(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Код да Винчи

Рубрика: (Компьютер на рабочем столе) | Автор: moderator | Дата: 22-09-2014

Метки: , , , ,

У каждого мощного, современного компьютера есть сверхзадача. Она должна быть — поскольку всю мощность мы истратить на себя не способны. И у мощных современных Mac Pro, как у любых других компьютеров экстра-уровня, должна быть своя секретная миссия. Или, если угодно, миссия, которая в принципе невыполнима. А наш компьютер потихоньку её осиливает… Иначе — зачем в нём заключается эта мощность? Ради какой цели?

Эти мысли одолевают меня, как только приходится включать мощный компьютер. Нет, Mac Pro у меня еще нет. Это дело будущего. Если повезёт, если всё сложится, я обязательно обзаведусь им. И стану, помимо обоев, запускать разные штуки, использующие мощность компьютера на всю катушку. Правда, у меня в любом случае будет ограниченным Интернет. Скорости не особенно позволяют подключение Mac`а к мощным потребителям. Но в любом случае — попробую. А вдруг сложится?

Мой мощный (надеюсь) компьютер — обычный ноутбук MacBook Pro. Нет, ничего особенного в нём нет. Он даже выглядит относительно маломощным — в нём стоит обычный 15-дюймовый экран, разрешение не Retina. Просто он был приобретён тогда, когда он был очень мощным. То есть в 2011 году. Под конец года, когда новые компьютеры ещё не успели попасть в магазины. Я взял машину из уходящей линейки. И ни разу не пожалел об этом.

У моего компьютера есть оптический дисковод. Есть всё, чем славится классический Мак. Мощный четырёхядерный процессор на 2 гигагерца, 4 мегабайта памяти (какой, право, позор!). Звуковой адаптер, адаптер Wi-Fi. Короче, всё, что должно быть, включая и внешний пульт управления на ИК-лучах. Дело в том, что мощности этой машины мне с избытком. В моём варианте мощность компьютера ограничивается 500-гигабайтным винчестером, у которого относительная маленькая скорость доступа. Ну, да — винт выпущен со скоростью 5400 оборотов в минуту. А для современного компьютера это вовсе не показатель. Нужно, чтобы скорость была больше. Нужно, чтобы она была космической. А у меня — явно не космическая.

И вот, спустя три года я живу мыслью купить новый компьютер. На этот раз вовсе не устаревший, а тот, что стоит на столе в компьютерном магазине. Стоит и поражает нас своей неизбывной мощью. В этом компьютере очень много такого, что у меня, буквально, сносит голову. Взять, к примеру, память. 12 гигабайт (хотя, могло быть и 16). Или процессор — 4-ядерный (есть вариант с 6-ядерным). Основной винчестер, который вовсе не винчестер, а твердотельный накопитель, ёмкостью в 256 гигабайт. Есть, повторяю, варианты с 512 гигабайтами и 1 терабайтом. Но эти варианты слишком дорогие. А базовый стоит всего… 3999 долларов. Плюс 10 процентов, которые придётся заплатить сверху. Точнее — чуть меньше. Но это хорошая цена.

Я думаю о новом компьютере, но меня постоянно гложет другая мысль. А зачем мне этот скоростной вычислитель, если я не использую мощность своего нынешнего компьютера? И ведь точно — не использую. Нет в моём арсенале таких средств, чтобы заткнули мой ноутбук. Грузится медленно, это я не спорю. Но если программа загрузилась, она — летает. И тут уже ничего не попишешь.

Перво-наперво в голову приходят разные мысли. Например, об играх. Взять, к примеру, игру Tomb Raider, программу 2013 года. Гигабайт информации (кажется, гигабайт). Очень мощная игровая составляющая. И мощная графика, превращающая игру в ничего себе… фильм. Пойдёт ли она на моём ноутбуке? Я не знаю. Не потому, что не заплатил за эту игру. Я как раз заплатил. И даже попробовал чуть-чуть. Игра вроде бы идёт — на тренировочном уровне, в помещении. Но дальше в игровой процесс я не вмешивался. Ибо мне скучно заниматься этими, прямо скажем, идиотскими вещами.

Мне скучно запускать какие-то игры, хотя игр у меня в запасе достаточно. Не каких-то пустых головоломок, а полноценных игр. С ними, наверное, интересно играть. Но не мне, а человеку с более развитым воображением. У меня нарисованные монстры выглядят… нарисованными монстрами. Они не живые. И я не хочу, чтобы они оживали. Мне хватает своих монстров, которые у меня тоже есть. Но эти монстры не такие страшные снаружи. Они выглядят, как обычные люди… Короче, не складывается.

Я беру другую ипостась компьютера — монтаж видео. И знаю, что мой старый компьютер не особенно работает с видео. То есть он, конечно, монтирует кадры, осиливает все эффекты. Но установить более мощный программный комплекс Final Cut Pro Х я не могу. Во-первых, я не буду на нём монтировать видео. А во-вторых, он стоит слишком дорого, чтобы скачивать его и устанавливать. И я отступаю, вежливо оставляя программы в неприкосновенности. И умолкаю, глядя на мощный, современный компьютер.

Есть ещё фотографии. И я активно работаю с ними… Нет, не работаю. Совсем не работаю. В последний раз я устанавливал фотографии в программу iPhoto год назад. Целый год! И с той поры ни разу не поинтересовался, как живут мои фотографии. Сейчас полез — ничего, живут. И очень неплохо себя чувствуют. Но меня не заводят. Вообще. Никак.

Что ни беру, ничего не получается. Точнее — получается как раз наоборот. Я вижу, что мой компьютер явно не успевает как следует развернуться. Набрать необходимую мощь. А тут — всё, кранты, я сворачиваю программу. И компьютер дожидается другого раза, когда ему будет предоставлена возможность показать свои преимущества…

Получается, что у компьютера, как в романах Дэна Брауна, есть некий код. Код да Винчи — секретное задание, которое он пытается разрешить, не привлекая к нему никого, кто мог бы нечаянно его выдать. Причем, это задание настолько же абсурдно, как и то, что описано в романе. И чем оно абсурдней, тем явственней выглядит эта невообразимая мощь. Ты ему задачу, он тебе свою — ещё заковыристей, ещё бесполезней. Так продолжается всю жизнь. До той поры, пока ты не сменишь компьютер.

На новой машине всё начинается сначала. Бесполезный запрос — бесполезный ответ. Ещё более бесполезный запрос — ответ ещё бесполезней. И так до полного абсурда. И ты не понимаешь, до каких пределов умна твоя машина. Слава богу, не так умна, как кажется. Компьютеры придумывают люди. Люди и придумывают к ним задания. И ты конкурируешь с человеком, придумавшим когда-то эту машину. Только с человеком. Всего лишь — с человеком.

Что же это за код такой? Читаю роман Брауна. Да, ерунда — это и не код вовсе, а так, ловкая задумка писателя. Нет никакого кода. Ничего нет… Только вычислительная мощь остаётся. И она, эта мощь, разрастается и расширяется. Пока не достигает какого-то страшного уровня. А достигнув, снова сжимается, прячется, чтобы исчезнуть с моих глаз. И не дать мне себя разглядеть. И потом снова — расширяется и разрастается…

Вот до чего может дойти человек, не занятый никакой работой. Спаси, понимаешь, и сохрани.

Методы запоминания

Рубрика: (Я среди людей и люди вокруг меня) | Автор: moderator | Дата: 13-02-2014

Метки: , , , ,

Физическая память — великое достижение человеческого мозга. Для того чтобы запомнить что-то, да потом ещё и рассказать — необходимы способности. А способностей-то, возможно, и нет. Или… они есть? Вопрос.

На деле проблемой является и сама способность к запоминанию, и доступные методы. Талантливый человек способен прочитать раз-другой большой текст. И — готово. Он его запомнил. А неталантливый… Да что там говорить – по-своему неталантливы мы все. А талантов, даже по части запоминания, единицы. И остается большинству применять методы, используемые талантливы людьми для запоминания текстов.

Этих методов не так, чтобы много, но они есть. Первый — разделение больших текстов на простые отрезки и последовательное их запоминание. Это касается самых «неталантливых людей». Делим большой текст на примерно одинаковые участки. И запоминаем их по мере заучивания. Получается не слишком сложная процедура. Второй метод — заучивание текста по темам. Делим большой текст на тематические части. И запоминаем их. Ну, и третий способ — аддитивный. Когда текст разделяется на участки по мере отношения к определённым образам. Допустим, идёт описание человека — некоего «мистера Х». Даётся описание его внешности, его манер. Это и есть аддитивный участок текста, который нам надо запомнить. Этот метод используется вместе с остальными. Он хорош для заучивания деталей описания.

Остановимся на трёх описанных методах заучивания текстов (хотя, их может быть и больше). Пока нам хватит и этого. Перед заучиванием текст необходимо просто прочитать. И постараться понять. Понятый текст заучивается проще и лучше, чем непонятый. Но поначалу, в молодости, хорошо запоминается любой текст. Но понимание — не всегда помощник. Оно может действовать и враждебно — когда мысль ползёт, ползёт по тексту, мы пытаемся осознать прочитанное. И в нужный момент, когда память готова принять порцию текста, в работу включается механизм понимания. И мы отвлекаемся на ненужную работу.

Прочитанный и понятый текст на некоторое время становится частью нашего мировосприятия. И заучивать приходится не бессмысленный текст, а осмысленное и весьма существенное, значимое для нас, описание. Это тоже помогает заучивать большие тексты. Вообще, способов обострить нашу память, сделать заучивание более точным, существует довольно много. Понимание — один из главных и наиболее значимых способов запомнить. Правда, для этого нам придётся на некоторое время забыть то, что мы учили накануне.

Примером может послужить заучивание роли. Например, умный и образованный человек изучает роль малограмотного и необразованного персонажа. Здесь знание приходит через ум. Мы намеренно забываем на некоторое время часть своего обучения. И это обогащает нас опытом другого человека — даже зачастую хуже нас воспитанного. Этот феномен присутствует во многих техниках запоминания. Мы обретаем не свой опыт. Мы воспринимаем часть чужого воспитания. Мы расширяем свой жизненный круг.

Как потом распорядиться заученными знаниями, дело житейское. Возможно, воспользоваться придётся в профессиональных целях — озвучиванием, к примеру, определенной роли. Либо другим участием в жизни героя. Это совершенно неважно — как, где и при каких условиях. Важно другое — мы вникаем в жизнь этих людей. И мы принимаем в ней участие — какой бы она ни была, плохой или хорошей. Это крайне значимо для запоминания текста.

А как быть в случае, если запоминать приходится менее значимую информацию? Как ее запомнить?

Для этого лучше использовать современную мнемонику, в которой запоминается связь между воспринимаемыми образами. Основной метод мнемоники можно рассмотреть на иллюстрациях запоминания исторических дат — мнемокарточек. Наш мозг лучше воспринимает картинки. Но для того, чтобы прочитать по картинкам исторические (скажем) даты, нужно их правильно расшифровать. Кодирование чисел в зрительные образы осуществляется при помощи цифро-буквенного кода — 1-гж, 2-дт, 3-кх, 4-чщ, 5-пб, 6-шл, 7-сз, 8-вф, 9-рц, 0-нм. Если мы запоминаем образ «спутника» (первый искусственный спутник Земли) и видим на частях спутника образы «Чай», «лёд», «аРБуЗ», нам нужно назвать образы словами и выделить в словах значимые согласные буквы: Чай — Чщ — 4; лёд — символ октября; аРБуЗ — Рц пБ сЗ — (1)957 (единичка не запоминается специально).

Это одна из наиболее простых техник запоминания исторических дат. Для чтения картинок из своего воображения достаточно вспомнить эти картинки приблизительно. Если точная дата читается по припоминаемой ассоциации (чай, лед, арбуз), то образы вспоминаются достаточно четко. Техника запоминания исторических дат обеспечивает пожизненное запоминание. Но информация всякий раз вспоминается в виде картинки и читается из воображения точно так же, как читаются образы, видимые из картинки на экране.

Объём запоминания с помощью мнемоники ограничен исключительно скоростью запоминания (около 6 секунд на запись в память одной связи). Мнемоническое запоминание похоже на образное конспектирование — запоминается самое важное и в виде зрительных образов. Мнемоника вполне способна заменить традиционные бумажные шпаргалки. Но в отличие от них мнемонические шпаргалки невидимы. Они могут сохраняться в памяти пожизненно.

А какие вообще есть примеры заучивания? Сколько их — основных приемов? Возможно, какой-то из других, не упомянутых еще, приёмов будет более нам полезен, чем те, что мы уже указали?

Их не так и много. Первый метод — образования смысловых фраз из начальных букв запоминаемой информации. Второй метод — рифмизация. Третий — запоминание длинных терминов или иностранных слов с помощью созвучных. Далее — нахождение ярких необычных ассоциаций, которые соединяются с запоминаемой информацией. Метод Цицерона на пространственное воображение. Зрительная память по методу Айвазовского. И методы запоминания цифр по закономерности и по знакомым числам.

Здесь нужно иметь в виду, что речь в мнемонике идёт только о русском языке. Таблица цифро-буквенного кода существует лишь для русского языка (для других языков используются другие методы). Поэтому сравнивать способы запоминания для других языков неэффективно. Ну, и список мнемонических фраз, приёмов, историй. Все они имеют место исключительно для русского языка. Это касается предлогов, алфавита, ударений, глаголов, согласных и прочих ассоциативных понятий. Каждое из них построено на созвучии. И на этом созвучии — работает. Возможно, в английском, немецком или, скажем, в китайском языке есть такие же подсказки. Но это уже поле деятельности специалистов другого плана.

Узелок на память

Рубрика: (Я среди людей и люди вокруг меня) | Автор: moderator | Дата: 16-05-2012

Метки:

Полагаться на собственную память — занятие рискованное. Всегда что-нибудь, да забываешь. Причем, это «что-нибудь», как правило, оказывается вовсе не мелочью, а событием значимым, иногда даже судьбоносным. Забыл, к примеру, о назначенной встрече с потенциальной сотрудницей — прошел мимо великой любви. Запамятовал о том, что закончились карандаши и ты не заглянул в канцелярский магазин — не выиграл акционный автомобиль. И так далее.

Полагаться на собственную память еще и крайне безответственное занятие. Со своей судьбой мы вольны играть, как заблагорассудится. Но иногда от наших действий зависят судьбы других людей. И наша забывчивость, в данном случае, оправдание слабое, неубедительное…

Поговорим о различного рода «усилителях памяти». О воображаемых узелках, которые помогают не забыть важные и не особенно важные события.

Для меня самые удобные «узелки» — липкие бумажные листочки. Было время, когда я оклеивал ими монитор своего компьютера, принтер, ближайшую к рабочему столу стену. Сейчас я от этой затеи отказался. Почему? Потому что забываю прочитать то, что записал на этих листочках. В большом количестве липкие листочки воспринимаются, как размытый фон, как объект декора, как бессмысленное нагромождение цветовых пятен — где-то там, за пределами нашего внимания.

Я отказался от напоминаний на листочках, расклеенных на рабочем месте, но не отказался от применения самих листочков. Сегодня эти яркие бумажки с рукописными пометками располагаются в моем бумажнике. Пытаясь улучшить организацию своей работы, я вдруг понял, что чаще всего пользуюсь двумя вещами — сотовым телефоном и своим бумажником. Они всегда под руками, всегда при мне. Значит, напоминания на листочках лучше всего хранить именно в бумажнике — здесь я о них не забываю.

Правда, количество листочков сократилось до двух. Один стикер наклеен на левую половинку раскрытого бумажника, второй — на другую.

Липкие листочки заменяются почти ежедневно — на них я записываю наиболее важные текущие дела. Например — «зайти туда-то и спросить то-то». Иногда на листочке нарисована простейшая схема расположения организации, которую мне нужно найти в городе и «осчастливить» своим посещением.

В целом получается удобно и просто — чтобы не запутаться в своих памятных записках. Но если напоминаний получается больше, чем пара-тройка, я задействую возможности телефона.

С телефоном (я пользуюсь iPhone 4S) есть одна проблема. Он всегда при мне, но далеко не всегда перед глазами. Чтобы прочесть напоминание, нужно «разбудить» телефон и взглянуть на его экран. К тому же напоминания не выведены по умолчанию на экран, а хранятся в виде данных соответствующей программы. Раньше, когда я использовал смартфон Nokia N70, тексты напоминаний были выведены на основной экран (но очень мелким шрифтом, поэтому я частенько упускал из виду эти записочки).

Решение напрашивается достаточно простое — использовать не просто виртуальные липкие листочки, а программу с системой оповещения о запланированных событиях (обычный будильник). В результате я получаю оповещения, которые невозможно обойти вниманием, но при этом они работают не так, как мне нужно. К какому времени дня отнести, к примеру, напоминание о необходимости зайти в булочную за пончиками? В шесть вечера я (к примеру) еще в офисе, в семь — уже дома. И в булочную мне надо в течение дня — даже в послеполуденное время, когда я по долгу службы оказываюсь недалеко от дома. А будильник прозвонит в половине седьмого вечера, когда пакет с пончиками уже находится в моем портфеле.

Со всем этим помогает справиться маленький карманный планировщик. Бумажный, лишенный какой-либо электроники. Я использую записную книжку PaperBlanks (обожаю эти вещицы — по причине их необыкновенной красоты и добротного исполнения). Но при этом понимаю, что бумажный планировщик, даже самый удобный и красивый, не всегда будет в моем кармане. Он и сейчас не в моем кармане — я его попросту забыл дома.

И снова напрашивается несколько простых решений. Одно из них — подобрать чехол к iPhone в виде обложки с вшитой в нее бумажной книжицей. Раскрою чехол и — увижу напоминание на страничке блокнотика.

Можно поступить иначе — купить к смартфону раскрывающийся чехол и наклеивать на внутреннюю поверхность клапана те же липкие листочки.

Еще лучше приучить себя использовать базовые возможности самого смартфона — функцию цифрового диктофона. И записывать голосовые напоминания на целый день.

Вариантов множество. Я функцией цифровой записи смартфона не пользуюсь, поскольку у меня есть маленький цифровой диктофон Olympus. Я так к нему привык, что ношу с собой в качестве карманных часов и, попутно, звуковой записной книжки. И хотя это дополнительное электронное устройство далеко не первой необходимости, я забываю его дома не чаще, чем смартфон (хотя, признаться, регулярно забываю и то, и другое).

Подобные штучки всегда вызывали у меня повышенный интерес. Взять, к примеру, электронные наручные часы. Сегодня они утратили былую популярность — из-за повсеместного распространения сотовых телефонов (которые не только телефоны, но отличные электронные органайзеры, миниатюрные игровые консоли, читалки книг и, разумеется, многофункциональные часы). Но вот около полугода назад я по внезапно возникшему и труднообъяснимому желанию обзавелся часами Casio с цифровым дисплеем. Ничего особенного, вполне бюджетная модель с не слишком развитой функциональностью. Мне захотелось заполучить такие часы, которым бы не вредило погружение в воду. Casio в этом отношении меня не подводят.

Но вдруг оказалось, что эта миниатюрная «машина времени» еще и ничего себе электронный органайзер. Часы умеют запоминать с десяток событий и оповещать о них довольно противным звуковым сигналом. Пропустить невозможно (правда, и вспомнить, какой сигнал к какому запланированному событию относится, тоже непросто).

Для борьбы с собственной забывчивостью хороши любые средства. Годятся записные книжки, липкие и обычные листочки, звуковые и текстовые записи в телефоне, на ноутбуке или на планшетном компьютере. Главное — приучить себя работать с ними.

Страдая хронической рассеянностью, я часто использую самый надежный, проверенный временем инструмент — собственную супругу. Когда мне нужно сделать что-то крайне важное, я категорически наказываю ей напомнить мне об этом. Сбоев не было ни разу — супруга исправно напоминает мне обо всех запланированных событиях. Если я, конечно, не забываю ей напомнить, что она должна об этих событиях напомнить мне. А она, в свою очередь, должна держать в голове, что я должен ей напомнить, чтобы она напомнила мне напомнить ей о том, что она должна мне напомнить.

Не знаю, как с этой бедой справиться. Написать записку на собственном лбу? А как не забыть о том, что надо посмотреться в зеркало?

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru