не выход.

Приступая к решению этих загадок, мы должны представлять, с каким контингентом нам придётся иметь дело. В большинстве случаев это обычные люди со своими проблемами. Они угодили в непривычную ситуацию. И пытаются из неё выбраться. Как получится — либо сразу, либо постепенно.

Это наиболее простой случай. Мы и они. Простые с простыми. Или сложные со сложными. Но есть и другие модели, вроде умный и дурак.

Умным считаем себя мы. Дурак — вот этот кент. С идиотской улыбкой и странными манерами. Он чешется, когда надо быть импозантным. И пыжится, когда надо быть попроще. Короче, он выглядит необычно. Что с ним делать? Как строить отношения, поскольку в любом случае нужно заняться ими? Ответ — а так и строить. Он не глупый. Во всяком случае, не глупее нас с вами. У него есть свои принципы, кои неотличимы от наших — если хорошо разобраться. И ничего необычного в его поведении мы не обнаружим. Он чешется, потому что в этом месте неожиданно зачесалось. А пыжится, потому что не сразу понимает, что ему надо быть попроще. Короче, всё находит своё объяснение. Всему находится ответ.

Есть ещё более сложный вариант — это когда встречаются дурак и умный. Дурак в данном случае вы. Умный напряженно вас выслушивает. На его челе умудрённая жизненным опытом улыбка. На самом деле он находится в совершенной отключке. До вас ли ему? А вы так же напряжённо пытаетесь ему что-то объяснить. Запутываетесь ещё больше и, в конце концов, замолкаете в растерянности. А чего париться, если вы и так запутались? Кому и что объяснять? В результате — вы в растерянности, в полном недоумении. А он — улыбается, пытаясь пропустить ваши откровения мимо ушей. Идиотская ситуация.

На самом деле и тут всё нормально. Вам надо лишь успокоиться. И взять в свои руки нить разговора. Дело-то, в общем-то, элементарно простое. Надо лишь представить себе, как забавно выглядите вы перед этим человеком. А кто он такой, чтобы переживали вы? Пусть попереживает тоже. И в самый неудобный момент вы переводите тему разговора. Человек ещё улыбается, но на его лице нет уверенности. Он напряжённо ищет нужные пути, чтобы вернуть нить на прежнее место. А вы снова меняете тему — чтобы ему было интересней. Глядишь, и всё наладилось. И человек, по крайней мере, не считает вас глупее себя.

У этих задач множество решений. Их намного больше, чем можно себе представить. Мы выбираем обычно самые очевидные пути, считая, что сложности нам ни к чему. Но есть задачи, решение которых должно быть необычным. Сложным или простым — это дело десятое. Не таким, как мы видим сразу, именно в эту минуту. Но эти задачи и выглядят усложнёнными, непростыми. И мы непременно поймём, что заниматься их решением нужно специально и как-то по-особенному. Дайте срок, и всё встанет на свои места.

В любом случае не следует суетиться. Это не принесёт ровно никакой пользы. Проигрывать тоже нужно уметь. Тот, кто умеет проигрывать, на самом деле не проигрывает никогда… Задумайтесь над этим. В этих словах -  правда.

Люди отдыхают

Рубрика: (Больше чем телефон) | Автор: moderator | Дата: 12-05-2014

Метки: , , , , ,

В город приезжают люди. Много людей. В руках у них полно всякой всячины. Чемоданы, журналы, газеты. И много всякой телефонной ерунды. Телефоны, планшеты и нечто среднее между первым и вторым. Чем они занимаются, в ожидании багажа? Как проводят свободное время? Чем убивают освободившиеся полчаса? Любопытно? Очень любопытно.

Усталые с дороги, они посвящают первые полчаса разговорам по телефону. Ну, да — разговаривают, заказывают такси, успокаивают кого-то. Кому-то что-то советуют или просят совета. И так далее — по необходимости. Это нормально — просить совета. Когда ещё получишь то же самое, позвонив по нужному номеру?

Потом напряжение спадает. Наступает обычная дорожная скука. Нужно получить багаж, а его задерживают. Нет, ничего страшного — просто служба, отвечающая за багаж, не справляется с наплывом. А наплыв у неё ежедневно. Только прибывает какой-нибудь самолёт, так и случается этот самый наплыв. Короче, наступает время какое-то неопределённое, неконтролируемое ничем. И люди стараются отвлечься, занять себя чем-нибудь более-менее полезным. Например, лезут на «Фейсбук», чтобы написать заметку о приезде в непонятный город. Или на ICQ. Или ещё куда-нибудь.

И начинается привычная для нас, людей современных и продвинутых, суета. Мы потихоньку втянулись в неё, не заметив, как рвутся нити привычных связей. Электронная почта, тот же «Фейсбук», всякие «Одноклассники», ICQ и прочие дела. Мы так связаны с этими услугами, что не замечаем, как проходит время. Вместо друзей и знакомых мы общаемся с неведомыми людьми. И кто ещё знает, люди ли это? Или туповатые клоны, эмулирующие ответы на наши бессвязные вопросы? Может же быть и такое?

В наших руках находятся умные машины. Маленькие, как бритвы. И такие же остро заточенные. Мы лишь думаем о том, что ответить. А они — отвечают. Мы лишь планируем, как построить фразу. А они — строят.

В принципе, общение идёт в обход головы. Оно минует мозг, как минует его обычная жвачка. Мы жуём, а наши мозги отдыхают. Примерно то же состояние у них во время этих разговоров по социальным сетям.

Общение идёт своим путём. И мы не осторожничаем — бросаем в эфир фразы, не думая о том, что кто-то может воспользоваться ими и повредить нам. Нам никто не может повредить. Почему? Да, потому! Просто мы — люди нового поколения. Мы видим, мы знаем, мы умеем пользоваться всем, что изобретено и продаётся на улице. Наши желания, наши устремления, наша жизнь в целом хорошо укладывается в этот цифровой мир. Мы уже давно там — вне зависимости от возраста и воспитания. И мы знаем, что захочется нам чего-то, как тут же это появится. Через онлайновый заказ, через электронный магазин, через электронную службу — неважно каким образом. Главное — появится.

И мы общаемся через Интернет, не ведая, кого в данном случае привечаем. Да, и какая в том разница? Пусть это будет даже бот, тупое существо, которого на самом деле нет. Этот бот отвечает нам, пишет нам, общается с нами. И мы довольны, потому что много мозгов для такого общения нам не нужно. Нам не нужно, чтобы отвечающий был умнее нас. Нет, что вы! Напротив — нам хорошо подходит его лёгкая тупость. Впрочем, ничем не ограниченная и не явная. В противном случае срабатывает другая система. И мы оказываемся в окружении совсем тупых ботов. И это нам не нравится.

Нам не нравится быть среди умных и не нравится быть среди тупых. Нам нравится быть среди средних — таких, как мы сами. В этом мы понимаем лучше, в этом разбираемся совсем хорошо. Но в целом, мы такие же туповатые, что и наши боты. Так что все в норме. Сильный дохлого не пересидит. И на том спасибо.

Мы живем в социальных сетях довольно долгое время. Собственно, проводим там всю жизнь — если не считать паузы на сон и прочие дела. Нам нравится такое распределение — поскольку оно не требует от нас каких бы то ни было усилий. То есть усилия, наверное, требуются — для самого вхождения в систему. Но потом, когда преграды преодолены, все идёт своим чередом. «Здравствуй!» — «Здравствуй». «Ты что сегодня делаешь?» «Ничего». «И я ничего»… И далее по обычному плану — для завязывания общения и даже дружбы.

Мы дружим с этими существами, не зная точно, с кем общаемся. Мы их даже любим. Или почти любим — поскольку мы не знаем, с кем свела нас судьба. А судьба свела нас черт знает с кем — у судьбы не принято спрашивать биографию абонента. Всё равно ответит ерундой.

В этом общении мы проводим значительную часть времени. Более значительную, чем думаем сами. Недавно зашёл в метро. И поразился. Люди смотрят в смартфоны, как ненормальные. Что они ищут в них? Что они, в конце концов, видят? И видят ли вообще? Не разговаривают с абонентами — это как раз редкость. Просто смотрят. И иногда нажимают на экраны — вызывая некие скрытые кнопки. Со стороны не видно, но они общаются. Вот с этими ботами, либо с какими-то людьми. Впрочем, людей здесь различать не принято. Люди в рабочее время заняты делом. Хотя, это и может быть их делом.

Короче, непонятно, таинственно и совершенно не имеет ко мне какого-то отношения. Я знаю, что надо делать. Я прячу смартфон и планшет. Я планирую занять своё послеполётное время чем-то другим. Например, чтением. Или чем-то ещё… Голова, в принципе, свежая. Можно и позабавить себя чем-нибудь интеллектуальным.

А, вот и звонок. Да! Да? Да… Разговор, который можно было посчитать чем-то иным, завершён. Вот и другой звонок. Да, слушаю… Полчаса (на самом деле минуты три или четыре) разговора. Естественно, ни о чем. Времени на другие дела не остаётся совершенно. Не хочется же начинать чтение с вопроса — «как тебе очередная поездка»? Остается… поиграть немного, что ли? Или немного пообщаться через любую из клиентских программ, а потом, после того, как мы покинем аэропорт, ни-ни. И начинается переписка — «последняя, самая что ни на есть». И растягивается она на всю оставшуюся жизнь. И потом, в старости, у нас есть возможность сказать себе — «что же я наделал со своим личным временем». И пережить горькие сожаления по поводу этому поводу.

Все это будет. Будет обязательно. Мы живем по устоявшимся правилам, как по чьим-то нотам. Никто эти ноты не придумывал, никто их не рассчитывал под нас. Но мы живем, как написано — от и до. И не позволяем себе шагнуть ни направо, ни налево. Вперёд и только вперёд. До полной победы… чего? Да, какая разница — чего? Главное, до победы…

Не думайте, что я живу как-то иначе. Нет, что вы. Точно так же. При прилёте в какой-нибудь город тут же открываю на планшете «Фейсбук». Или ICQ. И принимаюсь болтать с людьми (надеюсь, не с ботами). И все происходит примерно так, как я описал.

Вопрос — как долго это продлится. И ещё — насколько меня хватит.

Под угрозой благодетели

Рубрика: (Хобби, семья, здоровье) | Автор: moderator | Дата: 26-06-2013

Метки: , , , , ,

Допустим, некий человек, в реальной жизни явно не ангел, захворал. У него образовалась некая напасть, которая сживает его со свету. Ну, скажем, панкреатит. И этот человек вынужден глотать горстями таблетки, которые, к сожалению, выздоровлению почти не способствуют. То ли не те таблетки принимает, то ли одними таблетками уже не обойдёшься. Короче, беда. Как ему помочь?

Я знаю, как чувствует себя человек, страдающий панкреатитом. Я сам проболел воспалением поджелудочной железы шесть лет. И, редкая удача, исцелился. Но боли при этом были жуткие. Хоть на стенку лезь.

Так вот, все шесть лет, что я боролся с недугом, меня преследовали не только ежемесячные приступы, но и… советы знакомых. Замечу — именно знакомых, поскольку друзья знали о моих мучениях и деликатно помалкивали. А что посоветуешь человеку, который только что пережил жесточайшую боль?

Впрочем, знакомые, о которых я и хочу рассказать, знали, что посоветовать. Никогда не забуду человека, который оптимистично заявил — надо было не есть жирного. Я уточнил — совсем? Он кивнул — совсем. Никогда, ибо жирное — смерть для поджелудки. Сам-то, спрашиваю, почему лопаешь жирное? Он искренне удивился. У меня же, говорит, панкреатита нет.

Другой знакомый был уверен, что до поражения поджелудочной железы меня довело пристрастие к курению табака. Мне надо немедленно бросить эту привычку, иначе она меня убьёт. Впрочем, уже поздно, поскольку я курю около сорока лет. Сам советчик при этом курил третью сигарету. Он сидел у дивана, на котором в полной прострации валялся я — обессиленный только что прошедшим приступом.

Припоминаю ещё одного благожелательного человека, который уверял меня, что лучшее средство от панкреатита — свежий сок репчатого лука. Мол, нужно пропустить лук через соковыжималку и пить сок. Норма — стакан в сутки. Если противно, можно есть луковую кашицу, которая на вкус ещё противнее. Этот знакомый клялся, что луковым соком вылечил поджелудку сам. Я ему поверил. Когда сильно болит — хватаешься за любую соломинку. Увы, этот совет оказался плохой идеей. То есть совсем плохой. Выпив стакан лукового соку, я едва ни помер от боли. Поджелудка отреагировала самым решительным образом. «Странно», — задумчиво произнёс знакомый. — «Может, надо было пить чесночный сок? Может, я запамятовал?» Он очень удивился, когда я послал его по известному адресу — со всеми его предками и потомками. Ему казалось, что он дал крайне полезный совет. И если бы я следовал этому совету, то выздоровел бы в течение пятнадцати минут.

Как эти ни удивительно, но я помню лишь один дельный совет, полученный мною от человека, который сам страдал панкреатитом. Этот человек научил меня правильно питаться, чтобы свести приступы к минимуму. Потом он сам отправился под хирургический нож. И — выздоровел. Зовут его Владимир Поляков. Так уж получилось, что я не видел его десять лет и очень надеюсь, что у него всё в жизни хорошо.

Завершая рассказ о своих неприятностях, сообщаю — с 2006 года от моего заболевания не осталось и следа. То есть какие-то следы, может быть, и остались, но болей я не испытываю. Панкреатит прекратил меня беспокоить после особенно сильного приступа, когда, как объяснили специалисты, зарубцевался поражённый участок на поджелудочной железе. И дело свелось к лёгкому диабету, которым, к слову, в той или иной степени страдают все люди старшего возраста.

Рассказ о своём недуге я использовал лишь как повод поговорить о «советчиках» и о проявлениях особого вида человеческого равнодушия, когда кто-то посторонний вроде бы проявляет сочувствие и даже участие в твоей судьбе, а на деле лишь отбрехивается ничего не значащими, пустыми словами. По сути, этот человек отмахивается от тебя — от твоей боли и твоих неприятностей. И не просто отмахивается, а проявляет при этом иллюзию участия. Чтобы, надо полагать, его потом не обвинили в чёрствости или ещё бог весть в чём.

Мы, действительно, не ангелы. Хороший человек от дурного отличается лишь малозначительной деталью — хороший стыдиться совершённых им поступков. Но маленькие преступления (назовём их так) совершаем мы все. Никуда от этого ни денешься. Мы можем лишь сознательно удержать себя в рамках морали — усилием воли или соблюдением несложных запретов. Это зависит от ситуации. Трудно не наклониться за чужим кошельком с деньгами? Трудно. Ещё трудней поднять его и вернуть пропажу.

Ложные, бессмысленные советы я отношу к преступлениям сознательным. Иногда без них не обойтись — когда речь идёт, скажем, о человеке в безнадёжной ситуации или о наивном ребёнке. Но и в этом случае стоит себя спросить — зачем ты открываешь рот? Чего хочешь добиться? Чтобы тебя считали внимательным, откликающимся на чужую боль человеком? Зачем тебе это?

И беда вроде бы невелика. Бессмысленные советы — форма лжи. А солгать в мелочах позволяют себе многие люди.

Но все меняется, если попытаться оценить состояние человека, которого мы хотим морально поддержать. А если ему нужен не укор в том, что он всю жизнь неправильно питался (это ему точно ни к чему), а совет — как преодолеть боль, как выкарабкаться из приступа или как преодолеть охватившее его отчаяние? И наш невинный совет, в котором нет ничего, кроме желания выглядеть лучше, чем мы есть на самом деле, превращается в ужасный и подлый обман. Разве нет?

Советчиков нужно осаживать. Им нужно говорить прямо — заткнись. Даже рискуя при этом обрести репутацию невежливого человека.

Совсем недавно я бросил курить. Курильщик с 43-летним стажем (!), я, конечно, испытывал некоторые неудобства из-за отказа от привычки к табаку. Но это были не мучения — я, по всей видимости, давно осознал необходимость этого шага.

И всё же некоторые трудности я испытывал. Поделился своими переживаниями со знакомыми. И получил огромное количество советов — в том числе и от людей, которые никогда в жизни не курили. Мне подробно рассказывали о том, как героически бросали курить «23 года назад». Как выбрасывали из окна движущегося автомобиля пачку дорогих сигарет и зажигалку. Как убеждали себя в необходимости отказа от табака. Меня завалили советами, но никто при этом меня не услышал.

Мне не нужны были эти рассказы. Я уже бросил курить. С этого момента прошла неделя, три недели, месяц. Мне нужна была лишь поддержка. Или подсказка — как отвязаться от мыслей о табаке.

Ничего страшного, я справился. И к курению уже не вернусь. Дело совсем в другом. Эта история показала, что на самом деле моя жизнь по-настоящему интересует очень небольшой круг друзей. И вполне закономерно, что и меня интересует их жизнь. Мы не заваливаем друг друга советами. Напротив, наиболее проблемные стороны жизни мы в разговорах, как правило, обходим. К чему лишние слова? В общении с этими людьми мне достаточно их взгляда или даже дыхания.

Всё, что от нас требуется — сберечь этих людей. И не соваться с нелепыми советами к другим.

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru