(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Пьер Карден: вкус, мастерство, расчет

Рубрика: (Истории успеха) | Автор: admin | Дата: 13-03-2015

Метки: , , , , ,

За окном настоящая весна и самое время поговорить о прекрасном. Именно поэтому мы выбрали сегодня героем удивительного мужчину, которому обязаны многим: цветными чулками, короткими сарафанами, джинсовыми нарядами, высокими сапожками и элегантными решениями мужской моды. Имя ему Пьер Карден.

Он родился 2 июля 1922 года в Италии, шестым ребенком в хорошей семье среднего класса, глава которой принял решение эмигрировать во Францию, спасаясь от жестокого режима Муссолини. В школе маленького Пьеро Кардини дразнили «макаронником», и сообразительному, старательному и жаждущему выбиться в люди мальчишке приходилось глотать обиды, мечтая однажды доказать всем, что он способен на многое.

С 14-и лет Пьер начал работать в качестве подмастерья у местного портного, а когда началась война, поступил в армию, где трудился бухгалтером в обществе Красного креста. Надо сказать, что финансовая деятельность всегда давалась ему хорошо: он умел обращаться с деньгами и рассчитать выгоду. Именно этим Карден планировал заниматься всю свою жизнь – серьезным делом, которое одобряли его родители. Однако случай (а по легенде – предсказание случайной гадалки) распорядился иначе – гонимый мечтой юноша отправился покорять Париж.

Конечно, в столице его никто не ждал, однако оправляющемуся после войны городу в ближайшие годы суждено было окунуться с головой в невероятную роскошь великолепных нарядов, которые стали символом новой жизни. Французы знают толк в красоте, и изящные руки молодого человека, умеющего работать с тканями, нитками и иголками, сразу нашли себе достойное применение в лучших домах мод. Пьера быстро оценили, и карьерный рост его был мгновенен. В эпоху «нью-лук» Карден уже трудился в доме самого Кристиана Диора и получал похвалы от самой Коко Шанель.

Решающей ступенью стала подготовка костюмов для фильма Жана Кокто «Красавица и чудовище», в рамках которого наряды Жана Мааре примерялись на самого Кардена – фигуристого и элегантного. Вдохновленный успехом, Пьер вскоре уходит в свободное плаванье и первое время занимается исключительно театральными работами, однако его первая коллекция haute couture, увидевшая свет в 1953 году, была встречена овациями.

После этого Карден позволил себе небывалые вещи: внезапно он решился на смелый поступок – создал первую в мире мужскую модную коллекцию (его стильные пиджаки без ворота носили сами The Beatles!) и открыл бутик не только для женщин («Ева»), но и для мужчин («Адам»), а затем вынес в ближайшие универмаги серию готовой одежды, возмутив всех кутюрье и став первопроходцем в мире pret-a-porte.

«Я – счастливый человек. Многие мои мечты сбылись, а я не перестаю фантазировать, что-то придумывать, чтобы потом осуществлять новые и но­вые мечты», – говорит Карден. Позади 90-летие, а он по-прежнему ярок и энергичен, многие десятилетия ему доверяют выдающиеся звезды мирового кинематографа, но настоящей музой из них стала лишь одна – великая француженка Жанна Моро, с которой модельера связывал странный, но очень красивый роман. До сих пор она, славящаяся элегантностью и изысканностью, предпочитает всем платьям его работы.

И все эти годы в каждом деле Пьера Кардена проявлялся его огромный бухгалтерский талант, за что Time назвал его «хитроумным фанатиком», который поставил свое имя на всём, что «можно прибить гвоздями, приклеить, пришить, разлить по бутылкам, закрыть, открыть и употребить». За свою карьеру кутюрье запатентовал более 800 различных изобретений, однако утверждает, что «выбирающий деньги всегда проигрывает».

В который раз мы убеждаемся, что одного таланта мало. На каждое гениальное дело или изобретение должен быть не менее гениальный бухгалтер. И хорошо, когда эти две профессии соединяются в одно, как в случае с Пьером Карденом. Если же нет, то тоже не страшно, ведь любому делу можно научиться. Центр Образования «ЭЛКОД» приглашает вас на свои семинары, где профессиональные преподаватели помогут вам стать гениальным бухгалтером для свершения гениальных дел.

Последний джентльмен русской эмиграции

Рубрика: (Истории в судебной мантии, Истории успеха, Человек пишущий) | Автор: admin | Дата: 29-01-2015

Метки: , , , ,

Пришло время обратиться к прекрасному – литературе. Из всех искусств именно в этом реализовались многие выпускники юридических факультетов. Благодаря им сегодня мы можем прочесть немало прекрасных произведений с закрученным сюжетом. Нынешним нашим героем станет выдающийся писатель, который, как эмигрант, был почти неизвестен советскому читателю, однако очень популярен у русского зарубежья.

Марк Александрович Ландау родился в 1886 году в Киеве. Интеллигент, сын крупного сахарозаводчика, он владел немецким, французским, английским, древнегреческим и латинским языками и одновременно получил сразу два образования в Киевском Университете. Одно из них было юридическим, однако в качестве постоянного занятия он выбрал химию, по которой его научные работы публиковались не только в Москве и Петербурге, но также в Париже, где он продолжал учиться.

Во время Первой мировой войны Марк Ландау вернулся в Россию, чтобы помогать в разработке способов защиты от возможных газовых атак. В это же время он пишет и издает под псевдонимом «Алданов», который вскоре стал его фамилией, первый литературный труд «Толстой и Роллан». Однако уже следующее сочинение стало причиной для эмиграции – глобальная работа «Армагеддон», написанная в форме философских диалогов на тему политического переворота в 1917 году, была запрещена.

Уже во Франции, где Марк Александрович посвятил себя писательству, он сблизился со многими великими эмигрантами – Набоковым, Толстым и особенно – Буниным, который и называл Алданова «последним джентльменом русской эмиграции». Первую популярность ему принесли исторические очерки, посвященные выдающимся французским личностям. Наполеон Бонапарт вдохновил его на создание целого ряда произведений, включая заслужившую положительные отзывы критики повесть «Святая Елена, маленький остров».

Юридическое образование для автора произведений, содержащих множество политических и исторических подробностей, оказалось огромным преимуществом, позволявшим также вводить в качестве персонажей, например, следователей и адвокатов, ставших свидетелями тех или иных событий. Так, литературовед Глеб Струве ставил трилогию Алданова «Ключ» – «Бегство» – «Пещера» выше схожей по тематике трилогии «Хождение по мукам» Алексея Толстого за большую глубину.

Вторая мировая война вынудила писателя эмигрировать в США, где он не только работал над ставшим впоследствии популярным романом «Начало конца», но и организовывал творческие вечера, собранные средства от которых по возможности отправлялись в поддержку его коллег в Европе, – в первую очередь помощь предназначалась лауреату Нобелевской премии Ивану Бунину. Кроме того, Алданов публиковал и научные работы по химии, которые пользовались большим авторитетом. В 1947 году он переехал в Ниццу, где скончался через 10 лет, спустя три месяца после своего 70-летия.

В Советском Союзе произведения Марка Александровича Алданова начали активно издаваться и завоевывать собственную читательскую аудиторию только с 1987 года.

Никогда не знаешь, в какой сфере себя найдешь. Чем богаче арсенал навыков и талантов, тем легче определиться с направлением, в котором двигаться. Если вы уже выбрали направление и держите курс в сторону юриспруденции, то добро пожаловать на семинары для юристов  в Центре Образования «ЭЛКОД».

Домашний компьютер – первые шаги

Рубрика: (Хобби, семья, здоровье) | Автор: moderator | Дата: 23-12-2013

Метки: , , , , ,

Наш рассказ об истории домашнего персонального компьютера связан с именем ещё одного компьютерного гения (без всяких кавычек!), английского изобретателя сэра Клайва Синклера (родился в 1940 году). Именно этот человек создал один из самых массовых микропроцессоров современности – Z80. А в 1981 году – первый персональный компьютер на базе этого микропроцессора, получивший название Z81. В 1988 году вышла самая популярная в СССР машина ZX Spectrum, в которой работал процессор Z80. Именно этот компьютер сыграл свою роль в компьютеризации нашей страны. Более того, старина «Спекки» жив до сих пор – в виде эмуляторов, программ для запуска игр и приложений для ZX Spectrum. Если любопытно, вы можете отыскать и сами эмуляторы, и огромное количество программ (их количество зашкаливает за десяток тысяч!) в Интернете, набрав в строке запроса любого поисковика эти два слова – ZX Spectrum.

А начиналось всё ещё в 70-е годы. В США был выпущен первый массовый персональный компьютер Apple II. Следом за Джобсом и Возняком подтянулись и другие компании. И всё было бы хорошо, за одним исключением – это была Америка. Европа и Юго-Восточная Азия оставались за бортом. Но и в США картина была не столь радужной. Первые 8-разрядные компьютеры только завоёвывали рынок, а потому стоили относительно недорого. Но как только индустрия встала на ноги, взлетели и цены. В первой половине 80-х годов компьютер стоимостью в 2500 долларов считался недорогим, а цена персональной машины в полной комплектации приближалась к 5000 долларов. Между прочим, это была стоимость автомобиля.

Интерес к компьютерной технике рос, как снежный ком. Радиолюбительские и просто научно-популярные журналы открывали компьютерные рубрики. Один за другим выходили красочные компьютерные издания. Но большинство потенциальных покупателей персональных компьютеров могли лишь просматривать иллюстрации, читать статьи о тонкостях программирования и размышлять о том, а нужен ли персональный компьютер вообще. Не слишком ли дорога эта игрушка? И что с ней, собственно, делать, вложив в привлекательную машину такие деньги?

Идея Клайва Синклера была гениально проста. Надо дать людям доступный компьютер. Очень доступный – в сотню фунтов стерлингов (дело было в Англии). И он это сделал.

У Z81 были очень скромные характеристики. Небольших размеров металлическая коробочка представляла собой компактную клавиатуру с 48 клавишами, каждая из которых выполняла несколько функций. Память всего в 1 килобайт ограничивала применения машинки, но иначе компьютер стоил бы слишком дорого. Тем не менее, в постоянную память компьютера был зашит язык программирования Basic. При помощи клавиатуры можно было вводить символы – буквы и цифры, а также целые команды. На каждой клавише были обозначены   несколько команд, которые можно было не запоминать, достаточно взглянуть на надписи.

Тут же возникли крошечные сообщества самодеятельных программистов, а потом и небольшие софтверные компании, которые стали создавать программы для нового компьютера. Старина «Спекки» в считанные годы приобрёл такую популярность, что его выпускали в самых разных странах миллионами штук. К концу 80-х годов появилось множество весьма любопытных вариантов. Сам Клайв Синклер в 1988 году выпустил самый совершенный ZX Spectrum с расширяемой памятью в 32 килобайта. Вскоре были выпущены варианты с 48 и 128 килобайтами памяти (32 килобайта использовалось  в качестве ОЗУ, а избыток – в качестве страничной памяти для промежуточного хранения данных).

Изначально для хранения программ предназначался магнитофонный интерфейс, а в качестве монитора использовался бытовой телевизор. Но затем возможности платформы были расширены. Вдобавок к магнитофонному появился контроллер дисковода на гибких дисках, а компания «Ямаха» выпустила микросхему звукового синтезатора — «Спекки» получил многоголосный звук весьма неплохого качества. Эти компьютеры могли работать и с периферией, например, с игольными и струйными матричными принтерами (первые бытовые струйные принтеры были выпущены с расчётом именно на эту машинку).

Если пролистать каталоги компьютерных компаний конца 80-х – начала 90-х годов, то можно обнаружить множество любопытных разновидностей ZX Spectrum. Например, машинку с большой компьютерной клавиатурой, в которую были встроены два 3,5-дюймовых дисковода. Или портативный компьютер с встроенным магнитофоном на микрокассетах, который использовался в качестве накопителя. Машин было очень много, в том числе и нашего, российского производства. В начале 90-х многие частные предприятия осваивали этот рынок. Но… но всё когда-нибудь заканчивается.

В 1992-1993 годах рынок 8-разрядных компьютеров стал стремительно сворачиваться. Маленькие недорогие компьютеры испытывали давление сразу с двух сторон – со стороны 16-ти и 32-разрядных «серьёзных» компьютеров и со стороны игровых телевизионных приставок. Персональные компьютеры были дороги, но массовое производство снизило их стоимость до приемлемого уровня. А игровые приставки стоили копейки, но по графическим и звуковым возможностям не уступали 8-разрядным компьютерам. ZX Spectrum чаще всего использовался именно в качестве игровой консоли (Интернета тогда ещё не было). А на приставках крутились те же самые игровые программы, которые к тому же было проще запускать, поскольку хранились они на недорогих картриджах с микросхемами постоянной не перезаписываемой памяти.

Если для американцев первым персональным компьютером был Apple II, то для европейцев всё-таки детище Клайва Синклера. Этот компьютер прочно поселился в домах не самых богатых людей, подарил им множество увлекательных часов освоения компьютерной техники и просто – сделал жизнь интересней.

Старый добрый «Спекки» умел не так уж и много. Но то, что умел, у него получалось  великолепно. Многие современные программисты выросли на этой технике. Наверное, поэтому и вспоминают эту простую машинку с необыкновенной теплотой и нежностью.

Заслуги Клайва Синклера созданием маленького доступного компьютера не ограничиваются. Он создатель карманных калькуляторов, электронных часов, маленьких телевизоров с жидкокристаллическим экраном, электронных органайзеров и другой любопытной техники. В 1983 году Клайв Синклер был посвящён в рыцари. Отныне к его достойному имени было добавлено почётное обращение – сэр.

Вертолёт Сикорского

Рубрика: (Истории успеха) | Автор: moderator | Дата: 12-11-2013

Метки: , , , ,

Судьба великого русского авиаконструктора Игоря Ивановича Сикорского это история таланта и упорства, смелости и трудолюбия. Сикорский – ещё один русский эмигрант, который подобно Сарнову и Зворыкину, Понятову и Рахманинову подарил свой гений принявшей его Америке.

Игорь Иванович родился 25 мая 1889 года в Киеве в семье врачей. В возрасте 12 лет (эту историю приводят все биографы Сикорского, очень уж она примечательна) мальчик построил модель вертолёта с двигателем в виде резинового жгута. Позже он построил большую двухвинтовую модель, которая поднималась на несколько метров над землёй. Идея вертолёта не оставляла Сикорского с отрочества, но до её реализации предстояло пройти долгий путь и прожить целую жизнь.

В 1903 году Сикорский поступил в Российскую военно-морскую академию в Петербурге. Но в 1906 году отправился продолжать образование в Париж. Через год он вернулся в Россию и окончил обучение в Политехническом институте в Киеве.

Летом 1908 года семья Сикорских отправилась в путешествие по Германии и Франции. Молодой Сикорский бредил авиацией. Находясь в Германии, он рисовал чертежи будущих вертолётов, проводил расчёты несущего винта. Здесь же в Европе состоялась его встреча с легендарными братьями Райт, которая во многом определила его судьбу, как авиаконструктора. В том же году, благодаря финансовой поддержке сестры, Сикорский снова отправляется в Париж. Он намерен строить свой вертолёт, но французские пионеры авиации в идею Сикорского не поверили. Слишком фантастично выглядела его машина, которая якобы могла с места вертикально подниматься в воздух. Не добившись успеха, Игорь Иванович вернулся в Киев. В его багаже был мотоциклетный двигатель «Анзани» мощностью в 25 лошадиных сил. И в 1909 году Сикорский приступил к постройке первого вертолёта с двумя соосными несущими винтами, вращающимися в противоположном направлении.

Ни первая, ни вторая (в 1910 году) попытки создать вертолёт не удались. Машины не летали, и это несколько охладило пыл молодого конструктора. И Сикорский переключился на конструирование самолётов. Он снова посетил Францию, осмотрел первые аэропланы. Затем вернулся в Россию и построил две весьма любопытные модели аэросаней, а затем подряд три самолёта-биплана серии «S». В воздух поднялся только «S-3» — в мае 1911 года, но это уже был настоящий самолёт, а не беспомощная модель. В том же 1911 году Сикорскому была выдана лицензия на изобретение (под номером 64) от Российского Императорского Аэроклуба. В сентябре 1911 года самолёт Сикорского «S-5» соревнуется с иностранными аэропланами на воинских учениях под Киевом, причём, оказывается самым быстрым. Следующая модель «S-6» стала в судьбе Сикорского поворотной. Это был самолёт со 100-сильным двигателем «Аргус», который поднялся в воздух в ноябре 1911 года. Качества машины настолько впечатлили присутствующих на испытаниях чиновников, что в 1912 году молодой конструктор был назначен главным инженером авиастроительного отделения «Русско-Балтийского автозавода», того самого, что выпускал великолепные автомобили «Руссобалт» (один из них можно увидеть в Политехническом музее в Москве – очень красивая машина).

Игорь Иванович Сикорский

В том же году усовершенствованный «S-6-B» выиграл заказ русской армии и пошёл в серию. А Игорь Сикорский получил задание на разработку большого самолёта. 13 мая 1913 года в воздух поднялся первый в мире четырёхмоторный бомбардировщик «S-21». В декабре 1913 года был выпущен немного усовершенствованный вариант «S-22», получивший название «Илья Муромец». В течение долгого времени «Илья Муромец»  удерживал титул самого большого самолёта в мире. В годы Первой мировой войны Сикорский построил в общей сложности 75 четырёхмоторных тяжёлых бомбардировщиков. Но… но в 1917 году грянула революция.

В 1918 году Сикорский в очередной раз вернулся в Париж. Затем – горький путь русской эмиграции первой волны. Пароход, Атлантика и – 30 марта 1919 года Игорь Сикорский ступил на землю Нью-Йорка. Началась его вторая жизнь. Талантливый русский авиаконструктор стал великим американским авиаконструктором.

Правда, несколько лет Сикорский перебивался случайными заработками – служил авиаинженером в Дайтоне, читал лекции в Нью-Йорке, учительствовал… В 1923 году Сикорский и несколько его товарищей по эмиграции (бывших белых офицеров) основали новую компанию «Сикорски аэроинжиниринг». Средств хватило на небольшое помещение, на этом деньги закончились. Помощь пришла от русского эмигранта, композитора и пианиста Сергея Рахманинова, который принялся активно пропагандировать достижения Сикорского (а они были несомненны) и выкупил 5 процентов акций нового предприятия, вложив, таким образом, в первое американское предприятие Сикорского деньги. Позже, в 1928 году, компания Сикорского влилась в корпорацию «Юнайтед эйркрафт» (сам Игорь Иванович был назначен генеральным конструктором и прослужил в корпорации до 1957 года), но главные трудности были уже позади – Игорь Сикорский был признан в качестве авиаконструктора и больше не нуждался. Наступило время плодотворной работы.

В Америке Сикорский создаёт множество великолепных самолётов – двухмоторный цельнометаллический «S-29А», первый самолёт-амфибию «S-34», который дал импульс к созданию целого ряда амфибий Сикорского. В 1927 году на самолёте «S-37» первый беспосадочный перелёт через Атлантику совершил Чарльз Линдберг, пролетев 5800 километров за 33 часа 30 минут. Сразу после этого знаменитый двухмоторный самолёт был куплен американской службой дальних пассажирских авиаперевозок. Восьмиместная амфибия «S-36» в 1928 году была куплена компанией «Пан Америкен», а «S-38» был закуплен уже десятком авиакомпанией и даже вооружёнными силами США. Этот же самолёт в 1929 году Линдберг использовал для организации почтовой воздушной линии между США и Панамой.

Одна за другой компания Сикорского выпускала отличные самолёты. Но в 1931 году Игорь Иванович снова вернулся к старой идее создания вертолёта. В этом году он разработал и запатентовал вторую кинематическую схему вертолёта – с основным несущим и маленьким боковым винтом. Таким образом, обе схемы, применяющиеся сегодня в вертолётостроении, были разработаны Сикорским.

Опытами Игоря Ивановича заинтересовались американские компании (в частности «Юнайтед Эйркрафт»). Начались работы по строительству летающей модели. И 14 сентября 1939 года, после долгих лет кропотливой работы, в воздух поднялся первый в мире вертолёт «VS-300». По правде говоря, эта машина мало походила на вертолёт. Стальная труба, несущий и боковой винты, открытая кабина пилота. На первых испытаниях вертолёт смог только оторваться от земли, но это был уже успех. Первый вертолёт преследовали многочисленные крушения (без жертв – Сикорский сам испытывал свои вертолёты и поднимался совсем невысоко). Но уже к лету 1940 года «VS-300» продержался в воздухе 15 минут. А в мае 1942 года была выпущена первая серийная машина «XR-4», которая сразу была взята на вооружение воздушными силами США. В 1944 году этот вертолёт продемонстрировал всем, что значит вертикальный взлёт. В условиях снежного бурана на «XR-4» была доставлена партия крови из Нью-Йорка в Сэнди Хук, Нью-Джерси. В этой крови нуждались раненные моряки, пострадавшие от взрыва на морском судне. А в ноябре 1945 года другой вертолёт Сикорского «S-51» спас моряков, терпящих бедствие в море, сняв их с тонущей баржи. Машины Сикорского применялись и в ходе Второй мировой войны – в спасательных операциях.

С этого и началась эпоха всеобщего распространения вертолётов. Сегодня эти машины применяются в качестве патрульных и пассажирских машин, их используют санитарная и морская авиация. Военный вертолёт – «летающий танк» — грозное и почти непобедимое оружие. А тяжёлые грузоподъёмные машины применяются на транспортных линиях и на строительстве крупных зданий.

Сикорского не стало в октябре 1972 года. Заслугой Игоря Ивановича является разработка сложнейших механизмов изменения угла атаки лопастей несущих винтов (самый сложный узел в вертолёте), детальная отработка всех механических узлов вертолёта и его системы управления. Сегодня можно с полным на то основанием сказать, что все вертолёты мира, где бы и кем бы они ни выпускались, являются прямыми потомками летающих машин Игоря Сикорского.

Полёт человека в космос

Рубрика: (Истории успеха) | Автор: moderator | Дата: 25-10-2013

Метки: , , , , ,

Запуск серии искусственных спутников Земли, в том числе и с живыми организмами на борту (с собаками), позволил говорить и о возможности космического полёта человека. В начале 1959 года в Академии наук СССР прошло совещание, на котором обсуждалась не только перспективы такого полёта, но и вполне конкретные подробности — например, кто, собственно, может полететь. Результатом этого совещания, созванного президентом Академии наук Мстиславом Всеволодовичем Келдышем (годы жизни 1911-1978), стали постановления правительства (в январе ЦК КПСС, в те годы центральный комитет партии занимался всеми вопросами, в том числе и явно не партийными) «О подготовке человека к космическим полётам». С этого и началась программа орбитальных полётов с космонавтами на борту космического аппарата.

По мнению Королёва в космос должны были летать опытные лётчики. Вот что говорил по этому поводу сам Сергей Павлович: «Для такого дела лучше всего подготовлены летчики и, в первую очередь, летчики реактивной истребительной авиации. Летчик-истребитель — это и есть требуемый универсал. Он летает в стратосфере на одноместном скоростном самолете. Он и пилот, и штурман, и связист, и бортинженер». В рядах Военно-воздушных сил был проведён так называемых «космический набор». Специальная комиссия отобрала 3461 лётчика истребительной авиации в возрасте до 35 лет. После беседы из них было отобрано 347 человек. После медицинского обследования и дальнейших бесед из этого числа было отобрано 206 человек. Эти кандидаты в космонавты подверглись скрупулёзным медицинским обследованиям, которые длились более полугода – с октября 1959 года, по апрель 1960 года. В результате 72 человека сами отказались от продолжения обследования, а 105 лётчиков были отчислены по состоянию здоровья. Осталось всего 29 человек, из которых было отобрано только 20. Эти 20 человек и стали первыми в мире космонавтами.

По требованию Королёва в СССР создаётся Центр подготовки космонавтов. Первое занятие в этой «космической школе» состоялось 14 марта 1960 года. А 17-18 января 1961 года выпускные экзамены на готовность к полёту на космическом корабле «Восток» сдала первая группа космонавтов — Гагарин, Титов, Нелюбов, Николаев, Попович и Быковский.

Что такое корабль «Восток»? Это та самая двухступенчатая межконтинентальная баллистическая ракета «Р-7», которая была принята на вооружение в 1959 году. Эта ракета была спроектирована с большим запасом грузоподъёмности. Конструкторы рассчитали её таким образом, что при добавлении третьей ступени ракета могла вывести на околоземную орбиту груз массой до 4,6 тонн, а при добавлении ещё одной, четвёртой, ступени вывести на межпланетную орбиту (например, к Луне) груз массой до 1,2 тонны. Так что ракета-носитель «Восток» был трёхступенчатым вариантом стратегической межконтинентальной ракеты «Р-7».

И здесь важна одна принципиальная подробность. К 1960 году наши межконтинентальные ракеты с жидкостными реактивными двигателями по дальности полёта и по эксплуатационным качествам уступали американским ракетам с твердотопливным двигателем. Однако, Королёв выбрал именно вариант с ЖРД, явно строя планы на освоение космоса. Позже ОКБ-1 выпустило и ракету с твердотопливным двигателем. В 1962 году была выпущена экспериментальная ракета РТ-1, имевшая дальность полёта в 2,5 тысячи километров. А в 1966 году на вооружение была принята серийная ракета РТ-2. С этого момента ракетные войска СССР, а затем и России оснащались и оснащаются только межконтинентальными баллистическими ракетами с твердотопливными двигателями. Поскольку речь идёт о разовом применении военной ракеты, возможность заправки жидкими компонентами усложняет её поддержание в боевом состоянии. А содержать заправленную ракету с ЖРД на боевом дежурстве в течение 15-17 лет (таков срок службы этих ракет) невозможно, поскольку жидкие компоненты – топливо и окислитель – очень агрессивны и со временем разъедают баки. Но именно упорство и дальновидность Королёва позволили нашей стране вырваться вперёд в развернувшейся космической гонке.

12 апреля 1961 года в 9 часов 7 минут по московскому времени на космодроме Байконур был дан старт, и на орбиту был выведен первый пилотируемый космический корабль «Восток-1». Весь мир узнал открытую улыбку Юрия Алексеевича Гагарина, ставшего не только национальным, но и всемирным героем. Полёт длился всего 1 час 48 минут. За это время корабль совершил один виток вокруг Земли и благополучно приземлился.

К этому моменту открытыми оставались многие проблемы. Полёты животных в космос уже показали, что невесомость живому организму не опасна. Но как поведёт себя человек в состоянии невесомости, которое продлится достаточно долгое время. Как отразится на жизнедеятельности человека чудовищное ускорение при выводе корабля на околоземную орбиту? Собаки оставались живыми, но они не могли сообщить о своих ощущениях. Насколько эффективная защита человека от воздействия космической радиации? И каковы, наконец, последствия полёта для здоровья человека? Ответов не было, и это означало только одно – первый космонавт очень рисковал. Но иного пути не было. Именно поэтому мы называем Юрия Гагарина настоящим героем, хотя в том первом в истории полёте он не выполнял никаких действий, являясь не столько пилотом, сколько пассажиром корабля.

Вторым в истории человеком, поднявшимся в космос, стал американский астронавт (такое название пилот космического корабля бытует в Америке) Алан Шепард. Он поднялся в космос 5 мая 1961 года на корабле «Меркурий Редстоун 3», но на орбиту не вышел. Полёт продолжался всего 15 минут 22 секунды, после чего астронавт вернулся на землю. По сравнению с полётом Гагарина полёт Шепарда выглядит как неудачный, но в ходе полёта Шепард сам управлял кораблём. А в январе 1971 года в составе третьей лунной экспедиции первый американский астронавт Алан Шепард высадится на Луну. Но это будет ещё не скоро.

Вирджил Гриссом

Третьим человеком в ближнем космосе стал тоже американец Вирджил Гриссом. Он поднялся в космос 21 июля 1961 года на корабле «Меркурий Редстоун 4». Полёт снова был суборбитальным – корабль на околоземную орбиту не вышел. Длительность полёта составила 15 минут 37 секунд. Этот полёт примечателен тем, что впервые приземление было совершено в океан. После приводнения корабль затонул, но астронавту удалось выбраться наружу и дождаться спасателей в воде.

Второй советский космонавт Герман Степанович Титов (кстати, наземный дублёр Гагарина в первом полёте) поднялся на орбиту 6 августа 1961 года на корабле «Восток-2». Этот полёт стал первым в истории длительным пребыванием человека в ближнем космосе. В течение 25 часов 18 минут Титов 17 раз облетел Землю и благополучно приземлился.

Отставание американцев с каждым полётом сокращалось. 20 февраля 1960 года астронавт Джон Гленн вывел на околоземную орбиту корабль «Меркурий Атлас 6». Полёт продолжался 4 часа 55 минут, в течение которых управляемый Гленном корабль совершил три витка вокруг Земли.

Однако русские были на несколько шагов впереди. И американцы объявляют о запуске лунной программы, в ходе которой они намерены, ни много ни мало, осуществить высадку человека на поверхность естественного спутника нашей планеты – Луны. 25 мая 1961 перед Конгрессом США выступил президент Кеннеди. В своей речи он выдвинул предложение об экспедиции на Луну «до конца этого десятилетия» в рамках космической программы «Аполлон». Это положило начало следующему этапу космической гонки. К Луне запускаются первые советские и американские корабли с автоматическими зондами, которые должны помочь изучению ближайшей от нас малой планеты и, таким образом, подготовиться к полёту к Луне человека.

Но… 14 января 1966 года великого конструктора, пионера космонавтики Сергея Павловича Королёва не стало — не выдержало сердце после несложной операции. Эта внезапная кончина сказалась на развитии и советской космонавтики, и мировой космонавтики в целом. Вскоре американцы догнали и перегнали СССР в космических технологиях. Советское руководство постепенно утратило интерес к космическим рекордам, а вскоре угас и интерес США. Полёты в космос потеряли характер научного и технологического соревнования. А личности, сравнимой по масштабам с личностью Королёва, в мировой космонавтике так и не появилось.

Полупроводники

Рубрика: (Как рождались технологии) | Автор: moderator | Дата: 24-10-2013

Метки: , , , , ,

У вакуумной электронной лампы есть множество неустранимых недостатков. Во-первых, это хрупкий стеклянный прибор, который плохо подходит для применения в портативной и военной технике. Резкое движение или случайный удар приводит к повреждению ламп. Во-вторых, катод лампы в результате термоэлектронной эмиссии истощается, поэтому лампа имеет ограниченный срок службы. В-третьих, катод, выполненный в виде нити накала, потребляет значительное количество электроэнергии. Это приходится учитывать при создании тех же портативных радиоприемников и военных радиостанций, снабжая их емкими и оттого тяжелыми элементами питания. Наконец, электронная лампа имеет слишком большой разброс параметров. Создать серию ламп с одинаковыми характеристиками довольно сложно, что сказывается на стоимости её производства.

К середине сороковых годов прошлого века конструкторам электронной аппаратуры стало ясно – нужен принципиально иной электронный прибор, способный заменить и вакуумную лампу, и электромеханическое реле. Именно этой проблемой в конце 1945 года и занимались сотрудники американской компании «Белл Телефон Лабораториз». Руководил изысканиями американский физик Уильям Брэдфорд Шокли (годы жизни 1910-1989). Работы основывались на открытом еще в 19 веке эффекте полупроводимости, который наблюдается у некоторых материалов (например, у кристаллов кремния и германия). Суть этого эффекта заключается в том, что в обычных условиях (при комнатной температуре) эти материалы обладают свойствами и проводников, и диэлектриков. С ростом температуры растет и их электропроводность. Электрические свойства изменяются и под воздействием других факторов – света, магнитного поля, потоков быстрых частиц. Носителями заряда в полупроводниковых материалах являются электроны проводимости и носители положительного заряда – дырки.

16 декабря 1947 года учеными был создан первый полупроводниковый транзистор с точечными контактами на основе кристалла германия (руководству компании работа была продемонстрирована неделей позже, поэтому официальной датой считается 23 декабря). Общая схема работы транзистора выглядит следующим образом. Электрический ток протекает по пластинке от эмиттера к коллектору. К поверхности  германиевой пластинки припаян электрод, который является базой. При подаче положительного потенциала на базу ток на коллекторе усиливается, при подаче отрицательного потенциала транзистор запирается. И течение тока прекращается.

В 1951 году Шокли разработал первый трехслойный германиевый транзистор, который, к сожалению, был очень дорог в производстве. Но в 1954 году физику Томасу Хиллу удается изготовить транзистор на основе дешевого кремния. С этого момента начинается повсеместное внедрение транзисторов, и к началу 70-х годов электронные лампы выходят из употребления.

За изобретение полупроводникового транзистора Уильяму Шокли и его коллегам по «Белл Телефон Лабораториз» Джону Бардину (годы жизни 1908-1991) и Уолтеру Браттейну (годы жизни 1902-1987) была присуждена  Нобелевская премия за 1956 год.

Но изобретение полупроводников было только первой вехой в принципиально иной технологии – полупроводниковой электроники. Не меньшее значение имеет и изобретение интегральных микросхем (ИС), микроминиатюрных электронных устройств, элементы которых неразрывно связаны и конструктивно (располагаются на одном кристалле и в одном корпусе), и электрически (проводники соединяют элементы в единую электрическую схему).

Необходимость в интегральных (объединённых) решениях была обусловлена массовым производством электронной аппаратуры. Дело в том, что до начала 60 годов прошлого века сборка электронных компонентов любого устройства производилось вручную. Пайка электронных компонентов была частично автоматизирована, но всё же количество деталей, наладка готовых плат и схем, и усложняло производство, и делало его слишком дорогим. Но именно на 50-60 годы пришёлся бурный рост производства потребительской электроники — телевизоров и радиоприёмников, а также вычислительной техники. Сложность сборочного процесса хорошо иллюстрирует такой факт – американский компьютер CD1604, выпущенный в 1960 году, содержал около 100 тысяч диодов и 25 тысяч транзисторов. При этом время наработки на отказ не превышало 2–3 часов.

Впервые идея интегральной схемы была высказана в 1952 году на конференции по электронным компонентам, проходившей в Вашингтоне, сотрудником Британского королевского радиолокационного управления в Малверне Джеффри Даммером. В его докладе о надёжности элементов радиолокационной аппаратуры говорилось: «С появлением транзистора и работ в области полупроводниковой техники вообще можно себе представить электронное оборудование в виде твёрдого блока, не содержащего соединительных проводов. Он может состоять из слоёв изолирующих, проводящих, выпрямляющих и усиливающих материалов, в которых определённые участки вырезаны таким образом, чтобы они могли непосредственно выполнять электрические функции». Поистине пророческое предсказание!

Джек Сент-Клер Килби

Позже была освоена технология групповой обработки полупроводников. Диоды и транзисторы изготавливались из одной общей кремниевой пластины-заготовки, что прямо указывало на то, чтобы на такой же пластине вытравливать не набор одинаковых элементов, а целые схемы из разных элементов. И в 1959 году, независимо друг от друга, два американских инженера-электронщика — Джек Сент-Клер Килби (родился в 1923 году), сотрудник компании Texas Instruments, и Роберт Нойс (годы жизни 1927-1990), сотрудник Fairchild Semiconductor – сконструировали и изготовили первые в мире интегральные схемы.

К моменту изобретения Килби был в Texas Instruments новичком, он пришёл в эту компанию лишь в мае 1958 года из фирмы Centralab, в которой возглавлял отделение по разработке слуховых аппаратов. У Centralab было небольшое собственное предприятие по производству транзисторов, поэтому Килби имел немалый опыт по работе с полупроводниками. Идея создания интегральной схемы пришла к нему в июле того же 1958 года. Килби работал с германиевой пластинкой, пять элементов которой соединялись проводником – тонкой золотой проволочкой (следует заметить, что мы сознательно упрощаем описание, дабы не утомлять внимание читателя техническими подробностями). В начале 1959 года первая интегральная схема была изготовлена, а в марте 1960 года представлена на выставке американского Института радиоинженеров. Килби подал заявку на выдачу патента.

В 2000 году Джек Килби был удостоен Нобелевской премии.

Однако технология изготовления интегральных схем Килби оказалась слишком трудоёмкой, а выход исправных схем – слишком низким (всего около 10 процентов). И со временем метод Килби был вытеснен более технологичным и дешёвым методом Нойса. Роберт Нойс предложил соединять элементы интегральной схемы металлическими проводниками, создаваемыми методом напыления.

Любопытно, что именно Роберт Нойс и его товарищ Гордон Мур (вскоре к ним присоединился и Эндрю Гроув) в 1968 году создали компанию Intel — ту самую, имя которой сегодня знает едва ли не каждый житель нашей планеты. Создатели компании ставили своей целью разработку электронного запоминающего устройства, взамен дорогим и ненадёжным магнитным носителям. В конце 1970 по заказу японской фирмы Busicom инженер компании Intel Тед Хофф сконструировал объединенную микросхему, универсальное логическое устройство, которое отыскивало и отбирало прикладные команды из полупроводниковой памяти. Этот центральный вычислительный блок работал в составе набора из четырёх микросхем и не только соответствовал требованиям заказа японцев, но годился для создания множества электронных устройств – от часов, до калькулятора… Так появился микропроцессор марки 4004.

Но это уже другая история.

Портативный транзисторный радиоприёмник

Рубрика: (Истории успеха) | Автор: moderator | Дата: 23-10-2013

Метки: , , , , ,

В конце декабря 1954 года, под самое Рождество, американская компания Regency выпустила первый в мире транзисторный радиоприёмник TR-1. Этот невзрачный по нынешним меркам и громоздкий аппарат с выходной мощностью всего в 10 милливатт (как у современных вкладных наушников) открыл целую эпоху, которую можно назвать эпохой полупроводниковой бытовой электроники. Более того, с этого радиоприёмника (хоть и косвенным образом) началось восхождение к славе другой великой компании – корпорации Sony. Об этой во многом необычной истории и будет наш рассказ.

Компания, которой к концу ХХ века предстояло стать крупнейшей электронной корпорацией мира, была основана в Токио 7 мая 1946 года двумя инженерами – Ибукой Масари, бывшим директором японской фирмы Japan Precision Instruments Company, и Акио Моритой, отец которого обеспечивал финансирование новой компании. Только что основанная фирма получила название Tokyo Telecommunication Engineering Corporation – в японском варианте «Токио цугин когё кабусики кайса». К Морите, которому в 1946 году исполнилось всего 25 лет, мы будем возвращаться неоднократно – слишком велик вклад этого человека в развитие технологий ХХ века, чтобы обойти вниманием личные заслуги и достижения сотрудников основанной им компании. Но тогда это был молодой физик, два года назад окончивший Императорский университет Осаки, полный планов и надежд. Человек очень талантливый — и как изобретатель, и как организатор. Кстати, на его долю пришлись именно организационные проблемы новой компании, а технической частью занялся Ибука Масари (кстати, этот союз двух незаурядных людей продлился полвека).

Молодая компания разместилась в разрушенном здании токийского ресторана, а её штат составлял всего 20 наёмных работников. Поначалу оба «отца-основателя» не имели ни малейшего понятия, что именно они будут выпускать (вроде бы даже подумывали торговать пирожками). Начали со всякой электротехнической мелочи – вольтметров, резонаторов, электрогрелок. Первый крупный заказ поступил от японской радиостанции NHK – на микшерский пульт, устройство для смешивания звука от разных источников. Здесь Морита впервые увидел американский магнитофон Wilcox Gay, в котором применялась не проволока, а магнитная лента. Тут же созрело решение выпустить такой же аппарат. И в 1950 году, спустя несколько лет, потраченных на технические эксперименты (прежде всего, с магнитной лентой), появился первый японский магнитофон марки G. Но аппарат получился громоздким, его вес составлял 35 кг, и очень дорогим. Сумма в 170 тысяч йен превышала среднюю месячную зарплату японцев в… 17 раз! Долго не удавалось отыскать ни одного покупателя. Наконец, поступил заказ от Верховного суда Японии – на 20 магнитофонов.

В марте 1951 года вышла следующая модель магнитофона, получившая индекс H, предназначенная для домашнего использования. Вес аппарата удалось снизить до 13 килограммов, а на корпусе появилась ручка для переноски. Выпуск следующей модели с индексом Р окончательно вывел компанию на рынок бытовой электроники.

приёмник «TR-52»

Но настоящий прорыв состоялся позже. Увлечённые идеей создания транзисторного радиоприёмника, сотрудники компании штудировали справочники по полупроводниковым транзисторам и разрабатывали схемы будущих аппаратов. Морита съездил в США, где в 1953 году купил за 25 тысяч долларов у компании Western Electric патент на транзистор. Морита знал, что в Америке вот-вот выйдет свой транзисторный радиоприёмник. Он хотел быть первым и поэтому очень торопился. Но этот этап японцы проиграли. Первый японский транзисторный радиоприёмник был выпущен только спустя шесть месяцев — в 1955 году. Первой моделью стал приёмник «TR-52». Во многом экспериментальный, этот приёмник на прилавки магазинов так и не попал. Но следующая модель «TR-55» была выпущена именно для продажи и сразу же стала популярной (несмотря на высокую стоимость).

Спустя два года, в марте 1957 года, компания выпустила первый в мире портативный транзисторный радиоприёмник «TR-63» с питанием от сменных сухих элементов. По задумке конструкторов этот приёмник должен был умещаться в кармане мужской рубашки, но он там… не умещался. Морита пошёл на хитрость и заказал партию рубашек с увеличенным нагрудным карманом. Этот приёмник продавался в Японии за 13800 йен, что равнялось средней месячной зарплате по стране. Пришлось применять рекламные ухищрения, чтобы повысить интерес сограждан к новой электронной «игрушке». Однако одним японским рынком дело не ограничилось. Компании удалось выпустить самый маленький радиоприёмник в мире, который наверняка был бы популярен и в США, на самом богатом и перспективном рынке в то время… Но как продавать приёмник, если название компании и по-японски выглядит очень громоздким? Правда, к концу пятидесятых японцы сократили название до удобоваримого (для жителя Японии, конечно) «Токио Цушин когё» или просто  «Тоцуко» — сократив слова. Но для Америки не годилось и это короткое название. И Морита углубляется в лингвистику, обложившись словарями. В результате родилось слово «Sony», как производное от латинского sonus или «звук». Так появилась корпорация «Sony Corporation», одна из величайших электронных компаний мира.

Судьба первого транзисторного радиоприёмника изобиловала самыми неожиданными препятствиями. К примеру, одна партия приёмников, поставленная в США, не выдержала жары. Пластмасса, из которой были сделаны корпуса, расплавилась. И специалисты Sony вынуждены были искать новые материалы, заодно усвоив урок. Но компания быстро росла. А продукция Sony очень скоро развеяла устойчивое мнение, что в Японии делают только некачественные товары. Сегодня, в третьем тысячелетии, спустя полвека с момента выхода первого карманного транзисторного радиоприёмника, марка «сделано в Японии» (made in Japan) является гарантией высочайшего качества. Но эту репутацию в 1957 году ещё надо было заработать… Кстати, первый карманный приёмник был настолько популярен, что скоро его стали называть просто «транзистор». Именно тогда и образовалось это упрощенное название целого класса бытовой электронной аппаратуры.

Карманный радиоприёмник Sony дал не только толчок развитию целой отрасли – электронные компании наперебой ринулись осваивать этот рынок – но и привело к ряду социальных последствий. Давайте задумаемся – чем был радиоприёмник в то время. Источником информации? Да, несомненно. Но не для всех. Стационарные ламповые модели стоили дорого и были по карману далеко не каждому покупателю. Кроме того, эти приёмники можно было слушать только в помещении или в автомобиле – если у слушателя был личный автомобиль и радио в нём. Ещё хуже дело обстояло в государствах с тоталитарными режимами. В СССР радиоприёмников выпускалось очень немного. Основная ставка была сделана на систему проводного радиовещания (кстати, уникальную, не существующую более нигде в мире). Радиоприёмник считался предметом роскоши, символом благополучия, но не только. До начала 60-х годов прошлого века купленный радиоприёмник (если его удавалось раздобыть) следовало зарегистрировать в органах государственной безопасности – словно государство заранее подозревало «радиофицированного» гражданина в шпионаже. Появление маленького и недорогого транзисторного радиоприёмника сделало эти меры излишними.

В начале 60-х годов в СССР разворачивается массовое производство транзисторных радиоприёмников. Первенцем стал выпущенный в 1961 году государственным электротехническим заводом «ВЭФ» (Рига) переносной транзисторный радиоприёмник «Спидола», который был очень популярен и в нашей стране, и за рубежом. Радио зазвучало не только в квартирах хорошо зарабатывающих граждан, в кабинетах чиновников и в салонах немногочисленных легковых автомобилей (подавляющее большинство советских граждан слушали проводные репродукторы), но и в студенческих общежитиях, в домах простых тружеников – везде, где только можно было приобрести «транзистор». Люди получили доступ к свободной и разносторонней информации, а в результате получили и возможность оценивать, анализировать, делать свои выводы, вне зависимости от государственной пропаганды.

А в западных странах широчайшее распространение транзисторных радиоприёмников привело к бурному расцвету ультракоротковолновых радиостанций (диапазона FM), прежде всего, музыкальных и развлекательных. И в наше время немногочисленные любители старой радиоаппаратуры (хотя бы те же коллекционеры старых ламповых радиоприёмников, о которых мы уже говорили) с грустью говорят, что радиопередачи в коротковолновом диапазоне уже далеко не те, что были в 50-е и 60-е годы прошлого века. Действительно, не те… Но и мир уже далеко не тот.

Роторный двигатель Феликса Ванкеля

Рубрика: (Как рождались технологии) | Автор: moderator | Дата: 22-10-2013

Метки: , , , ,

Поговорим об одном поразительном изобретении, которое в 50-е годы прошлого века обещало перевернуть всю мировую автомобильную промышленность… да так и не перевернуло. Речь о роторно-поршневом двигателе внутреннего сгорания или РПД. Его создал выдающийся немецкий конструктор Феликс Ванкель. В истории создания двигателей внутреннего сгорания имя Ванкеля стоит рядом с именами Николауса Отто и Рудольфа Дизеля.

Феликс Ванкель родился 13 августа 1902 года в немецком городке Лар (земля Баден-Вюртемберг) в семье лесничего Рудольфа Ванкеля и Марты Хайдлауф. Он очень рано осиротел – отец Феликса погиб во время Первой мировой войны. Матери трудно было одной поднять сына, и Феликс Ванкель, едва отучившись в гимназии, стал искать работу. В 1921 году юноша устроился в издательство, но вскоре был уволен. Пытаясь выжить, молодой Ванкель открыл в Гейдельберге небольшое дело – механическую мастерскую, которая просуществовала совсем недолго. В 1927 году к Ванкелю приходит идея роторно-поршневого двигателя. Позже он рассказывал, что РПД ему приснился – как Менделееву приснилась таблица химических элементов. Как бы там ни было, с этого момента и до конца жизни Ванкель постоянно занимался своим изобретением.

В 1929 году Ванкель получил первый патент – на двигатель «с вращающимися поршнями» (работающий по первой схеме), предъявив в бюро чертежи 1927 года. Но работающей модели ещё не существовало. Ванкель пришёл к выводу, что проект нового двигателя несовершенен. Следующая заявка на патент двигателя, уже с вращающимся ротором (работающий по второй схеме РПД Ванкеля), была подана в 1933 году, но патент получен только спустя три года. В 1934 году Ванкель построил первую работающую модель своего мотора, по первой предложенной им схеме.

В 1936 году Феликс Ванкель переселился в Линдау. Здесь он работал над золотниковым механизмом и уплотнениями своего первого двигателя. Но… его лаборатория основана на деньги, выделенные Адольфом Гитлером. Ещё в 1924 году молодой Ванкель вступил в фашистскую партию – НСДАП (а в 1932 даже полгода просидел в тюрьме), хотя спустя 8 лет вышел из её рядов. Тем не менее, до самого разгрома фашизма Ванкель работал в берлинской компании DFL, конструируя авиационные моторы для «Люфтваффе».

Сотрудничество с Гитлером, членство в фашистской партии, поражение  Германии – в результате всего этого лаборатория Ванкеля была уничтожена, сам он оказался под арестом и около года провёл в тюрьме. Только в 1951 году изобретатель смог восстановить свою лабораторию. Он предлагал свой двигатель (которого ещё не существовало в металле) разным фирмам, но нашёл единомышленника только в автомобильной компании NSU – в лице Вальтера Фройде. В феврале 1957 года Ванкель изготовил первый работающий на метаноле роторно-поршневой двигатель DKM-54 с рабочим объёмом в 125 кубических сантиметров. Это был мотор, построенный по первой схеме – «с вращающимися поршнями». В апреле того же года он запустил этот двигатель на бензине, разогнав его до 9 тысяч оборотов в минуту и добившись мощности в 15 лошадиных сил. Наибольшую мощность — 29 лошадиных сил — DKM-54 показал на скорости в 17 тысяч оборотов в минуту.

Первый роторный двигатель, построенный по второй схеме (запатентованной в 1936 году), заработал 7 июля 1958 года. Но понадобилось ещё семь лет доработок, чтобы выпустить первый в мире автомобиль с роторным двигателем — NSU Spider-54 с мотором KKM-502, выпускавшийся с 1964 по 1967 годы. В 1957 году Феликс Ванкель вместе со своим партнером Эрнстом Хютценлаубом основал собственную компанию, которая существует до сих пор. Позже Ванкель создал научно-исследовательский институт в Линдау. Свой путь немецкий изобретатель закончил 9 октября 1988 года.

Есть некая ирония судьбы в том, что главной любовью всей жизни Феликса Ванкеля был роторно-поршневой двигатель первой конструкции (той, «что с вращающимися поршнями», серии DKM), а серийно выпускались только РПД, соответствующие второй, более поздней, схеме (серии KKM). Ванкель недолюбливал KKM из-за высокого уровня вибраций, вынуждающего применять специальные противовесы, и трудностей с уплотнениями ротора. Но конструкция при этом получалась удивительно простой. Собственно, двигатели второй схемы, с вращающимся в картере треугольным ротором и планетарной передачей вращающего момента на вал, мы и называем «двигателями Ванкеля». Именно они выпущены в количестве более двух миллионов экземпляров. Именно они устанавливались на автомобилях NSU и Mazda, на тяжёлых мотоциклах и даже на советских автомобилях ВАЗ (правда, в небольших количествах). Они до сих пор выпускаются в немалом количестве, например, в виде авиамодельных моторов.

Попытаемся описать принцип работы РПД словами. Представьте себе плоский по боковым сторонам треугольный ротор с покатыми гранями (словно кругляш огурца). Его грани заострены, а в них располагаются подпружиненные пластинки – аналоги уплотнительных поршневых колец обычного двигателя внутреннего сгорания. Этот ротор вращается в полости картера (корпуса) двигателя, образованной двумя накладывающимися друг на друга окружностями. Получается нечто вроде овала. Стенки картера плоские, как и боковые стенки ротора. Внутри ротора большое кругло отверстие с зубьями, которые перекатываются по зубьям установленного в центре полости картера приводного вала двигателя. Ротор обегает зубья вала, последовательно прилегая к внутренним стенкам картера, образуя три полости переменного объёма. В этих полостях и протекает рабочий цикл мотора. В расширяющуюся полость под воздействием разрежения через впускное отверстие в картере поступает топливовоздушная смесь, затем впускное отверстие перекрывается ротором (его заострённой гранью), рабочая смесь сжимается, зажигается искровой свечой. Происходит вспышка, расширяющиеся газы давят на стенку ротора, проворачивая его на шестерёнчатом валу. Ротор (его грань) достигает выпускного отверстия в картере, отработавшие газы выбрасываются, ротор достигает впускного отверстия, и — цикл повторяется.

Добавим – если ротор один, двигатель называется односекционным. Если два – двухсекционным. И так далее. Увлечение секций приводит не только к росту мощности, но и уравновешивает работу двигателя.

Если взглянуть на схему РПД, сразу становится ясно – это очень простой двигатель, в котором вращающихся деталей в несколько раз меньше, чем в обычном поршневом моторе. Двигатель Ванкеля такой же мощности, что и поршневой, имеет втрое меньшие размеры. Недостатков тоже хватает. Главный из них, который и препятствуют широкому распространению роторного двигателя – плоские уплотняющие пластинки на рёбрах ротора (и не только на рёбрах – надо предотвратить прорыв газов и по боковым плоскостям ротора, в зазоре между боковыми стенками картера). Три упругих поршневых кольца обычного двигателя, установленные разрезами в разные стороны, представляют собой эффективное лабиринтное уплотнение, препятствующее прорыву расширяющихся горячих газов. А плоская пластинка для достижения такого же эффекта должна снабжаться прижимными пружинками, иметь точно обработанные грани. Прибавьте к этому деформацию горячего металла, вибрации, ударные нагрузки. Получается почти невыполнимая инженерная задача… Другие недостатки – необходимость добавления масла в топливо (как в двухтактных двигателях) и, как результат, повышенный выброс в атмосферу вредных газов, малый диапазон рабочих оборотов (требуются многоступенчатые коробки передач), чувствительность к низким температурам (холодный мотор при неосторожном увеличении оборотов попросту заклинивает).

Большинства перечисленных недостатков лишён РПД построенный по первой схеме Ванкеля (серия DKM). Там три поршня установлены под углом в 120 градусов друг к другу. Поршни давят на ротор поочерёдно, а он обегает зубья шестерни приводного вала. Здесь уже можно применить эффективные кольцевые уплотнения, но… преимущества такого РПД неочевидны. Он мало в чём выигрывает у обычного двигателя классической конструкции, оставаясь больше поршневым, чем роторным.

Да, двигатель Ванкеля (причём, оба варианта) не изменил расклад сил в мировом двигателестроении. Однако, исследования в этой области продолжаются. И на рынок время от времени выходят новые модели автомобилей с РПД. Внимание конструкторов и потребителей привлекает очень высокая мощность и компактность этих моторов. И, конечно, простота, которая, правда, в данном случае не является синонимом высокой надёжности.

Реактивная авиация

Рубрика: (Как рождались технологии) | Автор: moderator | Дата: 15-10-2013

Метки: , , , ,

К началу Второй мировой войны и особенно в разгар сражений конструкторы военной техники  столкнулись с одной трудноразрешимой проблемой. Эта война была во многом войной моторов, в котором победу одерживал не только умелый, но и хорошо вооружённый солдат. В воздушных схватках преимущество было за более скоростным самолётом, а маневренность отходила на второй план. Высокие скорости позволяли лётчику легко отрываться от преследования и, развернувшись, атаковать самому. Кроме того, высокая скорость набора высоты обеспечивала наилучшую защиту от зенитных орудий врага. На большой высоте зенитные снаряды не представляли большой угрозы скоростным самолётам, а быстрое изменение высоты практически исключало прицельную стрельбу наземных орудий.

Но высокая скорость требует большой мощности двигателя. Закономерность здесь следующая – чтобы повысить скорость самолёта вдвое, мощность двигателя надо увеличить в восемь раз. Но рост мощности поршневого мотора неизбежно связан с увеличением его размеров и веса. На практике для удвоения скорости самолёта с двигателем внутреннего сгорания требуется увеличить мощность мотора в 15-20 раз, чтобы компенсировать возросший вес и размеры двигателя. Ясно, что в реальности подобная задача невыполнима. Конструкторы угодили в технологический тупик. У лучших истребителей Второй мировой войны мощность двигателя составляла 2500-3000 лошадиных сил, а максимальная скорость – около 800 километров в час. Дальнейшее увеличение скорости без принципиальных изменений конструкции самолёта было попросту невозможно. Единственный выход – применение реактивного двигателя.

Фридрих Артурович Цандер

Одним из первых идею применения реактивного двигателя на самолёте в 1920 году высказал Фридрих Артурович Цандер, впоследствии создатель первых советских ракет. В 1933 году, 13 августа, Цандер и его сотрудники группы испытали ракетоплан «ГИРД Р-1» с жидкостным реактивным двигателем ОР-2. Испытания были провалены – на 5 секунде испытаний двигатель прогорел.

Более успешными оказались эксперименты с реактивными двигателями в Германии, где это проблемой занималась целая группа конструкторов — Валье, Зенгер, Опель и Штаммер. Пороховые реактивные двигатели устанавливались на автомобиль, велосипед, дрезину и самолет. В 1928 году были установлены и первые рекорды. Реактивный автомобиль немцев достиг скорости в 100 километров в час, а железнодорожная дрезина разогналась до 300 километров в час. В июне 1928 года в воздух поднялся первый  мире самолёт с реактивным двигателем. Простой пороховой двигатель поднял самолёт на высоту в 30 метров. Полёт длился всего минуту, за которую самолёт пролетел полтора километра. В 1929 году немецкие конструкторы повторили эксперимент. На этот раз самолёт разогнался до скорости в 150 километров в час, более чем вдвое увеличив первый результат.

Сделаем небольшое отступление, чтобы вспомнить, как устроены реактивные двигатели. Самым простым и самым древним по времени изобретения является пороховой двигатель. В нём твёрдое топливо располагается в самой камере сгорания и при горении выделяет кислород, который и расходует. В авиации этот тип двигателя применялся довольно широко в качестве ускорителя. Пороховые двигатели устанавливались под крыльями. В нужный момент лётчик включал зажигание пороховых ракет и увеличивал скорость самолёта примерно на 50 километров в час, что давало преимущество при уходе от врага или, наоборот, в погоне за вражеским самолётом. Простейшим жидкостным реактивным двигателем является прямоточный реактивный мотор. В камеру сгорания впрыскивается топливо – керосин или спирт, а окислителем служит атмосферный воздух, захватываемый соплом двигателя. Этот тип реактивного двигателя позволяет достичь высоких скоростей, но у него есть целый ряд недостатков. Во-первых, он работает только на скорости, поскольку ему нужен набегающий поток воздуха. Значит, стартовать с земли самолёт с прямоточным двигателем неспособен. Нужна либо вспомогательная силовая установка (например, поршневой двигатель с винтом), либо транспортировка самолёта за другим самолётом. Второй недостаток – очень низкая экономичность. На скоростях меньше 2000 километров в час коэффициент полезного действия прямоточного двигателя очень мал, топливо буквально выбрасывается в атмосферу, не совершая полезной работы. И лишь при достижении порогового значения коэффициент полезного действия возрастает и приближается к кпд поршневого двигателя с винтовым движителем. Самым же совершенным авиационным реактивным двигателем является турбореактивный двигатель. Это разновидность прямоточного мотора, в сопле которого перед камерой сгорания установлен лопастной компрессор, создающий давления воздуха, а позади камеры сгорания – лопатки турбины, приводящей в действие этот компрессор. Разновидность турбореактивного двигателя  — турбовинтовой мотор. Здесь турбина не только приводит во вращение лопатки компрессора, но и вращает воздушный винт, который и создаёт тягу. Но серийный турбореактивный двигатель появился на самолётах только в самом конце Второй мировой войны.

В 1939 году в СССР прошли первые испытания прямоточных реактивных двигателей, которые были установлены на истребителе «И-15» конструкции Николая Николаевича Поликарпова (годы жизни 1892-1944). Реактивные двигатели работали, как вспомогательные ускорители. Но 25 января 1940 года этот же самолёт совершил второй полёт. Поднявшись на небольшую высоту, лётчик-испытатель Логинов включил реактивные двигатели и в несколько кругов совершил облёт аэродрома. Летом того же года эти двигатели были установлены на биплане «И-153», увеличив максимальную скорость на 50 километров в час.

В марте 1940 года в воздух поднялся реактивный самолёт конструкции Королёва и Душкина (создатель двигателя). Это был планер, который отбуксировали самолётом на высоту в 2 километра, а затем лётчик-испытатель Фёдоров отцепил буксир и включил жидкостный реактивный двигатель (ЖРД). Этот двигатель был сконструирован по ракетному принципу, в его камеру сгорания впрыскивалось жидкое топливо и окислитель. Испытания закончились благополучно. Израсходовав запас топлива, лётчик спланировал на полосу аэродрома и приземлился. В истории этот полёт остался, как первое успешное испытание жидкостного реактивного двигателя, который позже станет главным двигателем в области космонавтики.

Но жидкостный реактивный двигатель использовался и в авиации. Уже во время войны 15 мая 1942 года прошли успешные испытания небольшого реактивного самолёта с ЖРД. Это был прототип истребителя, вооружённый двумя пушками и оснащённый радиосвязью. Конструкторское бюро Поликарпова в те же годы спроектировало реактивный самолёт «Малютка» с РЖД, а КБ Михаила Клавдиевича Тихонравова (годы жизни 1900-1974), в будущем создателя космической техники, выпустило военный реактивный самолёт марки «302».

В Германии с 1944 года серийно выпускался истребитель с РЖД – «МЕ-163». В боевых действиях эта машина впервые приняла участие во время высадки союзников во Франции в 1944 году. Для своего времени «МЕ-163» был очень необычной машиной. Стреловидное крыло, отсутствие горизонтального хвостового оперения – рули высоты располагались на крыльях и выполняли функции элеронов. Самолёт не имел шасси. Было только убирающееся хвостовое колесо, а под фюзеляж при взлёте устанавливалась колёсная тележка. После взлёта тележка оставалась на земле, а самолёт приземлялся на стальной лыже длиной около 1,8 метра и шириной 16 см. Фюзеляж «МЕ-163» отличался очень хорошим аэродинамическим качеством, он был очень гладким, «зализанным». Горючее заполняло внутренние полости крыльев, а баки с окислителем устанавливались в фюзеляже. Максимальная скорость достигала 825 километров в час у земли и 900 километров в час на высоте в 4012 километров, а продолжительность полёта при непрерывной работе двигателя не превышала 8 минут (расход топлива за это время составлял 2 тонны – половину веса самого самолёта). Лётчики старались выключать мотор, используя планирующий полёт, и, таким образом, увеличивали продолжительность полёта до 20 минут. Любопытная подробность – этот самолёт всё же имел в передней части фюзеляжа небольшой пропеллер. Это был ветряк, соединённый с генератором, питающим электрооборудование самолёта.

Первый полёт самолёта с турбореактивным двигателем состоялся в Англии в мае 1941 года. Это был «Глостер Е-28/39». А самым удачным серийным самолётом с турбореактивным двигателем можно считать двухмоторный немецкий истребитель «МЕ-262», который, как и «МЕ-163», хода войны изменить уже не мог.

Качественный скачок в области реактивной авиации был совершён уже после Второй мировой войны, когда на вооружении ведущих мировых держав поступили новейшие реактивные самолёты. Одним из лучших военных реактивных самолётов начала 50-х годов был наш «МиГ-15».

Атомная бомба

Рубрика: (Как рождались технологии) | Автор: moderator | Дата: 14-10-2013

Метки: , , , , ,

Начало самому страшному в истории человечества оружию было положено теорией относительности Альберта Эйнштейна, в частности, выведенной им в 1905 году формулой соотношения энергии и массы – E=mc2 (где E — количество энергии, m — масса, а с – скорость света). То есть в любом веществе содержится огромное количество энергии. Популярно такое сравнение: если высвободить энергию, содержащуюся в 1 кг вещества, то её количество равнялось бы энергии взрыва 22 миллионов тонн тротила.

Эта теоретическая максима так и осталась бы на бумаге, но… Но в 1938 году немецкие химики Отто Ган и Фриц Штрассман (лауреаты Нобелевской премии 1944 года) разбили атом урана на две равные части путём бомбардировки его нейронами, зафиксировав при этом выделение энергии. Их английский коллега Отто Роберт Фриш объяснил природу этого явления. В начале следующего 1939 года французский физик Фредерик Жолио-Кюри открыл механизм цепной реакции. Согласно теории Жолио-Кюри деление ядра атома урана сопровождается выбросом энергии, которая воздействует на соседние ядра. Начинается цепная реакция, которая приводит к распаду соседних ядер атомов урана и сопровождается выбросом огромного количества энергии. То есть действие цепной реакции подобно действию взрывчатого вещества. Собственно, это открытие и стало толчком к разработке ядерного оружия.

В 1939 году Эйнштейн обращается с письмом к президенту США Рузвельту. Эйнштейн располагает сведениями, что в Германии ведутся работы по очистке урана-235, что, по мнению учёного, свидетельствует о работах по созданию ядерного оружия. Допустить этого нельзя – в руках безумца Гитлера атомная бомба похоронит всю цивилизацию… Если интуиция гениального физика не подвела, то в фактах он несколько ошибся. Немцы в 1939 году были очень далеки от создания нового оружия. Их целью была «грязная бомба», то есть обычная бомба, в результате взрыва которой местность заражается радиоактивностью. Но этих подробностей ни Эйнштейн, ни американцы не знали. И Рузвельт даёт команду развернуть широкомасштабный и очень дорогостоящий план исследований и практических работ по созданию ядерной бомбы, получивший название «Манхэттенский проект». Во главе проекта встал генерал Лесли Гроувс, команду учёных возглавил физик Роберт Оппенгеймер (годы жизни 1904-1967).

Специально для «Манхэттенского проекта» в сентябре 1940 года в Бельгии было тайно закуплено большое количество урановой руды – дефицитнейшего ископаемого, являющегося источником радиоактивного урана. В штате Теннеси в городе Ок-Ридже были построены завод по очистке этой руды и газовая центрифуга по отделению лёгкого урана-235 от тяжёлого урана-238. Наконец, в 1942 году в пустынной местности штата Нью-Мексико, в Лос-Аламосе, был создан американский исследовательский ядерный центр. Американцам удалось собрать коллектив выдающихся учёных современности. Достаточно сказать, что под началом Роберта Оппенгеймера трудились 12 лауреатов Нобелевской премии. Мощным толчком были разработки английской ядерной программы, которые Великобритания добровольно передала США, опасаясь, что немецкие бомбардировщики уничтожат исследовательский центр, а экономика Англии не выдержит огромных затрат на эти изыскания. Следует заметить, что и США, чья экономика в меньшей степени пострадала от Второй мировой войны, а территория, за исключением Гавайских островов, не подвергалась вторжениям и бомбардировкам, ядерный проект дался ценой огромным затрат. С 1939 по 1945 год на создание атомной бомбы было потрачено около 2 миллиардов долларов – невообразимые по тому времени деньги, сравнимые с бюджетом огромной страны. Впрочем, в самом начале, в 1942 году, на проект было выделено всего… 6 тысяч долларов. Никто и представить не мог, сколько средств потребуется для выполнения столь грандиозной задачи.

16 июля 1945 года на плато в горах Джемеза, что на севере штата Нью-Мексико, на полигоне Аламогордо была установлена вышка, на которой закрепили первую в мире атомную бомбу. Рано утром, на восходе солнца, был отслужен молебен во спасение. Никто из учёных не знал, не приведёт ли взрыв атомной бомбы к всеобщей цепной реакции, в результате которой распадётся всё вещество Вселенной или, во всяком случае, наша планета. Первый взрыв мог бы стать и последним взрывом, настоящим «концом света». Но ни опровергнуть, ни подтвердить эти предположения тогда никто не мог.

В 5 часов 29 минут и 45 секунд по местному времени над вышкой  вспыхнуло рукотворное солнце. Затем над землёй поднялся гриб дыма высотой около 9 километров. Над землёй пронеслась чудовищной силы ударная волна. Все строения на месте взрыва испарились. Песок расплавился и превратился в зелёное радиоактивное стекло. Присутствующие при испытаниях учёные и военные были потрясены…

Дальнейшие события требуют пояснений. 12 апреля 1945 года, незадолго до победы над немецким фашизмом 32-й президент США Франклин Делано Рузвельт, по распоряжению которого и были начаты работы в рамках «Манхэттенского проекта», скончался. Его пост занял бывший вице-президент Гарри Трумэн, человек, не обладавший качествами своего предшественника – осторожностью, дальновидностью и, возможно, мудростью. К августу 1945 года Вторая мировая война подошла к концу. Сопротивление Японии было сломлено, но Трумэн решил убить двух зайцев – поставить в конце войны с Японией эффектную точку и заодно продемонстрировать миру чудовищную силу атомной бомбы. И 33-й президент Соединённых Штатов Америки принял решение сбросить атомные бомбы на японские города. Одновременно американские вооружённые силы должны были нанести удар на море и земле. Наступление было намечено на 10 августа.

Ещё в 1944 году, незадолго до завершения работ над атомной бомбой, в Америке был создан специальный полк тяжёлых высотных бомбардировщиков Б-29 («летающих крепостей»). Лётчики полка под командованием полковника Тиббетса приступили к тренировочным полётам, проходившим на максимальной для этих самолётов высоте в 10-13 километров.

Для атомной бомбардировки были выбраны города, которые не подвергались обычным налётам – Хиросима, Нагасаки, Конкура и Ниигата. При этом учитывалась и заселённость городов, и рельеф местности.

5 августа 1945 года одна из двух готовых атомных бомб – 2722-килограммовый «Малыш», заряженный обогащённым ураном-235 – была загружена в бомбовый отсек Б-29, на борту которого было написано «Энола Гей» (имя матери командира самолёта). «Энола Гей» поднялась в воздух и в сопровождении второго бомбардировщика направились в сторону Хиросимы. Утром 6 августа самолёты достигли города. Они летели на огромной высоте и потому не вызвали у жителей города особого беспокойства – американцы к этому времени часто барражировали над японскими городами, не нанося ударов. К тому же в Хиросиме не было военных объектов, которые могли бы подвергнуться жестоким бомбардировкам.

Вскоре «Энола Гей» сбросила некий груз, плавно спускавшийся на парашюте. После этого оба самолёта повернули назад… На высоте 600 метров над городом вспыхнул ослепительный огненный шар, а затем поднялся многокилометровый ядерный гриб. В одно мгновенье было уничтожено 140 тысяч человек. Температура в эпицентре взрыва достигала 5 тысяч градусов по Цельсию – этой температуры неспособно выдержать ни одно живое существо. В радиусе 12 километров от эпицентра взрыва не осталось вообще ничего. Во всём городе из 90 тысяч зданий было уничтожено 62 тысячи домов.

9 августа 1945 года вторая бомба – 3175-килограммовый «Толстяк», заряженный 20 килограммами плутония-239 – была сброшена на Нагасаки. Количество человеческих жертв от этих двух взрывов достигло 300 тысяч человек. Ещё 200 тысяч пострадали от лучевого ожога и были травмированы ударной волной… Так состоялся самый бесчеловечный, самый чудовищный и самый позорный эксперимент над живыми людьми.

Что ощущали учёные, усилиями которых эти бомбы были сделаны? Альберт Эйнштейн считал виноватым, прежде всего, себя и, как мы уже говорили, до самой смерти испытывал муки совести. Роберт Оппенгеймер в 1953 году выступил против создания ещё более разрушительной водородной бомбы, был обвинён в нелояльности и навсегда отстранён от атомных разработок. Академик Андрей Дмитриевич Сахаров, «отец» советской водородной бомбы (и самой мощной бомбы, когда-либо взорванной на нашей планете) стал правозащитником, убеждённым противником насилия и совестью нашей нации.

Так кто же на самом деле виноват – учёные, чья цель докопаться до истины и открыть человечеству тайны мироздания, или политики, использующие их открытия в качестве смертоносного оружия?

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru