(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Бумага

Рубрика: (Как рождались технологии, Человек пишущий) | Автор: moderator | Дата: 19-09-2014

Метки: , , , ,

Во 2 веке до нашей эры в Древнем Китае была изобретена технология изготовления бумаги из волокон крапивы. Промытые растения перетирали на жерновах, а затем долго встряхивали. В результате измельченные волокна переплетались между собой. Эту вязкую массу выкладывали на гладкую поверхность и придавливали  каменной плитой. Получался тонкий лист, который после просушивания становился бумагой.

Принципиальное отличие бумаги от папирусного листа в том, что волокна папируса располагались параллельными рядами. Перегибание высушенного листа неизбежно приводило к его излому. В бумаге же растительные волокна располагались хаотично. При перегибании сухого листа разрушается только небольшая часть волокон, остальные же волокна остаются неповрежденными. Можно проделать простой опыт – взять обычный лист бумаги и сложить его пополам. Развернув сложенный лист, мы увидим, что на сгибе образовалась складка. Эта складка как раз и образована переломленными волокнами. Но при этом лист бумаги не распадается на две части. Более того, если разгладить линию сгиба, лист бумаги будет выглядеть неповрежденным. Прочность линии сгиба обеспечивают волокна, расположенные под углом к линии излома. Как бы мы ни складывали бумажный лист, как бы его не сминали, лист остается целым, хотя и покрывается складками – от разрушения той части волокон, которые располагаются перпендикулярно линиям сгиба.

Ясно, что папирус не мог конкурировать с бумагой. Бумажный лист обладал не только высокой прочностью, но и необычайно простой технологией изготовления. Для производства бумаги годилась не только крапива, но и любое растительное волокно. Достаточно было собрать траву, измельчить ее и смешать с водой – сырье для изготовления бумажного листа было готово.

Кстати, а почему именно крапива? Неужели у китайцев не было под руками другого материала? В том-то и дело, что крапива – самое доступное и самое распространенное растение. Крапива растет возле поселений сама собой, не требуя какого-либо возделывания. Листья и стебли крапивы имеют волокнистую структуру, причем, волокна настолько прочны, что из них можно прясть нити и ткать ткани. В Древней Руси так и делали – пряли из высушенных крапивных волокон нити и ткали ткань для одежды. Кроме того, крапива еще и ценный пищевой продукт, богатый витаминами. У нас же на Руси испокон веков из молодой крапивы варили зеленые  щи, которые спасали людей от весенней бескормицы и авитаминоза. Так что применение древними китайцами крапивы для изготовления бумаги вполне объяснимо.

Несмотря на очевидную, казалось бы, простоту технологии, в Европе производство бумаги началось лишь около 600 лет назад. Китайские мастера продавали только готовую бумагу, а саму технологию держали в строжайшем секрете. Первая европейская бумага была дорогим и редким товаром. Дело в том, что для ее изготовления применялась не измельченная растительная масса, а старое тряпье. Тряпье перемалывали на мельнице, затем вручную прессовали полученную влажную массу в листы и сушили их. В принципе, лист тканевой бумаги должен быть прочней и тоньше, чем лист бумаги из растительных волокон, поскольку тканевая масса состоит из прочных витых нитей. Но для производства подобной бумаги требовалась большое количество вышедшей из употребления ткани. Если учесть, что ткань в то время производилась вручную, стоила дорого и использовалась практически до полного износа, то можно представить, во что обходилось производство бумаги.

В пятнадцатом веке с изобретением книгопечатания потребность в качественной бумаге резко возросла. Были изобретены прессы, облегчающие ручное изготовление бумажного листа, и отбеливающие вещества, придающие бумаге привычный для нас белый цвет. Но бумага по-прежнему производилась из тряпичных волокон. Только в девятнадцатом веке немец Келлер использовал для производства бумаги измельченную древесную массу. А через некоторое время был изобретен способ получения чистой целлюлозы – однородной органической массы из древесного сырья, подвергнутого очистке от смол и других примесей вывариванием.

Производство бумаги из целлюлозы удешевило сам технологический процесс. Целлюлозная масса – это измельченная древесина, отходы текстильного производства, бумажная макулатура. Для приготовления целлюлозной массы годится любой волокнистый материал естественного происхождения, но чаще всего используется именно древесина. В то же время использование отслужившей свой срок бумаги позволяет сберечь леса от вырубки, поскольку одна тонна макулатуры заменяет 4 кубометра древесины.

С точки зрения развития технологий, производство бумаги любопытно тем, что это едва ли ни первая попытка использования вторичного сырья. В истории человечества, разумеется, есть и более древние примеры. Например, переплавка металлического лома – захваченного у врага металлического оружия, старых сломанных орудий труда и так далее. Но переплавка металла не приводит к появлению принципиально нового материала. А для выработки европейской бумаги использовались отслужившие свой срок ткани, и получался совершенно новый материал для совершенно иных применений.

Современная бумажная промышленность выпускает огромное количество сортов бумаги – от самой тонкой папиросной, до толстого картона, от низкосортной газетной, до высококачественно мелованной. Разные сорта бумаги отличаются друг от друга по удельному весу. К примеру, один из самых ходовых сортов бумаги – это бумага с удельным весом в 80 граммов на квадратный метр. Чем больше удельный вес бумаги, тем больше толщина бумажного листа и, наоборот, чем меньше удельный вес, тем бумажный лист тоньше.

Кроме того, сорта бумаги различаются между собой фактурой поверхности (глянцевая бумага обрабатывается специальным клеящим веществом, а газетная бумага такой обработке не подвергается) и форматом листа. От качества изготовления бумаги зависит ее стоимость и области ее применения. К примеру, для письма перьевой авторучкой слишком дорогая бумага не годится – на глянцевой поверхности чернила держатся плохо, а потому писать на такой бумаге будет тяжело. Плохо по такой  бумаге пишет и карандаш, поскольку частичкам графита не за что зацепиться. Для карандашных заметок и рисунков лучше подходит бумага с шероховатой, грубой поверхностью. Зато шариковая ручка или рейсфедер, который пишет тушью, оставляют на дорогой мелованной бумаге красивый, аккуратный штрих.

Любопытно знать, какой сорт бумаги лучше всего подходит для письма любой ручкой – перьевой, шариковой или карандашом. Сортов писчей бумаги так много, что выбрать самый подходящий для ежедневной работы очень непросто… Нет, просто. Элементарно просто! Возьмите самую обычную школьную тетрадь, с разлинованными листами, в клеточку, в линейку – какую угодно. Это и есть идеальная бумага для письма.

Школьной тетради, наверное, столько же лет, сколько лет бумаге из целлюлозы. Изобрести что-то новое в этой области не легче, чем изобрести велосипед… Теперь взгляните на бумажный органайзер с разграфленными листами и ступенчатым обрезом с алфавитной разметкой. Эта записная книжка изобретена французами лишь в середине двадцатого века. А сегодня мы не можем и представить, как без нее обойтись.

Или вот другая, совсем недавняя история. В шестидесятые годы прошлого столетия специалисты компании 3M разработали невысыхающий клеевой состав. Разработать разработали, а вот как этот клей можно применить, догадаться не могли. Иногда подобное случается – идея остроумная, свежая, а что с ней делать совершенно непонятно. Новый материал испытывают и так, и сяк, но применение ему находится совершенно случайно.

Намазав новым невысыхающим клеем квадратные листочки бумаги, инженеры компании принялись писать на них разные заметки на память. Листочки расклеивали на стенах, на письменных столах, на мониторах компьютеров. Наконец одного из менеджеров компании осенило – да это же превосходное средство организации труда! Черкнул на бумажном листочке напоминание о важном событии, приклеил листочек к чему угодно – лишь бы был на глазах. А когда листочек свою функцию выполнил, бумажку можно отклеить. И на поверхности, к которой листочек был прикреплен, не останется ни малейшего следа. В восьмидесятые года липкие листочки произвели на рынке канцелярских товаров настоящий фурор. Они выпускались миллионами экземпляров, но спрос на них продолжал расти.

Эти листочки выпускаются до сих пор. Простая, очень удобная штука – книжечка, на верхнем листочке которой можно черкнуть заметку на память, затем отклеить этот листочек и прикрепить к столешнице рабочего стола. Хоть на первый взгляд и копеечное, но – изобретение. Вот вам и велосипед.

Первые книги в истории человечества — «Апостол» Ивана Федорова

Рубрика: (Как рождались технологии) | Автор: moderator | Дата: 28-04-2012

Метки: ,

У первой русской печатной книги интересная, но драматичная судьба. Дело в том, что книгопечатание в России началось с большим опозданием — почти на столетие позже эпохального изобретения Гутенберга.

Почему? Книги на Руси были никому не нужны? Нет, это не так. В книгах остро нуждалось, прежде всего, духовенство. А поскольку церковь была духовной основой государства, то в книгах нуждалась и власть. Но распространение книгопечатания сдерживалось противодействием церковной верхушки и, не в последнюю очередь, ремесленниками цеха переписчиков, которые видели в книгопечатании опасного конкурента.

Тем не менее, в 1553 году по указу царя Иоанна IV «Грозного» в Москве был построен Типографский двор и приглашены специалисты в области книгопечатания. И вскоре появились первые книги. Точное их количество неизвестно, как неизвестны и даты выхода в свет. Эти книги выпускались не датированными — анонимными. Историки считают, что таких книг было не менее семи. В полиграфическом плане они были крайне несовершенны.

Первый экземпляр датированной книги, то есть сопровожденной выходными данными, вышел в свет 19 апреля 1563 года. 1 марта 1564 года печать тиража была завершена. Это был «Апостол», в выходных данных которого было обозначено два имени — первопечатника Ивана Федорова и его помощника Петра Мстиславца. «Апостол» был выпущен тиражом около 1000 экземпляров. 47 из них дошли до наших дней.

Кто такой Иван Федоров? О ранних годах этого человека неизвестно ничего. Откуда он родом, когда появился на свет? По разным предположениям Федоров родился между 1510 и 1530 годами. Поскольку простолюдины фамилий в те времена не имели, мы знаем имя отца будущего первопечатника — Федор. Сам Федоров считал своей родиной Москву, поэтому часто добавлял к своему имени «Московитин».

По некоторым сведениям в 1532 году Федоров окончил Краковский университет, получив степень бакалавра. Три года он изучал языки. И в Москву прибыл блестяще образованным человеком, владеющим основными европейскими языками, ремеслом переписчика, гравера и механика. По одной версии молодой Федоров участвовал в строительстве Типографского двора, по другой был привлечен к книгопечатанию позже, уже после выпуска «пробных» анонимных изданий.

Как бы там ни было, но Иван Федоров не просто повторил путь Гутенберга. Он в значительной степени революционизировал издательское дело, заложив основы русского книгоиздания.

Дело в том, что первые книги европейских мастеров типографского дела, вроде «Библии» Гутенберга и последующих изданий, представляли собой огромные массивные фолианты. Это были богато иллюстрированные и декорированные религиозные книги в массивных переплетах, читать которые приходилось стоя перед высоким столом (кафедрой) и согнувшись над раскрытой книгой. Федоров в первой же своей книге взял за основу другую модель. Его «Апостол» был предназначен, прежде всего, для чтения — удобного и комфортного.

Об этом говорит формат книги — 21х14 см, совпадающий с современным форматом А4. На каждой странице по 25 строк текста, расположенного в один столбец. Правый край текста выровнен — страницы выглядят аккуратно и гармонично.

«Апостол» Федорова оснащен базовым набором элементов книжного оформления — колонтитулами, надстрочными и подстрочными ссылками. При этом книга отлично иллюстрирована. Иллюстрации выполнены виртуозно — самим Федоровым. Орнаментальные вставки не утяжеляют книгу, напротив, придают ей воздушность, не отвлекают от чтения, но помогают сосредоточиться на тексте.

Этот орнамент, в котором использовались растительные мотивы, закрепился в типографском деле, как старопечатный федоровский стиль. Специалисты усматривают в нем влияние школы Феодосия Изографа, сына великого иконописца Дионисия, автора фресок Ферапонтова монастыря.

Стоит отметить гравюру, с которой отпечатан лик Апостола Луки — главной иллюстрации книги. В ней, как считают историки, Федоров изобразил не просто одного из апостолов Христа, но восславил дело книгопечатания. Лука держит в руках книгу, но письменные принадлежности возлежат на отдельном столике, в стороне. Это и расценивается, как намек на то, что  гравюра в образе апостола Луки изображает человека, имевшего отношение к печатному делу.

Вместе с тем «Апостол» Федорова не был лишен незначительных недостатков. Была, к примеру, немного запутана нумерация страниц, что косвенно указывает на то, что первопечатник испытывал определенные затруднения с набором. Ему приходилось разбирать литеры уже отпечатанных страниц, чтобы набрать из них следующие страницы. Из 268 страниц «Апостола» нумерованными являются только 262 (кириллическими буквами). И 6 страниц Федоров оставил ненумерованными.

Интерес Федорова к книгам для чтения, к компактным изданиям, которые можно держать при себе и носить в сумке,  проявился и во второй его книге «Часовник», выпущенной двумя тиражами в 1565 году. Размеры тиражей неизвестны, но до нашего дня дошли 7 экземпляров книги. Первый и второй тираж отличались друг от друга объемом. В первом варианте листов было 173, во втором — на лист меньше. Страницы были ненумерованными. А формат издания — 166х118 мм — позволяет назвать его первой русской книгой карманного размера.

Третья книга в отличие от первых двух была издана Федоровым уже не в Москве. Судьба у этого выдающегося человека оказалась незавидная. Вся жизнь в бесконечных переездах. И вся жизнь в долгах. Федоров строил типографии в литовском Заблудове, во Львове, в городе Остроге. Но был неважным предпринимателем. Его издания не окупались. Федоров еще больше погрязал в долгах. И дни свои окончил 5 декабря 1583 года во Львове, в доме местного портного Антона Абрагамовича.

К смерти своей Федоров был отлучен от любимого дела и, как принято писать в учебниках истории, влачил нищенское существование… Обычная для праведников история.

Можно предположить, что Иван Федоров прожил не менее 70 лет. И за эти годы сумел издать 13 книг. Все они были небольшого формата, кроме последней — «Острожской Библии», вышедшей в свет в 1581 году тиражом около 1500 экземпляров. Это была относительно большая книга — формата 309х202 мм. До наших дней дошло около 400 экземпляров. Удивительно для столь древнего издания.

Впрочем, есть и убедительное объяснение. Все компактные книги Федорова зачитывались до дыр. Они служили столетиями, переходя от поколения к поколению. Но при этом сильно изнашивались. «Острожская Библия» — книга настольная, тяжелая. Её экземпляры хранились в стационарных условиях, в церковных библиотеках с ограниченным доступом. Вот и уцелели.

А что с последователями Федорова? Его единственный сын Иван, которому Федоров передал свое мастерство, умер при невыясненных обстоятельствах через три года после отца. Не повезло и Петру Мстиславцу, единомышленнику и помощнику Федорова. Мстиславец расстался с учителем около 1569 года, чтобы заняться книгопечатанием самостоятельно. Переехал в Вильно (современный Вильнюс). Издал несколько замечательных книг. Стал собственником типографии. Но, как предполагают историки, ушел из жизни на шесть лет раньше Федорова. Последние годы жизни Мстиславца покрыты мраком времен.

Первые книги в истории человечества — «Библия» Гутенберга

Рубрика: (Как рождались технологии) | Автор: moderator | Дата: 27-04-2012

Метки: , ,

Эта книга, 42-строчная «Библия» Гутенберга, считается самой первой печатной книгой. Сегодня это не самая редкая из старинных книг — до наших дней сохранилось 47 экземпляров «Библии» Гутенберга, из которых 21 полный. Но тем не менее, это самая дорогая книга в истории. На аукционах стоимость одного листа этой книги доходит до 80 тысяч долларов. А экземпляр первого тома Библии, приобретенный в 1987 году токийским университетом Кэйо, обошелся покупателям в 4 миллиона 900 тысяч долларов.

Вместе с тем об истории создания этой книги мало что известно, как мало что известно и об Иоганне Гутенберге, европейском первопечатнике. Более того, на протяжении веков приоритет изобретения книгопечатания отдавался человеку, продолжившему дело Гутенберга, но перед этим разорившему  его — Иоганну Фусту. Только в 1889 году был обнаружен и опубликован судебный протокол, который косвенно подтверждает приоритет Гутенберга.

Почему «Библия» (Вульгата, то есть Библия для чтения, общедоступный вариант главной христианской книги), которую по месту издания называют еще «Майнцской», именуется 42-строчной? Строк-то на первых страницах меньше — их 40, а не 42? Дело в том, что, готовя набор книги, Гутенберг экспериментировал с изобретенными им же шрифтами. Он стремился достичь полного сходства печатной книги с книгой рукописной. А в рукописных вариантах в то время было и 40, и 42 строки на странице. Сорокастрочный набор показался Гутенбергу более красивым. Но первопечатник постоянно нуждался в деньгах. И в целях экономии крайне дорогой в те годы бумаги он перешел на 42 строки.

К слову — позже появилась и 36-строчная Библия, которую долгое время считали предшественницей 42-строчной. Однако это был более поздний вариант (не гутенберговский).

Почему Гутенбергу было так важно имитировать рукописную книгу? Чтобы поднять стоимость каждого экземпляра (а «Библия» была выпущена Гутенбергом в количестве около 180 штук). Первые покупатели не особенно доверяли печатным книгам. Вкладывая большие деньги — каждая Библия обходилась в 30 флоринов (на треть дешевле, чем рукописный вариант книги) — покупатели хотели получить «настоящий» товар. Это первое. И второе — первыми клиентами Гутенберга были преимущественно монастыри, настоятели которых считали печать святых книг «происками дьявола». Но качество печати Библии Гутенберга было настолько высоким, что отличить печатную версию книги от рукописной было, практически, невозможно. Сравнить-то было не с чем!

Удивительная история. С появлением книгопечатания в Китае (на несколько веков раньше!) рукописные книги утратили привлекательность. Именно распространение печатных книг привело к тому, что древние рукописные свитки религиозного характера были свезены в пещеры Могао — в храмовый буддистский комплекс в оазисе Дуньхуан. Рукописные книги уступили место печатным. А в Европе долгое время было все наоборот. Печатным книгам не особенно доверяли, рукописные варианты казались более достоверными и надежными.

Дело, наверное, все-таки в высокой стоимости книг. Невероятно точная, почти ювелирная работа по печати и отделке переплета книг требовала большого времени и усилий. Подготовка к изданию первого тиража Библии заняла у Гутенберга (предположительно) около 5 лет. Само тиражирование — 2 года.

Эта книга считается первой в истории, хотя исследователи говорят о том, что она стала результатом большой подготовительной работы. Мастерская Гутенберга, ставшая затем первой в Европе типографией, была основана в 1448 году. Добавим — по всей видимости. Точных сведений об этом история не сохранила. Но именно в 1448 году 48-летний (или 51-летний, точная дата рождения первопечатника неизвестна) ювелир из Майнца Иоганн Гутенберг взял в долг 150 гульденов — предположительно, на основание нового дела.

Иоганн Гутенберг

Иоганн Гутенберг

Гутенберг родился в Майнце, но долгое время прожил в Страсбурге, где, по всей видимости, и изобрел технологию металлического набора и печати на бумаге. Считается, что основные элементы новой технологии были изобретены Гутенбергом уже в 1440 году. Никаких документов об этом не сохранилось, но есть сведения, что в течение последующих десяти лет Гутенберг выпускал различную печатную продукцию — календари, учебники латыни, индульгенции.

Вернувшись в 1448 году в Майнц, Гутенберг занялся изготовлением металлического набора, печатного станка и доработкой технологии. Ему, в частности, пришлось изобретать типографскую краску. Составы для ксилографии, печати с гравированных досок, не подходили — отпечатки получались слишком бледными. Гутенберг модифицировал краску, добавив в нее медь, серу и свинец. В результате буквы в отпечатках получились глубоко черного, с металлическим отблеском, цвета.

В 1450 году Гутенберг привлек к своему делу компаньона. Им стал майнский ростовщик и купец Иоганн Фуст. Фуст вложил в типографию Гутенберга 800 гульденов, обещая выплачивать ежегодно такую же сумму на приобретение бумаги, типографской краски, оплату работы наемных работников. Однако Фуст своего слова не сдержал. В 1452 году он выдал Гутенбергу еще 800 гульденов и от дальнейшего участия в делах типографии уклонился.

В 1455 году, когда тираж «Библии» был отпечатан, и стало ясно, что дело Гутенберга обещает принести немалые барыши, Фуст вопреки договоренностям потребовал у Гутенберга возвращения долга, который к тому времени составлял 2026 гульденов с учетом процентов. Гутенберг заявил, что Фуст обещал не требовать выплаты процентов до момента, пока типография не начнет приносить доход.

Дело дошло до суда. Суд конфисковал типографию у ее основателя и передал Фусту. Так Гутенберг был отстранен от главного дела своей жизни, а его бывший компаньон Иоганн Фуст стал «первопечатником».

Заметим — у Фуста все получилось. Изобретения Гутенберга, да деньги Фуста сделали свое дело. Новый владелец типографии взялся за выпуск религиозных и исторических книг.

Любопытно, что Гутенберг пережил своего разорителя на два года. Лишившись всего, что он имел, Гутенберг создал новую компанию — с Конрадом Гумери. В 1460 году в свет вышла очередная печатная книга Гутенберга — сочинения Иоганна Бальба.

Фуст, получив в собственность типографию Гутенберга, закрыл ее и тут же основал новую, чтобы у обывателей не возникало «нехороших мыслей». Его компаньоном стал бывший помощник Гутенберга, в прошлом переписчик книг, Петер Шеффер, сделавший головокружительную карьеру. Шеффер женился на единственной дочери Фуста Кристине и, таким образом, из подмастерья вырос в полноценного совладельца типографии.

Первой книгой типографии Фуста-Шеффера стала 350-страничная Майнская псалтирь, вышедшая в свет 14 августа 1457 года.

Иоганн Фуст скончался (предположительно) в 1466 году. Возможно, причиной его смерти стала чума, бушевавшая в Париже, куда Фуст отправился с деловой поездкой. А настоящий первопечатник Иоганн Гутенберг умер 3 февраля 1468 года. Он был похоронен в родном Майнце, но могила за давностью времен не сохранилась.

Зато сохранилась первая печатная книга — «Библия» Гутенберга.

Первые печатные книги человечества — «Алмазная сутра»

Рубрика: (Как рождались технологии) | Автор: moderator | Дата: 24-04-2012

Метки:

Алмазная сутра

Алмазная сутра

Неизвестно, когда случится окончательный закат традиционной технологии книгопечатания. Ясно, что книга будет жить всегда. Но то же самое мы недавно говорили и о фотопленке. Поэтому следует соблюдать осторожность. Книга будет жить всегда, хотя, для ее массового распространения будут применяться иные носители, нежели бумага.

Увидим ли мы эту революцию на своем веку? Первые технологические подвижки мы уже видим. Продажи электронных читалок растут не по дням, то же происходит и с оборотом самих книг, электронные копии которых купить сегодня легче, чем бумажный вариант.

Прогнозы в области информационных технологий — дело неблагодарное. Поэтому лучше оглянуться назад и посмотреть, с чего все начиналось.

А начиналось книгопечатание очень давно. Когда именно появилась печатная книга, сказать трудно. Еще Цицерон упоминал учебные наборы латинских букв, из которых древнеримские школяры складывали слова. Вдави эти буквы в песок — вот тебе и книгопечатание.

Изобретение технологии оттиска символов на бумаге по праву приписывается китайцам. По одним источникам первая напечатанная книга появилась в Китае в 581 году Нашей эры. По другим — на 400 лет позже. Впрочем, до нас дошел экземпляр одной из первых печатных книг, дата появления которого задокументирована. А именно — 11 мая 868 года Нашей эры. Это перевод на китайский язык древнеиндийского манускрипта «Алмазная сутра», одной из основополагающих книг буддизма течения махаяна, созданной около III-V столетий Нашей эры.

Китайским первопечатником стал Ван Цзе (или в иной транскрипции Ван Чи). Закончив работу над книгой, первопечатник записал в колофоне (в последней строке свитка): «С благоговением сделано для всеобщего бесплатного распространения Ван Цзе по поручению его родителей в 15-ом числе 4-ой луны года Сяньтун».

«Алмазная сутра» Ван Цзе представляет собой длинный бумажный свиток длиной 4,8 метра, объединяющий шесть страниц иероглифического текста и страницу с изображением Будды. Книга отпечатана методом ксилографии. То есть набор выполнен не при помощи глиняных литер, как ошибочно указывают некоторые источники, а целиком вырезан на деревянной доске. С этой доски и сделан сохранившийся оттиск.

Книга могла быть отпечатана в нескольких экземплярах. Собственно, для упрощения тиражирования книг технология книгопечатания и изобреталась. Но до нас дошел единственный экземпляр книги Ван Цзе. Существование других экземпляров мы можем лишь предполагать.

Взяться за работу Ван Цзе заставила тоска по умершим родителям и глубокая религиозность. Однако была ли ксилография изобретением китайского первопечатника? Нет. В основе ксилографии лежит эстамп — технология оттиска с рельефного штампа. И книгу Цзе можно рассматривать, как результат развития эстампажа (в технологические подробности вникать не будем).

Но вторичность изобретения ни коим образом не принижает значение труда китайского первопечатника. Работа была проделана титаническая. Ван Цзе вручную изготовил бумагу для оттиска, скрупулезно выгравировал на доске набор и сложнейшую иллюстрацию. И сам же изготовил оттиск (оттиски?) свитка на бумаге.

Любопытная — в свете современных реалий — деталь. Цзе специально указывает, что книга предназначена «для всеобщего бесплатного распространения». То есть первопечатник ставил перед собой одну цель — просвещение.

Как книга попала в Британскую библиотеку? О, это замечательная история!

 

На рубеже XIX и XX столетий в индийском городе Лахор (ныне это Пакистан) в местной школе востоковедения трудился ученый, которого все считали англичанином. Это был Марк Аурель Стейн, венгр по происхождению, который в юности покинул Будапешт, перебрался в Лондон, а потом в Индию, где занялся практической наукой. И достиг на этом поприще потрясающих успехов. К 1900 году, когда Стейн отметил свое 38-летие, он считался одним из серьезнейших специалистов по истории Востока и в совершенстве владел санскритом.

Марк Аурель Стейн

Марк Аурель Стейн

В 1892 году в стенах Лахорской школы Стейн восстановил и подготовил к публикации на санскрите первый том старинного индийского исторического трактата «Поток царей» Кальханы (это исторические хроники, написанные в 1148 году). Затем Стейн занялся переводом этой книги на английский язык. Но в этот момент его настигло увлечение, захватившее ученого на всю оставшуюся жизнь.

Марк Стейн прочитал в научной прессе отчеты о путешествиях по Средней Азии Свена Андерса Гедина, норвежского исследователя Тибета и стран Азии. Впоследствии эти отчеты легли в основу книг Гедина. А тогда, в 1900 году, они лишили покоя кабинетного ученого, историка и географа Стейна. В том же 1900 году Стейн снарядил свою первую экспедицию в Туркестан.

Результатом экспедиции стало детальное исследование средневекового «шелкового пути» — через Восточный Туркестан, до китайского Хотана. Но впереди было еще более грандиозное путешествие. Марк Стейн поставил перед собой цель исследовать путь, по которому китайский шелк попадал на прилавки главного рынка Древнего Рима. В Вечном городе существовал специальный ряд, где торговали восточными шелками (и был торговый ряд, где торговали уральскими самоцветами — еще до образования славянских народов).

На подготовку экспедиции было потрачено шесть лет. Само путешествие заняло 2 года — с 1906 по 1908 годы. Оно оказалось крайне тяжелым и рискованным. Стейн едва ни погиб от зимних холодов. И получил тяжелое увечье, отморозив пальцы правой ноги.

Но впереди было главное открытие его жизни. Преодолев пустыню Такла-Макан и по пути сделав несколько исторических открытий (Стейн открыл целый вымерший народ), исследователь достиг Дуньхуана — конечного пункта торговцев на древнем «шелковом пути». И здесь, в оазисе Дуньхуан, Стейну открылось невероятное — гигантский религиозный комплекс «Пещера тысячи Будд» или «Пещеры Могао». 492 высеченных в горах помещения были украшены многочисленными статуями Будды и фресками. Главное же богатство Стейну показал монах, охранявший святилище. В одной из пещер ученый увидел невероятное количество прекрасно сохранившихся древних книг.

Фрески в Пещерах Могао

Фрески в Пещерах Могао

По разным оценкам в «Пещерах Могао» хранилось от 20000, до 40000 рукописных книг и свитков. Причем, речь идет именно о рукописях, которые свозились сюда предположительно в XI столетии по причине распространения в буддистских монастырях Китая печатных книг (задолго до повторного изобретения книгопечатания Иоганном Гутенбергом!). Печатная книга в этом собрании была одна — «Алмазная сутра» Ван Цзе.

Стейну удалось приобрести у монаха несколько книг, включая и книгу Цзе. Древние фрески он сфотографировал. Свои трофеи ученый передал в Музей азиатских древностей в Нью-Дели. Сегодня первая в мире печатная книга хранится в Британской библиотеке в Лондоне.

Что же касается Марка Ауреля Стейна, то он умер в 1943 году в Кабуле, не дожив одного месяца до своего 81-летия. Стейн готовил экспедицию по Афганистану. Но захворал и скончался. Среди историков-востоковедов Марк Стейн был и остается одной из самых значительных, самых авторитетных фигур.

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru