(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Компас

Рубрика: (Как рождались технологии) | Автор: moderator | Дата: 24-10-2014

Метки: , , ,

Исследование новых земель, прокладка торговых путей, развитие отношений с далекими странами – все это требовало усовершенствования методов морской и сухопутной навигации. Как удалось Птолемею создать подробные географические карты множества территорий, не имея компаса? Тем не менее, компаса у Птолемея не было. Не было его и у Пифея, открывшего Великобританию, Северное и Балтийское моря. Не было компаса у греков, в 6 веке до нашей эры впервые обогнувших Африку. Удивительно.

Как же люди определяли стороны света в «докомпасную» эпоху? Очень просто — ориентируясь по расположению звезд (Полярная звезда, к примеру, расположена в северном направлении), по направлению движения Солнца (с востока на запад), по кронам деревьев (с южной стороны листва гуще, с северной – реже). То есть кажется, что просто. А на самом деле… Как быть, скажем, в пасмурную погоду, когда не видно ни солнца, ни звезд, да еще и в открытом море, где нет никаких видимых ориентиров? Вот поэтому-то древние мореходы и совершали свои походы лишь в зоне прямой видимости береговой линии.

Компас, прибор для определения сторон света по стрелке, указывающей направление магнитного меридиана, был изобретен китайцами около 2-3 века нашей эры. Точных исторических свидетельств нет, но известно, что мореплаватели Древнего Китая использовали для определения сторон света кусочки магнитного железняка – руды, обладающей остаточной намагниченностью.

Работает этот маленький прибор на основании физического закона взаимного притяжения разнонаправленных магнитных полюсов. Любой продолговатый металлический предмет – игла или полоска — обладающий остаточной намагниченностью, стремиться сориентироваться таким образом, чтобы  положительно заряженный конец иглы был направлен в сторону Северного магнитного полюса Земли, который имеет отрицательный заряд, а отрицательно заряженный конец иглы, соответственно, был направлен в сторону Южного магнитного полюса Земли, имеющего положительный заряд. При этом игла компаса располагается вдоль магнитного меридиана — воображаемой линии, соединяющей два полюса планеты.

Из-за смещения магнитного поля Земли относительно оси вращения планеты, расположение магнитных полюсов не совпадает с расположением полюсов географических. Поэтому для точного определения азимута движения по географическому меридиану требуется введение корректирующей поправки. Еще одно ограничение применения компаса – прибор не работает вблизи магнитных полюсов, поскольку стрелка стремиться занять вертикальное положение. Наконец, стрелка компаса может показывать неправильное направление в сильном магнитном поле – рядом с намагниченными предметами или в районах залегания магнитного железняка (их называют магнитными аномалиями), основной железосодержащей руды.

Несмотря на простоту устройства, компас не всегда был таким, каким мы знаем его сегодня. Первые приборы, появившиеся в Европе около 12 века нашей эры, представляли собой сосуд с водой, в котором плавал кусочек дерева с закрепленной на нем магнитной стрелкой. К 14 веку конструкция компаса была изменена – стрелку закрепили на вертикальной оси, установленной в центре разграфленного бумажного круга. На круг были нанесены метки сторон света. Позже появилась градусная шкала, облегчающая определение азимута – угла между магнитным меридианом и линией направления движения к наблюдаемому объекту.

Таким образом, были заложены основы конструкций двух основных типов компаса – жидкостного и стрелочного. Стрелочный компас применяется для ориентировки на суше. Он выполняется в виде небольшого карманного прибора, либо крепится ремешком на руке подобно наручным часам. Для правильной работы стрелочный компас следует располагать горизонтально, чтобы в узле сочленения оси и стрелки не возникало перекосов.

В открытом море, когда судно раскачивает на волнах из стороны в сторону, обеспечить горизонтальное положение компаса невозможно, поэтому на кораблях устанавливают жидкостные приборы. Жидкостный компас устроен следующим образом. В герметичную емкость со стеклянной крышкой заливают масло. В закрытой масляной ванне плавает диск из немагнитного материала (дерева или пластика) с вмонтированной в него магнитной стрелкой. Благодаря закрепленному в нижней части диска грузу, стрелка жидкостного компаса сохраняет горизонтальное положение при любом наклоне корпуса прибора. Более того, жидкостный компас более точен, поскольку на стрелку не воздействуют силы трения в узле ее сочленения с осью. А недостатками жидкостного компаса являются стационарная конструкция, большие размеры и вес.

Умение ориентироваться на местности обязательно для любого современного человека. Даже не имея компаса его всегда можно изготовить из обычной швейной иглы и кусочка пробки. Большинство железных предметов обладает остаточной намагниченностью, достаточной для того, чтобы выполнять функцию стрелки компаса.

Однако точность работы компаса оставляет желать лучшего. В самом деле, достаточно приблизить к стрелке намагниченный кусочек железа, как прибор начинает давать сбои – то есть указывает неверное направление. А для прокладки маршрутов самолетов, кораблей, для геодезических работ и в других профессиональных областях точное определение азимута движения имеет огромное значение.

В 80-е годы 20 века в США была разработана и введена в эксплуатацию система глобального позиционирования или GPS. Созданная для военных целей, в начале 90-х годов эта система была открыта для свободного гражданского использования во всех странах мира. Отличие военной системы GPS от ее гражданской части в точности определения географических координат. Если в первом случае погрешность не превышает 1 метра, то в гражданском применении система дает погрешность около 100 метров. Но и это позволяет с предельно большой точностью определять координаты, направление и скорость движения, прокладывать маршруты, согласуя их с топографическими картами, и даже  определять высоту над уровнем моря.

Система глобального позиционирования состоит из спутников, выведенных на гелиостационарную орбиту (то есть располагающихся неподвижно над поверхностью планеты), наземной станции обслуживания и пользовательских приемников, настроенных на определенную радиочастоту. Каждый приемник снабжен жидкокристаллическим экраном, на который выводится цифровая и графическая информация – карта-схема движения владельца приемника GPS. Работает система GPS следующим образом. Каждый спутник получает радиосигнал с наземной станции обслуживания и ретранслирует его на землю. Приемник улавливает сигналы с трех спутников, сравнивает их между собой и с эталонным сигналом, который генерирует колебательный контур самого приемника. При этом компьютер приемника замеряет время сдвига частоты, который происходит при прохождении радиосигнала расстояния от спутника до приемника. На основании замеров сдвига частот радиосигналов от трех спутников и сравнения результатов с эталонным сигналом компьютер приемника вычисляет географические координаты своего расположения – долготу и широту.

Благодаря тому, что приемник получает сигналы сразу с трех спутников, располагающихся на большом расстоянии друг от друга, система GPS обеспечивает замер скорости движения. А синхронизация данных с электронной копией карты, заложенной в память приемника, позволяет выводить на экран карту с нанесенным на нее маршрутом передвижения. Более того, приемники GPS «умеют» рассчитывать время движения, прокладывать сразу несколько вариантов маршрутов, определять возможное время прибытия в конечную точку и выполнять множество вспомогательных функций (например, работать в качестве особо точного электронного компаса).

Сложная в техническом плане спутниковая система глобального позиционирования получила широчайшее распространение. Сегодня карманный  приемник GPS стоит столько же, сколько хороший радиоприемник или портативный магнитофон. Приемники GPS устанавливаются в легковые и грузовые автомобили, ими оснащаются малые и большие суда, не говоря уже о самолетах. Выпускаются и совсем миниатюрные модели, вроде приемников GPS, встроенных в наручные электронные часы и телефоны сотовой связи.

В больших городах приемники GPS позволяют отыскать путь к нужному дому или улице по топографической карте-схеме, которая выводится на экран приемника (причем, с названиями улиц и номерами домов). В сельской местности или в лесу приемник GPS помогает отыскать путь к ближайшим населенным пунктам. Единственное ограничение системы глобального позиционирования – она не работает вблизи полюсов Земли. Дело в том, что все 11 спутников системы располагаются над экватором, поэтому приполярных областей планеты их сигналы не достигают.

Навигационные приборы

Рубрика: (Как рождались технологии) | Автор: moderator | Дата: 01-10-2013

Метки: , , , ,

В 1853-1854 годах мир потрясло известие о гибели самых больших, самых мощных пароходов – «Гумбольдт», «Франклин», «Сити оф Филадельфия», «Сити оф Глазго», «Арктик» и «Тейлор». Каждая из катастроф унесла сотни жизней, только затонувший «Тейлор» унёс с собой жизни 290 человек. Причины катастроф были совершенно непонятны. Новые, исправные, отлично оснащённые суда, самые мощные и самые скоростные пароходы, какие только были построены в то время на планете. В чём же дело?

Расследование гибели «Тейлора» доказало – причиной трагедии стал… компас. Да, самый обычный судовой компас. Дело в том, что на пароходе были установлены два компаса, один, основной, в капитанской рубке, и второй, запасной, на палубе возле фок-мачты. Перед выходом в море компасы сверили – оба работали нормально. Но через сутки оказалось, что показания компасов расходятся, причём весьма значительно – на 45 градусов или на два румба. Капитан решил, что ошибается палубный компас и стал вести судно по компасу в капитанской рубке. Он направил судно в пролив, будучи уверен, что идёт прямо по середине пролива. На самом деле пароход резко отклонился вправо и наскочил на подводные скалы. Пароход «Тейлор» погиб…

Поговорим об инструментах навигации. Очень важная тема, и не только для судоходства, но и для авиации. Ночные полёты и полёты в непогоду, когда не видно ни наземных ориентиров, ни звёзд, невозможны без специальных навигационных приборов. На море же без навигационных приборов невозможно управление подводными лодками, а управление надводными судами становится опасным.

Причина гибели шести лучших пароходов мира была в том, что все они имели прочные металлические корпуса, а в их моторных отсеках работали массивные паровые машины. В 1854 году, сразу после серии морских катастроф, в Англии состоялся съезд ученых, на котором с сенсационным сообщением выступил доктор богословия, бывший моряк Скорсби. Он заявил, что причиной неправильных показаний корабельных компасов является магнетизм самих кораблей. Он продемонстрировал опыт, который впоследствии был признан классическим. Скорсби взял немагнитный железный стержень и расположил его вдоль меридиана, затем он несколько раз ударил по стержню молотком. Стержень намагнитился. После этого ученый еще несколько раз ударил по стержню, но предварительно расположив этот намагниченный брусок поперек меридиана. Стержень размагнитился. «Судно намагничивается еще на верфи», — сказал Скорсби, — «где в процессе сборки по металлическому корпусу непрерывно ударяют тысячами молотков. Затем магнетизм корабля усиливается в море, под действием ударов волн и в результате вибрации. Следовательно, мы никогда не сможем добиться на железном или стальном судне правильных показаний магнитного компаса». Это ошеломляющее утверждение было неопровержимо, никаких навигационных инструментов, кроме традиционных, использующих магнитное поле Земли и расположение светил на небе (Солнца и звёзд), не существовало.

К началу ХХ века проблема только усугубилась. Появились мощные броненосные крейсеры с толщиной брони до полуметра, на пассажирских и военных пароходах широко внедрялись электрические машины, освещение, различные механизмы (лебёдки, подъёмные машины, конвейеры для подачи зарядов к орудию главного калибра). Стрелки магнитного корпуса буквально «сходили с ума», внося путаницу в прокладку курса. Ещё тяжелей приходилось подводным лодкам, в которых использование компаса, вообще, становилось нецелесообразным, а других приборов навигации при подводном плавании просто не было. Пришлось даже создавать целую науку о девиации (отклонении) магнитной стрелки под влиянием магнетизма судна. Были разработаны достаточно трудоёмкие методы расчёта девиации, хотя бы частично снимавшие проблему ориентирования в открытом море.

Решение было найдено в 1905 году лейтенантом русского флота Михаилом Конокотиным, который изобрёл гирокомпас. В этом приборе использован принцип волчка, который при вращении всегда сохраняет неизменное направление оси вращения. На показания гирокомпаса не влияет магнитное поле корабля и любые электрические механизмы на его борту. При этом гирокомпас указывает не на магнитный, а на географический полюс Земли, что увеличивает точность прокладки курса (поскольку нет влияния на прибор и внешних магнитных полей). Гирокомпас Конокотина со временем претерпел множество модернизаций и улучшений. Появились гирокомпасы Аншютса-Кемпфа (этот немецкий инженер в 1908 году создал собственную конструкцию гирокомпаса, которую в западных странах  считают первой), Элмера Амброуза Сперри (а этот американский изобретатель не только усовершенствовал гироскоп Аншются-Кемпфа, но в 1910 году в Бруклине основал компанию по производству этих приборов, а позже создал гироскоп для самолёта и на его основе автопилот).

На современных судах применяется и гирокомпас, и обычный компас с магнитной стрелкой. Традиционный прибор устанавливается на парусных яхтах и небольших деревянных судах (например, судах для путешествий в прибрежной зоне морей). Гирокомпас – основа навигационной системы больших судов. Гирокомпас устанавливают в самом защищённом помещении корабля, где-нибудь в трюмной части, рядом с машинным отделением. Эта часть гироскопа называется «маткой». Показания «матки» выводятся на репитеры – специальные приборы, дублирующие показания основного гирокомпаса. Репитеры устанавливают в рулевой и капитанской рубке.

На основе гирокомпаса создано множество морских навигационных приборов. Самый важный из них — авторулевой. При отклонении судна от курса, авторулевой посредством специальной передачи (чаще всего электрической) поворачивает штурвал на нужный угол, а затем, когда судно возвращается на нужный курс, выравнивает штурвал. Вахтенному рулевому остаётся  контролировать действие механического авторулевого и вмешиваться лишь тогда, когда приходится менять курс.

Другой прибор, построенный на базе гирокомпаса – курсограф. По виду это металлический ящик, закреплённый на стенке рулевой рубки. Через стеклянное окно курсографа можно разглядеть бумажную ленту, разделенную на клетки. На поперечных линиях указаны градусы, на продольных — часы и минуты. Бумага приводится в движение часовым механизмом. Над бумагой помещены два пера, которые вычерчивают непрерывные линии. Одна из линий обозначает курс корабля в градусах, другая — в какой четверти компаса нужно снимать отсчет. В корпусе курсографа находится репитер, который в точности воспроизводит показания гирокомпаса-«матки» и отображает эти показания на бумаге при помощи миниатюрного кораблика и самописцев.

Наконец, на основе гирокомпаса построен автопрокладчик курса, который автоматически вычерчивает курс корабля на бумажной навигационной карте.

Рассказ о морских навигационных приборах продолжим описанием механического лага – устройства для измерения скорости движения судна, и прибора для измерения глубины – эхолота. Механический лаг заменил традиционный верёвочный лаг, обычную верёвку с узлами, расстояние между которыми было установлено в 1/120 морской мили. Лаг, привязанный к деревянному сектору (плавучему якорю) выбрасывался за борт. Подсчитывалось количество узлов, стравливаемых с вьюшки за полминуты. Так вычислялась скорость в узлах за час. В конце XIX века был изобретён более точный и удобный механический лаг. Замерялась скорость вращения опущенной за борт вертушки и, таким образом, вычислялась скорость движения самого судна (она указывалась стрелкой измерителя скорости вращения лопастей вертушки). В ХХ веке появился электромеханический лаг, который был соединён с электромеханическим стрелочным указателем скорости, измерителем пройденного пути и работал совместно с автопрокладчиком курса. На современных судах применяются гидравлические лаги, измеряющие скорость движения судна по давлению встречного потока воды.

С 1870 года на судах применялся механический лот, прибор для изменения глубины под килем судна, изобретённый английским физиком Уильямом Томсоном (годы жизни 1824-1907). Это был стальной тросик (лотлинь) с закреплённой на нём глубиномерной трубкой. Чем глубже опускается трубка, тем под большим давлением в нее поступает вода и тем выше по трубке она поднимается. Насколько высоко поднялась вода в трубке, судят по состоянию легко смываемой краски, нанесенной на внутреннюю поверхность трубки. На малых судах  механический Томсона лот применяется до сегодняшнего дня. Однако гораздо удобней, точней, быстрей (замер глубины в 2-3 километра лотом Томсона занимает не менее часа) эхолот. Одним из изобретателей этого прибора был американец  Реджиналд Обри Фессенден (годы жизни 1866-1932), который, кстати, создал и радиокомпас. Впрочем, свою конструкцию эхолота непрерывного действия создал и Уильям Томсон.

В эхолоте использовано свойство звуковых волн отражаться от препятствий и возвращаться к источнику звука. Зная скорость распространения звуковых волн в воде и время, прошедшее между посылкой и возвращением звукового импульса, можно подсчитать пройденное звуком расстояние. Основными элементами корабельного эхолота является источник ультразвуковых колебаний, излучатель, и приемник, который улавливает отраженный от поверхности дна импульс, преобразует его в электрический ток и направляет к указателю эхолота, расположенному в рубке. Эхолот используется не только на море для определения глубины под судном, но и для исследования рельефа океанского дня, поиска затонувших судов, определения косяков рыб. В наши дни любой рыболов может купить портативный эхолот в магазине. Рыбалка с эхолотом, установленным на лодке, становится если ни более добычливой (всё же здесь многое зависит от умения и удачи, но не от технического оснащения), то уж во всяком случае, более интересной.

Ну и немного о радиолокации. Радиолокационная система или радар (сокращение radar происходит от английского Radio Detection and Ranging - радиообнаружение и дальнометрия) позволяет обнаружить летящие воздушные объекты, определять расстояние до них и даже их форму. Эта система тоже имеет множество изобретателей, но первый радар был создан шотландским физиком Робертом Уотсоном-Уаттом (годы жизни 1892-1973) и испытан 26 февраля 1935 года (патент на радар был  получен Уотсоном-Уаттом ещё в 1934 году).

Радиолокация перевернула само понятие противовоздушной обороны. До появления радара наблюдение за небом велось при помощи звуколокационных установок – чувствительных микрофонов со специальными раструбами, которые направлялись в небо. Подобные установки применялись в первый период Великой отечественной войны для предупреждения населения о налётах немецкой авиации и приведения в боевую готовность зенитных батарей. Радар позволил не только обнаруживать летящие самолёты гораздо раньше и точней, но и определять их количество, а позже и тип.

В первых радарах наблюдение за небом велось на волнах частотой около 300 мегагерц (длина около 1 метра). Чуть позже, когда радиолокационная техника появилась на боевых кораблях, радиолокация велась на волнах диапазона 3-30 мегагерц, что позволило увеличить зону наблюдения (так называемые «загоризонтные» радары, которые в наши дни используются береговой охраной).

Большой вклад в становление и развитие радиолокационной техники в годы Второй мировой войны внёс Дэйв Сарнов, президент компании RCA.

Взгляд сверху

Рубрика: (Путешествия) | Автор: moderator | Дата: 24-07-2013

Метки: , , , , , ,

Приобрести планшетный компьютер всё-таки проще, чем понять — для чего он, собственно, нужен. Ну, да — работа, развлечения. Чтение книг. Или просмотр фильмов… Но для чего же он нужен? Дорогая же игрушка?

Игрушка, прямо скажем, недорогая. Для функциональности планшетного компьютера, для предоставляемых им возможностей тысяча долларов (за хороший планшет) сущие гроши. Можно найти и подешевле — примерно втрое. Подороже? Есть и подороже — например, с расширенным системным накопителем. Тот же iPad 128 Gb стоит немалых денег. Но ощущения, что за этот «пустячок» просят слишком много, у меня не возникает.

Возможно, я и не прав. И эта техника должна стоить, как китайские часы — три рубля за горсть. Дешёвые планшетные компьютеры в магазинах, кстати, тоже есть (особенно в маленьких частных лавках). Но вряд ли это компьютеры. Скорее — конструкторы для любознательных.

Итак — денег своих планшетные компьютеры стоят. Но для чего они нужны? Есть ли у этих компьютеров такие применения, для которых только «планшетники» и годятся? За что, собственно, мы выкладываем кровные денежки? За… моду?

Современная цифровая техника тем и хороша, что она способна формировать потребности, о которых раньше и не подозревал. Кто бы, к примеру, мог предположить, что планшетный компьютер с пятимегапиксельной камерой — отличный студийный фотоаппарат для портретной съемки? Вы только задумайтесь (или даже попробуйте) — устанавливаем планшетный компьютер на штатив (воспользовавшись одним из выпускаемых промышленностью устройств для подобного крепления). Выставляем свет. Запускаем программу фотосъемки с набором цифровых фильтров — для размытия фона и настройки глубины резкоизображаемого пространства (ГРИП). И выстраиваем композицию будущего портрета по роскошному экрану планшетного компьютера, учитывая каждую деталь, каждую мелочь.

У планшетного компьютера ерундовая камера? Ну, да — ерундовая. Но портрет может получиться очень даже ничего.

Совсем недавно с неожиданным (добавлю — только для меня) применением компьютера iPad столкнулся и я. В смысле — обнаружил скрытые до этого момента таланты своей любимой «игрушки» (здесь в кавычках, поскольку я на планшетном компьютере и книжки пишу, зарабатывая вполне реальные деньги). Дело было во время путешествия по зарубежному хайвею. Я ехал на автобусе из города А — в город В. И мне положительно нечего было делать.

Занималось солнечное субботнее утро. Час был ранний, но не настолько, чтобы междугородний автобус отправился в дорогу полупустым. Пассажиров хватало. Зато дороги были относительно свободными. За два часа пути мы ни разу не угодили в пробку.

Какое чудо — современные скоростные автобусы. Наш был шведским — «Скания» с роскошными сидениями, которые, откинув спинку, можно было превратить почти в кровать. Великолепный кондиционер. Огромные окна, открывающие пассажирам широкий обзор. Короче — шикарное средство передвижения по хорошим дорогам.

Автобус мчался по просыпающемуся городу, а я ломал голову — чем бы таким с утра заняться. Достал iPad. Запустил музыку. Нет, не то. Все уже давно переслушал и пресытился даже голосом старика Нопфлера. Всему своё время и своё настроение.

Вспомнил про подключение к Интернету через сеть 3G. Компьютер iPad служит мне уже третий год. Это машина старшей модификации — с максимальной памятью и с модулем сотовой связи. Но я редко подключаю его к сетям 3G, поскольку компьютер используется, преимущественно, дома, где Интернет раздаётся через точку доступа Wi-Fi. Но вот недавно решил вернуться к 3G и приобрел SIM-карточку.

Включил сотовый модуль. И сразу оказался в Интернете. Быстро просмотрел новости. Хороших не увидел, плохие смотреть не стал. Может, поработать? На скорости автобуса в 80 километров в час? В субботу? С чего бы это?

Кстати, а какая у нас сейчас скорость? И я вернулся на главный экран, открыл папку «Навигация», в которой держу навигационные программки. А в ней отыскал программу «Спидометр». Я рассказываю сейчас не о конкретной программе. Речь о программах подобного назначения вообще. Всякого рода «Спидометров», на любых языках мира, включая и русский, полным-полно. Выбирай любой.

Повышенной точностью эти программы не отличаются. Но скорость показывают. В той, что воспользовался я, было две стрелки. Красная стрелка показывала текущую скорость, белая — максимальную со времени запуска программы. То есть белая стрелка работала как своеобразный барьер для фиксации максимального значения скорости.

Автобус двигался по городу со скоростью в 80 километров в час. Потом подъехал к светофору — скорость упала до нуля. Как только загорелся зелёный свет, программа показала увеличение скорости. По ощущениям показания были более-менее точными. Хотя, повторяю, с настоящим спидометром этот тягаться не может.

Потом я запустил компас. Этих программ ещё больше, чем измерителей скорости перемещения. Программный компас показывает то же, что и обычный — расположение сторон света. Мы ехали на юго-восток. Не особенно информативно, ну и… ладно.

Потом я вспомнил о программах, которые не запускал тысячу лет. Обо всех этих «картах», «мэпсах», «навигаторах» и прочей туристической прелести. Под руку попалась старенькая программа для поиска открытых точек доступа Wi-Fi. Программа оснащена обычной онлайновой картой мира от Google. Но можно выбрать и любую другую. В настройках программы прописаны шесть карт. Я оставил ту, что шла по умолчанию.

Программа запустилась. И я сразу увидел синий шарик, окруженный нежно-голубым ореолом. Это был наш автобус. Он мчался по хайвею, оставив позади огромный многомиллионный город.

Когда вокруг хайвея возвышались дома, синий шарик, случалось, уходил в сторону. И получалось, что мы едем не по дороге, а рядом с нею. Но в правильном направлении и с правильной скоростью. Дело в том, что свои искажения вносили стены домов. Но как только автобус выезжал на открытое пространство, точка на карте тут же возвращалась на место.

Наблюдать перемещение автобуса вживую, по хорошо детализированной карте, необычайно интересно. Во-первых, успеваешь прочитать названия улиц и площадей, которые проезжаешь на большой скорости. Городки, мимо которых автобус пролетает не притормаживая, обретают имена. И белых пятен в той карте, что живет в твоей памяти, не остаётся.

А ещё интересно отслеживать путь, по которому автобус въезжает в городок назначения. Оказалось, я не замечал того, что разглядел в этот раз — с планшетным компьютером в руках.

Планшетный компьютер способен работать не только в качестве навигатора. У него есть множество иных применений. Но об этом поговорим в другой раз.

Метеостанция в вашем кабинете

Рубрика: (Умные вещи в офисе и дома) | Автор: moderator | Дата: 14-11-2011

Метки: , , , , ,

Электронная домашняя метеостанция – с выносными датчиками, цифровым многофункциональным табло, со встроенными часами, календарем, будильником вещь, безусловно, привлекательная. Но хочется чего-то более традиционного, консервативного, красивого. Чего-то… живого? Ну да, именно это. Если уж приобретать что-то для своего кабинета, то устройство, проверенное веками.

Обратите внимание, как мы относимся к большим механическим часам, к глобусу или, скажем, магнитному компасу. Вроде бы, отжившие свое технологии. И если часы еще можно пристроить где-нибудь в углу своего кабинета, глобус держать в качестве украшения, то что делать с компасом?

Нам нравятся старинные «штуки». Нравятся и вещи, изготовленные под старину. Последние даже больше, поскольку они обладают вполне современной функциональностью, а выглядят, словно изготовлены столетие назад.

Возвращаясь к компасу. Нас привлекает в этом древнем как мир навигационном приборе его принципиальная простота. Даже, пожалуй, примитивность. И вот это магическое перемещение стрелки, указывающей всегда на север и юг. Нас привлекает корпус компаса, его циферблат. Ось, на которой покачивается стрелка. Нас привлекает память предков, которую можно назвать «генетической» (условно, конечно).

Старинные вещи обладают особой притягательностью. Они создают иллюзию незыблемости мира, неколебимости основ, высочайшей надежности и даже «вечности»…

Поговорим об аналоговых метеоприборах – о барометре-анероиде, стрелочном гигрометре и обычном спиртовом термометре. Каждый из этих простых приборов можно купить по отдельности. Но особенно хорошо выглядит их комбинация. В едином деревянном корпусе эти приборы превращаются в настоящую домашнюю метеостанцию. Впрочем, правильней говорить о погодной станции, поскольку полной метеорологической картины эта комбинация не даст. И предсказателем погоды могут служить только два прибора из перечисленных трех – барометр и гигрометр.

У стрелочных метеоприборов есть масса преимуществ и столько же недостатков. Главное достоинство – они легко калибруются. Если в комбинации установлен стрелочный механический термометр, то ситуация упрощается, поскольку спиртовой термометр откалибровать без внесения изменений в шкалу (или перемещения относительно шкалы спиртового столба) невозможно. Механический термометр калибровке вполне поддается, как барометр и гигрометр.

Второе важное достоинство – наглядность. Для пояснения обратимся к стрелочным часам. Чтобы узнать время на цифровых часах, нам нужно прочесть выводимые на их дисплее цифры. Для определения времени по стрелочным часам достаточно мимолетного взгляда на взаимное расположение стрелок.

То же и со стрелочными метеоприборами. Бросили взгляд на барометр – и понимаем, что нас ждет в ближайшие часы: хорошая погода или ненастье. Всего один короткий взгляд. Можно без очков. Без пристального рассматривания точных значений. Мгновенье – и все понятно.

Следующее преимущество – стабильность и долговечность. Старые барометры-анероиды работают десятки лет. И при этом точность показаний не снижается. Электронное же устройство имеет стандартное для такой техники ограничение срока службы (как правило, 7 лет). Прибавьте к этому необходимость регулярной замены элементов питания, неизбежную электрохимическую деградацию элементов микросхем.

Наконец, механические метеоприборы невероятно красивы. Это настоящее произведение искусства – если, конечно, вы выбираете продукцию серьезного производителя.

Недостатки? Главный – принципиальная неточность показаний. Второй – механическая метеостанция плохо сочетается с современным интерьером компьютеризированного офиса. К такой штуке нужен соответствующий письменный стол с набором канцелярских принадлежностей, застекленный книжный шкаф, особое убранство «под старину». В кабинете, оформленном в технократическом стиле, консервативная комбинация стрелочных приборов выглядит неуместной.

На, и последний недостаток – цена. Как ни странно (а на самом деле ничуть не странно), но проверенная временем механика стоит гораздо дороже, чем современная электроника. Но… чего не сделаешь ради комфорта и придания своему рабочему месту выдержанного стиля?

От описания конкретных моделей аналоговых метеостанций воздержимся. Мы говорим о приборах штучного или мелкосерийного производства. Поговорим о них в общих чертах, надеясь, что это облегчит наш выбор.

Аналоговые метеостанции выпускаются в виде настольных и настенных комплексов. Выбирать лучше настенный вариант. Дело в том, что барометр-анероид и стрелочный психрометр не любят лишних прикосновений и тем более перемещений и сотрясений. На столе мы неизбежно будем их передвигать. На стене они окажутся в наиболее стабильном состоянии. Еще один плюс настенного размещения – большие шкалы с хорошей читаемостью информации. Повесьте метеостанцию напротив рабочего стола. И показания приборов будут постоянно в поле зрения.

Далее – корпус. Лучше выбирать дерево. Хорошие метеостанции выполнены либо из красного дерева, либо из кедра. И то и другое выглядит очень красиво. Покрытая лаком темно-красного оттенка, такая метеостанция служит не только строго утилитарной цели информировать нас об изменениях погоды, но и элементом украшения кабинета. Только не переборщите с позолотой, инкрустацией и резьбой. Лучше выбрать строгий, сдержанный стиль – тот, что мы называем классическим.

Барометр. Основной прибор в составе метеостанции. В принципе можно ограничиться приобретением хорошего анероида, крупного, основательного. В хорошем анероиде должно быть несколько тонкостенных металлических коробок (датчиков атмосферного давления), соединенных рычажной системой. Однокоробочный анероид неточен. Шкала должна иметь крупные, хорошо читаемые обозначения погодных параметров.

Гигрометр. Это не менее важный во всем комплексе прибор, чем барометр. Гигрометр работает не так точно, как спиртовой психрометр. Но нам нужна не высокая точность измерения влажности, а информация об общем ее уровне. Гигрометр позволяет более гибко оценивать перспективы погодных изменений. При падении атмосферного давления, которое мы определяем по барометру, одновременное повышение влажности (по показаниям гигрометра) говорит о большой вероятности осадков. А если влажность не повышается, можно ждать ветреной погоды без осадков.

Термометр – наименее значимый прибор. Он способен измерять только температуру воздуха в комнате и ничего более. К метеопоказаниям этот прибор отношения не имеет, поэтому его можно рассматривать, как бонус, дополнение к двум основным приборам аналоговой метеостанции. Поэтому в некоторые модели метеостанций встроены только два прибора – барометр и гигрометр.

Часы в аналоговой метеостанции выглядят чужеродным элементом. Хотя это дело вкуса. В любом случае выбирайте то, что вам нравится. С часами, так с часами. Лишь бы не запутаться в обилии одинаковых с виду круглых шкал и циферблатов.

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru