(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Лазерный принтер — возможности роста

Рубрика: (Умные вещи в офисе и дома) | Автор: moderator | Дата: 07-08-2014

Метки: , , ,

Честно говоря, эта вещь появилась у меня можно сказать случайно. Время было такое, что у нас не было ровным счётом ничего. И однажды мы решили купить лазерный принтер. То есть, что значит — решили? Просто купили, и всё. Принтер нам был не нужен. Но на его стороне стоял вопрос цены. Принтер стоил меньше двух тысяч рублей. И мы не стали уговаривать себя — мол, не нужно, лишнее и всё такое. И купили его.

Сказать, что принтер стал поворотной точкой чего-то, я не могу. Не могу и назвать его покупку поворотным событием. Всё развивалось так, как должно было развиваться. Я принёс домой принтер. Распаковал его. Установил. И распечатал какие-то установочные таблицы. Печать мне понравилась. И всё — на этом сеанс испытаний завершился.

Потом были месяцы (и даже годы) неспешной работы. Нашлось дело и принтеру. На нём распечатывались договоры. И кое-что ещё, чего я сейчас не упомню. Постепенно вылез и единственный недостаток принтера. Дело в точках на зеркальном барабане. Точнее, в одной точке. Она притягивает к себе некоторое количество тонера. И на листе распечатки остаётся небольшая клякса — появляющаяся с назойливой периодичностью. Надо бы вскрыть принтер и почистить его. Но я всё откладываю. Скоро закончится картридж. И я заменю его, вместе с барабаном. Тогда и начнётся настоящая эксплуатация. А пока идёт экспериментальный режим. В смысле — не такой, как задумано конструкторами.

Эта идея — получить в распоряжение полноценный принтер — не даёт мне покоя до сих пор. Принтеру уже больше трёх лет. Он давно отработал те две тысячи рублей, что пришлось за него отдать. И даже больше того (хотя печатал я на нём гораздо реже, чем предполагал). Но режим испытания ещё не завершён. В печатающей головке принтера стоит картридж ёмкостью в 500 страниц. А нормальный картридж имеет ёмкость в 700 страниц. Вот я и думаю. Хотя, думать здесь нечего. Стоит такой картридж, который в принтер установлен. И нечего мудрить.

У принтера этого довольно точное название — Brother. И индекс — HL-2130. Это одна из базовых моделей черно-белых принтеров для обычной печати. На этикетке, расположенной на передней панели, указаны параметры принтера. Первое — скорость принтера. 20 страниц в минуту. Честно говоря, это скорость в какой-то низкой опции. Я с таким разрешением не печатаю, потому и скорости такой пока не добился. Но в целом показатель хороший.

Вторая опция — количество страниц, которые я распечатываю в день. 250 получается страниц, хотя я ни разу не приближался к этой цифре. Дело в том, что 250 страниц истощают печатающий узел принтера за несколько дней. Если печатать больше, то картридж истощится ещё быстрей. Но я печатаю намного медленней. И 500 страниц — ёмкость установленного в принтер картриджа — мне хватает на три года. И, возможно, даже на четыре. Такая вот история.

Следующая опция — максимальное разрешение принтера. Оно обозначено как 2400х600 пикселей. Умопомрачительное разрешение, которое регулируется с моего компьютера установкой самого высокого разрешения, среднего и низкого. Я, если честно, даже не пробовал низкие разрешения. Печатаю на высоком. И никаких проблем.

Ну, и последняя опция — количество страниц. Написано, что 700. Но я-то знаю, что их всего 500. Или… 700? Точно не помню. Да, и не нужно мне это. Говорю же — принтер давно оправдал все затраты. И даже вышел на полную окупаемость. Во всяком случае, те распечатки, которые он делает сейчас, назвать расточительством невозможно. Но впереди замена картриджа. И это превращается в настоящую проблему.

Нет, картриджей (настоящих, не поддельных) в магазинах полным-полно. Их больше, чем может показаться сразу. Дело в том, что принтер Brother HL-2130 — это одно из наиболее популярных устройств. Его изготовлением занимаются несколько заводов. Об этом говорит цена устройства. В результате купить это такой принтер для своих нужд может любой гражданин. И даже не гражданин — это устройство продаётся всем, кто этого пожелает.

Это первый лазерный принтер, который появился в моём доме. До этого были… Да, помню, помню. Первым был струйный советский принтер. Он прослужил всего ничего и был заменён на «Электронику» — ещё один советский принтер с 9-игольной печатающей головкой. Это был матричный принтер, которому удавалось сильно уродовать бумагу. Все эти принтеры можно рассматривать как предварительные устройства. Настоящие пошли потом.

Первым настоящим принтером стал струйный «Эпсон». Он прослужил долго — до самого момента, когда мне понадобилось печатать. Оказалось, что головка этого принтера высохла. И забила при высыхании каналы с чернилами. Качество принтера оказалось его слабой чертой. И мне пришлось купить новый принтер — Hewlett-Packard. У этого принтера головка была сопряжена с основным резервуаром для чернил. Она заменялась полностью. Но была при этом достаточно дорога. Я промучился с HP несколько месяцев. Потом купил новый принтер. Потом ещё. И, наконец, прекратил свои попытки, понимая, что для качественной печати нужно не какое-то уникальное устройство, а попросту свежий принтер.

И вот — я купил лазерное устройство. Сказать, что это лучший принтер в моей жизни — ничего не сказать. Это самый лучший принтер. Самый-самый. Он печатает ровно столько, сколько требуется. И с таким качеством, с каким требуется. Он всё делает так, что невозможно отделаться от мысли, что кто-то сделал очень хорошее устройство для личных нужд. Честно говоря, решающим моментом стала цена. Именно — цена. Дешевле двух тысяч рублей — с ума сойти.

Этот принтер стоит рядом с компьютером. Места он не занимает — он стоит в углублении большого кухонного шкафа. Там, где ничего больше не встанет. На его расширении установлена маленькая колонка с интерфейсом Bluetooth. Колонка не работает — не потому, что не работает в принципе, а потому, что я её не включаю. В хозяйстве есть более новая и более мощная колонка (тоже с интерфейсом Bluetooth). А эта колонка просто закрывает расширение — чтобы в него не попадала пыль. По-моему, мудрое решение (или, во всяком случае, не совсем уж глупое).

Но главное впереди. Главное — возможности модернизации. В любое удобное время я могу заменить печатающую головку новой. И продолжить свои редкие упражнения с лазерным принтером. Вот радости-то будет.

Резервное сохранение

Рубрика: (Компьютер на рабочем столе) | Автор: moderator | Дата: 17-06-2014

Метки: , , , , ,

На наших машинах чего только ни случается. Но в любом случае система остаётся целой. А если не остаётся, то в действие вступает система резервного сохранения. Она сохраняет все, что происходит с ней — до последнего байта. Всё абсолютно. Поэтому восстановить систему и оставить при этом результаты работы, сохранённые на системном диске, невозможно. Перепишется всё, включая и самые незначительные байты. Таков принцип — переписывается всё абсолютно, включая и то, что не имеет никакого значения.

Дело в том, что система резервного копирования не знает, что у нас полетело. Может, важнейшие модули. А может, что-нибудь несущественное. Важно лишь то обстоятельство, что система не работает. Точнее — правильно не работает. И восстановить это можно одним самым простым способом — переписать на винт то, что было на нём в течение последнего часа.

Система резервного сохранения называется на OSX Time Machine. Её настройки находятся в «Системных настройках». Они достаточно просты. В левой части окна находится движок включателя — «Выкл» и «Вкл». В правой части окна две опции и одна строка меню. Первая опция — «Выбрать диск». Вторая — «Параметры». Ну, и опция — «Показывать Time Machine в строке меню».

Опция «Выбрать диск» включает в себя показатели внешних дисков и опцию «Другая Time Capsule». Больше ничего здесь нет — кроме опции «Зашифровать копии». В опции «Параметры» информации больше. Здесь можно отметить папки, в которых не стоит создавать резервные копии. Тут же выводится приблизительный размер полной резервной копии. И находятся опции «Резервное копирование при питании от аккумулятора» и «Уведомлять, если старые резервные копии удалены». Вроде бы ничего интересного.

Но дело только начинается. Самое интересное находится на главной страничке настроек. Там, где сообщается, что «Time Machine хранит:…» И далее сообщается, что и как хранит Time Machine. Именно здесь и прописано локальное резервное сохранение — если в системе нет внешнего винчестера. Речь идёт об ежечастных копиях. Они в данном случае будут совершенно ни к чему — если в системе нет внешнего винчестера.

А если есть? Если внешний винчестер есть, то дело пойдёт. Но заметим — не само собой, а при правильной организации резервного копирования. Прежде всего, нужно узнать, какой ёмкости у нас установлен системный диск. Тогда будет ясно, какую емкость нужно адресовать для резервного сохранения. Это можно сделать двумя способами — прописав папку для бэкапа в корень диска, либо выделив резервной утилите весь диск, который мы отметим для копирования. Сделать это можно с помощью «Дисковой утилиты» — перекроив диски.

Итак, у нас в системе есть внешний винчестер. Следовательно, мы включаем систему резервного копирования. И ждём, когда она, эта система, скопирует всё файлы с компьютера на винт. Это произойдёт не сразу — копирование может занять два или три часа. Это если винчестер ноутбука не забит под завязку. А если на винчестере тесно, то система копирования будет записывать всё до последнего байта. И на это может уйти целый день.

Описывая системное сохранение, мы специально указываем это обстоятельство — первый полный бэкап. Дело в том, что их, эти полные бэкапы, система будет делать постепенно — когда в ней произойдут серьёзные изменения. До тех пор бэкап называется инкрементальным. Копируются лишь измененные файлы, а основные остаются неизменными. Это экономит время. И сильно экономит пространство на винчестере, занятое страховой копией. Если бы системе пришлось всё бэкапить полностью, то нам не хватило бы никакого внешнего винта. А так — винчестер ёмкостью в 500 гигабайт сохраняется на 500 гигабайтном внешнем винте. Можно и больше, но меньше не нужно. Если, конечно, есть выбор.

У системы внешнего сохранения есть серьёзные ограничения. Первое — копировать информацию можно лишь с внешнего винта, загрузившись с него, а не с системного. Это крайне важно, поскольку позволяет составлять полные копии системного винчестера — несмотря на ограничения доступа. Но в то же время не позволяет делать с системным винтом всё, что заблагорассудится. Это умная система защиты «от дурака», работающая в OSX.

Второе ограничение — результаты работы лучше сохранять отдельно от копии системы. Может оказаться и так, что система обрушится именно в тот момент, когда мы достигли каких-то успехов — написали статью, завершили какой-то проект. И во время восстановления системы байты будут прописаны в том состоянии, в каком были сохранены на внешнем винчестере. Естественно, что о результатах работы здесь не идёт. А нам нужны именно результаты. Сохраняя их на отдельном винте, мы оберегаем их от вредного воздействия. Рухнет система, работа останется в целости.

Есть в резервном сохранении и другие ограничения. Но нам стоит помнить об основных, чтобы не попасть в неприятную ситуацию с сохранением. Эти два обстоятельства позволят избегать того, что сможет поставить системное сохранение под большой вопрос. Если регулярно сохраняемся, то делаем это правильно. И всё будет хорошо — даже если нас постигнет какая-то авария.

Ведение резервного сохранения не требует от пользователя каких-либо усилий. Мы можем и не знать, что там скопировалось, а что нет. В любом случае копия системы будет целостной. Главное — не пропускать задержки, которые возникают при копировании… Как их можно пропустить? Во-первых, активировать опцию «Показывать Time Machine в строке меню». Во-вторых, запустить Time Machine. И, в-третьих, отметить опцию «Пропустить копирование» в появившемся системном меню. Всё очень просто, но в то же время и достаточно сложно. Не понимаете, что происходит в системе, не трогайте меню.

Чем менять настройки — времени копирования, например, или паузы между копиями? Для этого есть коммерческие программы. Они упрощают операции с меню резервного копирования, определяют паузы и время копирования. Но есть одна проблема в этой системе. Дело в том, что пункты меню этих программ не русифицированы. А пользователь должен понимать, что происходит с резервным сохранением.

В целом же эта система действует, как настоящая охранительная панацея. Я за годы использования Мака имел с ней дело достаточно активно. Один раз восстанавливался полностью — переписывая и результаты работы. Правда, эти результаты были в другом разделе винчестера. Я восстановился без особых проблем. Только времени ушло достаточно много. Но зато я оценил систему резервного сохранения по достоинству.

Так обстоит дело на системе OSX. Как с резервным сохранением обходятся владельцы Windows-машин, я, честно говоря, не знаю. Была в системе Windows такая же система, но она работала как-то криво. Что происходит в этой системе сегодня, для меня загадка. Впрочем, не очень большая. Я же не собираюсь использовать эти машины. Во всяком случае — пока.

Кто изобрёл ксерокс?

Рубрика: (Как рождались технологии) | Автор: moderator | Дата: 15-04-2013

Метки: , , ,

Изобретатель копировального аппарата Честер Флойд Карлсон  появился на свет 8 февраля 1906 года в Сиэтле, штат Вашингтон, США, в семье нищего парикмахера, эмигранта из Швеции. Детства, соответственно, у Честера, можно сказать, не было. У отца не хватало денег даже на лицензию, поэтому он промышлял своим ремеслом цирюльника полулегальным образом.

Однако мальчишке удалось выучиться в школе и поступить в Калифорнийский технологический институт — в рамках квоты бесплатного обучения для детей из бедных семей. Что само по себе говорит о выдающихся способностях юноши. Ему пришлось участвовать в конкурсе абитуриентов и доказывать приёмной комиссии своё право на обучение.

Защитив диплом физика, Карлсон принялся искать работу. Но из-за разразившегося экономического кризиса был вынужден забыть о науке и устроился лаборантом в нью-йоркское патентное бюро. В его обязанности входило копирование документов. А технология в те времена была только одна. В тёмной комнате документ укладывался на фотопластинку, пластинка экспонировалась, проявлялась, а потом с неё тем же контактным образом на фотобумаге печаталась копия. На всё про всё уходило около получаса – на единственную страницу документа. А в патентном бюро таких бумаг были тысячи и тысячи.

Честер, выпускник престижного института, дипломированный физик, зарабатывал жалкие гроши. Денег едва хватало на то, чтобы прокормиться и снимать крошечную квартирку. Эта квартира и стала его личной лабораторией. В единственной комнате Карлсон жил, на кухне -  ставил опыты по светокопированию.

Карлсон экспериментировал с серой, которая, как известно, распространяет весьма специфический запах. На него отреагировала домохозяйка Карлсона. Она подослала к постояльцу дочь Линду, которая заявила: «Из вашей комнаты идёт такой ужасный запах, что жалуются соседи. Честер, какого чёрта вы у себя делаете?»

И Карлсон принялся терпеливо объяснять девушке суть своего открытия. Линда заинтересованно выслушала, а потом пересказала всё матери. И домохозяйка (кто бы мог подумать?!) что называется «прониклась». Она выделила Карлсону под его эксперименты отдельное помещение – небольшой сарайчик, примыкающий к соседней с домом гостинице «Астория».

Продолжение получилось неожиданным – Линда влюбилась в постояльца. И через некоторое время Честер и Линда стали супругами.

22 октября 1938 года опыты Карлсона дали первый результат. Он взял отмытую от эмульсии стеклянную фотопластинку и написал на ней чернилами «10-22-38 Astoria». (К слову, многие ошибочно полагают, что открытие было сделано в номере гостиницы «Астория», но это не так – у сарая Карлсона попросту не было адреса). Затем Честер взял отполированную металлическую пластину, покрытую тонким слоем серы, и энергично натёр её сухой хлопчатобумажной тканью. Он сложил стеклянную и металлические пластины и включил яркую лампу.

Под воздействием света сера обрела электропроводимость (в этом заключается проявление фотоэффекта). Подвергнутые засветке участки серного слоя металлической пластины – те, что были под свободными от букв местами стеклянного оригинала – наэлектризовались. Карлсон выключил свет, снял стеклянную пластину, а металлическую с серным слоем посыпал ликоподием – спорами плауна (это вечнозелёное растение с чешуевидными листьями). Споры – естественный мелкодисперсный порошок, каждая частичка которого обладает ничтожно малой массой, поэтому порошок получается воздушным и очень лёгким.

Прижав к металлической пластине навощенную бумагу, Карлсон получил первую в мире электросветовую бумажную копию. Этот принцип применяется до сих пор – в современных ксероксах, лазерных принтерах и лазерных факсах. Вместо спор плауна используется тонер, вместо воскового слоя – нагревательный элемент, который приваривает частички тонера к поверхности бумаги. А вместо металлического листа с серой используется селеновая пластина или селеновый барабан.

Итак, начало было положено. И у Честера в его сарайчике стояла рабочая модель копировального аппарата нового типа. Осталось лишь найти инвестора для продолжения изысканий и компанию, которая взялась бы за промышленный выпуск этой техники.

В течение последующих семи лет Карлсон, как коробейник, обходил крупные фирмы и демонстрировал прототип копировального аппарата. Это был деревянный ящик с пластинами и прикрученной к нему настольной лампой, приспособленной в качестве осветителя. Во время работы аппарат Карлсона источал жуткий запах тухлятины.

Инженеры корпораций «IBM», «Ремингтон», «Форд», «Локхид», «Дженерал Электрик» сочли изобретение Честера удручающей самодеятельностью. И лишь руководство Беттельского исследовательского института (город Колумбус, штат Огайо) посчитало разработку перспективной и выделило на исследования 13 тысяч долларов. К тому времени супруга Карлсона испытания нуждой не вынесла и оставила изобретателя. Больше он не женился.

В апреле 1945 года в Колумбус, в номер институтского кампуса, в котором жил Карлсон, пришло письмо из Рочестера, штат Нью-Йорк. Некая компания «Халоид», выпускающая фотоматериалы и безуспешно пытавшаяся конкурировать на этом поле с «Истмен Кодак», в лице президента Джо Уилсона просила согласия Карлсона на встречу. Карлсон пригласил Уилсона в свою лабораторию в Колумбус. Прибывшему Уилсону Честер представил аппарат усовершенствованной конструкции. И президент компании «Халоид» самолично наштамповал на копировальном аппарате Карлсона кучу всяких бумаг. Результатом стали новые инвестиции.

Руководство института, сообразив, что изобретение Карлсона может стать востребованным коммерческим продуктом, организовала под его опыты специализированную лабораторию. Сотрудников собирали по всем вузам США. Приманивали «секретными космическими технологиями», что в конце сороковых срабатывало стопроцентно. А когда обман вскрывался, то соискатели… сами просили оставить их в лаборатории Честера Карлсона.

В 1950 году был построен первый серийный копировальный аппарат. Примерно тогда же возникло и его название. С ним долго мучились, перебирая разные варианты. Наконец, обратились на соседнюю кафедру древних языков. И профессор языкознания сказал: «Печать сухая? Греки обозначали сухость словом «ксерос». Слова «письмо, писать» на древнегреческом – «графеин»… Назовите свой аппарат «ксерография»».

Название понравилось. Но кто-то заметил, что ксерография лучше подходит для названия технологии в целом. А для аппарата лучше подойдёт… «ксерокс».

Первый ксерокс Карлсона был громоздким аппаратом в деревянном корпусе, к тому же достаточно дорогой. В качестве офисной копировальной машины подобное сооружение не годилось. И спрос на ксерокс оказался ничтожно малым. Выручили полиграфисты. Оказалось, что подготовка офсетным форм посредством технологии ксерокопирования почти в десять раз дешевле традиционной технологии – отливкой литер. Офсетная печать и спасла новую технологию.

Первый автоматический ксерокс был выпущен в 1960 году. Он включался всего одной кнопкой. Генеральный менеджер компании «Ксерокс» на публичной презентации заявил, что машина настолько проста, что «даже я смогу на ней работать». В доказательство он вставил в аппарат белый лист бумаги и оригинал. Нажал кнопку. И получил… такой же белый лист бумаги.

Менеджера едва ни хватил удар. Его начала бить нервная дрожь. Но тут подбежал начальник пресс-службы и… перевернул оригинал. И всё получилось – ксерокс выдал копию идеального качества. Несчастный генеральный менеджер только пролепетал: «Нельзя взваливать на менеджеров такие сложные задачи…»

И – дело пошло. Всего за несколько лет производства Честер Карлсон и ещё 17 учредителей компании заработали миллионы долларов. Следом за ксероксом компания разработала и выпустила на рынок первый аппарат факсимильной связи – предшественника современного факса с лазерной печатью.

В 1968 году компания «Ксерокс» закончила строительство головного офиса – небоскрёба в городе Рочестер, штат Нью-Йорк. 19 сентября у его подножия собралась толпа приглашённых, чтобы торжественно поднять американский флаг.

И в этот момент из помещения выбежал служащий отдела по связям с общественностью. Он протянул одному из руководителей компании бланк телеграммы. На нём было написано: «Только что в Нью-Йорке скончался Честер Карлсон. Он заснул во время киносеанса в «Фестивал Тиэтр», что на углу 5-й авеню и 57-й улицы. И не проснулся».

Честер Карлсон не оставил наследников. У него не было семьи.

Ксерокопирование – одна из технологий, без которых трудно представить нашу действительность. Электронный документооборот, компьютерные базы данных, сетевые технологии — всё это замечательно. Но всегда найдётся бумага, которую надо просто скопировать.

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru