(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Из Великого Устюга в Кострому: по следам сказки (часть первая)

Рубрика: (Путешествия) | Автор: admin | Дата: 10-12-2015

Метки: , , ,

Дорогие друзья! В канун Нового 2016 года мы спешим поделиться с вами перепиской двух сказочных персон. О них известно, что они приходятся друг другу родственниками, но видятся только в течение небольшого времени в году, поскольку проживают в разных городах России, вдали от столичной сутолоки и досужих сплетен верхоглядов. Кто же они? ;-)

1 декабря, Кострома

«Дедуля, милый! Ох, и соскучилась же я по тебе! Люди-то привыкли видеть нас неразлучными во все дни новогодних торжеств – им и невдомек, что во всё остальное время года мы и отдЕлены, и отдАлены друг от друга, привечая гостей каждый в своей вотчине: я – в Костроме, ты – в Великом Устюге. Да только горемычной разлуке нашей недолго осталось верховодить – уж и котомочка моя путевая собрана, и звон веселых бубенцов, предвещающих твое появление, нет-нет да померещится мне на дороге в столицу.

Столица есть столица, да и служба есть служба. Да только красавица Кострома достойна не токмо такого «транзитного» твоего внимания к себе – давно обещаешь приехать погостить в мои пенаты. Да и более чем солидный твой возраст – повод задуматься на тему пригляда за тобой. Подумай: не обменять ли твой загородный терем на приличный особнячок у меня под крылом в центре Костромы? У меня уже есть на примете парочка-другая подходящих, благо здесь таких купеческих особнячков XVIII–XIX веков сохранилось изрядно. Классицизм, удобная, прямолинейная застройка улиц – спасибо по-немецки педантичной Екатерине II, будто бы лично завизировавшей генеральный план выгоревшего в 1773 году города. Промеж костромичей ходит байка, что она уронила на план свой веер и повелела застраивать город, руководствуясь его очертаниями. Тебе понравится, вот увидишь! Хоть Кострома и не удостоилась звания «Великой», но она покрупнее твоего Великого Устюга будет: 270 тысяч жителей против твоих 33. А в XVII веке она и вовсе третьей по величине на Руси была после Москвы и Ярославля. Той же Москве она, по сути, младшей единокровной сестрой приходится. Моложе ее на какие-то в исторической перспективе незначительные пять лет (1152), она тоже считается «дщерью» Юрия Долгорукого.

Впрочем, я же понимаю: это бряцанье регалиями перед «мажоркой»-столицей в попытке потягаться с ней своей значимостью – не первый ли, признак провинциальности? Меж тем, хоть и не хаживала Кострома в столичном уборе, а сказочный Снегуркин кокошник пришелся ей в самый раз. Почему именно Кострома удостоилась чести зваться «родиной Снегурочки»? Причин тому несколько. Само название города, вызывающее разночтения среди исследователей, возможно, указывает на одну
из архаичных «инкарнаций» полюбившегося всем персонажа – уж больно много общего в наших судьбах: ведь костромой у славян называли соломенную куклу, с которой водили обрядовые хороводы, встречая лето, а после сжигали. Не этот ли обряд навеял Островскому сюжет про ледяную красавицу, не ведавшую до поры любви?

Кстати, мой литературный батюшка считал Кострому «малой родиной». Выходцем отсюда был его отец, и свою грустную сказку Александр Николаевич написал в поместье Щелыково под Костромой. Сюда, где, между прочим, и похоронен прославленный драматург, в первую очередь направляются ищущие ответа на вопрос «Кто вы, miss Snegurochka?». И ажурный «Голубой дом», в светелке которого я люблю иной раз скоротать вечерок, моя любимая двухэтажная резная беседка и Голубой ключ, водица из которого мне особенно по вкусу, действительно могут немало рассказать обо мне.

А еще здесь, в Щелыково, в 1968 году снимался фильм «Снегурочка». Помнишь, ты еще всё дивился: до чего же актриса Евгения Филонова на мена похожа! Так и осталась она в людском сознании образцовой Снегурочкой.

Так вот, «Берендеево царство», въяве созданное кинематографистами, и доныне сохранно во всей прелести сказочных, точно с иллюстраций Билибина сошедших, домиков! После съемок декорации бережно перенесли в один из парков Костромы – милости прошу, как говорится!

Кстати, это не единственное «киношное» место в Костроме. У какого киномана сердце не зайдется при взгляде на костромскую «визитную карточку» – Торговые ряды, выдающие бойкое купеческое прошлое города! Ну-ка, дедуль, узнаешь? Знаю-знаю, что на кино у тебя времени нет, но уж этот фильм видел каждый: на фоне вековых добротных строений, полнящихся отзвуками жестоких романсов, разыгрывалась трагедия бесприданницы Ларисы Огудаловой в исполнении Ларисы Гузеевой. Помнишь ту беспощадную к девичьим сердцам сцену, где Паратов (Н. Михалков) бросает под ноги девушки свою щегольскую накидку?! Это снималось здесь, а эти неколебимые стены видывали в свое время не менее грандиозные сцены: богатейшие купцы, пленительные мещанки в кринолинах, расторопные приказчики… Пряничные, красные, мучные, дегтярные ряды… Не лишенная практичного изящества авторская архитектура (архитекторы Н. Метлин, П. Фурсов, С. Воротилов) наглядно показывает, что местное купечество было способно превратить процесс, поименованный скупыми учебниками по экономике «товарно-денежным обменом», в тонкое искусство. А как тебе понравятся названия некоторых современных костромских магазинов: «Департамент штор», «Министерство гвоздей»? По всему видать, и современные купчики унаследовали ощущение весомости своего дела.

Но вернемся к фильму «Жестокий романс». Кокетливо, исподволь проглядывает Кострома из-под плотных кулис костюмированной драмы. Начальные титры с названием фильма даны на фоне куполов церкви Воскресения на Дебре, небольшого, очень камерного храма XVII века, единственного сохранившегося здесь образца посадской архитектуры. Ну а незабываемые финальные кадры растворяют в тумане, вобравшем последнее дыхание героини, вид на Кострому с Волги.

Островский вывел любимый город и в «Грозе», и в «Бесприданнице», но и любимый город платит ему ответной любовью, щеголяя памятниками драматургу и улицами, названными в его честь.

Но жизнь идет своим чередом вполне даже бравой походкой. Давно уже «бесприданница», живая-живехонькая, румяная и заматерело прекрасная, переженила полстраны на Первом канале, и я снова и снова воскресаю такая же юная и озорная. Ежегодно в этом убеждаются десятки тысяч туристов, которые вопреки стереотипу ищут встречи со мной не только под Новый год. Недавно здесь Терем для меня отстроили рядом с названной в мою же честь гостиницей – и теперь в любое время года мои домочадцы – Домовой с Домовихой и потешный Кот Баюн каждый час проводят экскурсии для желанных гостей. Такой Ледяной залы с ледяными же скульптурками, где даже летом можно опрокинуть рюмочку-другую изо льда, поди, и у тебя нет! Да что я тебе рассказываю! Не ты ли, дедушка, в начале апреля отплясываешь тут на моем Дне рождения?! Не ты ли ассистируешь мне каждую пятницу в гостиничном баре, ибо эти жизнерадостные люди придумали отмечать Новый год еженедельно?! И ведь не ради «коммерческой целесообразности», как экономически подкованные недоброжелатели судачат, загоняли тебя, старика, а исключительно для того, чтобы поделиться с людьми радостным запалом. И вот уже те же злопыхатели, забыв о своих взрослых проблемах, вовлекаются с горящими глазами в дурашливый хоровод, только и мелькают их экономические, юридические и прочие подковы.

В Костроме вообще как-то особенно верится в движения души, отличные от мелких меркантильных шевелений. Ну не о выгоде же думал Иван Сусанин, когда уводил отряд интервентов подальше от своего господина – в глухие и болотистые костромские леса. Памятливые костромичи увековечили его подвиг, назвав именем героя центральную площадь и воздвигнув на ней монумент отличившегося мученика. Туристы и сами могут пройти последней сусанинской тропой, записавшись на театрализованную экскурсию: как знать, может быть, очередной группе, чавкающей по хлябям в окрестностях села Сусанино, удастся-таки отбить беззаветного романовского вассала у оккупантов.

А думал ли о выгоде юный Михаил Романов, когда толпа просителей подступила к воротам Ипатьевского монастыря, чтобы звать его на царство? Судя по тому, что напуганный претендент на трон долго открещивался от свалившегося на него «счастья», Шапка Мономаха казалась ему непосильной ношей. Но, как известно, он уступил уговорам, и с тех пор Кострома считается «колыбелью дома Романовых», что призван был удостоверить открытый к юбилейному 1913 году музей, посвященный истории правящей династии, первым посетителем которого стал Николай II. В Костроме же хранится чудотворная Феодоровская икона Божьей Матери, которой инокиня Марфа благословляла своего богоизбранного сына на царство. В честь этой иконы, кстати, целая череда перекрещенных в православие немецких принцесс, ставших супругами русских великих князей, получила одно на всех отчество «Федоровна».

Стоит ли после всего этого еще доказывать, что Кострома имеет совершенно особый статус среди городов русских? И в «Золотом кольце», опоясавшем центральную часть России, ее каратность манит особым немеркнущим блеском. Что-что, а в каратах Кострома точно знает толк, недаром ведь ей присвоен неофициальный титул «ювелирной столицы России». Ну что, дедушка, завлекла я тебя Костромой-то? Когда переезжаешь?»

Продолжение следует…

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru