(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Компас

Рубрика: (Как рождались технологии) | Автор: moderator | Дата: 24-10-2014

Метки: , , ,

Исследование новых земель, прокладка торговых путей, развитие отношений с далекими странами – все это требовало усовершенствования методов морской и сухопутной навигации. Как удалось Птолемею создать подробные географические карты множества территорий, не имея компаса? Тем не менее, компаса у Птолемея не было. Не было его и у Пифея, открывшего Великобританию, Северное и Балтийское моря. Не было компаса у греков, в 6 веке до нашей эры впервые обогнувших Африку. Удивительно.

Как же люди определяли стороны света в «докомпасную» эпоху? Очень просто — ориентируясь по расположению звезд (Полярная звезда, к примеру, расположена в северном направлении), по направлению движения Солнца (с востока на запад), по кронам деревьев (с южной стороны листва гуще, с северной – реже). То есть кажется, что просто. А на самом деле… Как быть, скажем, в пасмурную погоду, когда не видно ни солнца, ни звезд, да еще и в открытом море, где нет никаких видимых ориентиров? Вот поэтому-то древние мореходы и совершали свои походы лишь в зоне прямой видимости береговой линии.

Компас, прибор для определения сторон света по стрелке, указывающей направление магнитного меридиана, был изобретен китайцами около 2-3 века нашей эры. Точных исторических свидетельств нет, но известно, что мореплаватели Древнего Китая использовали для определения сторон света кусочки магнитного железняка – руды, обладающей остаточной намагниченностью.

Работает этот маленький прибор на основании физического закона взаимного притяжения разнонаправленных магнитных полюсов. Любой продолговатый металлический предмет – игла или полоска — обладающий остаточной намагниченностью, стремиться сориентироваться таким образом, чтобы  положительно заряженный конец иглы был направлен в сторону Северного магнитного полюса Земли, который имеет отрицательный заряд, а отрицательно заряженный конец иглы, соответственно, был направлен в сторону Южного магнитного полюса Земли, имеющего положительный заряд. При этом игла компаса располагается вдоль магнитного меридиана — воображаемой линии, соединяющей два полюса планеты.

Из-за смещения магнитного поля Земли относительно оси вращения планеты, расположение магнитных полюсов не совпадает с расположением полюсов географических. Поэтому для точного определения азимута движения по географическому меридиану требуется введение корректирующей поправки. Еще одно ограничение применения компаса – прибор не работает вблизи магнитных полюсов, поскольку стрелка стремиться занять вертикальное положение. Наконец, стрелка компаса может показывать неправильное направление в сильном магнитном поле – рядом с намагниченными предметами или в районах залегания магнитного железняка (их называют магнитными аномалиями), основной железосодержащей руды.

Несмотря на простоту устройства, компас не всегда был таким, каким мы знаем его сегодня. Первые приборы, появившиеся в Европе около 12 века нашей эры, представляли собой сосуд с водой, в котором плавал кусочек дерева с закрепленной на нем магнитной стрелкой. К 14 веку конструкция компаса была изменена – стрелку закрепили на вертикальной оси, установленной в центре разграфленного бумажного круга. На круг были нанесены метки сторон света. Позже появилась градусная шкала, облегчающая определение азимута – угла между магнитным меридианом и линией направления движения к наблюдаемому объекту.

Таким образом, были заложены основы конструкций двух основных типов компаса – жидкостного и стрелочного. Стрелочный компас применяется для ориентировки на суше. Он выполняется в виде небольшого карманного прибора, либо крепится ремешком на руке подобно наручным часам. Для правильной работы стрелочный компас следует располагать горизонтально, чтобы в узле сочленения оси и стрелки не возникало перекосов.

В открытом море, когда судно раскачивает на волнах из стороны в сторону, обеспечить горизонтальное положение компаса невозможно, поэтому на кораблях устанавливают жидкостные приборы. Жидкостный компас устроен следующим образом. В герметичную емкость со стеклянной крышкой заливают масло. В закрытой масляной ванне плавает диск из немагнитного материала (дерева или пластика) с вмонтированной в него магнитной стрелкой. Благодаря закрепленному в нижней части диска грузу, стрелка жидкостного компаса сохраняет горизонтальное положение при любом наклоне корпуса прибора. Более того, жидкостный компас более точен, поскольку на стрелку не воздействуют силы трения в узле ее сочленения с осью. А недостатками жидкостного компаса являются стационарная конструкция, большие размеры и вес.

Умение ориентироваться на местности обязательно для любого современного человека. Даже не имея компаса его всегда можно изготовить из обычной швейной иглы и кусочка пробки. Большинство железных предметов обладает остаточной намагниченностью, достаточной для того, чтобы выполнять функцию стрелки компаса.

Однако точность работы компаса оставляет желать лучшего. В самом деле, достаточно приблизить к стрелке намагниченный кусочек железа, как прибор начинает давать сбои – то есть указывает неверное направление. А для прокладки маршрутов самолетов, кораблей, для геодезических работ и в других профессиональных областях точное определение азимута движения имеет огромное значение.

В 80-е годы 20 века в США была разработана и введена в эксплуатацию система глобального позиционирования или GPS. Созданная для военных целей, в начале 90-х годов эта система была открыта для свободного гражданского использования во всех странах мира. Отличие военной системы GPS от ее гражданской части в точности определения географических координат. Если в первом случае погрешность не превышает 1 метра, то в гражданском применении система дает погрешность около 100 метров. Но и это позволяет с предельно большой точностью определять координаты, направление и скорость движения, прокладывать маршруты, согласуя их с топографическими картами, и даже  определять высоту над уровнем моря.

Система глобального позиционирования состоит из спутников, выведенных на гелиостационарную орбиту (то есть располагающихся неподвижно над поверхностью планеты), наземной станции обслуживания и пользовательских приемников, настроенных на определенную радиочастоту. Каждый приемник снабжен жидкокристаллическим экраном, на который выводится цифровая и графическая информация – карта-схема движения владельца приемника GPS. Работает система GPS следующим образом. Каждый спутник получает радиосигнал с наземной станции обслуживания и ретранслирует его на землю. Приемник улавливает сигналы с трех спутников, сравнивает их между собой и с эталонным сигналом, который генерирует колебательный контур самого приемника. При этом компьютер приемника замеряет время сдвига частоты, который происходит при прохождении радиосигнала расстояния от спутника до приемника. На основании замеров сдвига частот радиосигналов от трех спутников и сравнения результатов с эталонным сигналом компьютер приемника вычисляет географические координаты своего расположения – долготу и широту.

Благодаря тому, что приемник получает сигналы сразу с трех спутников, располагающихся на большом расстоянии друг от друга, система GPS обеспечивает замер скорости движения. А синхронизация данных с электронной копией карты, заложенной в память приемника, позволяет выводить на экран карту с нанесенным на нее маршрутом передвижения. Более того, приемники GPS «умеют» рассчитывать время движения, прокладывать сразу несколько вариантов маршрутов, определять возможное время прибытия в конечную точку и выполнять множество вспомогательных функций (например, работать в качестве особо точного электронного компаса).

Сложная в техническом плане спутниковая система глобального позиционирования получила широчайшее распространение. Сегодня карманный  приемник GPS стоит столько же, сколько хороший радиоприемник или портативный магнитофон. Приемники GPS устанавливаются в легковые и грузовые автомобили, ими оснащаются малые и большие суда, не говоря уже о самолетах. Выпускаются и совсем миниатюрные модели, вроде приемников GPS, встроенных в наручные электронные часы и телефоны сотовой связи.

В больших городах приемники GPS позволяют отыскать путь к нужному дому или улице по топографической карте-схеме, которая выводится на экран приемника (причем, с названиями улиц и номерами домов). В сельской местности или в лесу приемник GPS помогает отыскать путь к ближайшим населенным пунктам. Единственное ограничение системы глобального позиционирования – она не работает вблизи полюсов Земли. Дело в том, что все 11 спутников системы располагаются над экватором, поэтому приполярных областей планеты их сигналы не достигают.

Навигационные приборы

Рубрика: (Как рождались технологии) | Автор: moderator | Дата: 01-10-2013

Метки: , , , ,

В 1853-1854 годах мир потрясло известие о гибели самых больших, самых мощных пароходов – «Гумбольдт», «Франклин», «Сити оф Филадельфия», «Сити оф Глазго», «Арктик» и «Тейлор». Каждая из катастроф унесла сотни жизней, только затонувший «Тейлор» унёс с собой жизни 290 человек. Причины катастроф были совершенно непонятны. Новые, исправные, отлично оснащённые суда, самые мощные и самые скоростные пароходы, какие только были построены в то время на планете. В чём же дело?

Расследование гибели «Тейлора» доказало – причиной трагедии стал… компас. Да, самый обычный судовой компас. Дело в том, что на пароходе были установлены два компаса, один, основной, в капитанской рубке, и второй, запасной, на палубе возле фок-мачты. Перед выходом в море компасы сверили – оба работали нормально. Но через сутки оказалось, что показания компасов расходятся, причём весьма значительно – на 45 градусов или на два румба. Капитан решил, что ошибается палубный компас и стал вести судно по компасу в капитанской рубке. Он направил судно в пролив, будучи уверен, что идёт прямо по середине пролива. На самом деле пароход резко отклонился вправо и наскочил на подводные скалы. Пароход «Тейлор» погиб…

Поговорим об инструментах навигации. Очень важная тема, и не только для судоходства, но и для авиации. Ночные полёты и полёты в непогоду, когда не видно ни наземных ориентиров, ни звёзд, невозможны без специальных навигационных приборов. На море же без навигационных приборов невозможно управление подводными лодками, а управление надводными судами становится опасным.

Причина гибели шести лучших пароходов мира была в том, что все они имели прочные металлические корпуса, а в их моторных отсеках работали массивные паровые машины. В 1854 году, сразу после серии морских катастроф, в Англии состоялся съезд ученых, на котором с сенсационным сообщением выступил доктор богословия, бывший моряк Скорсби. Он заявил, что причиной неправильных показаний корабельных компасов является магнетизм самих кораблей. Он продемонстрировал опыт, который впоследствии был признан классическим. Скорсби взял немагнитный железный стержень и расположил его вдоль меридиана, затем он несколько раз ударил по стержню молотком. Стержень намагнитился. После этого ученый еще несколько раз ударил по стержню, но предварительно расположив этот намагниченный брусок поперек меридиана. Стержень размагнитился. «Судно намагничивается еще на верфи», — сказал Скорсби, — «где в процессе сборки по металлическому корпусу непрерывно ударяют тысячами молотков. Затем магнетизм корабля усиливается в море, под действием ударов волн и в результате вибрации. Следовательно, мы никогда не сможем добиться на железном или стальном судне правильных показаний магнитного компаса». Это ошеломляющее утверждение было неопровержимо, никаких навигационных инструментов, кроме традиционных, использующих магнитное поле Земли и расположение светил на небе (Солнца и звёзд), не существовало.

К началу ХХ века проблема только усугубилась. Появились мощные броненосные крейсеры с толщиной брони до полуметра, на пассажирских и военных пароходах широко внедрялись электрические машины, освещение, различные механизмы (лебёдки, подъёмные машины, конвейеры для подачи зарядов к орудию главного калибра). Стрелки магнитного корпуса буквально «сходили с ума», внося путаницу в прокладку курса. Ещё тяжелей приходилось подводным лодкам, в которых использование компаса, вообще, становилось нецелесообразным, а других приборов навигации при подводном плавании просто не было. Пришлось даже создавать целую науку о девиации (отклонении) магнитной стрелки под влиянием магнетизма судна. Были разработаны достаточно трудоёмкие методы расчёта девиации, хотя бы частично снимавшие проблему ориентирования в открытом море.

Решение было найдено в 1905 году лейтенантом русского флота Михаилом Конокотиным, который изобрёл гирокомпас. В этом приборе использован принцип волчка, который при вращении всегда сохраняет неизменное направление оси вращения. На показания гирокомпаса не влияет магнитное поле корабля и любые электрические механизмы на его борту. При этом гирокомпас указывает не на магнитный, а на географический полюс Земли, что увеличивает точность прокладки курса (поскольку нет влияния на прибор и внешних магнитных полей). Гирокомпас Конокотина со временем претерпел множество модернизаций и улучшений. Появились гирокомпасы Аншютса-Кемпфа (этот немецкий инженер в 1908 году создал собственную конструкцию гирокомпаса, которую в западных странах  считают первой), Элмера Амброуза Сперри (а этот американский изобретатель не только усовершенствовал гироскоп Аншются-Кемпфа, но в 1910 году в Бруклине основал компанию по производству этих приборов, а позже создал гироскоп для самолёта и на его основе автопилот).

На современных судах применяется и гирокомпас, и обычный компас с магнитной стрелкой. Традиционный прибор устанавливается на парусных яхтах и небольших деревянных судах (например, судах для путешествий в прибрежной зоне морей). Гирокомпас – основа навигационной системы больших судов. Гирокомпас устанавливают в самом защищённом помещении корабля, где-нибудь в трюмной части, рядом с машинным отделением. Эта часть гироскопа называется «маткой». Показания «матки» выводятся на репитеры – специальные приборы, дублирующие показания основного гирокомпаса. Репитеры устанавливают в рулевой и капитанской рубке.

На основе гирокомпаса создано множество морских навигационных приборов. Самый важный из них — авторулевой. При отклонении судна от курса, авторулевой посредством специальной передачи (чаще всего электрической) поворачивает штурвал на нужный угол, а затем, когда судно возвращается на нужный курс, выравнивает штурвал. Вахтенному рулевому остаётся  контролировать действие механического авторулевого и вмешиваться лишь тогда, когда приходится менять курс.

Другой прибор, построенный на базе гирокомпаса – курсограф. По виду это металлический ящик, закреплённый на стенке рулевой рубки. Через стеклянное окно курсографа можно разглядеть бумажную ленту, разделенную на клетки. На поперечных линиях указаны градусы, на продольных — часы и минуты. Бумага приводится в движение часовым механизмом. Над бумагой помещены два пера, которые вычерчивают непрерывные линии. Одна из линий обозначает курс корабля в градусах, другая — в какой четверти компаса нужно снимать отсчет. В корпусе курсографа находится репитер, который в точности воспроизводит показания гирокомпаса-«матки» и отображает эти показания на бумаге при помощи миниатюрного кораблика и самописцев.

Наконец, на основе гирокомпаса построен автопрокладчик курса, который автоматически вычерчивает курс корабля на бумажной навигационной карте.

Рассказ о морских навигационных приборах продолжим описанием механического лага – устройства для измерения скорости движения судна, и прибора для измерения глубины – эхолота. Механический лаг заменил традиционный верёвочный лаг, обычную верёвку с узлами, расстояние между которыми было установлено в 1/120 морской мили. Лаг, привязанный к деревянному сектору (плавучему якорю) выбрасывался за борт. Подсчитывалось количество узлов, стравливаемых с вьюшки за полминуты. Так вычислялась скорость в узлах за час. В конце XIX века был изобретён более точный и удобный механический лаг. Замерялась скорость вращения опущенной за борт вертушки и, таким образом, вычислялась скорость движения самого судна (она указывалась стрелкой измерителя скорости вращения лопастей вертушки). В ХХ веке появился электромеханический лаг, который был соединён с электромеханическим стрелочным указателем скорости, измерителем пройденного пути и работал совместно с автопрокладчиком курса. На современных судах применяются гидравлические лаги, измеряющие скорость движения судна по давлению встречного потока воды.

С 1870 года на судах применялся механический лот, прибор для изменения глубины под килем судна, изобретённый английским физиком Уильямом Томсоном (годы жизни 1824-1907). Это был стальной тросик (лотлинь) с закреплённой на нём глубиномерной трубкой. Чем глубже опускается трубка, тем под большим давлением в нее поступает вода и тем выше по трубке она поднимается. Насколько высоко поднялась вода в трубке, судят по состоянию легко смываемой краски, нанесенной на внутреннюю поверхность трубки. На малых судах  механический Томсона лот применяется до сегодняшнего дня. Однако гораздо удобней, точней, быстрей (замер глубины в 2-3 километра лотом Томсона занимает не менее часа) эхолот. Одним из изобретателей этого прибора был американец  Реджиналд Обри Фессенден (годы жизни 1866-1932), который, кстати, создал и радиокомпас. Впрочем, свою конструкцию эхолота непрерывного действия создал и Уильям Томсон.

В эхолоте использовано свойство звуковых волн отражаться от препятствий и возвращаться к источнику звука. Зная скорость распространения звуковых волн в воде и время, прошедшее между посылкой и возвращением звукового импульса, можно подсчитать пройденное звуком расстояние. Основными элементами корабельного эхолота является источник ультразвуковых колебаний, излучатель, и приемник, который улавливает отраженный от поверхности дна импульс, преобразует его в электрический ток и направляет к указателю эхолота, расположенному в рубке. Эхолот используется не только на море для определения глубины под судном, но и для исследования рельефа океанского дня, поиска затонувших судов, определения косяков рыб. В наши дни любой рыболов может купить портативный эхолот в магазине. Рыбалка с эхолотом, установленным на лодке, становится если ни более добычливой (всё же здесь многое зависит от умения и удачи, но не от технического оснащения), то уж во всяком случае, более интересной.

Ну и немного о радиолокации. Радиолокационная система или радар (сокращение radar происходит от английского Radio Detection and Ranging - радиообнаружение и дальнометрия) позволяет обнаружить летящие воздушные объекты, определять расстояние до них и даже их форму. Эта система тоже имеет множество изобретателей, но первый радар был создан шотландским физиком Робертом Уотсоном-Уаттом (годы жизни 1892-1973) и испытан 26 февраля 1935 года (патент на радар был  получен Уотсоном-Уаттом ещё в 1934 году).

Радиолокация перевернула само понятие противовоздушной обороны. До появления радара наблюдение за небом велось при помощи звуколокационных установок – чувствительных микрофонов со специальными раструбами, которые направлялись в небо. Подобные установки применялись в первый период Великой отечественной войны для предупреждения населения о налётах немецкой авиации и приведения в боевую готовность зенитных батарей. Радар позволил не только обнаруживать летящие самолёты гораздо раньше и точней, но и определять их количество, а позже и тип.

В первых радарах наблюдение за небом велось на волнах частотой около 300 мегагерц (длина около 1 метра). Чуть позже, когда радиолокационная техника появилась на боевых кораблях, радиолокация велась на волнах диапазона 3-30 мегагерц, что позволило увеличить зону наблюдения (так называемые «загоризонтные» радары, которые в наши дни используются береговой охраной).

Большой вклад в становление и развитие радиолокационной техники в годы Второй мировой войны внёс Дэйв Сарнов, президент компании RCA.

В помощь туристу

Рубрика: (Больше чем телефон, Компьютер на рабочем столе, Путешествия) | Автор: moderator | Дата: 05-02-2013

Метки: , , ,

Один мой знакомый не расстаётся с iPad`ом. Он носит его с собой повсюду. Причём, не в сумке, а в полиэтиленовом пакете, как студенты носят на занятия тетрадку по физике и бутерброд с колбасой. Этот человек часто включает планшет и что-то на нём делает. Чаще всего он запускает программный переводчик — ищет перевод английских слов на русский язык. Довольно часто запускает браузер, чтобы отыскать и открыть нужную страничку. Про электронную почту ничего не скажу — не знаю. Но всякие карты, атласы и туристические программы он запускает, действительно, часто. Дело в том, что он много путешествует. И познакомились мы, в общем-то, во время путешествия.

Есть ли польза от этих туристических программ? Ну, карта. Ну, модуль приемника A-GPS. Ну, список достопримечательностей — если программа создана под определённую страну, город, место (а так оно обычно и бывает). Ну, в наличии записная книжка, в которую можно вносить текстовые, звуковые, фото и видеозаметки о путешествии… Что ещё?

А разве ещё что-то нужно? Встречаются целые программные «комбайны» в которых есть ещё и переводчик, и диктофон, и бог весть ещё чего. Они ничуть не хуже отдельных программок с узкой специализацией (разве что управление несколько запутанней).

Так есть ли польза? Ещё какая. Планшетный компьютер или современный смартфон (семейств iOS или Android, неважно) это, по сути, личный навигатор — наподобие автомобильного. Собственно, любая из этих машинок может работать и в качестве автомобильного навигатора. Я время от времени читаю обзоры соответствующих программ, но сам «не в теме», поскольку не вожу автомобиль. Единственный доступный мне (и любимый мною) вид транспорта — это мои собственные ноги. Но иногда я разъезжаю на междугородних автобусах, в поездах дальнего следования и летаю в самолётах гражданской авиации. И в эти моменты получаю возможность воспользоваться смартфоном и планшетом, как вполне себе универсальными навигаторами. Не для того, чтобы по команде повернуть направо, а для того, чтобы проследить, куда меня везут.

Планшет в качестве навигатора удобней из-за большого экрана. Мой видавший виды iPad давно утратил значение, как удобнейшая электронная книга. Я читаю (мы — поскольку чтение книг происходит совместно с моей дорогой половинкой) с iPhone. Экран меньше, но и сам смарт значительно меньше. Не устаёт рука, не приходится ворочаться с боку на бок, если читаешь лежа на диване (барские замашки). Но планшет остаётся вне конкуренции при использовании навигационных программ. Карта на роскошном экране iPad`а лучше, чем бумажная. Её же можно масштабировать — приближать, отдалять. Её можно вертеть в любую сторону. И очень легко искать на электронной карте любую нанесённую на неё точку мира.

Всё это так, но ровно до того момента, когда речь идёт о реальном, а не о виртуальном путешествии. Пока лежишь на том же диване и мечтаешь о дальних странах. В самих же дальних странах планшет оказывается слишком тяжёлым и громоздким. Смартфон удобней — даже с учётом небольшого экрана. Спасают функции масштабирования экранного изображения и… очки. Зато смарт можно засунуть в карман брюк или в кармашек рюкзака и не морочить себе голову проблемой, куда пристроить своё компьютерное хозяйство.

Итак — туристические программы. Для «большого брата» — ноутбука или настольного компьютера — специализированные программы, в общем-то, не нужны. Вполне хватает Google Earth и браузера, в котором можно открыть страницу с картой. Есть и небольшие специализированные браузеры для работы именно с картами. Например, маленькая бесплатная программка eMaps. Уточню — я говорю только о программах для Mac OSX и портативных устройств семейства iOS (iPhone, iPad и iPod Touch). С Windows я не работаю. Но, полагаю, всегда можно отыскать аналоги описываемых программ и для этой системы.

Так вот, на ноутбуке или десктопе специализированные программы не особенно нужны. Браузер оказывается удобней. Но на небольших экранах портативных устройств иметь дело с картами в окошке браузера совсем «не комильфо». Поэтому специализированные программы пользуются хорошим спросом.

По сути своей, эти программы тоже браузеры — для отображения карт. Тут же привязанные странички с дополнительной информацией — достопримечательностям, памятникам и так далее. Где-то рядом — записная книжка.

Туристические программки устроены примерно одинаково. И это хорошо, поскольку запустив какую-нибудь Bangkok Map, мы можем надеяться на то, что она устроена примерно как Barcelona Map (я привожу условные названия).

Среди всего разнообразия программ такого рода можно выделить две группы. В первую отнесём программы глобального охвата, путеводители по целым странам или регионам. Во вторую — программы локального охвата, путеводители по городам, большим историческим комплексам или даже по отдельным достопримечательностям. Программы первой группы хороши, когда знакомишься с новой страной. Они предназначены для беглого поверхностного взгляда, не более того. Программы второй группы лучше подходят для пристального рассматривания отдельных объектов. Хотя, и эти приложения поверхностны и слишком просты, чтобы с их помощью погружаться в атмосферу незнакомой культуры и её истории.

Вообще, туристические программки — лишь развлечение с хорошей информационной составляющей. Не стоит предъявлять этим приложениям завышенных требований. Это касается не только туристических программок, но и ничего себе электронных карт, которыми мы пользуемся, скажем, в автомобильных навигаторах.

У электронных карт есть один серьёзный недостаток, который является продолжением их достоинства. А именно — ужасная неоперативность внесения изменений, сочетающаяся с… потрясающей оперативностью.

Вот пример. В городке, в котором я в данный момент живу, напротив нашего дома построили симпатичный отель. Небольшой, но уютный. Этот отель, как и наш дом, на карту Google нанесён. А дорога, рядом с которой стоят эти дома, нет. Дорога, между тем, намного старше, чем дома. Просто когда-то она была грунтовой. Потом её заасфальтировали, изменив её статус. Потом снесли асфальт и покрыли проезжую часть бетоном. Дорога не превратилась в хайвей, но все же привлекла внимание застройщиков. Дома рядом с ней стали появляться, как грибы — и в реальности, и на картах. А дорога, повторяю, нет.

Туристические програмки, равно как и электронные карты, пока не следует рассматривать как единственный источник топографической информации. Но — пока. С каждым днём электронные карты становятся совершенней. И программы, использующие картографические сервисы, тоже. Это происходит автоматически. Чем лучше, чем точней карта, тем лучше и точней программка, в которой эта карта открывается.

Почему я не указываю хотя бы названий лучших (на мой взгляд) приложений? Потому что только на моём планшете установлено… сорок туристических программ. Все они работают замечательно, но мало чем отличаются (по функциональности) друг от друга. Загляните в iTunes Store — в разделы «Путешествия» и «Навигация». И вы утонете в этом изобилии.

Карточные игры

Рубрика: (Больше чем телефон, Компьютер на рабочем столе) | Автор: moderator | Дата: 19-12-2012

Метки: ,

Покупая планшетный компьютер iPad, я сознательно выбрал старшую модель с модулем 3G, полагая, что навигационные функции того стоят. Действительно, навигатор из iPad`а получился отменный. С большим экраном, достаточно мобильный, достаточно точный — если говорить об общих, не специальных применениях. Я же пешеход. У меня нет автомобиля или мотоцикла. У меня даже велосипеда нет — хватает пары собственных ног.

Недостаток у этого навигатора был лишь один — размеры. Да, планшет машина мобильная, но все же далеко не карманная. Поэтому после появления в моем распоряжении iPhone планшет был, практически, забыт. Он превратился в компьютер придиванного использования. Что-нибудь почитать, посмотреть фотографии или фильм — это запросто. Но с собой я его брать перестал. Зачем, когда есть смартфон, который умещается в кармане и почти не занимает места? Легкий, удобный… Удобный? Почему, в таком случае, я так редко использую его навигационные функции?

Дело в том, что современные технологии сыграли со мной не самую добрую шутку. Экран смартфона, каким бы он совершенным ни был, для моего зрения явно недостаточен. Мне не хватает размера. Самсунговские «лопаты» (смартфоны с крупными экранами) проблемы тоже не решают. Мне на самом деле мало и 10-дюймового экрана с высоким разрешением. Эппловская «ретина» не делает меня зрячим. А вторые очки поверх первых не нацепишь. В результате я снова перешел на бумажные карты.

О бумажных картах сегодня и поговорим. Я имею в виду не карты, распечатанные типографским способом, а принтерные распечатки. В качестве самостоятельного и самодостаточно решения я эти распечатки не рассматриваю. Но как дополнение к карманному навигатору, которым работает мой iPhone, почему бы и нет?

На практике использование бумажных картографических (точнее — топографических) распечаток выглядит следующим образом. Когда я попадаю в относительно знакомое место, то пользуюсь для навигации возможностями смартфона. Мне же не нужно искать новый путь к неизвестному объекту? Мне нужно лишь уточнить название улицы и номер дома. Навигационная программа, установленная в смартфоне, помогает сориентироваться в большом городе. Далеко не на всех московских домах есть таблички с номерами и названием улицы. Навигационная программа моментально расшифровывает эти загадки.

Чтобы не напрягать зрение, я пользуюсь функцией масштабирования. Увеличиваю картинку и перемещаю ее по экрану, чтобы прочесть надписи (название улицы, номер дома). Это не очень удобно — особенно с учетом того, что дело происходит на улице, при дневном освещении, когда экран выцветает и даже слепнет.

Но вот приходит момент, когда мне нужно отыскать место, где я был много лет назад. В памяти остались смутные картины. Вот вроде бы знакомый дом. Но палисадника здесь не было. И этого дома не было. И — того. Как же сориентироваться? Именно в этих случаях я и прибегаю к помощи распечаток.

Планируя поход в малознакомое или незнакомое место, я разыскиваю в Интернете карту нужного района города. Вывожу ее в окошке браузера, масштабирую до нужной величины — чтобы весь маршрут умещался на одной странице. А потом эту картинку распечатываю на лазерном принтере. Если маршрут сложный, делаю несколько последовательных распечаток.

Бумажная карта или схема позволяет обозначить карандашом путь, который мне следует проделать — пунктирной линией со стрелкой. Эту карту мне легче рассмотреть. Она занимает мало места. А после использования я эту карту просто выбрасываю. Понадобится снова — распечатаю еще раз.

Распечатка требует времени и некоторых усилий. А если времени нет? На этот случай я держу в бумажнике книжечку стикеров — липких листочков. И по пути к нужному месту изучаю карту на экране смартфона, а потом зарисовываю краткую маршрутную схему на липком листочке, который затем приклеиваю на внутреннюю поверхность портмоне. Получается небольшая подсказка, взглянуть на которую можно в любой момент.

Почему я так подробно расписываю эти нехитрые действия. Причина в том, что я знаю за собой один огорчительный недостаток, который называется «топографическим кретинизмом». Чтобы безнадежно заблудиться, мне не нужно трех сосен — достаточно и двух. Однажды я несколько часов бродил вокруг дома, разыскивая его по обозначенному в адресе номеру. Я заходил в соседние дома, расспрашивал прохожих. И по закону подлости нужный дом оказался последним, на который я обратил внимание… Добавлю — у меня в тот момент в руках были и смартфон, и распечатанная карта, и нарисованная собственноручно схема. И все равно я попал в этот дом случайно — один из прохожих сжалился надо мной, взял за руку и подвел к нужному подъезду. И я до сих пор благодарен этому доброму человеку.

На самом деле речь идет о трудностях обращения среднестатистического пользователя (а я — типичный представитель этого славного племени) с современной техникой. Навигаторы, смартфоны, планшеты и ноутбуки для многих из нас избыточны по заложенным в них функциям. Запоминая одно действие, мы забываем о множестве других. Мы забываем даже то, чем пользуемся ежедневно. Что уж говорить о функциях, которые нужны лишь время от времени?

Аналоговые, традиционные технологии рано списывать в утиль. Рано списывать записную книжку и карандаш. Бумажную карту и компас. И многое другое.

Навигационные функции смартфона и планшетного компьютера хороши для ориентирования в более-менее знакомых местах. А если дело происходит в незнакомой стране, за тридевять земель от дома? Если навигатор показывает путь, который не соответствует действительности? Ошибок в компьютерных картах, составленных по космическим снимкам, полным-полно. С бумажными картами проще — они составляются десятилетиями. И ошибок в них значительно меньше (правда, с неизбежной утратой актуальности — изменения в них вносятся тоже не моментально).

Описанный метод использования распечатанных на бумаге карт подойдет не каждому. Быстро соображающая молодежь, скорее всего, прекрасно обойдется и без этих «костылей». Там, где я вижу недостатки современных технологий, они видят достоинства. Если для безошибочной навигации не годится одна программа или карта, можно запустить другую. Во многих навигационных программах для смартфонов есть возможность загрузки альтернативных карт.

Помимо прочего за распечатку карт и схем возьмется лишь человек, привыкший планировать все и вся. То есть такой же «бюрократ», каким являюсь я. Чтобы получить от путешествия, даже не особенно приятного, удовольствие, мне нужно к этому путешествию основательно подготовиться.

И последнее. Не большой любитель телефонных дискуссий, я часто забываю iPhone дома. И единственным путеводителем в этих случаях становится пачка истрепанных бумажек в моем портмоне. Это многочисленные записки, зарисовки, схемы. Проблема лишь одна — понять, что к чему относится. Зачем я их держу? Из опасения, что снова не найду дорогу? Но я ее не найду в любом случае, даже если в каждой руке держать по смартфону, а за пазухой — самый совершенный планшет. Здесь не распечатками заниматься надо, а что-то менять в собственной голове.

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru