(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Пеналы, чехлы и футляры

Рубрика: (Умные вещи в офисе и дома, Человек пишущий) | Автор: moderator | Дата: 03-02-2014

Метки: , , , , , ,

Ручка, какой бы она ни была совершенной, всего лишь инструмент для письма. И ей нужен хороший гараж — место, где этот инструмент мог бы перевести дух. Займемся подбором хорошего пенала, чехла или футляра — что получится в итоге. И выберем для своего любимого пера нужный предмет. Итак — поехали…

Прежде всего — пенал. Это вещь универсальная. Что напоминает хороший пенал? Линейку, конечно. Небольшую линейку с градиентами по боковой стороне. Значит, надо искать именно футляр-линейку.

Второе — на что похож пенал? На хранилище инструментов для письма. То есть в нём должно уместиться не одно устройство, а несколько. Значит, постараемся выбрать такой пенал, чтобы он стал хранилищем для нескольких ручек.

И третье — а чего в пенале быть не должно? При вдумчивом анализе приходишь к выводу, что… ничего лишнего быть в нём не должно. То есть — вообще. И хороший пенал может выглядеть вполне презентабельно в единственном случае — когда у него нет ничего, что могло бы отвлечь от основной идеи. То есть — от хранения ручки вплоть до её непосредственного использования. И — точка.

Итак, подведем итоги. Хороший пенал — универсальный контейнер, могущий послужить нам линейкой. Это место для хранения нескольких инструментов для письма. Но какой-либо ещё функциональности от пенала ждать не приходится. Что есть, то и будем использовать.

С пеналом получилось очень хорошо. А что с чехлом? Чем он отличается от пенала? И что чехол отличает от футляра? В чем преимущества одного, другого и третьего?

Ответ выглядит простым — пенал жесткий и неподатливый, а чехол мягкий и гибкий. В этом и есть главные их отличия. Но есть ещё футляры. А они бывают и жесткими, и мягкими. То есть футляры соединяют достоинства пеналов и чехлов. И в то же время не выглядят негнущимися,  как пеналы, и бесформенными, как чехлы.

Футляр — среднее между пеналом и чехлом. Скажем так — среднее арифметическое, где слагаемые простые и безыскусные члены единого общего процесса. Члены-то единые, а результат получается очень разным. В этом и заключается вся штука — сложения не слагаемого и умножения не умножаемого. Фокус, который поначалу не выглядит фокусом.

Впрочем, сначала поговорим о чехлах. Кожа — главный материал для чехла. Главный, но далеко не единственный. В моей практике хорошие чехлы получались из джинсы — из обрезков грубой синей ткани. Чехлы при этом выходят тоже очень грубыми и… очень стильными. Я бы даже сказал — выразительно стильными.

Речь идёт о простых чехлах. О тех, что созданы под одно перо. Но если есть необходимость, можно сделать и вариант на две-три-четыре ручки. Количество не ограничено, но вариант более чем на две ручки делает чехол таким же малоудобным, как и пенал. То есть пространства для маневра минимум, а внешность чехла — на максимуме. Причем при любом заполнении чехла.

Ещё одна деталь — клапаны чехлов. Есть чехлы бесклапанные, в которые ручка вставляется и закрепляется боковым прижимом колпачка. Здесь всё понятно без пояснений — кроме того, каким образом ручка избегает контакта с внешними предметами. Или, иными словами, каким образом авторучке удаётся избежать повреждений. Ответа на этот вопрос нет — ибо нет и каких-либо приспособлений.

Совсем по-другому устроены чехлы с внешними клапанами — скажем, с верхними. Или с боковыми — если в вашем распоряжении оказался чехол, созданный по принципу записной книжки. Ручка лежит в нём (как правило, в кожаном чехле) вертикально, а верхний клапан оберегает её выступающие внешние части от любых контактов. Тогда всё получается просто отлично. И чехол такой может служить дольше, чем любая, пусть и самая совершенная, ручка. Чехол вечен. Он изнашивается аккуратно, достойно и даже благородно. И он может послужить и с новой ручкой — хотя сам выглядит далеко не новым.

У футляров ситуация иная. Их придумано множество конструкций. Но большинство из них повторяют конструкции внешних коробок — то есть пеналов для ручек. Отсюда делаем первый вывод — у большинства футляров для авторучек есть основание, крышка и петля между ними. Они открываются вдоль длинной стороны футляра, повторяя конструкцию простого пенала. Это классика.

В другом исполнении футляр выглядит тоже коробочкой, но другой формы. Квадратная, фигурная, овальная — годится любая форма. И фигура крышки повторяет фигуру основания. Это — неотъемлемая часть конструкции футляра. Как говориться, без вариантов.

Но, с другой стороны, есть и альтернативные конструкции. Футляры из гибкой ткани, повторяющие пеналы лишь формой, но не содержанием. Трудно сказать, насколько они удобны. Думаю, неудобны в принципе. Но дело своё делают. Они защищают инструменты для письма в нерабочем состоянии.

Для использования на практике я бы порекомендовал два устройства — жесткий пенал и гибкий чехол. Футляр из дерева и чехол из натуральной кожи. В общем случае — равноценные вещи, способные устранить любые (в рамках разумного) последствия неразумного обращения с ними… На этом надо бы поставит точку. Но дело ещё и в том, что не пеналом, чехлом или футляром цела ручка. Нужны ещё и дополнительные средства.

Среди всего разнообразия выделю главное. Первое — перочистки. Речь идёт о перочистках для перьевых ручек (для шариковых, гелевых и прочих ручек «перо» чистят обычным куском бумаги и крайне редко). Пусть вас не смущает количество перочисток — действенен лишь тот способ, что был использован в школе. А именно — перочистка из листиков кожи, скреплённых посередине в маленькую книжицу. Очень простая и очень действенная перочистка. Заносим в список полезных для письма вещей.

Далее — промокашка. Да, да — обычная промокашка, листочек пористой бумаги. Ничем не закреплённый, небольшой по размерам и достаточно плотный. Обычная промокашка, достать которую при нынешнем интересе к шариковым ручкам очень непросто. А раньше промокашек было море. Они прикладывались к любой тетради. И вкладывались даже в книги — хотя, черкать в книжках запрещалось не меньше, чем запрещается сегодня. Заносим промокашку в список крайне необходимых вещей, полезных при письме.

Ещё одна полезная мелочь, которая обязательно пригодится в случае с письмом, это… листы бумаги. Обычные листики, форматные или не очень. Непременно чистые. А именно — те, на которых можно писать. Пусть это будет тетрадь. Или не тетрадь — это не имеет значения. Но бумага нужна. Она необходима, поскольку только на её поверхности мы сможем написать то, чего до этого не писали.

И вот теперь, с чехлом или пеналом для ручки, с перочисткой, промокашкой и небольшим количеством листов чистой бумаги мы можем написать то, что хотим. И это при условии, что у нас есть чернила. Любые, годятся даже симпатические — те, что проявляются при воздействии тепла или какого-либо реагента. Короче, мы готовы… Непонятно про чернила? Мы повторим и это. Повторим обязательно. В другой раз.

Канцелярская семантика

Рубрика: (Человек пишущий) | Автор: moderator | Дата: 30-01-2014

Метки: , , , , ,

В наших офисах полно устаревших слов. Вот, пожалуйста — перо. Или — перочинный нож. Или — пресс-папье. Или — нарукавники. Да, мало ли — любое слово, пришедшее к нам издалека, сегодня кажется устаревшим.

Почему так произошло — в принципе, понятно. Сначала к нам пришли старинные инструменты для письма. Их названия были вполне логичны. Перо оно и было пером. Гусиное, очиненное, кстати, перочинным ножом. Потом пришли стальные перья, которые на перья не были похожи ни разу — только своим предназначеньем. Затем, и стальным перьям места не нашлось. И сегодня в наших офисах работают шариковые пишущие узлы, капиллярные ручки, гелевые. И все равно — перья.

Другое дело — как с этим поступить. Что делать и как правильно называть современные приборы для письма. Интересно же — почему, скажем, пресс-папье уже вовсе не пресс-папье. А нарукавники — не нарукавники. Давайте разбираться. Что-то придумаем. И в этом случае либо назовем свои инструменты иначе, либо… оставим все, как есть. И не будем особо переживать. Перо — оно и в Африке перо.

Так вот, у инструментов для письменной работы есть помимо основного предназначения вспомогательное. Оно не так четко выглядит, но в нём, полагаю, и спрятан ответ. Почему мы называем перо пером? Что в нём такого, что заставляет нас именовать его именно так? Думаю, дело именно во вспомогательном смысле. Перо оно ещё и потому, что мы им не только пишем. Мы им указываем, подправляем, мы им вносим изменения. И если все эти функции мы перепоручаем перу, то и современная его инкарнация тоже должна называться пером.

То же касается и других инструментов. Мы условно именуем перо пером, полагая, что именно им и вносятся в текст изменения. Но если бы предположили — к примеру — что изменения нужно вносить, скажем, лопаткой, то и все инструменты для письма называли бы лопатками. Но так уж сложилось, что перо стало пером. И давний смысл слова сейчас утерян. И функции его далеко не так однозначны, как кажется сегодня. А оно остается пером. И будет пером все то время, что предполагается использовать его для письма.

Назначенье различных инструментов нужно себе прояснить. Его необходимо прояснить — чтобы уточнить их реальный смысл. Пером мы называем ручной инструмент для письма — даже если большую часть времени оно, это наше перо, лежит на столе и бездействует. Оно для нас перо, прежде всего, по смыслу. И потом уже по эстетике и другим параметрам. Действовать в качестве стилуса для письма мы будем именно им. Будем держать его в руке даже в том случае, если ничего не напишем. Оно, наше перо, становится инструментом универсальным. Более того — это самый универсальный инструмент для работы с текстом. Другого такого нет.

У перочинного ножа назначение изменено до такой степени, что его трудно распознать. О каких таких перьевых функциях может идти речь, ежели само перо — давно уже не перо? И чинить этим ножом нечего? Вопрос же? Но перочинный нож живет. И, более того, он совершенствуется. Ножи столетней давности были маленькими, изящными инструментами для… очистки несуществующих перьев. А современные — мощные складные инструменты для десятка работ. Да какое там — для десятка? Для сотни и больше! И далеко не все эти работы можно отнести к письменным. Я даже скажу больше — ни одна из десятков функций перочинного ножа не входит в число работы с листом бумаги и чернилами, с костяшками для счетов и самим счетами. Представить себе применение перочинного ножа в письме можно только весьма и весьма приблизительно.

Пресс-папье — инструмент для удержания на своей поверхности пористого листа бумаги, промокашки. Ничего отстраненного в пресс-папье нет — как кажется на первый взгляд. Но на второй взгляд ситуация оказывается не такой уж и простой. К чему нам промокательная бумага — сейчас? Когда вместо чернил мы применяем густую пасту, которую и промокать не приходится? Прижимать пресс-папье какие-то канцелярские мелочи? Ну, может быть — если мелочей этих скопилось видимо-невидимо. В другом случае что-то прижимать ненужно и даже глупо. Нет у пресс-папье прежнего назначения. Есть только новые — престиж, условность и игра.

Уже довольно давно для пресс-папье придумана дополнительная роль, которая со временем стала основной. Это орудие принятия решений, инструмент для взвешивания обходных маневров, для подбора внутренних рычагов. И ни в коей мере не пресс для промокания рукописей. Вот такая история произошла с простым канцелярским прибором, превратившимся со временем в редкую канцелярскую вещицу.

О нарукавниках речь ещё более запутанная. Их использовали в прошлом — когда приходилось иметь дело со стальными перьями и чернилами. Большие пространства рукописей, много возможностей посадить на одежду кляксы. В результате люди придумали нарукавники — защитные тканевые чехлы, надеваемые на руки перед работой с текстами и цифровыми таблицами. И тексты, и цифровые таблицы остались, но где нарукавники? Их нет. Или так — почти нет. Они прекратили свое существование, оставив лишь смысл. Когда мы говорим — «я умываю руки» — мы имеем в виду маневр, при котором мы не имеем к происходящему никакого отношения. Но нарукавники в этом смысле мы даже не подразумеваем.

Но вместе с тем, нарукавники — их относительное подобие — мы все равно применяем. Это одно из канцелярских выражений, смысл которого остался, а само действие исчезло. Ничего страшного — бывает.

Мы рассмотрели некоторые из старых канцелярских понятий, оставшихся в нашем лексиконе. Если покопаться, можно отыскать и другие. Но дело не в этом — не в применении исчезнувших слов. Дело в самих понятиях. Назвать что-то можно по-разному. Главное — было бы что называть.

Дело оказывается еще и в том, что наша канцелярия так же молода, как молоды и основные профессии, связанные с бумагой. Мы ещё находимся в стадии их формирования. И когда мы сформируем их, эти профессии, то и названия придумаются сами. Взять, к примеру, тексты, над которыми мы сегодня работаем. Допустим, речь пойдет и не о текстах вовсе — о каких-нибудь мультимедийных файлах. И в этом случае мы будем говорить именно о них, не упоминая о перьях.

Все это здорово, но вот вопрос. Когда это случиться? Когда разговор о пере настолько отойдёт в прошлое, что мы перестанем о нём вспоминать — не говоря уже о постоянном применении этого слова? А ведь когда-то это произойдёт. Но не сегодня — когда мы говорим «написано то-то и то-то» — имея в виду письмо на компьютерной клавиатуре. И в этом случае о перьях и речи нет. И если мы и говорим, то исключительно о письме на цифровой клавиатуре, без применения каких бы то ни было перьев.

Делаем одно, говорим — другое. Остается прийти к третьему.

Настольные приборы — найти и подружиться

Рубрика: (Умные вещи в офисе и дома, Человек пишущий) | Автор: moderator | Дата: 24-02-2012

Метки: ,

Поговорим о настольных письменных приборах. Об очень красивых вещицах, украшающих рабочий стол, поднимающих настроение и стимулирующих умственный труд.

Хороший настольный прибор, действительно, повышает эффективность труда. Дело в наших ощущениях, в самоуважении. Специалист высокого класса не может работать огрызком карандаша. И дело вовсе не в том, что подумают другие люди. Гораздо важней — что думаем о себе мы сами.

Элитный настольный прибор, действительно, повышает эффективность труда. Рядом с монументальным мраморным (к примеру) прибором неуместны беспорядочно разбросанные по столу бумаги. Хорошее перо, красиво оформленные канцелярские мелочи побуждают нас работать вдумчиво, серьезно, не давая себе поблажки. Настольный прибор подчеркивает нашу самостоятельность и значимость — прежде всего, в наших собственных глазах.

Приобретение дорогого прибора вполне обоснованно даже для, скажем так, не очень хорошо зарабатывающего человека. Каждый из нас стоит столько, сколько он стоит. Живешь с осознанием своего финансового потолка в полтысячи долларов — столько и будешь зарабатывать всю жизнь. Надо ценить свой труд — если уж выкладываешься полностью. Тогда все непременно изменится. Причем, в лучшую сторону…

Настольные приборы продаются в магазинах элитной канцелярии. Мы говорим о дорогих приборах, а не о китайских пластиковых стаканах с отделением для ручек, карандашей и скрепок. Эти поделки тоже имеют право на существование. Их можно и нужно использовать. Но вряд ли кто станет об этой ерунде мечтать.

Стандартов в области настольной канцелярии, в общем-то, не существует. Поэтому на магазинных витринах выставлены настольные приборы самых разных конструкций. Но все их можно условно разделить на два типа — приборы составные и комбинированные. Составные приборы — это, по сути, набор отдельных предметов, которые можно расставлять по столешнице в произвольном порядке. Комбинированные — объединенные общей станиной, конструктивом, в котором предусмотрены отделения для ручки, скрепок, запаса бумаги для записей и так далее. Одно не исключает другого — составной прибор может дополняться станиной, в которую укладываются все предметы.

Что выбрать? Мне очень нравятся монолитные комбинированные приборы. Есть в них некая основательность и законченность — как в архитектурном сооружении. Составные приборы выглядят более легкомысленно. Это более воздушный, более легкий стиль. Можно расставить предметы так, а можно и этак. Нет у таких приборов общего логического центра. Но… может, этот центр и не нужен?

Материалы… Мрамор (любой поделочный камень) на столе хорош только в том случае, если сам письменный стол массивен, изготовлен из дорогих пород древесины и соответствует стилю прибора (или наоборот, настольный прибор соответствует стилю стола). Монументальный прибор на столе из IKEA будет смотреться нелепо. Здесь нужен металл, пластик, другие современные материалы.

Очень хороша древесина. Возможно, это лучший материал для настольного прибора. Дерево всегда вне времени, оно остается актуальным и через сотню лет после создания прибора. Правда, антикварный прибор сам становится центром организации рабочего места — стол нужно выбирать под него, а не наоборот.

Третий распространенный материал для изготовления настольных приборов — металл. Тяжелые металлические станины с чернильницами, держателями ручек, ложементами для канцелярской мелочи и местом под пресс-папье — это общепризнанная классика.

Современные приборы часто изготовлены из полированного цветного металла. Очень красивые вещи… Но надо понимать — сеточка микроцарапин на поверхности полированного металла портит вид таких приборов. Если уж полировка, то качества «пруф», то есть идеально гладкая, без царапин. Но сохранить безупречную поверхность прибора невозможно. Это же не только украшение, но и рабочий инструмент.

Для отделки приборов применяются драгоценные металлы, различного рода драгоценные и полудрагоценные камни и натуральная кожа.

Серебро и, тем более, золото — материалы непревзойденные. Серебро придает прибору строгость, золото — теплоту и черты роскоши. И того, и другого должно быть в меру. Полностью покрытый золотом настольный прибор оставит впечатление… полированной латуни или покрытой лаком меди. Золота не может быть много. Но серебра это не касается. Прибор может быть целиком выполнен из серебра. И это будет великолепный настольный прибор.

Камни оставим в стороне (они достойны отдельного разговора), но упомянем янтарь. Он «работает» подобно золоту. Янтарь придает настольному прибору особое тепло. И выглядит потрясающе. Воистину — светящийся, лучезарный «камень».

Натуральная кожа в сочетании с дорогими породами дерева придает прибору солидность и в то же время несколько облегчает общий дизайн. Кожа подчеркивает естественность материалов, из которых изготовлен настольный прибор. Наверное, потому что сама является материалом «живым», естественным…

Что должно входить в состав настольного прибора? (Говорим только о современных конструкциях, направленных на практическое использование, а не только на украшение рабочего стола).

Классический набор — держатель для ручки, ложемент (стаканчик) для скрепок, лоток для листочков бумаги, часы, реже пресс-папье — если владелец прибора пользуется перьевой авторучкой. Это базовый набор, который может быть расширен полезными дополнениями.

Очень привлекательно выглядят приборы с выполненными в едином стиле ножом для разрезания бумаг и ручной лупой. В дополнение к цифровым часам (реже к стрелочным) так и просится калькулятор. Но он тоже должен сочетаться с дизайном прибора.

Бухгалтеру комплектный калькулятор будет, наверное, бесполезен, поскольку специалисту в области экономики требуется более серьезное вычислительное устройство. В этом случае лучше приобретать прибор без этого дополнения, а калькулятор выбрать отдельно — из линейки профессиональных моделей. Но человеку, которому иметь дело с расчетами приходится редко, маленький калькулятор будет хорошим подспорьем.

Далее — ложемент для сотового телефона. Не зарядная станция, не док для синхронизации телефона с компьютером, а просто удобная, вмонтированная в станину прибора подставка под телефон — чтобы главное средство связи было всегда на виду, всегда под рукой. Действительно, очень удобное дополнение, которое трудно переоценить. Во время работы мы всегда держим свой телефон поблизости. Пусть у него будет свое место.

Необязательные и даже нефункциональные дополнения — миниатюрные глобусы, декоративные фигурки, барометр, психрометр, гигрометр, радио и прочее. На мой взгляд, этим безделицам в настольном приборе не место. Хотя, я бы не удержался от приобретения модели, в которую встроен маленький глобус. Объяснить эту странность не могу. Нравится, и — точка.

А кому-то понравится настольный прибор со встроенной рамкой для фотографии (а кому-то еще и с цифровой рамкой). Другому — с цифровым проигрывателем (диктофоном?). Третьему — еще с какой-то чепуховиной.

Ну, и славно. Настольный прибор такая же индивидуальная штука, как перьевая авторучка. Все, что требуется решить при его выборе — угадать сходство ваших характеров.

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru