(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Говорящая ворона

Рубрика: (Хобби, семья, здоровье) | Автор: moderator | Дата: 25-06-2014

Метки: , , , , ,

Мы идём на прогулку. Сначала надо идти налево, потом прямо. И — далее по тропинке, не особенно заморачиваясь её поворотами. Идём втроём. Я, моя спутница жена и яркая, в боевой раскраске, ворона. Точнее — ворон, поскольку он черный и очень умный.

Первой заговаривает жена. Она долго рассказывает о каком-то мальчике из своей прошлой жизни. Я внимательно слушаю. Слушает и ворона (или ворон, это не имеет значения, поскольку мы зовём её вороной). Она сидит на моём плече и покачивается. Ей лень летать. Ей не хочется говорить. Она просто сидит и слушает.

Когда рассказ жены подходит к концу, вступаю я. Тоже что-то не особенно значительное. Кажется рассказ о какой-то истории, приключившейся со мною много лет назад. И, как обычно, без конца. Я забываю о том, с чего начал. И в конце бестолково умолкаю.

Потом наступает очередь вороны. Она смотрит на меня и говорит — «кар». И участливо умолкает, поскольку осознаёт, что мы её речи не понимаем. Потом ещё раз — «кар». Проверка — понимаем ли на этот раз. Нет, не понимаем. Ну, и ладно. Хватит на сегодня.

Это продолжается несколько дней. Потом вороне надоедают наши походы. И она улетает. Но спустя некоторое время возвращается. И снова говорит — «кар». И смотрит, не добавилось ли в наши головы понимания её рассказов. Не добавилось? Она улетает. И прилетает снова — когда по её мнению в наших головах должно просветлеть. Но не светлеет. И ворона разочарованно улетает.

Она улетает, а я начинаю думать. Что удерживает ворону (или ворона) возле нас? И почему она не чувствует опасности, исходящей от людей? От всех же людей что-то, да исходит? И какого понимания она от нас ждёт? И ждёт ли, либо это ожидание — плод моих фантазий?

Размышлений оказывается много — гораздо больше, чем можно подумать. Честно говоря, нас поразило твердое убеждение вороны (или ворона) в том, что мы достаточно безопасны. Эта ворона (в смысле — этот ворон)  просто прилетела и начала с нами общаться. То есть мы думаем, что просто. А на самом деле что-то произошло необычное. Мы стали похожими на ворон. Или наоборот, ворона стала похожа на… людей.

Каким-то образом она выделила нас среди множества особей, живущих рядом с нею. И наделила нас пониманием своей немудрёной речи. Ворона-то, оказывается, говорит. И говорит вполне вразумительно. Но мы не понимаем её речей. Мы просто внимательно вслушиваемся, ищем смысл и… не понимаем. Вот ведь незадача.

Таких житейских ситуаций у нас раньше не было. Нас не выделяли вороны, чтобы что-то рассказать. И не сближались — поскольку мы даже по неосторожности могли что-то такое выкинуть. Почему же это произошло именно сегодня? Да кто его знает. Возможно, мы слегка постарели. Возможно, стали лучше понимать животных. Или нам кажется, что стали лучше их понимать. Во всяком случае, нам кажется, что понимаем, но на деле оказывается, что ничего подобного. Что это понимание лишь иллюзия, лишь мечта о том, что мы что-то понимаем.

Во всяком случае, мы пока живем в этом немом мирке, когда элементарные слова проходят мимо. И смысл-то этих слов, возможно, вполне понятен любому живому существу. А мы ждём от животного какого-то глубокого смысла. А там — живу, не парюсь и вас к тому же призываю. Или ещё проще — просто пою. И — точка.

Но нам кажется, что в песне вороны есть смысл. И он достаточно глубок — поскольку птица смотрит на нас немигающим взглядом. И во взгляде этом должно быть полно идей.

Впрочем, возможна и другая история. Возможно, птица просто привыкла к тому, что мы ежедневно гуляем по парку. Привыкла и прилетела. И стала гулять вместе с нами. Понемногу, потихоньку. А там, глядишь, и всё выстроилось. И нам сейчас кажется, что в словах птицы есть какой-то смысл. А она просто щебечет. И ничего от своего щебетания не ждёт.

Возможно и то, и другое. Мы не избалованы вниманием птиц — как не избалованы вниманием других зверей. Давно вроде бы пора обзавестись своей животиной. Но мы не можем. Не можем побороть себя. Обзавестись животным — это значит, что мы берем на себя ответственность за его содержание. А какая может быть ответственность, когда мы не знаем, что с нами будет с самими? И сколько нам остаётся ещё жить?

Это всё отговорки. Жить нам ещё (надеюсь) долго. Во всяком случае, дольше, чем любому животному. Кошка или собака проживут намного меньше. И будут всю жизнь счастливы — потому что мы уже знаем, каково быть несчастными. Нет, отныне только так — живёшь и ждёшь от жизни только счастья. А несчастье придёт само, если ему будет суждено.

Возможно, эта ворона и есть то существо, которое… Нет, не оно. Точно говорю — не оно. Сегодня этой вороны нет. И вчера не было. И позавчера. Она будет… завтра? Может быть. Но уверенности в этом нет никакой. И прилетает она ненадолго. Мы уходим — птица улетает. Или пасет всех, кто гуляет по парку. И общается со всеми. Кто-то, возможно, её и понимает. Здесь к воронам отношение лучше, чем у нас. Здесь они такие же участники общения, как, скажем, собаки и кошки.

Ворону кто-то понимает, но она, тем не менее, прилетает к нам. И добивается нашего понимания, хотя чьё-то понимание ей, возможно, дороже. Мы не знаем ничего. Совершенно ничего.

Ладно, давайте всё по порядку. Нет никакой вороны. Нет и не было. Мы с женой остаёмся одни. Мы ждём обычного интереса со стороны животных — точно такого же, какой проявляем и мы к ним. Этот интерес должен проявиться обязательно. Мы верим в это. Мы этого ждём.

Находясь в надежде, что что-то изменится, мы проводим свои дни в поисках. Мы ждём этих встреч. Мы их представляем. И говорим об этом достаточно часто, чтобы думать об этих встречах.

Рано или поздно что-то такое непременно произойдёт. И мы будем гулять втроём. Вокруг нас образуется целое облако участия. Нас будут любить. И мы будем любить — как никого ещё не любили, ни до, ни после. Это — мечта, пока неосуществимая. Но дайте срок, дайте срок… И всё непременно получится. Обязательно получится. Если сильно захотеть.

Мы снова идём гулять. И я говорю жене — ты подумай, мы её до сих пор не понимаем. И жена со мною соглашается, хотя никакой вороны и нет. Она согласна со мною, потому что сама мечтает об этом. И мы идём по парковой дорожке. И нам хорошо, потому что втроём жить намного лучше, чем вдвоём. А нас уже не двое. Нас трое. Я, моя, повторяю, жена. И мечта о птице, которая с нами заговорит. Непременно заговорит, я в это верю.

Ну, а пока этого не произошло, жена рассказывает мне о каком-то мальчике. И я внимательно её слушаю. А потом начинаю свой рассказ я. И на этот раз продвигаюсь дальше, чем обычно. Но всё же теряю нить разговора и стыдливо умолкаю.

Мы молчим. Мы просто идём. Мы думаем о ней.

Птичьи заметки

Рубрика: (Хобби, семья, здоровье) | Автор: moderator | Дата: 28-05-2014

Метки: , , , , ,

Птица молчит. Она молчит, несмотря на то, что я давно жду её песни. Я стою и жду. А она — молчит… И вдруг она запела. Да так запела, что нет никакой возможности описать её песню. И я жду окончания. Когда она кончит, то тут же улетит. И все надо будет начинать сначала — искать эту птицу, ждать, когда она запоёт. И прицеливаться камерой, чтобы её удивительная песня осталась на плёнке.

Птица отпела и улетела. И я отправился дальше. Какие ещё открытия ждут меня на парковой дорожке? И что за песнями этих птиц стоит? Лишь инстинкт или что-то большее? Вопросов скапливается миллион. И ответов пока нет. И я иду дальше — в надежде подыскать нужные ответы.

Эта история имеет место едва ли ни ежедневно. Птиц мы с супругой ищем постоянно. Она больше, я — меньше. Но втянулся. И сейчас о птицах знаю гораздо больше, чем знал о них совсем недавно. Это же общеизвестно — хочешь узнать о птицах что-то дополнительное, ищешь о них информацию, узнаёшь. И в результате становишься почти «профессором кислых щей». В смысле — доктором по птицам. Ну, или не совсем доктором. Это неважно. Главное — узнаёшь.

Мы идём по парковой дорожке и смотрим вверх. Мы разыскиваем птиц. Мы вслушиваемся в их песни, всматриваемся в их поведение. Птицы живут. Они отдыхают. Охотятся. Спят. Они проживают свою жизнь прямо у нас на глазах. Это раньше я смотрел на птиц, как на какие-то чудесные добавления к природе. Сейчас всё иначе. Я знаю, что хозяева здесь, в этом парке, они. Они и есть — сама природа.

Мы идём неспешно, раздвигая ногами опавшую листву. Вообще, это происходит нечасто. Листву здесь вовремя убирают. Вечером нападало — утром ничего нет. И так каждый день. Лишь во времена высокой жары, когда нет дождей, земля высыхает. И деревья сбрасывают листву, чтобы обезопасить себя от зноя. Я понимаю это. Но все же старый пережиток даёт о себе знать. Листва сбрасывается во время похолоданий. Это почти не обсуждается, хотя здесь похолоданий не бывает.

Здесь не бывает не только похолоданий. Здесь не бывает великой суши. Здесь не бывает постоянных дождей. Здесь не бывает ничего, что выводит из равновесия природу. Лишь иногда — раз в шестьдесят лет или в сто. Надвигается черная туча. И начинается дождь, который завершается через две недели. И всё топит — и кусты, и парковые дорожки… Нет, парковые дорожки остаются нетронутыми. Чтобы природа уничтожила своё творение, нужно чтобы случилось что-то необыкновенное. Мы такого ещё не видели. И, наверное, вряд ли увидим. Великое ненастье было совсем недавно — в 2011 году. Мы его почти не заметили.

Мы не заметили много перемен. Мы попросту не знали, как оно бывает. Увидели огромное море воды. Думали, оно так и в обычной жизни. Ан нет — ничего подобного. В обычной жизни на месте воды дороги и дома. Жилой комплекс, затопленный в этот раз. А мы думали, что все благополучно. И что небольшое наводнение, которое с виду и не наводнение вовсе, никому не мешает…

Стоп, стоп! Птица… Её зовут «коэль». Так она кричит — «гоэль, гоэль». Отсюда и название. А по сути — кукушка. Подкладывает свои яйца в чужие гнёзда. При этом летает вокруг и поёт. Удивительное создание… Кукушка сидит на ветке. Самец и рядом самочка. Самец черный с красными рубиновыми глазами. Самочка обычная, пестрая. Но глаза тоже красные. Заснимем эту прелесть. Но птицы тут же снимаются с места — как только мы наводим на них камеру.

Это происходит всегда. Птицы относятся к нашей камере, как к оружию. Только прицелишься, чтобы снять их — как они улетают. Причем, все — даже те птицы, что не обращают на нас особого внимания. Только цапли терпят. Да и то, лишь издалека. Чуть приблизишься, как они улетают. Отдалятся на небольшое расстояние и снова присаживаются. Так и охотимся — без угроз живой жизни и без трофеев. Это наш выбор.

Собственно, выбор этот не особенно велик. Снимать птиц — это тебе не охотится на них по-настоящему. Не нужно подыскивать способа сохранить тушку. Не нужно разделывать добычу. Много чего не нужно. Но главное не в этом. Главное — мы живем вместе с ними. Мы не охотники вовсе. Мы — сожители, соседи по освоенной нише. Мы живем здесь, а птицы — здесь. И наши миры не пересекаются.

Они не пересекаются ни на йоту. Мир пищевой и мир обитания — мир жизни. И мы уважаем их мир. А они уважают наш. И мы живем, не особенно вникая в их жизнь. А они — не вникают в нашу. У них своя жизнь. И нам надо к этому привыкнуть. Не всегда получается. Бывает и так, что из-за каких-то незначительных на наш взгляд причин этот мир, в буквальном смысле, умирает.

Вот пример. Новый год. Шумный ночной праздник. В небо выстреливаются сотни и сотни фейерверков. Город шумит. Город отмечает свой главный праздник… А утром оказалось, что птицы не пережили ночных гуляний. Большая их часть снялась и улетела. Меньшая часть попросту… притаилась. Назовем это так, чтобы не говорить о худшем варианте. Пусть — притаилась. Мир птиц явно изменился.

Это лишь одна часть нашего взаимодействия. А этих частей великое множество. Преимуществом жизни с птицами считается особое к ним отношение. Мол, местные жители почитают птиц, относятся к ним доброжелательно. Но на деле не так. Мелких желтых птиц (амадины?) местные используют в качестве пленников. Их отлавливают в больших количествах и продают другим, чтобы те, в свою очередь, их отпустили. При этом говорится — «сохраняйте карму, отпускайте птиц». А что творится с кармой тех, кто их отлавливает, не поясняется.

Мы продолжаем прогулку. Парковая прохлада постепенно улетучивается. Наступает зной. Жесткий, неумолимый, сильный. И птицы потихоньку успокаиваются. Днём птиц мало — они прячутся от жары. И тоже ждут дождя. А дождя все нет.

Птицы прячутся от зноя. Спят? Да, возможно. Или просто не поют. Ищут еду, охаживают свои заросли, прячутся от хищников… Кстати, хищных птиц здесь мало. Меньше, чем можно подумать. Одна птица на тысячи и тысячи обычных птиц. Мне даже удивительно — как они уживаются? Одни прячутся, другие за ними, первыми, охотятся. И живут при этом вместе. Оказалось, всё очень просто. Как только появляется в стае заболевшая птица, так появляется и охотник. Но с другой стороны, голубь с подраненными крыльями, за которым мы наблюдаем, живет здесь уже полтора года. Ему помогают люди — подкармливают, ухаживают. И голубь потихоньку летает, борется со своим недугом. Крылья у него срослись, но неправильно. И он от этого мучается… Но — живет.

Пора нам уходить. Снятого вполне хватит на небольшой видеоролик. Мы прячем камеру. И в этот момент происходит то, ради чего не стоило её прятать. Взлетает «синяя птица» — сизоворонка. Она торжественно расправляет свои удивительные крылья. И мир блекнет… Доставать камеру бесполезно. Мы просто смотрим на неё. Просто — смотрим.

Парк и лес

Рубрика: (Хобби, семья, здоровье) | Автор: moderator | Дата: 23-01-2014

Метки: , , , , ,

У парка есть одно несущественное преимущество. Он обладает четкой, продуманной планировкой пространства. То есть маршрут для прогулки по нему можно легко спланировать. И больше никаких преимуществ, вроде, и нет.

Парковая дорожка – хороший, удобный прогулочный путь. Хоть каждый день по ней гуляй. По лесной же тропинке ходить совсем другое дело… Хотя, если честно, одно и то же. Только парковая дорога более предсказуема. И хоть мы не рекорды собираемся на ней ставить, все-таки одно важное преимущество для нас на лицо.

Давайте разберемся — чем же парковый променад лучше лесной тропинки? Вот рядом с моим домом расположен дикий лесной массив. И в нём есть одна тропа, другая. Десятки троп. И даже сотня — если главным критерием ставить количество прогулочных дорог. А в парке – всего одна главная дорожка. Та, по которой гуляют все или большинство. Ну, или две — вперёд и назад. Туда и обратно.

На парковой дороге, как правило, есть организованный сервис — служба обеспечения прогулок. Если в плохую погоду дорожку заливает, то в парк выйдет работник, усилиями которого наводнение будет предотвращёно. Ну, либо он частично устранит его последствия. Либо не устранит, но будет делать вид. А нам от его усилий станет только хуже. В лесу же никаких условностей нет. Если льёт, как из ведра — значит, льёт. Лесная тропа – дело нам неподвластное,  непредсказуемое. Ежели заливает, значит — заливает. Есть желание — дождись смены погоды, и будет тебе счастье.

Что ещё? По парковой дорожке можно гулять в приличной обуви. По лесной тропинке в такой обуви пойдешь исключительно в хорошую погоду. То есть парковую дорожку можно «месить» в обуви от «Гуччи». А лесную тропу — лишь в торжественные моменты. То есть тогда, когда «Гуччи» становятся старыми и их можно свободно калечить, гуляя по лесу. Правда, «Гуччи» у меня нет. Поэтому говорить, в общем-то, не о чем… Больше, хоть убей, разницы не вижу. И в дождь, и в сушь, и в хорошую погоду, и в плохую — все едино. Что по парку, что по лесу. Прогулка она везде — прогулка.

Но в то же время я различаю — лес и парк. И вы различаете. И все различают. И гуляя по парку и по лесу, видят эти различия. Главное, что прогулка по парку хороша в своё время, а по лесу — в своё. Они не антиподы. Они — одинаковы по сути.

Размышляя над этими простыми несуразицами, я прогуливаюсь по лесу. И прихожу к выводу, что разницы, действительно, нет. Или — почти нет, когда погода хорошая, а под ногами сухо. А когда под ногами мокро — плохо в обоих случаях. Я в том смысле, что когда на душе не все хорошо и сам с собой не в ладу, любая прогулка не получится особенно удачной. Это тоже понятная аксиома, не требующая доказательств.

Сегодня у меня прогулка по лесу. И вчера была по лесу. И завтра будет по лесу. А в выходной день, я выбираюсь в парк. Два дня в неделю — в субботу и в воскресенье. Сначала по одному парку, потом — по другому. В субботу по парку большому и дремучему, почти лесопарку, а в воскресенье — по маленькому и современному. Но все равно — это парки. С моим лесом никакого сравнения.

По лесу прогулка получается витиеватой, избыточной и не всегда предсказуемой. Вчера, помнится, я вышел к опушке и задержался у ельника. А завтра, возможно, выйду к другой опушке. Сегодня же… не знаю, куда выйду. Каждый день — новый путь. Куда кривая заведёт.

А по парку? Пойду в одну сторону — выйду ко входу. Пойду в другую сторону — тоже выйду ко входу. Это единственный возможный и совершенно одинаковый путь. Но, если задуматься, и по лесу, как ни иду, все выхожу к домашнему теплу. В любую сторону, как ни крути, всегда выходишь к тому, к чему хочешь. Дорога она везде — дорога.

Что у нас на очереди? Ах, да, размышления… Когда гуляю, размышляю над тем, над чем другие не размышляют. Хотя, откуда я знаю, над чем они, другие, размышляют во время прогулок по лесу (и, тем более, по парку)? Может, тоже думают о домашнем уюте (а я думаю сейчас именно о нём). Или о чём-то другом. Короче, не разберешься.

Но есть в этих размышлениях одна особенность. Эти «прогулочные» размышления всегда относятся к тому, о чем не думаешь, когда находишься в других ситуация. В том смысле, что в лесу я размышляю о том, о чем не размышляю больше никогда и нигде. И в парке также. Просто только в лесу такие мысли в голову и приходят.

Размышления эти всегда кажутся пустяковыми и никчемными. У меня в последнее время все размышления никчемные — судя по собственным ощущениям. Надо бы размышлять о чем-то значительном, а я все думаю о всякой чепухе. О чем только ни думаю, а все получается о разной ерунде. Вот такая, понимаешь ли…

И что у нас на часах? Ага, ещё пятнадцать минут осталось. Тогда пройдемся по медицине. С медицинской точки зрения эти прогулки — божья благодать. В смысле, очень хорошо, что я гуляю каждый день, не обращая внимания на собственные недуги. И даже не недуги — так, пустяки. Но все же надо признать, что часть здоровья к пятидесяти годам (мне уже не пятьдесят, а — пятьдесят три) растрачена. И о недугах можно говорить, не особенно уворачиваясь. Особых недугов, кстати, и нет. Так, ерунда, легкий диабет (не инсулинозависимый, и ладно). Ну, и ещё с десяток заболеваний, о которых и говорить не хочется.

Но я не унываю. Нет, что вы! Наоборот, радуюсь, что… пока не помер? Нет, нет, что вы! Не помер — это ещё не диагноз. Главное, что могу говорить и двигаться. И могу что-то задержать в голове, чтобы потом этим чем-то поделиться.

Сколько еще осталось времени? Ещё чуть-чуть. Ещё немного. Поговорим о самих прогулках.  Ведь сами прогулки — это путь от и до. От усталости к усталости. От отдыха к отдыху. От наблюдения к наблюдению. Как сама жизнь. Вроде бы и надо всего пройти полчаса. И на часах остается пять минут. И через пять минут все завершится.

Очень хорошая идея — гулять по лесу, равно как и по парку, в размеренном режиме, словно и не напрягает тебя ничего, словно ты живёшь по часам, как современный и независимый человек. Собственно, пришла эта идея в голову моей жене. И мне, конечно, тоже — после неё. Я сразу понял, что прогулки эти мне не повредят. И даже, наоборот, будут мне помогать — если я не стану особо настаивать на размышлениях, не буду обуславливать себя избыточными планами… О, время вышло!

Все, привет. Занимаюсь другими делами. И все эти заботы о прогулках — к черту. О них могу сказать следующее. У парка есть одно несущественное преимущество. Он обладает четкой планировкой. Об остальном поговорим в следующий раз.

Время гулять

Рубрика: (Хобби, семья, здоровье) | Автор: moderator | Дата: 25-02-2013

Метки: , , ,

Вы часто гуляете? Находите время в напряжённом рабочем графике? И где прогуливаетесь? И чем это время занимаете? Гуляете в одиночестве или в компании? О чём беседуете, если гуляете вдвоём?

Слишком много вопросов (к тому же несколько глуповатых). Дело в том, что я стараюсь гулять регулярно, каждый божий день. Но получается не особенно. Частенько остаюсь дома, пожертвовав прогулкой в пользу работы. Недавно задумался — правильно ли поступаю. По каким-то причинам фигура моя вдруг стала непропорциональной. В одном месте выросло, в другом уменьшилось. А должно быть наоборот. Уж не в прогулках ли дело?

Гулять надо обязательно. Успокоение взвинченных нервов, свежий воздух, работа ослабшим ногам и всё такое. Правда, я человек курящий, поэтому со свежим воздухом возникает некоторое, скажем так, несоответствие. Ну, а польза движения очевидна, и какие-либо доказательства здесь ни к чему.

Специалисты в области медицины настоятельно советуют регулярно заниматься спортом. Не специалисты (вроде меня) убеждены, что неспешная ходьба — тоже спорт. Не особенно утомительный, но более приятный, чем бег трусцой через толпу прохожих.

Получив столько доводов «за», я удивляюсь — почему же не гуляю каждый день, да ещё часа по три-четыре? Почему остаюсь дома, уваливаясь на диван с книжкой в руках? По какой причине приравниваю к оздоровительной прогулке спорадические выходы на холодный балкон с сигареткой во рту? Что со мною случилось? Откуда эта лень?

Думаю, подобные проблемы достают многих из нас. Нет, конечно, на работу мы ходим. И тот же самый путь проделываем и домой. Но разве это прогулка? Это, скорее, марш-бросок. Суетливое перемещение из пункта «а» в пункт «б».

Настоящая прогулка — это выходные. Когда никуда не нужно спешить. Когда есть время пройтись по заснеженной парковой дорожке. Когда возникает смутное желание посмотреть на замёрзший парковый пруд. Понаблюдать за мальчишками, катающимися с ледяной горки. И так далее.

Вот в этот момент, в завершение выходного дня, и надо гулять. И по утрам, конечно, когда воздух особенно свеж, а небо окрашено розовыми всполохами восходящего солнца.

Прогулка, действительно, самый доступный способ оздоровления. Она полезна всем — даже безнадёжным аллергикам и людям особо тучным. Шаг за шагом, и постепенно отступают все болезни. Даже те, которые кажутся непобедимыми. И цветущая календула уже не вызывает жжения в глазах. И вес потихоньку приходит в норму.

А ещё прогулка — лучшее время для размышлений. Я свою лень обманываю именно таким образом — говорю себе, что надо пройтись и подумать. Прогулка превращается в необременительный вид работы. А супротив работы не попрёшь. Надо — значит, надо. Хочешь или нет.

Есть несколько действенных способов превратить вечернюю прогулку в занятие обязательное. Первый, наиболее очевидный — проявить волю. Есть же у нас воля? И сила есть. Следовательно, где-то должна обнаружиться и сила воли.

Запишем прогулку в рабочий план дня. Не выходного — там этот пункт должен быть в любом случае. Но гулять нужно ежедневно, даже в самые загруженные трудами дни. Так вот — запишем прогулку в план дня, выделим для неё не менее двух часов (меньше бесполезно). И укажем в плане тему для размышлений. Очень приблизительно. Например — «подумать о смысле жизни». Или — «вообразить себя Бредом Питом». Или — «задуматься о том, чем велосипед, о котором я не мечтаю вовсе, лучше «Лексуса», который мне никогда не купить, обмечтайся я о нём хоть в доску». Эти смешные планы призваны пробудить нашу дремлющую совесть. Надо, надо гулять. А ты — сидишь за письменным столом, словно престарелый овощ.

Ещё один эффективный способ — прогулка вдвоём. Так уж сложилось, что мы с супругой никогда не расстаёмся. Вместе ходим по магазинам. Вместе работаем. Вместе прогуливаемся. Если я откажусь от прогулки, откажется и она. А как я могу отказаться — ей же надо гулять? Ход мыслей Юли точно такой же. Ей тоже, бывает, не хочется гулять. Но если не пойдёт на улицу она, не пойду и я. В результате невинная лень оборачивается преступлением против человечности. Гулять-то, повторяю, надо. А мы — препятствуем друг другу, хотя, на самом деле, стремимся способствовать.

Очень хороший способ заставить себя гулять — обзавестись собакой. Любимое животное (а собака не может быть нелюбимой, если я сам — человек) остро нуждается в регулярных прогулках. Причем, дважды в день — утром и вечером. Значит, в прогулках нуждаемся и мы, владельцы своих собак. Мы выгуливаем собаку — она выгуливает нас. Проигравших в этом соревновании обоюдной дрессуры не бывает.

Помимо этих простых способов заставить себя гулять есть и другие, не столь очевидные. Мой отец, которого нет в живых уже двадцать лет, выходил из дома каждый вечер, чтобы «проверить огород». Огородом он называл ближайший лесок, в котором по осени собирал грибы. Как только сходил снег, на этой полянке пробивались первые зелёные росточки. Потом — цветы. Потом — лесные ягоды. Осенью — грибы. Зимой там не было ничего, кроме сугробов снега. Но отец ходил на свой «огород» и зимой. Думаю, он представлял себе, как под снегом зимуют черника и морошка.

Было у него и другое любимое направление — прогулки к гаражу. Дело в том, что у отца был автомобиль, на котором он почти не ездил. Машина стояла в гараже, занимая секцию гаражного комплекса. И отец трижды в неделю посещал гараж — чтобы очистить подъезд к воротам от снега. Или чтобы пообщаться с соседями по гаражу. Или чтобы отремонтировать автомобиль, в котором ничего и никогда не ломалось, поскольку машина стояла в бездействии на колодках. То есть дело находилось всегда. И отец не только прогуливался к гаражу, преодолевая такое же расстояние, как и к своему «огороду», но ещё и помахивал снежной лопатой, брал в руки метлу или находил время выпить с приятелями «по маленькой» — как он говорил, «с устатку».

Женщины устроены иначе. Моя мама и её подруги прогуливались по другим основаниям. Они посещали магазины. Заходили в промтоварный, затем — в продуктовый. Подолгу беседовали со знакомыми, обсуждая увиденные товары и цены на них. Иногда возвращались по прогулочному маршруту, чтобы ещё раз взглянуть на товар. Иногда покупали то, что понравилось. И по дороге домой размышляли о том, стоило ли так тратиться.

Причин для прогулки можно отыскать миллион. В любом случае это будет самообман, иллюзия истинной причины. А истина заключается в том, что мы — дети природы. И легкий вечерний воздух, синее небо над головой, закатное солнышко нам  жизненно необходимы. И совершенно необходима физическая усталость — в довесок к усталости умственной.

Жизнь такая удивительная штука… Пойдём, погуляем?

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru