(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Почеркушки на первом и втором плане

Рубрика: (Человек пишущий, Я среди людей и люди вокруг меня) | Автор: moderator | Дата: 13-08-2014

Метки: , , , ,

Получилось так, что главной особенностью всей этой истории стали почеркушки. Не планирование на доске, не какие-то витиеватости, а — обычные росчерки пером в случайных записных книжках. Все забылось, а это — осталось.

Я не знаю, хорошо это или плохо, но почеркушки у меня есть. Они есть даже тогда, когда ничего другое не помогает. Когда планирование стопорится, когда плавает стратегический запас идей. Когда тормозит вполне законченная и вполне стройная система, которая регулирует мою работу. Система тормозит, а почеркушки — нет.

В чём тут смысл? В том, что почеркушки тесно связаны с какими-то тайными причинами, регулирующими мою работу? Понятия не имею. Но мне легче нарисовать что-нибудь и что-нибудь написать, чем расписывать свои планы. При этом почеркушки совсем не связаны с моей работой. Скорее, наоборот — они никак с ней не связаны. И живут себе спокойно, не диктуя никаких ценностей. Они попросту существует. И — точка.

Существование почеркушек весьма любопытно. В частности, любопытно, что именно я рисую и что пишу, когда раздумываю над очередной статьёй. Что делается в моей голове, которая в этот момент думает о каких-то отвлечённых вещах? Это великая загадка для меня самого (ибо я не думаю в эти моменты ни о чём таком, о чем мог бы спокойно рассказать).

Во-первых, начиная любую работу, я готовлюсь к ней. То есть готовлю свежий блокнот и ручку. Это должно быть постоянно передо мной. Блокнот, в котором количество страниц достаточно для рисования и письма. И ручка, которая в нужный момент не откажет. Дело, в общем-то, несложное. И совсем не хлопотное. Но всё же я к этому процессу готовлюсь.

Во-вторых, нужны идеи, которые заставят меня рисовать и писать. Обычные и необычные, витиеватые и простые — любые, какие только приходят в голову. И все эти идеи устаканиваются в стройную систему, которую мне совсем не хочется обозначать. Но я её обозначу как некую систему ценностей и систему рабочих приёмов. То есть мне в голову приходит идея написать, скажем, эту статью. И я (в голове, не явно) выстраиваю из неё общую систему, у которой есть название. А именно — «каким образом я пишу свои почеркушки». Этого уже достаточно, чтобы начать работу.

В-третьих, необходимо свободное время. И место для почеркушек. Я использую рабочее время, то, которое у меня есть. А место — у компьютера, рядом с которым находится блокнот и ручка. Точное время работы с блокнотом я не указываю. Случается и так, что я вовсе не беру его в руки. Но редко, чаще всё-таки беру. И черкаю в нём направо и налево. И получаются такие шедевры, что сразу и не расскажешь.

Вот, к примеру, почеркушки вчерашнего дня. Они начинаются с записи — нечеткой, очень путанной. Я даже разобрать её не могу. Что-то о времени, которое я описывал. Но не точно — разобраться очень сложно. Эта надпись увенчана узором. Это рукописный узор, изображающий (мама дорогая!) какую-то змею. Точнее, узор с её… спины? Да, возможно. Это узор со спины змеи, злобного и очень гадкого существа. Хотя, с другой стороны, чем же оно так меня раздражает? Тем, что это змея? И что ей тоже надо что-то кушать? И потому её спина украшена зловещим узором? Какая чепуха. Это просто узор со спины, и всё. Даже, возможно, не змеи, а автомобильной шины. Короче, здесь я ещё окончательно не утвердился.

Этот рисунок вписан в неверный круг. Зачем здесь круг? Понятия не имею. Но по его краям обозначены имена. «Сергей», а потом почему-то «Светлана». Помню, Светлана оказала на меня особое влияние — как сокращение русскоязычного «СВЕТ ЛАмпочки НАкаливания». Хотя по другим источникам, имя Светлана впервые возникло в русской литературе в начале 19 века. Не помню, где я это вычитал, но имени Светлана в святцах вроде бы нет. Но каким-то образом всё это связано с той статьёй, что я писал вчера.

Честно говоря, все надписи могут быть связаны с той или иной статьёй. И все могут не иметь с ней никакой связи. Дело вовсе не в содержании надписей. Дело вовсе не форме рисунков (а я рисовальщик ещё тот). Это никоим образом не влияет на сами статьи, я знаю это точно. Но что именно влияет, я сказать не могу. Это невозможно, немыслимо — даже если в рисунке будет изображено что-то компьютерное. Смысла рисунка всё равно не понять. Если только ни вспомнить, о чём таком размышлял в этот момент.

Но размышления-то как раз и не нужны. А нужны — одни лишь почеркушки. И то, ради чего они затеяны. Освобождение разума — если выражаться тонко. Его полное раскрепощение ради главной идеи — написать толковый текст.

Я только что изобразил момент самих почеркушек. Надписи, рисунки — всё это не имеет смысла. Но при этом в них заключается великий смысл. Почеркушки — способ мыслить, возможность забраться в любую, самую тёмную комнату, какая только возможна вообще. И при этом они не связаны с изложением материала, то есть с содержанием конкретной вашей работы. То есть — вообще, никак, никоим образом. Просто есть сам материал, и есть почеркушки. Они существуют раздельно. И в остальном их объяснить довольно сложно. Существуют и — точка.

Этот момент принципиально важен. Почему — я не знаю. Возможно, здесь сокрыта некая тайна. Допустим, мне думается о змеях (!) в тот момент, когда надо думать о статье. И я спокойно беру в руки ручку. И рисую в почеркушках спину змеи — с тем предчувствием, что мне откроется сама суть проблемы… Видите, как всё шатко? Я и говорю — шатко. И продолжаю свои упражнения с почеркушками, ни на что не надеясь и ни к чему никого не призывая.

Мне кажется, что почеркушки — главное открытие этого года. Или даже двух последних лет. Написав о них раз или два, я забросил эти описания. И стал работать с самими почеркушками. И оказалось, что в них содержится больше смысла, чем я описал. Дело в том, что описывать технологию и работать с ней — вовсе не одно и то же. И что содержательная часть почеркушек (здесь я оказался прав) не имеет ровно никакого значения. Когда рука моя черкает в записной книжке, голова решает поставленную задачу. Когда рисунок прекращается, я берусь за работу. И когда она завершена, от рисунка не остаётся и намёка. По-моему, гениально.

Как бы там ни было, но записная книжка и ручка — единственные инструменты, которые я готовлю специально, каждый день. Всё остальное готово и без этого. Компьютер, клавиатура, мышка — всё это находится под руками. Программы (две или три), текстовый редактор — всё ждёт меня, всё готово к моим действиям. И только выбиваются почеркушки. Им нужен специальный подход. Им нужна моя готовность взять в руки ручку и, в размышлениях, начертить на страничке какие-нибудь каракули.

И всё это без особого смысла, ибо смысл заключён в статье. Которая должна быть сейчас написана и не пишется вообще. Пока я не нарисую в записной книжке эту штуку.

Записные книжки для любителя дневников

Рубрика: (Человек пишущий) | Автор: moderator | Дата: 06-08-2014

Метки: , , , , ,

Простая записная книжка отличается от непростой не только формой, но и содержанием. У простой книжки все сделано с расчётом на то, что эту книжку быстро купят. Тонкая обложка, листы, сшитые самыми обычными стежками. Либо она склеенная, что встречается намного чаще. И никакой фантазии.

Другое дело — записная книжка, сделанная хорошо. У этой книжки всё отлично. Продумана каждая деталь. И всё ориентировано на то, что эту книжку будут использовать до последнего. И уж точно не продадут. Две книжки, и такая разная судьба. Я предпочитаю записные книжки второго типа. Но постоянно пользуюсь книжками первого типа. Тут уж ничего не помогает.

Если сказать точнее, то получится следующее. Я использую хорошие записные книжки для ведения дневника. И какие попало — для почеркушек. Для других дел мне книжки не нужны. А если были бы нужны, то принцип их выбора был бы примерно тем же самым. В случае каких-то особо ценных работ я бы выбирал хорошие книжки — большого объёма, качественно сшитые. А для ведения каких-то не особенно важных дел покупал бы самые дешёвые книжки. Лишь бы держали форму, не распадались на отдельные листы. И того достаточно.

Эти размышления о простых и непростых книжках достают меня постоянно. И всякий раз, приступая к выбору книжек, я задаюсь одним вопросом — какие из них мне следует купить. Я никогда не ошибаюсь, поскольку ошибка — дело прошлое. Ошибаются в выборе книжек те люди, что едва приступают к работе. А тут — годы использования… Нет, не годы, десятилетия. И здесь ничего уже не изменишь.

Мои дневники, которые я веду постоянно, длятся с перерывами многие годы. Но — с перерывами, ибо на ведение дневника тоже нужна особая причина. Если у тебя всё по-человечески, ты пишешь дневник. Это нормальная последовательность, в которой нет пропусков. А если ты постоянно ищешь, если ты экспериментируешь, то для дневника остаётся очень мало времени. И я перестаю его вести, чтобы спустя некоторое время, когда всё устроится, взяться за него. И так происходит постоянно.

В общем-то, всё вполне обыкновенно. Есть работа, всё идёт нормально — и ты находишь время для фиксации своих мыслей. Нет — значит, нет. Для дневника нужно пространство, на котором я смогу развернуться. Хотя не всегда это пространство означает, что я буду писать на нём что-то значительное. Как раз значительного и не предвидится. Дневник — это всего лишь дневник. Заметки, которые могут понадобиться в будущем, но, скорее всего, не понадобятся никогда.

Время, проведённое за дневником, считается хорошим временем. Но я не вижу особого смысла вести дневник, если у меня что-то из ежедневных задач завалено. Нет времени на такую работу, я её откладываю. В последнее время откладываю все чаще, хотя вроде бы никаких проблем с работой и нет. Но что-то от дневника отвлекает… Значит, это «что-то» тоже важно. Оно тоже почему-то возникло. И — живёт, хотя, по моему мнению, должно потихоньку сойти на нет. Не сходит — значит, у этого есть причина.

Вообще, в причинах разбираться я не хочу. Надо писать дневник — пишу дневник. Не надо писать — не пишу. Однако есть идея, что писать всё-таки надо. Пусть понемногу — это неважно. Главное — освещать то, ради чего записные книжки и покупаются. То есть — ни дня без строчки… Где-то я это вычитал. Не моя идея. Ну, и ладно.

Записные книжки, которые покупаются для дневников и почеркушек, лежат в сумке. Их довольно большое количество. Записных книжек для дневников сильно меньше — поскольку они сильно дороже. Но и их вид тоже впечатляет. Пять пустых книжек, и все разного вида. Есть книжка с металлическим замком. Есть книжка с ремешком. Есть с обложкой, отделанной под рисунок Ван Гога. Каждая из этих книжек стоит под тысячу рублей. И все они сделаны компанией PaperBlanks.

Выбор компании тоже сопровождается целой историей. Раньше эти записные книжки выпускались и компанией, которая специализируется на Moleskin`ах. Но сейчас Moleskin`ы забыты. Всё внимание отдано именно PaperBlanks`ам. Причина мне не вполне понятна. Просто эти книжки мне нравятся. И — точка. А всё остальное — про линовку или про бумагу — всё это чепуха. Бумага, кстати, у PaperBlanks`а чудесная. Она называется «верже» и представляет собой хорошо линованные (на физическом уровне) листы. Короче, бумага эта — верх бумажной технологии.

Записные книжки для почеркушек выбраны по другим причинам. Это самые дешёвые 100-листные блокноты от компании, представляющей товары ежедневного спроса. Цена этих блокнотов — 10 копеек. Я беру сразу по пять блокнотов, поскольку десять мне не осилить. Нет, надо бы брать именно по десять. В следующий раз возьму. Если снова не задумаюсь об обложке.

У этих блокнотов слабая обложка. Её, по сути, вообще нет. Обычная тонкая бумага. И больше ничего. Но сам блокнот с проклеенными страницами очень хорош. Он просто предназначен для почеркушек. И формат неплохой — как у маленькой записной книжки. И, повторяю, сотня страниц. Хватает надолго.

Эти две ипостаси и приходятся на мои записные книжки. Но есть и третья, которую я не обозначаю. Это маленькая записная книжица, у которой существует собственная профессия. В ней я записываю всё, что приходится держать в голове. Это книжка, предназначенная для записей «по требованию». Я использую её крайне редко, но не в этом дело. Главное, что она у меня есть.

Для этой книжки я подобрал записную книжку, устроенную наподобие Moleskin`а. То есть она устроена следующим образом — странички сшиты, твердая обложка и мягкая ленточка, опоясывающая книжку. Правда, нет карманов на форзаце — это, увы, не предусмотрено. Но мне эти карманы и не нужны. Зато цена этой книжки настолько невелика, что и вспоминать её не стоит. Книжка стоит сплошную чепуху. А выполнена вполне на уровне.

Для её применения есть определённые ограничения. Я могу взять с собой книжку, в которой веду дневник. И, таким образом, не замыкаться на счёт запоминания какой-то информации. Но эти записные книжки я никогда с собой не беру. Они выглядят дорогими. И в буквальном смысле провоцируют людей на кражу — хотя смысла в этих кражах нет никаких. Кому нужна наполовину исписанная записная книжка?

Одним словом, ограничения есть, да только они невелики. Главное — не забыть эту книжицу на столе рядом с компьютером. Она должна быть постоянно при мне. В ней я храню всё самое дорогое — имя, фамилию, отчество, общие данные платёжных карточек, данные паспорта. И кое-какую иную информацию.

Дело в том, что нигде, кроме как в этой записной книжке, этих данных нет. И я их не помню наизусть. И никогда не запомню — до той поры, пока у меня есть эта книжка. Вот вам и ответ на вопрос — какая из записных книжек самая важная.

Ловушка для сомневающихся

Рубрика: (Я среди людей и люди вокруг меня) | Автор: moderator | Дата: 14-05-2014

Метки: , , , ,

О прокрастинации разговоров больше, чем о любой другой штуке, окружающей нас в повседневной жизни. Ну, в самом деле, где разговоры об успехе наших начинаний? Или, наоборот, о неудачах? Нет, это оказывается невостребованной темой. И разговор, как и прежде, идёт о прокрастинации. То есть обо всех мелочах, мешающих работе.

В чем дело? Что с нами происходит — раз мы по-прежнему сосредоточены на каких-то мелочах, а не на главном? И что делать в этом случае? Соглашаться на эти мелочи, либо постепенно переходить к главному?

Ответы на эти вопросы кажутся очевидными. Да, разумеется, именно туда и переходить… Куда? Где находится главная цель? Интересно же — куда мы направляем свои усилия. И любопытно вдвойне — почему тратим время на те детали, которым времени не удаляем совсем.

Поговорим о прокрастинации. Эта тема вечная — с той лишь разницей, что разговор пойдёт о тех вещах, о которых обычно не говорят. То есть тема-то вечная, а разговор — необыкновенный. Такая вот складывается ситуация.

Итак — прокрастинация. Уход от сути в сторону, уклонение от главных целей и сосредоточивание на второстепенных, третьесортных задачах. Во время прокрастинации мы делаем вид, что сильно заняты. И, действительно, очень сильно погружаемся во второстепенные задачи — за счёт, разумеется, главных, основных. Мы так сильно погружаемся в них, что основа остаётся маловостребованной или даже невостребованной вовсе. Мы даже устаём, совершая множество непроизводительных усилий. И в конце рабочего дня уверены, что отдали работе все силы. А результата нет. Совсем нет, поскольку мы потратили силы не на то, на что должны были тратить.

У прокрастинации есть весьма существенное оправдание. Это значение второстепенных задач. То есть мы прекрасно знаем, что во время выполнения главной задачи (к которой мы так и не озаботились прикоснуться) есть несущественные трудности. Нужно лишь вовремя сдвинуть акценты. И они, второстепенные наши, становятся первостепенными. А главная задача остается по-прежнему невыполненной.

Прокрастинация, как и лень, требует от человека внимания. Но если лень это попросту уклонение от выполнения, прокрастинация — уклонение вдвойне. Мы не уклоняемся, на деле мы обманываем себя. Мы делаем вид. Мы устаём. Мы напрягаемся. И все это ради ничтожного чувства — усталости от ничего не сделанного. При этом вид этого несделанного оставляет впечатление работы. Что значит — мы ничего не сделали? Вот, сделали это и это. И ещё вот это. Но на деле — ничего.

Итак, говорить о прокрастинации можно долго и напряжённо. Толку от этих разговоров будет примерно столько же, сколько от действий. Говорить-то будем о тех же второстепенных задачах, не играющих особой роли и не выполняющих особых задач. Значит, разговоры о прокрастинации будут сродни самой прокрастинации. Уход идёт по всем фронтам (хотя на деле мы говорим о ней, как о своём враге).

Нужно сделать усилие. Сказать себе чётко — это и это несущественно. А вот это — крайне важно. И мы будем стремиться выполнить главную задачу, не сосредотачиваясь на второстепенном. Но сказать — половина дела. Как выполнить?

Вот примерная ситуация. Допустим, я — работник ЖКХ. И мне поручено сделать уборку территории. Убрать мусор, старые ветки, опавшие листья. Ничего сложного в этой истории нет. Но есть предмет прокрастинации — старый трактор. И я, человек обязательный, должен буду на нём работать, даже несмотря на то, что эта штука не заводится.

Я засучиваю рукава и принимаюсь делать то, чего никогда раньше не делал. Я раскручиваю маховик, стараясь израсходовать время. Я начинаю заводить трактор. Он не заводится — поскольку в баке нет солярки. Солярки нет по объяснимым причинам, но я якобы их не знаю. И продолжаю терзать двигатель трактора на протяжении половины дня. Во вторую половину я занимаюсь другим делом. Ясно, что трактор не работает (и не будет работать). Но есть же присоединяемая техника? Надо присоединить её, допустим, к… чему? Да, вот — к ненужному джипу. Скажем, это старый УАЗ. Существо глубоко трагичное — поскольку топлива нет и у него, и он тоже не заводится. Я знаю об этом. Но продолжаю мучить этот утлый УАЗ. И дело, похоже, ладится. До вечера я — а — не выполнил ни одной поставленной передо мной задачи. И — б — весь день был ужасно занят. Кто придерется ко мне с какими-то претензиями? Какие могут быть претензии к… рабочему человеку?

Задача — убрать мусор — поставлена. Но она не выполнена. И моя роль в прокрастинации попросту неоценима. Я придумал отличную причину уклониться от работы. И отлично от неё на самом деле уклонился. Не один раз, а — дважды. И кто мне за это сделает выговор? Покажите мне этого смелого человека?

Самое любопытное заключается в том, что моё возмущение по большому счёту оправдано. И любой другой человек, возмущённый моей бездеятельностью, будет посрамлён. Я — талантливо прокрастинировал. И уклонился от всего, к чему меня хотели принудить хозяева этой затеи… Только одна остаётся закавыка. Таких людей обычно на работе не держат. Убирают куда-нибудь в начальство? Нет, просто увольняют. Кому такой начальник нужен — постоянно увиливающий от важных дел.

Следует заметить, что прекращение прокрастинации имеет свою трудность. Если полностью разобраться, то получится, что у прокрастинации есть вполне определённая причина. Это — страх. Перед новым. Перед неизвестным. Перед любыми переменами. Избавиться от этого страха непросто, но можно. Надо лишь захотеть.

Мы не знаем, что нас ждёт в течение дня. Сидеть на месте проще, чем что-то делать. Изменив своё отношение к происходящему, мы добьёмся главного — перемен в своих ожиданиях.

Допустим, мы сомневаемся — будет ли хорошо после уборки. Допустим, в этом и заключается наш главный страх — утраты привычной среды. Это и есть причина прокрастинации. Искореняя её, мы делаем основную работу и упраздняем, упрощаем сам процесс. Нам уже не нужно искать то, что портит работу — тот самый трактор. Вместо него мы берем в руки мётлы. И подметаем площадку. Вместо целого дня напрасных ожиданий, нам потребуется полдня обычной работы. Без спешки, без каких-либо усилий. А если поторопиться? Тогда можно успеть сделать своё дело и за половину срока — за два часа.

Впрочем, это уже другая история — планирования рабочего времени. Тоже проблема не пустяковая. Но всё-таки это не прокрастинация. Мы работаем — эффективно или нет. Мы делаем дело, а не увиливаем сознательно. И нам нужно привнести в свою работу организацию труда. Это, согласитесь, несколько иная задача.

Пока же остановимся на том, что лучше работать, чем изображать работу. А о работе поговорим в другой раз.

Планирование семейного бюджета на iPhone

Рубрика: (Больше чем телефон) | Автор: moderator | Дата: 24-03-2014

Метки: , , , ,

Название программы намного короче названия статьи. Программа называется «Купи батон!». Другого названия нет и вряд ли нужно. Программа делает очень простое дело — учитывает наши покупки при визите в продуктовый магазин. И делает это великолепно. Остальное — учёт покупок по категориям, с синхронизацией информации на специальном сайте, оформление iOS 7 и прочее — есть лишь в платной версии программы. Но и бесплатная версия тоже хороша.

Да, наш сегодняшний разговор пойдёт об одной программе — о «Купи батон!». Об её платной и, главное, бесплатной версии. О том, как можно использовать эту программу для экономии личных денег на элементарных покупках. И о том, что такое капитализм. В смысле — что такое секрет экономии на самых противоречивых вещах. То есть на тех, которые мы покупаем ежедневно.

Начать придётся с примера. Утро будничного дня. Мы идём в магазин. В обычный продмаг с навязчивым названием. И покупаем там всякую мелочь — пару батонов, килограмм яблок, сок томатный и, скажем, яйца. А ещё что-нибудь экзотическое. Ну, скажем, килограмм бананов. Или киви. Неважно, чего именно, главное — редко и метко. В смысле достаточно дорого и со смешанным смыслом.

Утвердив список покупок, записав его на бумагу, мы отправляемся в магазин. Приходим в него. И начинаем искать этот список. Ищем в одном кармане. Ищем в другом кармане. Заглядываем в брючные карманы. Проходимся по куртке. Нет списка. Так, стоп — нужно детальное обследование. Мы начинаем искать всерьёз. Ищем в одном кармане. Потом — в другом. Когда все карманы обследованы, мы вспоминаем, что оставили список дома — на тумбочке в прихожей. Ну, да — оставили, чтобы было удобней сунуть его в карман куртки. Да, так и забыли.

Начинаем по новой. Идём в магазин. Проверяем карманы. И находим список — ибо в этот раз мы действуем другим путём. Записываем всё, что наметили сделать, в смартфон. И не паримся по поводу этих записей. Всё будет, как это и полагается, хорошо. Только вот карандаша нет. Нет и списка дополнительных покупок. А ситуация, между тем, складывается так, что дополнительный список вот-вот нарисуется. Есть огромное желание купить, только что именно — неясно. Нужен ли, скажем, антикомариный пузырек — из тех, что вставляются в сетевой модуль питания? Вроде бы нет. Но на улице стоит лето. И комары эту пору очень любят. И цепляются за эти месяцы, словно ждут целый год… А они целый год и ждут. И цепляются к нам именно в эти летние месяцы.

Так, нашли карандаш. Что мы хотели купить? Ах, да — антикомариную насадку… А может, лучше спираль? Ей же не нужна сеть. Ей ничего не нужно — главное, запалить кончик спирали, чтобы он тихо горел. В смысле — дымился. И его влияние будет оказано в течение всего срока задымления. То есть в тот момент, как спираль горит, и в тот момент, когда она гаснет… И ещё несколько моментов, о которых не принято говорить, но они точно есть.

С другой стороны — дым. Спираль дымится. И этот дым не нравится части пользователей. Они от него принимаются чихать. А мы не в курсе, есть ли у нас аллергия на эту штуку. Допустим, нет (узнать в деталях — та ещё проблема). Но, ладно — нет так нет. Но у других-то аллергия очень может быть.

Таким образом мы и действуем до той поры, пока не остановимся на том или ином варианте. И продвигаемся по списку покупок медленно, ошибаясь и допуская неточности — пока окончательно не утвердим всё то, к чему мы стремились. Но сколько же ошибок приходится допускать в этом простом случае? Всего лишь список покупок. И — такие просчёты. А надо бы всего лишь составить список, заполняя его всякий раз и вычёркивая ненужные покупки. Или даже не вычёркивая — в этом-то и есть достоинство программы «Купи батон!». Список покупок там постоянный — во всяком случае, изначально. И нам придётся его корректировать. Либо просто отмечать нужные покупки, составляя свой список приобретения. И отметая всё лишнее — ежедневно, по мере покупки нужных вещей.

Список покупок — очень простой способ упорядочить свою жизнь. Им надо управлять. Его нужно корректировать. И вообще, список покупок должен меняться оперативно — согласно списку желаний. Тогда он становится живым и меняется согласно перечню текущих покупок, каким бы он в результате ни был. Хочется это — вносим в список это. Хочется то — вносим в список то. Список меняется. И мы получаем то, к чему стремимся — без особых затрат и без каких бы то ни было экспериментов.

Этот список — результат нашего стремления к улучшению жизни. Мы не называем его счастьем, ибо счастье у каждого своё. Но об улучшении жизни говорить можно без каких бы то ни было условностей. Действительно, хотим что-то получить — и получаем. С учётом финансовых показателей состоятельности выходит своеобразный график успеха. Именно так.

Возьмемся за семейный бюджет с другой стороны. По большому счёту, он не зависит от курса валют и от других финансовых показателей. Курс валют начинает работать, когда на семейном счету есть деньги. А если их нет — какая разница, сколько стоит курс доллара или, скажем, фунта стерлингов? Самих-то долларов у нас нет?

Так вот — иллюстрацией успеха семейного бюджета становится показатель экономии при мелких затратах. Экономим десять копеек на том, чтобы ежедневно тратиться на батон хлеба — экономим базовые средства. Десять копеек вроде бы небольшая экономия. Но десять там, десять здесь. И получаются рубли. Десятки рублей. Десятки и десятки — за месяц выходит несколько сотен. Вот вам и экономия.

Затраты на основные средства (а именно таковы эти средства и есть) означает то, что на дополнительные расходы средств останется больше. И нам не придётся при этом расходовать деньги, выделенные на покупку пропитания, на компьютеры — если считать расходы на компьютер дополнительными расходами. Это мы подошли к расходованию средств с одного боку — с точки зрения расходов на ежедневные продукты. На еду, за которую вынужден платить любой человек. Но есть же и другие списки расходов. На одежду. На транспорт. На развлечения. Составить списки покупок по этим пунктам — получатся дополнительные списки экономии. И результат станет ещё более впечатляющим. Мы сможем сэкономить больше средств, хотя речь идёт всего лишь о небольших деньгах.

Ну, если я вас не убедил, то можно продолжить. Взять, к примеру, программу для ведения личного бюджета… Но только она не поможет. Я уже пробовал. Пока не добьёшься базового планирования на уровне «ежедневного батона», всё бесполезно. Нужно взять за правило — экономить на самых важных для жизни вещах. И тогда окажется, что мы не так богаты, чтобы не считать по мелочам. Вот в этом и заключается вся проблема.

Визуальное планирование

Рубрика: (Я среди людей и люди вокруг меня) | Автор: moderator | Дата: 05-09-2013

Метки: , , , ,

Что нужно сделать, чтобы всё-таки взяться за планирование своего рабочего дня? Впрочем, с этим-то как раз более-менее ясно. Захочешь трудиться эффективней и зарабатывать больше — рано или поздно придёшь к планированию. А как быть с планами не только на рабочий день, но и на жизнь в целом? То есть на всё время, начиная с утра и заканчивая вечерним отдыхом?

Планирование чрезвычайно полезная и, в общем-то, интересная штука. «В общем-то» — потому что для начала нужно вникнуть в суть самой технологии, осознать приносимую ею пользу, увлечься планированием и сделать его постоянным спутником жизни. На целый день, включая и рабочее время. На всю жизнь, включая выходные и отпускные дни.

Убедить кого-то в захвативших тебя идеях задача не из простых. Но как убедить самого себя? Вот где настоящие трудности… Именно для этой цели — для самоубеждения и утверждения планирования в своей жизни в качестве неотъемлемой её части — и нужна такая любопытная штука, как визуальное планирование. Под этим несколько мудрёным термином я подразумеваю не какой-то план, составленный в виде графической схемы, а использование в планировании рисунков, цветных карточек, листов бумаги, маркерных досок — всего, что на виду, что привлекает наш взгляд.

Методы визуального планирования могут пригодиться не только взрослым. Что такое «распорядок дня школьника»? Планы на предстоящий день, неделю и месяц. Унылая таблица, в которую не хочется заглядывать.

Или — яркая картинка с расписанными на ней событиями жизни, неформальными высказываниями взрослых и забавными иллюстрациями. План? Нет — игра. В осмысленную жизнь. В последовательность приятных и не очень приятных, но от  этого не менее значимых, событий. Игра в команду, где командир — папа. Игра в исследование жизни, где главный следопыт — сам ребёнок. И так далее. Вариантов может быть множество. Мы говорим сейчас не о педагогической, а о прикладной стороне визуального планирования.

Детство — отдельная тема. Поговорим о планировании собственной жизни. То есть о методах визуального планирования, которые можно применить в своей индивидуальной практике.

Мне очень нравится маркерная доска с набором цветных маркеров. Я пользовался этими инструментами больше года, но потом отложил их в сторону. Почему? По вполне практическим соображениям. Место, где висит маркерная доска, располагается в непосредственной близости от письменного стола, который я использую в качестве компьютерного. На столе стоит ноутбук с подключенным к нему большим 27-дюймовым монитором. Во время работы на основной 15-дюймовый экран ноутбука выводится окно вспомогательной программы. А именно  — планировщика Things. Здесь же время от времени появляется окно почтового клиента. А на экране большого монитора постоянно открыты браузер и окно текстового редактора Scrivener.

Где в этом рабочем комплексе место для маркерной доски? Использовать дублирующие друг друга инструменты? На первоначальном этапе, когда приходится приучать себя к той или иной системе организации труда, дублирование, возможно, и полезно. Но потом неизбежно от одного из этих инструментов отходишь. Я оставил маркерную доску, полностью переключившись на компьютерный планировщик. Дело немного упростилось. Но работать с планами я могу только у рабочего стола.

Делу помогли программы для мобильных устройств — Things для iPhone и iPad`а. Они отлично синхронизируются с программой для OSX. И никаких проблем не возникает. Кроме одной — я забываю уделять планированию хоть сколько-то времени. То есть забываю о планировании в принципе.

Надо понимать — я работаю много, с удовольствием и настолько интенсивно, насколько позволяет мне здоровье. Объем работы довольно велик. В моих планах, не оформи я их надлежащим образом, легко запутаться. Поэтому планирование мне жизненно необходимо. Что делать? Приучать себя к регулярной работе с планировщиками и самими планами. Как приучать? Методами визуального планирования.

Получается несколько парадоксальная картина. Я отказался от маркерной доски в пользу инструментов визуального планирования. Но доска тоже инструмент. Причем, именно визуального, а не какого-то иного, планирования. Так случается — что-то кажется неудобным, а что-то, наоборот, привлекает. Хотя, суть работы от смены инструментов не меняется.

Маркерную доску я сменил на карточки из картона. Эти карточки размером с визитку или с электронную платёжную карту. Эти размеры позволяют хранить набор карточек в кармашках бумажника или в жестком футляре для платежных карт. На самом деле очень удобно. Места эти карточки занимают меньше, чем записная книжка.

В чём, собственно, отличается обращение с карточками от работы с маркерной доской? На доске список дел, намеченных на предстоящий день, выглядит лесенкой текстовых строк. В верхней части располагается дело, которым надо заняться с самого утра. В середине списка — предобеденные и послеобеденные дела. В конце — дела, запланированные на конец рабочего дня… А если планы в течение дня меняются? И мне нужно сдвинуть на вечер дело, которое первоначально было запланировано на 11 часов дня? Придётся переписывать весь список. Карточки же с записанными на них делами нужно лишь перетасовать.

В колоде этих карт на самом верху располагается первое дело, которое мы должны сделать с утра. В самом низу, соответственно, окажется вечернее, последнее за этот день,  дело. Чтобы не запутаться, в правом верхнем углу каждой карточки я проставляю номер дела — 1,2,3 и так далее до последнего пункта, сколько бы их ни было.

Если мне надо переместить карточку вверх или вниз колоды, то достаточно изменить этот номер в верхнем правом углу. Это совсем просто, поскольку я использую не просто картонные карточки, но картонные и ламинированные. Ламинат можно подобрать таким образом, что на нём будет хорошо держаться карандашный штрих или след от шариковой ручки. В то же время штрих легко стереть обычной тряпицей.

Для детального обдумывания плана дня (недели или месяца) карточки можно разложить на столешнице. И весь план предстанет в явном и развёрнутом виде. Карточки при этом легко менять местами. Их положение можно комбинировать, собирая одни карточки в тематические группы (например, «Утро» или «Работа над книгой»), а другие — извлекая из групп и превращая в индивидуальные, автономные дела.

И ещё один способ улучшить визуализацию планирования. Карточки для утренних дел могут иметь светло-зелёный или голубоватый фон. Полуденные карточки — желтый или зелёный фон. Вечерние карточки — фиолетовый или синий. Тон должен быть не очень интенсивным, чтобы не забивать штрих шариковой ручки с синей или черной пастой. Плюс занимательные картинки — цветов, котят и прочей милой чепухи.

На чем всё это можно сделать? На струйном принтере. Карточек нужно немного. Для начала хватит и десятка. А там — будет видно. Если привыкнете к визуальному планированию, то сами поймёте, сколько и чего нужно. А если не привыкнете, то… будете пользоваться обычными инструментами планирования — тем же компьютерным планировщиком. Но уже — железно.

Маленькая записная книжка

Рубрика: (Человек пишущий) | Автор: moderator | Дата: 02-09-2013

Метки: , , ,

В моём арсенале рабочих инструментов есть множество милых вещиц. О некоторых из них я вам уже рассказывал. О других расскажу в будущем. А сегодня поговорим о маленькой записной книжке, которая существует отдельно от других инструментов и даже вне рабочего стола. Её место — в кармане моей ветровки. Или — джинсов. Или — наплечной сумки, если я беру её с собой на прогулку.

Эта записная книжка стоит сущие гроши. И постоянно меняет обличье. То есть я постоянно подыскиваю этой книжонке замену. Где бы я ни был, в какой бы магазин ни заходил, я всегда разыскиваю отдел канцелярии. А в нём — витрину с простыми записными книжицами. И если что-то присматриваю, то без особых колебаний приобретаю. И тогда служившая мне верой и правдой маленькая записная книжка отправляется на покой. В полностью исписанном, в недописанном или даже в непочатом состоянии. Всё зависит от момента и желания приобрести новую книжку. И отношение к старой книжке здесь вовсе ни при чём. Частенько случается так, что я заменяю великолепную записную книжечку не особенно хорошей. Старую-то не выбрасываю. Откладываю в личное хранилище всякой всячины, полагая, что эта славная книжка когда-то пригодится. Но чаще всего она так и остаётся в запасниках — до скончания своего века.

Справедливости ради замечу — записные книжки я приобретаю не каждый день. Чаще всего приобретение маленькой записной книжечки совпадает с покупкой очередной порции молескинов, предназначенных для дневниковых записей.

Кстати, а что я записываю в маленькой книжечке? Эти заметки или, точнее, пометки, памятные записки, каракули и почеркушки я бы отнёс к так называемым «деловым записям». В кавычках, поскольку у человека моего склада вряд ли могут быть какие-либо деловые записи. Эта скептическая мысль принадлежит, конечно, не мне. Я в своих деловых качествах не сомневаюсь ни минуты. И все свои записи считаю деловыми (хотя записями всё обычно и ограничивается).

Если говорить серьёзно (а я стараюсь быть всегда предельно серьёзным — если речь заходит об авторучках или записных книжках), то мне эта маленькая книжечка нужна, как воздух. Я нуждаюсь в ней, как смиренная овца нуждается в засеянной сочной травой лужайке. Это моё пространство для экспериментов, для игры ума, для невинных забав с карандашом в руке.

Да, карандашей я обычно не использую. Мне нравятся миниатюрные шариковые авторучки, писать которыми ужасно неудобно. Но маленькая записная книжка и не предназначена для того, чтобы в ней «писать». В ней лишь черкают что-то необязательное. Или выводят замысловатые каракули. Или беглым почерком, который впоследствии невозможно разобрать, вносят в книжку фамилию забытого знакомого. И так далее.

Преимуществ у маленькой записной книжки перед другими инструментами — диктофоном, смартфоном, планшетным компьютером — не так уж и много. Но зато они совершенно явные. Прежде всего — ничтожная стоимость. Причем, настолько ничтожная, что эту книжицу не особенно страшно потерять. Главное, скопировать вовремя важные записи. А там — гори она огнём. Я куплю себе другую — если ни лучше, то уж точно ни хуже. Точнее — ту, которая подвернётся под горячую руку. В любом случае потеряю и эту. Так стоит ли сожалеть?

Второе преимущество маленькой записной книжки — абсолютная неформальность записей. Писать в этой книжке можно карандашом, шариковой авторучкой, пером, угольком и даже острым кончиком свинцового рыболовного грузила. Писать можно вдоль, поперёк, под любым углом к горизонтали или вертикали — каким только вздумается. А можно не писать — рисовать. Можно не писать и не рисовать, а заносить в книжечку клинописные знаки. Можно делать, что угодно — и даже то, чего делать совсем не хочется. Например, использовать вырванные из книжицы листочки в качестве горючего материала, сооружая небольшой импровизированный светильник или разводя костёр.

По универсальности применения конкуренцию маленькой записной книжке может составить только бензиновая зажигалка с откидной крышечкой (да, да, это ZIPPO). Мне приходилось видеть, как откидную крышечку, несмотря на сильный запах керосина, использовали в качестве импровизированной ёмкости под коньяк. А в другой раз саму зажигалку использовали в качестве миниатюрного примуса — для разогрева банки мясных консервов.

У книжки применений чуть меньше, но тоже хватает. Чего стоит, к примеру, пакетик для сахара, свернутый из крошечной странички такой книжонки? Или ещё более миниатюрный бумажный самолётик? Или авторучка, изготовленная из пары листочков, обернутых вокруг обрезанного шарикового стержня и пропитанных канцелярским клеем?

Но главное, на мой взгляд, применение маленькой записной книжки — в качестве мобильного блокнота для почеркушек. Если кто-то забыл, что это такое (или, боже мой, до сих пор не знает), напоминаю о сути самой идеи. Почеркушки — это любые записи от руки в принципиально дешёвом блокноте, который должен располагаться где-то рядом с компьютерной клавиатурой. Или везде, в любом месте, где нам приходится трудиться.

Смысл почеркушек заключается в визуализации процесса мышления. Мы думаем и — пишем. Думаем и — рисуем. Думаем и — выводим на бумаге непонятно что. И неважно, что эти записи нам мало помогают в практическом плане. Как прочитать то, что и письмом-то невозможно назвать? Главное — они стимулируют мыслительный процесс. И в то же время несут фрагментарную смысловую нагрузку. Среди витиеватых спиралевидных граффити нет-нет да и проявится номер телефона или имя какого-то человека — если мы их запишем в этом блокноте для почеркушек во время своих размышлений.

Я понимаю, что почеркушки не бог весть какое открытие. На открытие я и не претендую. Но в качестве вспомогательного и, как показала практика, очень полезного инструмента почеркушки годятся безусловно. И я давно использую их в своей работе (переводя бутылками дорогостоящие немецкие чернила). Думаю, они пригодятся и вам. Надо лишь потратиться на грошовый блокнот или записную книжку — на такую, которую не жалко исчеркать вдоль и поперёк.

Карманная записная книжка, дифирамб которой я сейчас сочиняю, для почеркушек подходит идеально. Мало места на миниатюрных страничках? Нет, места вполне достаточно. Почеркушки не любят большого пространства. Они не просто индивидуальны и подчиняются законам импровизации. Они принципиально фрагментарны, спонтанны и непредсказуемы. Именно по этой причине книжка для почеркушек должна быть недорогой, но нескучной и даже забавной.

А вообще, говорить здесь особенно не о чем. Нужно лишь просматривать витрины с недорогой канцелярией. И не останавливать себя, когда рука тянется к милой записной книжечке. Если не сейчас, то — когда? Жизнь так коротка. И мы в ней ещё очень много не… накалякали.

Рабы распорядка

Рубрика: (Компьютер на рабочем столе) | Автор: moderator | Дата: 01-08-2013

Метки: , , , , ,

О каждом запланированном событии мне сообщает компьютер. Я использую разные программы — маковский планировщик iCal, расширяющую его возможности утилиту MenuCalendarClock iCal Edition, великолепное приложение Things. Больше всего мне нравится Things. Эта программа не достаёт меня напоминаниями о том, что «наступило время Х». С другой стороны, за состоянием Things приходится следить, что чревато пропуском запланированного события… На самом деле, Things, вообще, программа «не про это». Это не планировщик в полном смысле слова. То есть не календарь с будильниками. Это — менеджер задач. Инструмент тактического планирования.

На Маке с оповещением о запланированных событиях дело обстоит проще и лучше, чем на компьютерах РС с системой Windows. Во всяком случае, составить достаточно обширный план событий, расписав целую неделю, снабдив каждое событие звуковым и визуальным сообщением — чтобы легче было его увидеть на экране монитора, на Маке оказалось очень и очень просто. И, что важно, красиво. В программной среде Windows Vista и последующей «семёрки» я таких красивых инструментов планирования не обнаружил. Возможно, я судил слишком предвзято — как пользователь Mac OSX. Но я и Ubuntu сужу так же строго. И претензий к этой операционной системе почти не имею. Ubuntu, на мой взгляд, так же дружелюбна и симпатична, как и маковская система. В том числе и по части планирования.

Серьёзным преимуществом Мака можно считать великолепно выстроенную экосистему. Планировщики прекрасно согласуются между собой. Записав в планировщик настольного компьютера какое-либо событие, мы получим его на планировщиках iPhone и iPad`а. На деле это невероятно удобно — как удобны другие инструменты вроде автоматически синхронизируемой адресной книжки, облачного текстового редактора Pages и других прелестей «яблочной» техники.

Впрочем, компьютерным оповещением о запланированных делах я пользовался далеко не всегда. В середине первого десятилетия текущего века я к планировщикам обращался нерегулярно. Причина была в той технике, которую я использовал. Ноутбук с установленной Windows по части планирования меня часто подводил. Я пропускал запланированные события, потому что компьютер «забывал» напоминать мне о них. Сам системный планировщик был неказист и неудобен. Я имею в виду ОС Windows XP, хотя в Vista ситуация была ненамного лучше. А Макинтош у меня был не особенно «скорострельный». Уже на момент приобретения он серьёзно устарел. И мне приходилось мириться с его неторопливостью и задумчивостью. А мириться с этим, понятное дело, не особенно хочется.

Для комфортного и точного планирования нужны современная быстродействующая машина и хорошие программные инструменты. Если не хватает хотя бы чего-то одного, лучше воспользоваться проверенным «казацким» способом — бумажкой, карандашом и простецким будильником. Собственно, это и есть мои основные инструменты планирования. Основные, но не самые любимые.

Я не люблю планировщики в принципе. Даже бумажные — дополненные будильником. Будильник может быть обычными часами со звонком — настольными или наручными. Он может быть и программным. В этом случае можно упразднить бумажку (или бумажный планировщик), внося все события в календарь программы. Всё вроде бы понятно… В чем же заключаются претензии? В том, что система оповещения о событиях, какой бы она ни была — дедовской аналоговой или современной цифровой — жестко меняет ритм моей жизни. Дробит день на множество коротких отрезков времени. Ограничивает мои возможности оперативно менять составленные планы.

Вот, к примеру, ситуация. Я устал, я не хочу больше работать. Меня тянет прилечь на диван и почитать книжку. Чтение -  тоже работа (в моём случае совершенно необходимая). Но я не могу сделать паузу, потому что знаю — через пять минут на экране монитора выскочит сообщение о том, что мне пора позвонить туда-то и туда-то. А потом — сходить в магазин за кефиром и хлебом. А через полчаса заняться бытовыми делами. И — так далее, по жесткому расписанию и под бодрые взвизги компьютерного будильника.

Мне это не нравится. Жесткую привязку к плану я расцениваю как свидетельство моей принципиальной несвободы — зависимости от обстоятельств и от далеко не всегда оправданного чувства долга. Разве я кому-то что-то должен? Если да, то в первую очередь — себе. Но живу так, словно в долгах, как в шелках. То есть, опутан взятыми на себя обязательствами, как мифический Лаокоон змеями. И так живу не я один. Так живём все мы. В той или иной степени, конечно.

Что мне хочется изменить в своей повседневной жизни? Убрать жесткую привязку к плану. То есть — забыть о планировщике iCal и пользоваться только менеджером Things. В этой программе есть список дел, но нет жестких временных рамок. Нет сроков — когда запланированную задачу следует сделать. Хотя, в любом сообщении можно оговорить время, когда дело нужно выполнить. Например, «утром написать статью». А в другом сообщении — «после обеда прочитать три главы такой-то книги». Вроде бы и время оговорено, но настолько расплывчато, настолько в общих чертах, что жизнь обретает черты некоторой необязательности. А это, между прочим, одно из непременных условий комфорта. Над тобой не висит дамоклов меч обязательств. И ты — свободен, хотя всё равно делаешь то, что должен.

Эту тягу к вольнице я могу пояснить на другом примере — из области… кулинарии.

Я с подозрением отношусь к кулинарным книгам, в которых рецепты расписаны с точностью до десятых долей грамма. «Возьмите 1,5 грамма черного молотого перца, добавьте 2,3 грамма корицы…» Ерунда это всё. Рецепт должен быть таким: «Возьмите на кончике ножа черного молотого перца и добавьте к нему четверть чайной ложки корицы». Другое дело, верно? В этом рецепте чувствуется живой опыт и реальная жизнь. (Хотя, по моему убеждению, большинство составителей кулинарных справочников большие фантазёры и готовить не умеют).

Избыточная точность в кулинарной литературе крайне утомляет. Ну, не пользуемся мы на кухне аптекарскими весами. И всё делаем на глазок. Более того — наши домашние блюда потому и уникальны, потому и невероятно вкусны, что приготовлены по наитию и по вдохновению. Какие могут быть граммы и миллилитры?

То же самое и с планированием. Мы давно привыкли к установившемуся распорядку — десять утра, одиннадцать, полдень, три часа пополудни. А живём-то по совсем иным часам — до завтрака, после утреннего кофе, до обеда, после полуденного отдыха. Вот каким должно быть эффективное планирование! Живым, изменчивым и необременительным. То есть — естественным.

Почему же я снова записываю в компьютерный календарь — «в 11 часов 10 минут закончить статью и выслать её заказчику»? Сила привычки? Или… боязнь не справиться с работой? Может, нам необходимо именно жесткое планирование — чтобы избавиться от тревоги?

Будильник — наш рабовладелец. Бесчувственный и жестокий.

Жизнь без часов

Рубрика: (Умные вещи в офисе и дома) | Автор: moderator | Дата: 25-07-2013

Метки: , , ,

Недавно я остался без наручных часов. Случилось это в результате душевного порыва, когда я внезапно для самого себя снял часы с руки и подарил хорошему человеку. Иногда со мною такое случается. Объяснить почему — не берусь. Случается, и всё.

Старые часы были самыми скромными цифровыми часиками Casio. Функциональность базовая — индикация времени, текущей даты, времени во втором часовом поясе (с выбором этого пояса), будильник с довольно противным пищащим сигналом. Подсветка экрана. Хорошая влагозащита. Всё.

Часы были изготовлены из пластика и оснащены мягким пластиковым ремешком. Они верой и правдой проработали более года. И немного мне надоели. Хотелось перемен. Впрочем, у этих часов было одно несомненное достоинство — выпуклое стекло с эффектом увеличения. Благодаря этому я хорошо видел индикацию времени, не прибегая к помощи очков.

И вот я остался без часов. А что, думаю, обходился же я много лет без часов на руке? Может, поживу ещё? Хотя часов у меня полным-полно — гораздо больше, чем может показаться. Стоит их лишь подсчитать.

Одни часы — это мой iPhone. Я с ним, практически, не расстаюсь. Часы на его экране программные, легко настраиваемые и очень красивые. Только сам iPhone вовсе не пушинка. И чтобы посмотреть время, нужно смарт включить или, как минимум, разбудить. А перед этим — извлечь из поясного кармана или наплечной сумочки. Морока.

Вторые часы живут на экране планшетного компьютера iPad. С ними мороки ещё больше, поскольку размеры и вес планшетной машинки несравнимы с размерами и весом смартфона. Поэтому эти часы я из числа заменителей наручных решительно вычёркиваю.

Очень хорошие часы получаются из маленького и неубиваемого телефона Nokia. Это простой аппарат с монохромным экраном. Телефону нет сносу. Но я его давно не использую. Он валяется в запаснике на тот случай, если что-то (тьфу, тьфу, тьфу!) случится с моим iPhone. То есть это тоже не часы.

А диктофон — часы? Ещё какие часы! С отличным будильником, сигналом в котором служит надиктованное мною же сообщение. Или какая-нибудь музыка. Или другой звук, записанный в память диктофона (можно неожиданный, вроде отчаянного «ругательства» соседского кота). На экран диктофона Olympus выводится не только текущее время, но и день недели, месяц, год. Очень информативная штука. И эргономичная. Диктофон здорово спроектирован. Он отлично лежит в руке. И в кармане занимает минимальное место. Замечательный инструмент организации личного и рабочего времени, практичная звуковая записная книжка, приятная вещица. И… никакие часы. Почему?

Дело в размерах экрана этого диктофона. Чтобы разглядеть текущее время, мне нужно нацепить на нос очки. И это выводит диктофон из разряда карманных цифровых часов. Если бы он голосом произносил время. Давным-давно я пользовался на своём карманном компьютере программой, которая произносила время приятным женским голосом. Это было неожиданно, свежо. И совсем не порождало желания отказаться от наручных часов в пользу КПК. Впрочем, часов у меня в ту пору уже не было.

Не было у меня их и в этот момент. Но сейчас я понимал, что отказаться от них уже не могу. Я привык к часам на левой руке. Привык к их неуклонному ходу. Привык бросать на них быстрый взгляд — который, мол, там час. И сейчас, когда часов на руке нет, продолжаю посматривать на осиротевшее запястье.

Ладно, хватит лирики. Иду за часами. И тут выяснилось, что я не знаю, какие часы мне нужны. Ждать «часовой революции» — выхода в свет часов iWatch от компании Apple — я не хочу, поскольку уже знаю, что пользоваться ими не стану. Совсем недавно я приценивался к часам Cookoo Watch (их автор Петер Хаузер). Это наручные стрелочные часы с интерфейсом Bluetooth. Они подключаются к iPhone и работают в качестве ассистента. То есть показывают входящий звонок, сообщение СМС, срабатывание будильника. В результате смартфон можно держать в кармане или в портфеле, вынимая оттуда лишь по необходимости… Но зачем мне эта «кукушка», если в день мне звонит полтора человека, а сам я звоню ещё реже?

Хорошо, «кукушка» часы стрелочные. Эппловские же, как и уже выпускаемые часы Sony (они работают только со смартфонами на Андроиде, а я этой техники сторонюсь), наделены цветными графическими экранами. Ну, да — полуторадюймовыми, разглядеть которые я не в состоянии даже в очках. И, опять же, о какой индикации речь, если я почти не пользуюсь смартфоном как телефоном? Зачем мне эти часы?

Самое смешное заключается в том, что я всё равно приобрету iWatch — как только они стану реальностью, а потом и товаром. Удержаться я не смогу, потому что меня интересует всё, что выпускает компания, основанная Стивом Джобсом — даже если это желание противоречит соображением практичности.

Хорошо, пусть будет так. Но какие же часы мне нужны именно в эту минуту — когда я подхожу к специализированному магазинчику Casio? Часы марки Casio. Я же не просто так иду именно сюда. Я люблю эту марку. Японцы умеют делать недорогие и в то же время совершенные часы.

С маркой вопросов не возникает. Но что за модель? Стрелочные мне нужны часы или с цифровой индикацией? Хронометр или многофункциональная электронная модель? Большие или маленькие? Тонкие или объёмные? Что сейчас в моде, наконец?

О моде вопрос был риторическим. В моде именно то, что продаётся в магазине японских часов. А здесь продаётся всё, что может прийти в голову поклоннику этой изящной техники. Глаза разбегаются. Здесь тебе и крошечные «нафигаторы», и мудрёные многокнопочные модели, и простая с виду классика. Выбрать невозможно, поскольку на витринах выложены не десятки — сотни разнообразных часов.

И я поступил самым что ни на есть проверенным образом. В последние годы я так выбираю даже цифровые фотоаппараты. То есть иду вдоль витрины и внимательно рассматриваю выложенные на ней модели. Я знаю про эти штуки всё, что должен знать фотолюбитель. Остаётся лишь последний, решающий вопрос — какая именно модель? Та, что мне моментально понравится. От вида которой екнет сердечко. На ценник при этом я стараюсь внимания не обращать. Окажется слишком дорого — значит, не судьба. Окажется дешевле ожидаемого — приятный подарок.

А как ещё выбирать технику, характеристики которой, практически, сравнялись? Чем Sony отличается, скажем, от Nikon`а, а Nikon — от Canon`а? Зеркалки бюджетного сегмента? По большому счёту — ничем. И если под руками нет парка сменной оптики, покупать можно любую камеру. А уже под нее — собирать объективы.

С часами проще. Бери те, что нравятся. Мне понравились стрелочные электромеханические часы с индикацией дня недели и датой. При этом день недели выводится полным английским словом в верхней части циферблата, а число — в крошечном окошке в нижней части. Часы тонкие, серебристые с серебристым циферблатом и металлическим браслетом. Причем, браслет комбинированный — из полированных и матовых (шлифованных) деталей. Очень симпатичные часы. И недорогие — около двух тысяч рублей.

Такая чепуха и столько размышлений… Но часы — не чепуха. Это, может быть, один из самых главных приборов нашей жизни. Измеритель отведённого срока. Разве нет?

Светлое будущее

Рубрика: (Я среди людей и люди вокруг меня) | Автор: moderator | Дата: 29-04-2013

Метки: , , , ,

Планирование рабочего времени требует определённых затрат. Поэтому мы, случается, задаём себе вопрос — а нужно ли планировать свою работу и, тем более, жизнь вообще? Что это даёт — по большому, гамбургскому счёту? Расписать день или неделю вперёд — это понятно. А на год? А на десять ближайших лет? Стоит ли заниматься этой бесплатной работой? Есть ли в ней смысл?

У планирования рабочего (добавлю — и личного) времени есть свои психологические аспекты — порой, не вполне очевидные. Сразу замечу — в силу специфики своей профессии я не разделяю жизнь на рабочее и личное время. Но если задуматься, то этого (возможно) делать не следует и представителям других профессий. Работа — часть нашей жизни. И в свой законный выходной мы не можем избавиться от мыслей о проблемах своей службы, а на работе подумываем о выходных. Наша жизнь едина — если, конечно, мы любим свою работу и считаем себя специалистами. В отпуске мы не перестаем быть экономистами, юристами или инженерами. А на работе не забываем, что мы ещё отцы и матери. Логично?

Так вот — психологические аспекты. В самом процессе составления планов на отдалённую перспективу содержится мощный позитивный импульс. Мы же не просто хотим сделать что-то значительное, что определит нашу судьбу. Мы вносим это желание в план своей жизни, намечаем определённые даты, расписываем все сопутствующие этому решению события. А это значит, что запланированное дело не только желательно реализовать, но оно будет непременно реализовано — во вполне конкретный срок.

Планируя будущее, мы  снимаем с него завесу неопределённости. С некоторой долей уверенности (судьбу всё-таки не предскажешь) мы знаем, что с нами произойдёт в будущем — если наши планы будут выполнены хотя бы в основной части. А предсказуемое будущее — основа спокойного, гармоничного существования, размеренной и продуктивной работы.

Что нас больше всего страшит в обыденной жизни? Смутные тревоги. Неясное будущее. Неприятные сюрпризы судьбы. Стратегическое планирование снижает эту тревожность. Не будем обманываться — многим планам не суждено сбыться. Но этого и не нужно. Нам необходима уверенность в завтрашнем дне. Мы должны знать, что будем делать через год или три года — в отдалённой перспективе.

Пусть это будут планы общего характера. И цель — обозначена лишь приблизительно. Но при этом план должен включать промежуточные шаги по реализации поставленной задачи. А сама цель быть реальной и достижимой.

Вроде бы ничего нового. Но у планирования есть ещё несколько психологических аспектов, который следовало бы назвать «полезными эффектами». Составляя план, прописывая в нём последовательные стадии достижения конечной цели, мы неизбежно задумываемся над деталями. Нам недостаточно записать на бумаге — «сделать то-то и то-то». Нам нужно разработать тактический план — как это сделать. Продумать подробности. Взвесить свои силы.

Это детальное обдумывание будущего помогает нам трезво оценивать свои возможности и проделанный путь. Мы думаем о своей работе, о возможных поступках, о своём поведении в той или иной ситуации. И это в перспективном планировании главное. Мы должны анализировать собственные действия, делать на основе этого анализа верные выводы и строить планы дальше — и стратегические, глобальные, и тактические, локальные.

Тщательная проработка промежуточных этапов плана вызывает ещё один полезный эффект планирования — обоснование мотивации. Мы твердо знаем, зачем нам нужно реализовать тот или иной пункт нашего плана. Зайти в библиотеку? Зачем? Чтобы прочитать десяток книг по востребованной теме. А попутно — освежить наполовину утраченные знания немецкого языка, чтобы прочитать эти книги в оригинале, на немецком.

Книга — мой излюбленный пример. Воспользуюсь им и в этот раз. Написать хорошую книгу непросто. По сути, это экзамен на интеллектуальную состоятельность и зрелость. Причем, каждая книга, чему бы они ни была посвящена. А экзамен требует серьёзной подготовки. Мы же не хотим написать глупую, пустую и никому не нужную книгу?

Составляя план реализации поставленной цели — написания книги — мы обозначаем в нём промежуточные стадии. Освежить знания немецкого языка (к примеру), отыскать нужные книги (составив предварительно их список), прочитать их (законспектировав для верности важные фрагменты), а потом на основе подготовительной работы скорректировать (или составить заново) план будущего произведения. Каждый этап жестко мотивирован. Мы точно знаем, зачем нам уроки немецкого или утомительный поход в библиотеку.

Занимаясь биографической прозой, я обратил внимание на одну важную подробность. Любые значительные произведения, научные открытия,  инженерные сооружения создавались по тщательно проработанным планам. Редкие исключения лишь подтверждают правило — серьёзное достижение без предварительного планирования невозможно.

Интуиция — основа поэтического творчества. Проза же плохо сочетается с «чистой интуицией». Обратных примеров очень немного. Свой единственный роман «Унесённые ветром» Маргарет Митчелл писала тяжело. Она путалась в хронологии. Бралась за один фрагмент, откладывала его, переключаясь на другой. Работа выглядела хаотичной и бессистемной. На самом деле главные трудности Митчелл испытывала именно с планированием, без которого невозможно выстраивание конструкции большого романа. Как только в жизни писательницы возник опытнейший редактор нью-йоркского издательства «Макмиллан» Гарольд Лэтэм, скомканная, чрезвычайно фрагментированная рукопись стала превращаться в стройную книгу.

Примечательно, Что Митчелл писала роман «задом наперёд», продвигаясь от финала к началу истории. А на конечном этапе работы над книгой, уже в сотрудничестве с редакторами, хронология описываемых событий была восстановлена.

Возникает вопрос — а появился бы роман «Унесённые ветром» без вмешательства Лэтэма? Скорее всего, нет. Когда Лэтэм прибыл на поезде из Атланты в Новый Орлеан, ему передали телеграмму, отправленную Митчелл. Всего несколько слов: «Верните рукопись. Я передумала».

Без тщательного планирования добиться успеха чрезвычайно трудно. Причем, в любом деле. Вы рассчитываете на свою интуицию? Полагаетесь на озарение? Замечательно! Но любая работа — над книгой, архитектурным проектом, диссертацией — содержит второстепенные детали. Они совершенно необходимы. Одной же центральной идеи явно недостаточно? А в работе над деталями озарения бесполезны. Нужна методичная, последовательная и четко спланированная работа.

Подберите себе симпатичную толстую записную книжицу — такую, чтобы её было приятно держать в руках. На её страницах и будут расписаны ваши планы — на предстоящую неделю, на месяц, а, может, и на всю жизнь.

Миссия выполнима

Рубрика: (Я среди людей и люди вокруг меня) | Автор: moderator | Дата: 12-04-2013

Метки: , , ,

Время от времени жизнь подбрасывает нам «подарки» в виде трудноразрешимых задач. Их можно рассматривать как экзамен на состоятельность и зрелость. И мы этот экзамен обязаны выдержать, поскольку за ним обязательно последует следующее испытание. Наша работа — постоянное восхождение по лестнице, ведущей… к успеху? Нет, к пенсии. Но и к успеху тоже. Провалить важное задание — сойти с дистанции. А этого не хочется никому.

Допустим, вы получили от начальства невыполнимое, на первый взгляд, задание. Что делать? Во-первых, трезво оценить свои возможности. Отказ есть отказ, до добра он обычно не доводит. Но лучше отказаться в самом начале, чем провалить выполнение поставленной задачи и, тем самым, подвести множество людей.

Во-вторых, нужно продумать план действий и при этом наметить несколько путей решения. Жизнь инвариантна. Налево пойдёшь — коня потеряешь. Прямо пойдёшь — голову сложишь. Значит, надо исследовать путь, ведущий направо. Логично?

У каждой сложной задачи есть целый набор возможных решений. Нам нужно найти оптимальный. Успех успехом, но важен же ещё и сам путь. Броситься грудью на амбразуру — проявление героизма. Но это проявление всегда заканчивается плохо. И конечного результата мы, скорее всего, уже не увидим. Так ни лучше ли придумать другое решение, которое не связано с риском для жизни?

В-третьих, следует помнить, что сложная задача всегда состоит из последовательности задач простых. Разбиваем глобальную задачу на локальные. И решаем их одну за другой — шаг за шагом.

Наконец, нужно расчистить пространство на пути решения поставленной перед вами задачи и определиться с полномочиями. Я имею в виду распределение ответственности. Если вам нужно доставить руководству килограмм лунного грунта, в вашем распоряжении должны быть, как минимум, солидная часть государственного бюджета, десяток профильных НИИ, штат конструкторов ракетной техники, космодром и, очень желательно, Юрий Гагарин. В одиночку или даже целым отделом вы на Луну не слетаете. Если перед вами поставлена серьёзная задача, вы должны обладать определёнными ресурсами для её выполнения. То есть — временем, средствами и властью.

А что делать, если задание невыполнимо в принципе, поскольку абсурдно (как только что приведённый пример), но руководство настаивает на его выполнении? Отказаться невозможно? Тогда остаётся уволиться. Это, кстати, тоже один из способов решения, наиболее радикальный.

С любой трудновыполнимой задачей можно работать, как с увлекательной головоломкой. Решение этой загадки означает преодоление собственной инерции, чувства неуверенности в своих силах, собственной косности.

Вот гипотетический (то есть совершенно не связанный с реальной жизнью) пример. Перед вами поставлена задача — к завтрашнему утру, к началу рабочего дня, доставить дорогой автомобиль по такому-то адресу. Машина новая, на ходу. Но основная проблема заключается в том, что вы находитесь, скажем, в Москве, а место, куда следует доставить автомобиль — в Питере. И у вас всего сутки на выполнение этой задачи.

Помимо главной проблемы просматривается несколько проблем второго плана. Вы, к примеру, не умеете управлять автомобилем. И водительского удостоверения у вас нет. Перед чёрным приземистым «Порше» вы стоите примерно с таким же чувством, что и не умеющий управлять велосипедом человек — перед спортивным маунтинбайком. Ясно, что поехать можно. Но ясно и то, что можно лихо навернуться. И сам костей не соберёшь, и от машины мало что останется.

Задача по доставке автомобиля в другой город выглядит невыполнимой. Машину водить мы не умеем, стоит этот монстр больше, чем наша зарплата за всю жизнь, а времени — всего до следующего утра. Что делать?

Первое — отказаться, подыскав веские причины. Это возможно — если не использовать в качестве основного аргумента «я не умею». Но нужно ясно представлять последствия. Один отказ, другой. И ваш профессиональный статус будет неизбежно снижен.

Второе — использовать остаток дня, чтобы научиться управлять автомобилем. Не боги, в конце концов, горшки обжигают. Стоит лишь вспомнить, какими машинами управляют очаровательные юные блондинки. Явно же не ума палата, а ничего — разъезжают по забитым транспортом городским улицам. И почти не попадают в аварии.

Но это всё же из области фантастики. Научиться управлять автомобилем, да ещё и в огромном городе, за несколько часов… Будем реалистами. Это ложный путь.

Третье — можно нанять фургон, который и доставит машину по назначению. Это хорошее, но банальное решение. Ваш босс наверняка полагает, что вы воспользуетесь именно этим способом. Решение же достаточно дорогое. И у вас не так много времени, чтобы разыскать пустой грузовик, оформить бумаги и отправиться в дорогу.

Тогда стоит оценить ситуацию со стороны — свежим взглядом. Не умеем управлять автомобилем? Боимся дороги — если права всё-таки есть? Тогда прибегнем к услугам профессионала — наймём водителя, который и перегонит машину. Найти нужного человека всё-таки проще и дешевле, чем отыскать большую фуру. Прокатиться на новеньком «Порше» мало кто откажется.

Ну, и в качестве запасного решения можно предложить боссу поступить ещё проще. Приобрести машину в питерском автосалоне, заказав её доставку по нужному адресу. Для этого, возможно, не придётся даже выезжать из родной Москвы.

Конечно, это пример не из нашей жизни. Конечно, получаемые нами задания и сложней, и интересней. Пример с доставкой автомобиля — лишь схема. Она призвана  показать, что невыполнимых задач не бывает.

Наши экзамены — это подготовка больших отчетов, каких-то важных и сложных проектов, пробивание контрактов и так далее. Всё это требует титанических усилий и настойчивости.

Самое непростое в подобных ситуациях — выдержать тяжкую ношу ответственности. Перед руководством компании, которое на вас полагается. Перед коллегами и подчинёнными, которые в вас верят. Перед собственной семьёй, которая от вас зависит.

Облегчить ношу ответственности, пусть и частично (отвечать-то всё равно придётся вам — главному исполнителю), можно её перераспределением. Если в вашем распоряжении команда сотрудников, назначьте из их числа ответственных за выполнение каждого этапа. Если вы в одиночестве, то можно прибегнуть к проверенной хитрости — предложить руководителю несколько вариантов решения задачи. При этом лучше явно обозначить предпочтительный способ — начальник выберет именно его. И в случае провала (а его исключать нельзя при любом исходе событий) удар по вашей репутации будет смягчен. Добавлю — возможно.

Счастливы те люди, которые занимаются простыми делами… Нет, это заблуждение. Счастливы именно те, кому знаком вкус победы. Кто сталкивается с решением трудновыполнимых задач. Для кого любимая работа — миссия, ради которой эти люди посетили наш мир. А миссия должна быть выполнимой.

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru