(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Любимый сын лейтенанта Шмидта, или «Беги, дядя Мить»!

Рубрика: (Истории в судебной мантии, Истории успеха, Хобби, семья, здоровье) | Автор: admin | Дата: 31-03-2015

Метки: , , , , , ,

Юриспруденция – направление, часто привлекающее личностей удивительно творческих и разносторонних. Такие юристы могут добиться огромного успеха на профессиональном поприще, но порой актерский талант оказывается для них важнее, и тогда блестящий ум может превратиться в кумира миллионов. Именно так произошло с нашим сегодняшним героем.

16 марта 1935 года в Ленинграде, в творческой семье музыкального педагога Евгении Юрской-Романовой и руководителя Ленконцерта, известного театрального деятеля Юрия Юрского родился мальчик, которого назвали Сергеем.

Одаренный ребенок, с детства находившийся в окружении творческой элиты, Сережа, конечно, мечтал блистать на сцене – продолжить дело родителей, которые, в свою очередь, подобно большинству артистов, не желали сыну актерской карьеры. И прекрасный ученик, окончивший школу с золотой медалью, Сергей Юрский в 1952 году успешно поступил на юридический факультет Ленинградского университета.

Три курса серьезного и очень насыщенного обучения молодой Юрский прилежно познавал науки, успевая активно играть в университетской театральной студии. Это хобби окончательно убедило юношу в том, что вовсе не юриспруденция его истинное призвание, и в 1955 году Сергей Юрьевич решительно изменил свою жизнь: он перешел в Ленинградский театральный институт имени А.Н. Островского на курс Л. Макарьева, откуда уже через два года был принят в труппу БДТ им. М. Горького.

Описать актерское дарование Сергея Юрского не представляется возможным, однако его моментально оценили все – учителя, режиссеры, коллеги, критики и, самое главное, зрители. В 1978 году Юрский переехал в Москву уже знаменитым актером, чтецом и режиссером. Весь Советский Союз обожал его за блестящие роли в таких популярных кинолентах, как «Республика ШКИД», «Золотой теленок», «Интервенция»… В театре имени Моссовета он появился уже в статусе звезды, который не устает подтверждать и по сей день.

Он всегда очень разный: настоящий авантюрист Остап Бендер, карикатурный руководитель конторы мэтр Роше или обожаемый всеми дядя Митя, благодаря которому популярность в нашей стране приобрел День взятия Бастилии…

Его работы разбирают на цитаты благодаря невероятному обаянию и великолепному мастерству, которые, кто знает, могли бы и сослужить немалую службу отечественной юриспруденции.

Вот так кино и театр перевесили в выборе между изучением юридического дела и творчеством. Может быть,  тем самым отечественная юриспруденция и лишилась еще одного гениального юриста, но зато какого гениального актера узнала вся страна. Если же в отличие от Сергея Юрского делом вашей жизни вы выбрали юриспруденцию, то Центр образования «ЭЛКОД» рад предложить вам свои услуги и приглашает на семинары для юристов.

Каллиграфия

Рубрика: (Человек пишущий) | Автор: moderator | Дата: 26-03-2014

Метки: , , , , ,

С этим словом у нас ассоциируется совершенно иные вещи, нежели у китайских мастеров. У китайцев каллиграфия — мастерство изящного рисунка, ибо красивое письмо это и есть рисунок. У нас каллиграфия — просто хороший почерк… Нет, очень хороший почерк, не позволяющий придраться к чему бы то ни было. Почерк, не позволяющий поставить под сомнение написанное, ибо красиво писать, как пишут мастера каллиграфии, не умеет никто. Даже машина. Даже очень умный механизм. Только человек. Только мастер, учившийся всю жизнь.

Но времена меняются. Меняется и школа каллиграфии. И сегодня, в эпоху компьютерных шрифтов, каллиграфия — это не только начертание одного шрифта. Это целый красивый макет, проект одной вещи, предназначенной для печати большого тиража. Или, напротив, крошечного тиража. Или даже единственного экземпляра. Но в любом случае, оформленного так, словно с него можно отпечатать множество экземпляров. Каллиграф остаётся опытным мастером, умеющим подготовить хороший, качественный проект. И это у него не отнимешь.

Поменялись инструменты. Сегодня каллиграф не будет работать кисточкой и чернильницей. Сегодня ему подавай хорошее чернильное перо. Или качественный компьютерный интерфейс. Главное — он понимает, как это все применить. К чему можно приделать эту красивую черточку, а к чему её приделывать не стоит. И все это в едином стиле, в едином ключе. По известным ему законам и неизвестным нам.

Эти законы собраны воедино учителями каллиграфии. Кто эти учителя? Да те же, что и в прошлом — мастера своего дела, собирающие вокруг себя людей, стремящихся рисовать красиво. И по сей день каллиграф — профессия на все времена. Считается, что грамотный человек — уже профессия. Но каллиграф — профессия вдвойне. Ибо пока один будет думать, как лучше сделать, второй — сделает. Он уже знает, что лучше в одном случае и что лучше в другом. Его позиция такова — нужно выбрать из лучшего самое лучшее. И преподнести заказчику. И сделать так, чтобы у заказчика в душе не шевельнулось ни одного сомнения.

Законы каллиграфии известны всем. Но знать законы и применять их — не одно и то же. Мы, как законопослушные граждане, знаем, что и как применять, скажем, на дорогах — чтобы ездить безаварийно и без любых проблем. Но знать то мы знаем. А вот применяем эти знания так, словно на дорогах идёт постоянная братоубийственная война… У каллиграфов несколько иначе. Нарушения их законов не ведёт людей к братоубийству. Хотя… кто знает? Может, и ведёт — если эти законы нарушаются вдоль и поперёк? Если правила каллиграфии не признаются за основу красивого письма. Если, наконец, каллиграфия граничит с безграмотностью — когда пишем мы очень красиво, но, увы, безграмотно.

Следовательно, первое основополагающее правило записывается так. Каллиграфия и грамотность должны полностью соответствовать друг другу. Красиво написанное, но безграмотное письмо не отвечает правилам этикета — как правильно написанное, но совершенно некрасивое. И даже больше, поскольку грамотных, но бездарных каллиграфов у нас намного больше, чем грамотных и одарённых.

Это простое правило и не правило вовсе — в понимании каллиграфов. Это норма, ответ на один из примитивных запросов. Мол, смогу ли я быть каллиграфом? Не знаешь родного языка — нет. Как ни старайся. А если язык знаешь, то и возможности открываются совершенно иные. Тогда тебе открыты любые пути к совершенствованию. Главное — иметь желание и не опускать рук. И все обязательно получится.

Ещё один вопрос — когда возникает уверенность, что ты в профессии состоялся? Что история с каллиграфией полностью (или частично) получилась? Это вопрос очень непростой. Ответ зависит от самого человека. От его ответственности, от многих факторов. Но, в принципе, он выглядит следующим образом. Если тебе не стыдно за то, что ты сотворил, если у тебя возникает стремление продолжать начатое дело, ты в качестве каллиграфа состоялся. И умеешь преподнести красивый почерк, сопроводив его грамотным и качественным содержанием. Это главное — стремление продолжать.

И все же профессия каллиграфа сегодня значительно упростилась. И многие каллиграфы умеют красиво писать на компьютере, оформлять тексты, но не вживую, на бумаге, а лишь на компьютерной модели. В этом заключается профессия бильд-редактора — человека, ответственного за дизайн газеты. И множество иных профессий, связанных с каллиграфией. Но бильд-редактор — одна из основополагающих профессий.

Быть хорошим бильд-редактором — это и есть кусок хлеба, на который зарабатывает хороший каллиграф. В газете он голова многому. Сто строк статьи о политическом лидере. Нужно выбрать нужный шрифт, оформить заголовок. Правильно скомпоновать статью, выделив иллюстративную картинку. И все это с постоянной сверкой с теми правилами каллиграфии, которые не менялись с момента её возникновения.

Правила эти держат в голове не только бильд-редактор и его окружение. Его держат в голове люди, которые при случае сумеют заменить бильд-редактора. И те, которые только и ждут его ухода на покой. То есть эта профессия одна из наиболее значимых в газете. И — наиболее стабильных. Но ушки должны быть на макушке. И постоянный статус лучшего из бильд-редакторов должен быть вне обсуждения. У меня не должно быть конкурентов. Отсюда и положение лучшего из лучших.

Другая профессия каллиграфа — оформитель книг. Это не одна и не две профессии. Но суть не меняется — если человек умеет оформлять тексты красиво, он состоится и в книжном деле. Главное здесь — постоянное совершенствование искусства (а каллиграфия и есть искусство). Одна книга, вторая, третья. И все они должны быть разными по оформлению, но никогда бездарными. Одна книга должна получиться великолепной, но слегка размытой. А вторая — такой же великолепной, но более плотной. И у человека, оценивающего эти книги, должно остаться лёгкое недоумение. Мол, что это за искусство — книги-то вроде бы различные. Но какова каллиграфия… Супер!

У каллиграфов на самом деле множество профессий. Но хороших каллиграфов очень на самом деле немного. Дело-то ограничивается талантами. Вот один каллиграф. Вот другой. А талантлив — по-настоящему, как положено — третий человек. Вот и получается, что из сотни каллиграфов, людей достаточно редкой профессии, талантливым является один. Да и тот трудится в редакции какой-то ничтожной районки… Нет, такого не бывает. Хорошие каллиграфы люди с явным заделом на будущее. И его, каллиграфа, возьмёт к себе любая редакция газеты. Возьмёт, обиходит и даст возможность сотворить всё, что у него на уме. Лишь бы работалось всласть. Лишь бы хорошо трудилось.

А в остальном — люди как люди.

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru