(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Пьер Карден: вкус, мастерство, расчет

Рубрика: (Истории успеха) | Автор: admin | Дата: 13-03-2015

Метки: , , , , ,

За окном настоящая весна и самое время поговорить о прекрасном. Именно поэтому мы выбрали сегодня героем удивительного мужчину, которому обязаны многим: цветными чулками, короткими сарафанами, джинсовыми нарядами, высокими сапожками и элегантными решениями мужской моды. Имя ему Пьер Карден.

Он родился 2 июля 1922 года в Италии, шестым ребенком в хорошей семье среднего класса, глава которой принял решение эмигрировать во Францию, спасаясь от жестокого режима Муссолини. В школе маленького Пьеро Кардини дразнили «макаронником», и сообразительному, старательному и жаждущему выбиться в люди мальчишке приходилось глотать обиды, мечтая однажды доказать всем, что он способен на многое.

С 14-и лет Пьер начал работать в качестве подмастерья у местного портного, а когда началась война, поступил в армию, где трудился бухгалтером в обществе Красного креста. Надо сказать, что финансовая деятельность всегда давалась ему хорошо: он умел обращаться с деньгами и рассчитать выгоду. Именно этим Карден планировал заниматься всю свою жизнь – серьезным делом, которое одобряли его родители. Однако случай (а по легенде – предсказание случайной гадалки) распорядился иначе – гонимый мечтой юноша отправился покорять Париж.

Конечно, в столице его никто не ждал, однако оправляющемуся после войны городу в ближайшие годы суждено было окунуться с головой в невероятную роскошь великолепных нарядов, которые стали символом новой жизни. Французы знают толк в красоте, и изящные руки молодого человека, умеющего работать с тканями, нитками и иголками, сразу нашли себе достойное применение в лучших домах мод. Пьера быстро оценили, и карьерный рост его был мгновенен. В эпоху «нью-лук» Карден уже трудился в доме самого Кристиана Диора и получал похвалы от самой Коко Шанель.

Решающей ступенью стала подготовка костюмов для фильма Жана Кокто «Красавица и чудовище», в рамках которого наряды Жана Мааре примерялись на самого Кардена – фигуристого и элегантного. Вдохновленный успехом, Пьер вскоре уходит в свободное плаванье и первое время занимается исключительно театральными работами, однако его первая коллекция haute couture, увидевшая свет в 1953 году, была встречена овациями.

После этого Карден позволил себе небывалые вещи: внезапно он решился на смелый поступок – создал первую в мире мужскую модную коллекцию (его стильные пиджаки без ворота носили сами The Beatles!) и открыл бутик не только для женщин («Ева»), но и для мужчин («Адам»), а затем вынес в ближайшие универмаги серию готовой одежды, возмутив всех кутюрье и став первопроходцем в мире pret-a-porte.

«Я – счастливый человек. Многие мои мечты сбылись, а я не перестаю фантазировать, что-то придумывать, чтобы потом осуществлять новые и но­вые мечты», – говорит Карден. Позади 90-летие, а он по-прежнему ярок и энергичен, многие десятилетия ему доверяют выдающиеся звезды мирового кинематографа, но настоящей музой из них стала лишь одна – великая француженка Жанна Моро, с которой модельера связывал странный, но очень красивый роман. До сих пор она, славящаяся элегантностью и изысканностью, предпочитает всем платьям его работы.

И все эти годы в каждом деле Пьера Кардена проявлялся его огромный бухгалтерский талант, за что Time назвал его «хитроумным фанатиком», который поставил свое имя на всём, что «можно прибить гвоздями, приклеить, пришить, разлить по бутылкам, закрыть, открыть и употребить». За свою карьеру кутюрье запатентовал более 800 различных изобретений, однако утверждает, что «выбирающий деньги всегда проигрывает».

В который раз мы убеждаемся, что одного таланта мало. На каждое гениальное дело или изобретение должен быть не менее гениальный бухгалтер. И хорошо, когда эти две профессии соединяются в одно, как в случае с Пьером Карденом. Если же нет, то тоже не страшно, ведь любому делу можно научиться. Центр Образования «ЭЛКОД» приглашает вас на свои семинары, где профессиональные преподаватели помогут вам стать гениальным бухгалтером для свершения гениальных дел.

Генрих Шлиман: – в погоне за мечтой

Рубрика: (Истории успеха, Хобби, семья, здоровье) | Автор: admin | Дата: 05-02-2015

Метки: , , ,

Сегодня речь пойдет о совершенно уникальном человеке, жизнь которого наполнена захватывающими событиями, коих хватит на целый роман и приключенческий фильм!

В самом начале далекого 1822 года в маленьком городке Нойбуков германского герцогства Мекленбург-Шверинского в доме священника Эрнста Шлимана родился сын, которого нарекли Генрихом. Вскоре семья переехала в Анкерсхаген, где мальчик рос в среде, богатой фольклорными традициями, поверьями и легендами. Отец любовь сына к сказкам, страшным историям, прогулкам по развалинам древнего замка, как ни странно, поощрял: он и сам баловал ребенка интересными рассказами, пересказами Гомера, а позже подарил 8-летнему Генриху книгу, определившую всю его дальнейшую жизнь – «Всемирную историю для детей» с иллюстрациями Георга Людвига Йеррерса.

Пока реальная жизнь била мальчика страшными ударами (сначала умерла его мать, затем отец женился на одной из своих многочисленных любовниц, чем навлек на себя осуждение всех жителей деревни, а Генриха пришлось отдать на воспитание дяде), перед глазами ребенка возникали, гибли и вновь восставали из пепла целые государства, пылала легендарная и загадочная Троя.

Дядя сумел оценить живой ум и увлеченность Генриха, поощрял его изучение латыни и даже постарался устроить мальчика в гимназию, где отучиться, увы, получилось лишь 3 месяца – дурные вести о подозрении отца в растрате и судебный иск потребовали отдать все средства, отложенные на учебу. В результате подросток Генрих отправился в училище, после которого его ждала должность приказчика в бакалейной лавке. Но там он решил не задерживаться – его манили приключения. А еще его манила Троя. Генрих Шлиман пешком добрался до Гамбурга, где нанялся юнгой на шхуну «Доротея», которая отправлялась в далекую Венесуэлу, но волею судьбы пошла ко дну, позволив членам команды добраться на шлюпках только до берегов не такой уж далекой Голландии. Здесь юношу и ждала бухгалтерия – окончив курсы, он проявил себя настоящим героем в обеих конторах, где пришлось работать. Ответственный, бережливый, все схватывавший на лету молодой человек аккуратно вел дела и успел при этом самостоятельно выучить семь иностранных языков, один из которых, русский, привел его на должность главного представителя компании в Санкт-Петербурге. Здесь наш герой, ставший Андреем Аристовичем, разбогател, начал активно путешествовать и, наконец-то, занялся раскопками – поисками могилы Агамемнона и самой Трои.

Бизнес его шел замечательно, а личная жизнь не складывалась: первую возлюбленную выдали замуж за другого, брак с русской оказался неудачным. Зато вторая жена, юная гречанка София Энгастроменос, разделила увлечение супруга и с готовностью сопровождала его в экспедициях. По легенде именно она в корзине из-под овощей вынесла тайком от турецких властей найденные при раскопках сокровища – так называемый «Клад Приама». Она же поддерживала уже пожилого мужа, когда были обнаружены богатые могилы, дворец в Микенах и многое другое, вызывавшее зависть и горячие споры недоверчивых археологов-профессионалов.

Софии не оказалось рядом лишь в Неаполе, где после операции на уши, проведенной в Германии, стремившийся к любимой семье накануне Рождества Генрих Шлиман упал во время прогулки и вскоре скончался. Оставшуюся жизнь его жена посвятила их детям и популяризации дела его жизни – рассказу об удивительных находках увлеченного археолога-любителя, мечтавшего найти увиденный на картинке в детской книжке древний город.

Великие достижения начинаются с малого. Центр образования «ЭЛКОД» приглашает вас посетить семинары для бухгалтеров, где вы сможете приобрести необходимы навыки для свершения своих профессиональных открытий.

Конвейер Генри Форда

Рубрика: (Истории успеха, Как рождались технологии) | Автор: moderator | Дата: 29-08-2014

Метки: , , , ,

Мы уже говорили о Генри Форде (вспомним годы его жизни – 1863-1947), создателе массового американского автомобиля. Бывший главный инженер «Электрической компании Эдисона» (кстати, весьма примечательный факт, рядом с Эдисоном работало множество талантливых инженеров и изобретателей), к моменту создания собственной автомобильной компании успел поучаствовать в промышленном производстве автомобилей и понять, что выпуск машин это в полном смысле золотое дно, Клондайк, способный принести миллионные прибыли. Разными способами сорокалетнему Форду удалось уломать двенадцать инвесторов и собрать 28 тысяч долларов, сумму по тем временам немалую, но для начала крупномасштабного производства сложной техники не слишком большую.

16 июня 1903 года новое предприятие под названием «Форд Мотор Компании», размещавшееся в здании бывшей каретной мастерской Детройта, приступило к сборке первого автомобиля марки «Форд». Машина вышла из ворот завода в том же 1903 году и была продана некоему доктору Пфеннингу, жителю города Чикаго. Это была совсем небольшая машинка «Форд А», в которой была применена новая электрическая система зажигания. Машина сразу приглянулась американскому покупателю, спрос на неё превышал предложение. За первые 15 месяцев производства из ворот завода выехали 1700 автомобилей. Форд сразу установил на свой автомобиль более чем демократичную цену в 850 долларов (а в истории компании были модели и подешевле). С учётом того, что в начале ХХ века месячное жалованье в 100 долларов считалось очень хорошим, это было не так уж и мало. И всё же «Форд А» был уже доступен представителям среднего класса США, что открывало перед Фордом огромные перспективы.

Любопытна технология производства, используемая в годы становления компании. Собственно, по той же технологии работали все компании мира. Автомобиль собирался целым коллективом специалистов последовательно. Сначала работали слесари, собиравшие раму. Затем к машине подходили специалисты по ходовой части и монтировали мосты, коробку передач, колёса. Затем их сменяли механики по двигателям. И так далее. Процесс получался достаточно длительным.

Но это ещё не всё. Стремясь максимально снизить стоимость машины, Генри Форд отважился на одну уловку. Он продавал не готовую машину, а… её части! То есть покупателя приглашали на завод, где он выбирал и отдельно оплачивал шасси, кузов, шины. Автомобиль при этом получался достаточно дешёвым, однако, и прибыль оставалась достаточно низкой. К чести Форда, он перепробовал все варианты. За 5 лет он выпустил целых 19 моделей автомобилей, присвоив им буквенные индексы – от «А», до «S». Самая совершенная модель «Форд К» имела мощный шестицилиндровый двигатель. Но она же была и самой дорогой, продажная цена «Форда К» составляла 2500 долларов. В то же время примитивная и совсем маленькая машинка модели «N» продавалась Фордом всего за 500 долларов. И спрос на неё был просто ошеломляющий.

И Генри Форду приходит в голову простая и вроде бы вполне очевидная мысль, которая, тем не менее, не посетила головы его конкурентов. Получить максимальную прибыль от производства автомобилей можно двумя путями – выпуская в небольших количествах дорогие, технически совершенные машины, или… выпуская совсем простенькие и дешёвые автомобили, но очень много. Казалось бы, так на так и выходит. Но у дешёвого автомобиля гораздо больше покупателей, чем у дорогого. Отсюда и выгода.

Генри Форд изложил своё видение развития компании акционерам. Но не всех при этом убедил. Из бизнеса уходит один из первых инвесторов Форда – торговец углем Малкомсон. Форд не теряется. Он собирает деньги и выкупает пакет акций Малкомсона, доведя свою долю до 58,5 процента. А это означает, что теперь совет акционеров Форду не указ. И он вполне способен принимать важнейшие решения сам. Теперь мы знаем, что Форд был не только талантливый инженер и удачливый предприниматель. Он был ещё умным финансистом, остро чувствующим верные направления развития бизнеса.

Концепция массового производства доступных по цене автомобилей рождалась в течение нескольких лет и стала результатом целого ряда экспериментов. Первым шагом стал выпуск 1 октября 1908 года автомобиля марки «Т» — той самой «Жестянки Лизи», ставшей в последствие самым массовым автомобилем в мире. Это было любимое детище Генри Форда. Дитя множества компромиссов, «Форд Т» вовсе не был верхом совершенства. В нём, в частности, не было бензонасоса, а бензобак был установлен перед лобовым стеклом. При подъёме на гору бензин переставал поступать в карбюратор – бак оказывался ниже. Приходилось разворачиваться и преодолевать подъём задним ходом.

В годы выпуска (19 лет подряд!) Форд сам пользовался машиной собственного производства – неплохой пример современным промышленникам, которые выпускают одни автомобили, а сами разъезжают на других, гораздо более совершенных и дорогих. Так вот, однажды с Фордом случилась неприятность – его машина сломалась. Форд поднял капот и принялся ремонтировать свою машинку. Рядом остановился другой автомобилист, тоже на «Форде Т». Он вызвался оказать помощь. Автомобилисты разговорились. И подъехавший, чувствуя родственную душу, принялся откровенничать, на чём свет костеря и эту примитивную машину, и её производителя Форда. Можно представить лицо этого человека, когда он узнал, что перед ним сам Генри Форд! Кстати, Форд ничуть не обиделся и потом с удовольствием рассказывал эту историю…

Машина и в самом деле была не «Роллс-Ройс». Зато она на долгие годы определила автомобильное лицо Америки и стала синонимом семейной машины. В те годы можно было не спрашивать – «какой у вас автомобиль». И так было ясно – «Форд Т».

Вторым шагом стал внедрение принципа поточного производства. Летом 1913 года на заводе Форда в Хайланд Парке, штат Мичиган, к шасси ещё не собранной машины марки «Т» привязали верёвку и принялись тянуть по всему сборочному цеху. Рабочие, каждый из которых выполнял простую, только одному ему порученную операцию, собрали машину в десять раз быстрей, чем обычным способом – на стационарном стапеле. Так родился конвейер – возможно, самое важное изобретение начала ХХ века, подарившее миру массовое производство дешёвых товаров.

Идея конвейера состоит в том, чтобы максимально упростить сборочные операции. Надо избавить рабочего от постоянных переключений внимания и разнообразных действий. Вместо того, чтобы один человек устанавливал на колесо шину, колесо на ступицу, а потом прикручивал это колесо к ступице, на эту операцию выделили трое рабочих. Один устанавливал шину и больше ничего не делал. Второй надевал собранное колесо на ступицу, третий – закручивал гайку ступицы… Мы упрощаем описание производственного процесса, но принцип должен быть понятен. Вместо специалистов широкого профиля, на конвейере работают рабочие, которые умеют делать только одну операцию. В результате сокращается время сборки, уменьшается возможность совершения ошибок, многократно упрощается обучение рабочих. Ильф и Петров в книге «Одноэтажная Америка» писали, что Форд может взять человека с улицы и в пять минут обучить его работе у конвейера. Так оно и было на самом деле! Правда, советские писатели увидели здесь больше недостатков, чем достоинств. Мол, рабочий при такой работе ничему не способен научиться, а потому его легко заменить. В этом есть доля истины. Но… всё-таки писатели ошибались. И здесь мы переходим к другому изобретению Генри Форда, на этот раз к социальному.

  К концу 1913 года конвейер был введён в постоянную эксплуатацию. Конечно, это были уже не верёвки, при помощи которых по цеху протаскивали остов машины, а настоящие транспортёры с механическим приводом. Наблюдая за работой конвейера, Форд пришёл к выводу, что скорость сборки можно увеличить, увеличив количество рабочих постов и разделив все операции на ряд мелких последовательных действий. Это первое. Второе – у каждого человека есть некий предел, после которого наступает усталость. Следовательно, в работе конвейера надо устраивать перерывы, дав людям время перекусить и просто отдохнуть. Кроме того, каждый участник поточного производства должен быть материально заинтересован в высоком качестве выпускаемых компанией автомобилей. Это предотвратит текучку кадров, следовательно, сократит расходы на обучение новых рабочих. Сделает работу более комфортной, безопасной для здоровья рабочих. И, между прочим, более доходной для самих рабочих. И каждый обеспеченный рабочий завода становится… потенциальным покупателем автомобиля «Форд».

Заметим сразу – Форд вовсе не был «добрым ангелом». Известны очень неприятные черты личности Генри Форда, о которых мы здесь говорить не будем… Просто он умел считать деньги и видел гораздо дальше, чем его конкуренты.

5 января 1914 года Генри Форд объявил, что отныне рабочий день на его заводах сокращается до 8 часов (до этого он был 12 часовым), а минимальный размер оплаты труда рабочих повышается до 5 долларов в день. В те годы это был едва ли ни самый большой минимальный заработок в Америке. Кроме того, рабочим доплачивали за квалификацию и выслугу лет.

Рано или поздно, но примеру Форда вынуждены были последовать и другие промышленники. А нововведения Форда удивительным образом были переняты его идеологическими противниками. На предприятиях Европы и Америки профсоюзы много лет боролись за установление 8-часового рабочего дня и увеличения размера оплаты труда. Но капиталист Форд их опередил…

Сегодня главное изобретение Форда – конвейер – используется в самых разных отраслях промышленности. Конвейерным способом производятся предметы быта и электронная аппаратура, компьютеры и одежда. Да что там, при помощи конвейера выпекается хлеб и разливается молоко. И никто при этом не говорит, что пекарю лучше самому замешивать тесто, формовать булочки и выпекать их в печи. Как показало время, один в поле не воин. Особенно в том случае, когда пытаешься накормить, одеть, обуть и усадить в хороший автомобиль  миллионы людей.

Компания Хонда

Рубрика: (Истории успеха) | Автор: moderator | Дата: 26-06-2014

Метки: , , , ,

Эта история началась 17 ноября 1906 года, когда в деревне Комио родился мальчик Соичиро. Он был старшим сыном кузнеца Джихея Хонда и его жены ткачихи Мики. В 15-летнем возрасте, в апреле 1922 года, Соичиро окончил начальную школу и был взят в ремонтную мастерскую «Арт Шокай» — в Токио. Спустя шесть месяцев он начал помогать в строительстве гоночных автомобилей.

В 1928 году Соичиро Хонда получил разрешение владельца мастерской Юзо Сакакибара на открытие своего дела при условии использования названия компании «Арт Шокай». В апреле 1928 года он открыл филиал компании в Хамаматсу. И примерно в том же году получил первый патент за идею замены деревянных спиц автомобильного колеса металлическими.

Первым увлечением молодого автомеханика стали спортивные автомобили. В самом начале он сконструировал свой первый гоночный автомобиль, использовав отслуживший своё агрегат «Кэртис-Райт», V-образную 8-литровую «восьмёрку», выдававшую 100 л.с. при 1400 об/мин. На этой самоделке Хонда не только впервые вышел на старт, но и выигрывал гонки.

Вторым стал автомобиль, выпущенный к сезону 1936 года. В нем Хонда использовал 8-цилиндровый компрессорный двигатель «Форд». На этой машине Соичиро принял участие во «Всеяпонском скоростном соревновании» близ Токио. До самой финишной прямой Хонда уверенно лидировал. Но выйдя из последнего поворота, внезапно обнаружил перегородивший дорогу автомобиль. Последнее, что запомнил Хонда — страшный удар.

Очнувшись на больничной койке, он пробормотал: «Как повезло, что я все ещё жив!» И ему на самом деле повезло. 30-летний гонщик отделался вывихнутым предплечьем и сломанной рукой. Но с него было довольно. На карьере автогонщика был поставлен крест. Впрочем, приз за эту гонку Хонда все-таки получил — за рекордное время прохождения круга в 120 км/ч. Это достижение продержалось более 10 лет.

Окончание карьеры гонщика не завершило истории Соичиро Хонды. В том же 1936 году он изобрел технологию производства поршневых колец. Основанная им компания с Шичиро Като в качестве президента -  «Токай Сейки Хеви Индастри» — занялась их производством. В 1939 году Соичиро передал филиал «Арт Шокай» в Хамаматсу ученикам и стал президентом в «Токай Сейки».

В грозном 1942 году положение Хонда пошатнулось. Контроль над компанией «Токай Сейки» захватила компания «Тойота», выкупив 40 процентов акций. Соичиро получил понижение с должности президента до должности старшего управляющего директора. Изобретение Хондой способов автоматизации производства поршневых колец, и особенно автоматического фрезерного станка для деревянных пропеллеров самолётов, выводило его компанию в лидеры. Если раньше для создания одного пропеллера требовалась одна неделя, то сейчас стало возможным производить по два пропеллера каждые 13 минут.

Все закончилось 13 января 1945 года. Сильное землетрясение Нанкай и бомбардировки в ходе войны полностью разрушили заводы, на которых трудился Хонда. И Соичиро решил избавиться от предприятия. Он продал принадлежащие ему активы за 450 тысяч йен компании «Тойота». Эта страница его биографии была закрыта.

А потом началась мирная жизнь. 1 сентября 1946 года Соичиро Хонда, его младший брат Бенджиро и несколько сотрудников «Токай Сейки» возвели в городе Хамаматсу из останков завода Ямашита здание, напоминающее барак. Это был «Институт технических исследований Хонда» — «Хонда Техникал Ресерч Институте». Первым проектом, заработавшим в этом институте, была идея Хонды закрепить на велосипеде мотор — для того, чтобы приводить его в действие. Идея оказалась золотой. Послевоенная Япония остро нуждалась в дешевом транспортном средстве. В том же сентябре жена Хонды Сачи стала первой женщиной, протестировавшей транспортное средство — тот самый велосипед. А в октябре 1946 года начался выпуск этого велосипеда.

Спустя полгода компания Хонды отпраздновала первое свое достижение. В её штате появился первый инженер Киоши Кавашима. А в ноябре 1947 года было запущено производство велосипедного 2-тактного двигателя «А-типе» объемом в 50 куб. см.

Не все по первости получалось. Неудачу потерпел первый опытный образец двигателя под название «Джимни». Неудача состояла в том, что двигатель был слишком сложным и слишком совершенным для своего времени. Сказались стремление Соичиро к экономии и увеличению мощности. Но эта неудача подала пример разумного отношения к техническим достижениям.

В феврале 1948 года был построен первый завод по сборке двигателей в Ногучи-чо. Тогда же в производстве завода появилась первая конвейерная линия. Концепция подобной компактной сборочной линии никогда ранее не встречалась. Это был первый шаг Хонды к массовому производству. 24 сентября 1948 года компания была основана. Появилась корпорация «Хонда Моторс» с капитализацией в 1 миллион йен.

В июле 1949 года произошло то, чего так долго ждали поклонники марки — участие «Хонды» в Японско-Американских гонках, проведённых в Маруко. В августе того же года был выпущен первый в истории компании мотоцикл «Дрим Д-Типе», оснащённый 2-такным двигателем объемом 98 см.куб. Это было первое транспортное средство, предназначенное для массового потребления. И первое, в котором исключалось ручное переключение передач.

В октябре 1949 года в истории компании произошла ещё одна важная веха. К компании присоединился «второй отец-основатель» — Такео Фуджисава. В то время как Соичиро Хонда занимался технологиями производства, Фуджисава сосредоточился на корпоративном управлении и продажах.

В 1950 году в ходе расширения компанией своего бизнеса в Токио была куплена швейная фабрика и переделана в завод по выпуску мотоциклов. Наладка этого производства сняла проблему сборки мотоциклов и задала уровень качества. Дальнейшие шаги компании стали продолжением этого задела. В 1951 году был выпущен первый в истории компании мотоцикл «Хонда Дрим Е-Типе» с 4-тактным двигателем. В 1952 году была предпринята попытка прямой почтовой рассылки для расширения точек продаж велосипеда с двигателем «Саб Ф-Типе». 50 тысяч писем с написанными от руки адресами были отправлены в велосипедные магазины страны. С этого момента «Саб Ф-Типе» стал продаваться примерно в 15 тысячах велосипедных магазинах Японии. В августе того же года был проведён Фестиваль мотоциклов, что позволило расширить известность «Саб Ф-Типе» в Токио.

В ноябре 1952 года Хонда и Кавашима отправились в США и в Европу для ознакомления с американской индустрией, заводами массового производства автомобилей и для закупки оборудования. В марте 1953 года в журнале «Хонда Монтли» появился слоган «120% качество». В августе того же года был выпущен мотоцикл «Бенли Джей-Типе» с четырёхтактным двигателем. Это недорогое и простое в использовании транспортное средство получило название от японского «бенри» — что означает «удобный».

В январе 1954 года был выпущен скутер «Юно К-Типе», ставший первым в мире мотоциклом с самопуском и всепогодным лобовым стеклом, который был впоследствии оснащён сигналами поворота. Отличительной характеристикой стали панели кузова, изготовленные из волоконно-армированного пластика, являющегося абсолютно новым материалом того времени.

В 1963 году компания взяла новые рубежи — она стала производить автомобили. Публике были представлены спортивный автомобиль «С-360» и мини-грузовик «Т-360», открывавшие пусть к автомобильному производству. В октябре того же года мечта «Хонды» производить автомобили сбылась. Заводы корпорации стали выпускать и мини-грузовик, и спортивные автомобили. В ноябре 1964 года был сооружен первый завод по производству исключительно автомобилей. В марте 1967 года был представлен новый автомобиль «Н-360» с воздушным охлаждением двигателя. В марте 1968 года был представлен первый автомобиль с автоматической коробкой передач. А 21 октября 1968 года — первый малогабаритный автомобиль «Хонда 1300».

Лидеры компании ушли в отставку в октябре 1973 года. В эти дни Соичиро Хонда и Такео Фуджисава на собрании акционеров во время 25-й годовщины компании добровольно стали верховными советниками. А должность президента занял Киоши Кавашима.

Соичиро Хонда

Уход основателей совпал с кризисом, охватившим автомобильную промышленность Японии. Сразу встал вопрос — что делать? Ведущие компании незамедлительно решили сократить производство. Но только не «Хонда». В отличие от компании «Тойота» и других конкурентов, «Хонда» не только не сократила производство, но и нарастила его, снизив попутно цены. И выиграла. Количество проданных автомобилей выросло. «Хонда» пробилась в лидеры рынка.

Производство мотоциклов — от популярных «Сабов» до мощных 750-кубовых и более кубатурных. Производство автомобилей — от легковых массовых моделей до грузовых автомобилей. Производство генераторов, мотокультиваторов, множества полезных и очень полезных устройств — все это шаги великой компании.

В 1991 году, 5 августа, из жизни ушёл основатель — Соичиро Хонда. Ему было 84 года. В сентябре состоялась церемония прощания. Она прошла в зале головного офиса в Аояма, в Токио, и называлась «Орей-но-кай» — «Спасибо за то, что пришли». При жизни Соичиро желал выразить признательность всем людям в мире. В общей сложности собралось 62 000 человек.

Размышления о Синатре

Рубрика: (Истории успеха) | Автор: moderator | Дата: 26-02-2014

Метки: , , ,

В середине 90-х, году в 1995-м, был один концерт, сыгранный Фрэнком Синатрой так, что все запомнили его. И не просто запомнили… Дело было так. Пожилой артист, а Синатре в ту пору исполнилось 80 лет, играл последние в своей жизни концерты. Его недостатком в эти годы было то, что он напрочь забывал слова песен, которые пел. А концерты-то были непростые. И петь надо было правильно. Синатра выходил на сцену. Начинался проигрыш вступления. И когда нужно было вступать певцу, он разводил руками. И пел то, что приходило в голову.

Народ рыдал. Все поднялись со своих мест и стоя приветствовали старика. А он — пел и пел. И это было великое прощание со сценой. Самое что ни на есть правильное прощание.

Синатра родился 12 декабря 1915 года в Хобокене, штат Нью-Джерси. Свой родной город он называл «сточной канавой». И был из семьи эмигрантов — его родители приехали в Штаты из Италии. Отец мальчика Мартин Синатра поначалу трудился на верфи и был котельщиком. А матушка Долли занимала пост местного председателя Демократической партии в Хобокене. Фрэнк родился ребенком крупным и был единственным в семье. Возможно, именно поэтому его и баловали — разрешали делать то, чего не разрешили бы никому.

Весной 1917 года, когда отец Фрэнка Мартин уже участвовал в боксерских поединках и стал любимцем публики, мать всерьёз занялась иммигрантами. И Фрэнка стали часто отправлять к бабушке и тёте. Несмотря на недостатки слуха — у Фрэнки была акушерскими щипцами частично разрушена барабанная перепонка, и он плохо слышал -  голос у него оказался отменный. Он с радостью выступал перед публикой. Первой должностью, проложившей путь Синатры к славе, стало место шофера у хобокенского трио «Три вспышки». Однако скоро его голос оценили по достоинству. И он вошёл в группу, получившую название «Четвёрки из Хобокена».

За контракт с Синатрой хозяин платил ему по 25 долларов в неделю. Но Синатра и сам готов был платить —  в трудную минуту, когда дела шли вкось, он часто прибегал к этому способу и выступал бесплатно. Вернувшись домой после первых гастролей, он впервые женился. Его избранницей стала Нэнси Барбато, подарившая Синатре троих детей — Нэнси, Фрэнка и Кристину.

Как-то ночью в придорожном кабачке Синатру услышал руководитель большого джаз-бенда Томми Дорси и подписал с ним контракт. Однажды, наблюдая за тем, как Дорси играет на тромбоне, Фрэнк обнаружил, что тот не вдыхает полной грудью, а лишь приоткрывает отверстие в уголке рта. Синатра, не умевший читать нот, стал делать это сам. В этот момент к Синатре пришло осознание того, что с его легкими далеко не пойдёшь. И он принимается развивать их — часами плавать в бассейне. Голос улучшается. И к своему двадцатипятилетию Синатра выпускает первую пластинку «Платье в горошек и лучи луны». А вскоре пришло и приглашение в Голливуд.

Его кинодебютом стала роль в музыкальном фильме «Ночи Лас-Вегаса», где Синатра спел свой первый настоящий шлягер «Я никогда больше не буду улыбаться». К 1943 году гонорары Синатры выросли до 50 тысяч долларов. Он получил титул лучшего певца года, стремительно обрастая фанатками. А вскоре его кинороли вышли на новый уровень. Фрэнк сыграл настоящие драматические роли — психопата, пианиста, хирурга, моряка. За роль итальянского солдата Анджело Маджио («Отныне и вовеки веков») он получил «Оскара» за роль второго плана. «Оскара» получил и фильм «Дом, в котором я живу», где Синатра снимался бесплатно. В 1964 году Фрэнк поставил собственный фильм «Только храбрец», получивший специальный приз киноакадемии.

Став легендой при жизни, Синатра получил возможность посмотреть на себя со стороны. В 1992 году в фильме «Синатра» его роль сыграл актер с русскими корнями Филипп Краснофф. А в родном Хобокене ему при жизни был поставлен памятник.

Обласканный мафией и президентами, Синатра давал волю своему неукротимому характеру. Особенно он ненавидел журналистов. От них он однажды получил отпор — от журналистов в Австралии. Здесь Синатра обозвал всех женщин-журналистов проститутками, а мужчин — идиотами. И австралийцы объявили ему молчаливый бойкот. В результате служащие отелей смотрели мимо, когда он к ним обращался, таксисты уезжали у него из-под носа. А обслуга аэропорта отказывалась залить топливо в его личный самолёт. Дело зашло так далеко, что ситуацию пришлось разруливать членам английского правительства — после отъезда из страны скандального певца.

Но все же его песни из сплава джаза, блюза, свинга и шансона были превосходны. Недаром он любил французскую эстраду и французские фильмы. В середине 60-х годов его «Странники в ночи» обошли в хит-парадах с огромным отрывом «Битлов».

Что касается женщин, то они в жизни Фрэнка хоть и были в большом количестве, и не давали ему покоя. С Нэнси он разошёлся в начале 50-х годов, когда на премьере фильма «Джентльмены предпочитают блондинок» встретил Аву Гарднер. Роскошная дама, которая непрерывно сквернословила, приводила Синатру в полный восторг. Но всё же они развелись — причем по инициативе Гарднер. Она больше замуж не выходила, а Синатра оказался на грани самоубийства. Следующая женщина, на которой он женился, была девятнадцатилетняя Миа Фэрроу. Ему был 51 год. Брак продержался всего 1 год. Потом Миа уехала в Индию медитировать с хиппи. А после этого вышла замуж за Вуди Аллена. В последний раз Синатра женился в 1976 году — на Барбаре Маркс, ставшей для него настоящим другом. С нею он и прожил остаток своих дней.

В 1971 году Синатра заявил, что уходит на пенсию. Но с 1974 года продолжил концертную деятельность. В 1979 году он записал альбом «New York, New York», став единственным певцом в истории, сумевшим через пятьдесят лет вернуть себе популярность и любовь публики. Последний выход на сцену Синатры датирован 25 февраля 1995 года. Он выступил в Палм-Спрингс.

14 мая 1998 года в возрасте 82 лет Фрэнк Синатра скончался в результате сердечного приступа. Его отпевание проводил кардинал Роджер Махони. Гражданская панихида состоялась в католической церкви «Гуд Шеперд» в Беверли-Хиллз. Синатра был похоронен рядом с матерью и отцом на семейном кладбище «Десерт Мемориал Парк» в «Кафедрал Сити», Калифорния. На его надгробии написано «Лучшее — впереди».

Это была короткая история жизни великого певца. Большего, наверное, и не нужно. Недаром многие журналисты в день смерти Синатры написали: «К черту календарь. День смерти Фрэнка Синатры — конец ХХ века». Не стало любимца публики, прожившего большую жизнь. Его певческая карьера стартовала в 40-е годы. А к концу жизни он считался эталоном музыкального стиля и вкуса.

С чего начиналась «Intel»

Рубрика: (Истории успеха) | Автор: moderator | Дата: 18-02-2014

Метки: , , , , ,

Вообще, это была авантюра чистой воды. Когда двое сотрудников «Fairchild Semiconductor» Роберт Нойс и Гордон Мур покинули стены родной компании, чтобы основать собственный бизнес, им никто не поверил. Событие восприняли, как очередной каприз «высоколобых». За девять лет до этого случая, в конце 1957 года, Нойс и Мур точно так же внезапно оставили компанию «Shockley Semiconductor Laboratory», чтобы основать «Fairchild». Не вдвоём, конечно, а в составе группы из восьми молодых инженеров, в которую кроме Нойса и Мура вошли Шелдон Робертс, Юджин Кляйнер, Виктор Гринич, Джулиус Бланк, Жан Хэрни и Джей Ласт. Из их начинания ничего серьёзного не получилось… Добавим –  ничего серьёзного, кроме грандиозного исследовательского центра, подарившего человечеству множество замечательных изобретений и знаменитую «Кремниевую долину».

Обоим «изменникам» было уже слегка за сорок. За плечами — десять лет успешной работы в компании изобретателя полупроводникового транзистора Уильяма Шокли. А в багаже Нойса — к тому же изобретение микросхемы на основе кремния. Друзьям хотелось заниматься исследованиями, а не работать на массовых заказах. Совершать настоящие открытия, а не улучшать уже однажды придуманное и разработанное.

С изобретением микросхемы история приключилась темная. Хотя, если разобраться, то ничего темного в ней как раз и нет. Патент на изобретение микросхемы был получен в 1960 году Джеком Килби, сотрудником компании «Texas Instruments», будущим Нобелевским лауреатом (премия по физике за 2000 год), когда тот предоставил комиссии работающую модель прибора на пластине из германия. А самая первая микросхема была испытана 12 сентября 1958 года. Но тут выяснилось, что такую же микросхему, но по совершенно иной технологии с разницей в месяц (позже, чем Килби) придумал Роберт Нойс.

Впрочем, по свидетельству коллег Нойса его микросхема была изобретена как раз на месяц раньше, чем микросхема Килби. Но Роберт из-за своей лени (в этом он признавался сам) не озаботился оформить изобретение должным образом. Заявку на патент он составлять не стал. Однако микросхема Нойса была настолько совершенна, что даже после получения патента Джеком Килби изобретателями называли сразу обоих. И Килби не возражал – понимая, что Нойс продвинулся дальше, чем он.

Микросхемы Килби и Нойса не имели принципиальных отличий. Это были небольшие платы, на которых монтировались элементы схемы – триггера или (позже) усилителя. Но Килби использовал навесной монтаж – элементы соединялись проволочными проводниками, которые требовали пайки. А Нойс предложил наносить проводники напылением, то есть использовать в качестве основы микросхемы металлизированный диэлектрик. В массовом производстве микросхемы Килби оказались настолько сложны, что выход годной продукции составлял не более десяти процентов. А микросхемы Нойса, напротив, были очень технологичны. В результате уже к началу семидесятых годов в качестве технологического стандарта были приняты микросхемы конструкции Нойса, а выпуск микросхем Килби прекратился.

Подчеркнем еще раз – Нойс и Килби никогда не затевали спора о приоритете изобретения. И никогда не подвергали сомнению значимость работ друг друга. Они были людьми науки, дела и чести. И то, что могло превратиться в многолетнюю войну за большие деньги, осталось в истории высоких технологий инженерным казусом: один полупроводниковый прибор, одна микросхема, а «отца-основателя» — два.

Роберт Нойс

Кто такой Роберт Нойс? Откуда он взялся? Будущий создатель корпорации Intel появился на свет 12 декабря 1927 года в семье священника Ральфа Нойса и его супруги Гарриет. Произошло это в маленьком городке Берлингтон, штат Айова, США.

Потом было самое что ни на есть обычное детство и учеба в школе (Роберт, конечно, был одним из лучших учеников). Затем — физический факультет колледжа «Гриннель», который Нойс окончил в 1949 году. Нойсу посчастливилось прослушать курс новой на то время науки, впервые введенный в программу высшего учебного заведения – электроники твердого тела (что, собственно, и определило его специальность). А в 1953 году Роберт окончил физический факультет знаменитого Массачусетского Технологического института.

Поработав несколько лет в компании Шокли и зарекомендовав себя наилучшим образом, Нойс и семеро его коллег организовали собственную фирму. В их активе был несомненный талант, умение нетрадиционно мыслить и хороший багаж знаний. В пассиве – отсутствие какого-либо капитала.

И тут сработала «пропагандистская» жилка Роберта Нойса. Человек улыбчивый, рослый, красивый, обладавший атлетическим сложением, он моментально располагал к себе любого собеседника. Никто и предположить не мог, что этот парень с внешностью плейбоя еще и необыкновенный эрудит, и серьезный ученый, и, как выяснилось позже, талантливый руководитель. Все свое обаяние Нойс обрушил на калифорнийского предпринимателя Артура Рока. Роберт специально приехал в Сан-Франциско, провел в офисе Рока целый день и вернулся к друзьям с чеком солидную сумму, позволившую начать исследования в рамках вновь организованной компании «Fairchild Semiconductor».

Вторым сооснователем корпорации «Intel» стал Гордон Мур, широко известный как автор «закона Мура».

Он появился на свет 3 января 1929 года в Сан-Франциско. Там же окончил школу, поступил в Государственный университет Сан-Хосе, где проучился лишь два года. В Сан-Хосе Мур женился (в высшей степени удачно — брак этот принёс супругам подлинное счастье). Затем Гордон перевёлся в Университет Беркли, успешно его окончил, защитил степень бакалавра химии и много лет проработал в Калифорнийском технологическом институте. В 1954 году Гордон Мур получил степень доктора в области физики и химии.

Гордон Мур

Весной 1965 года (когда Мур работал ещё в «Fairchild Semiconductor») журнал «Electronics» заказал ему статью о развитии полупроводниковой индустрии на последующие 10 лет. Мур поступил очень просто. Он внимательно присмотрелся к обстановке лаборатории, в которой работал. В ту пору компания выпускала микросхему, содержащую 30 транзисторов. Но на столе Мура лежала экспериментальная модель, содержащая 60 элементов. Простой расчёт показал, что через десять лет на рынок будут выпущены чипы, содержащие десятки тысяч полупроводниковых элементов.

19 апреля 1965 года в восьмом номере журнала «Electronics» был опубликован тот самый «закон Мура», гласящий, что количество элементов в микросхемах будет удваиваться каждый год. Позже, уже в 70-е годы, закон был скорректирован. Удвоение количества компонентов должно происходить несколько медленней – каждые полтора-два года.

Закон, конечно, эмпирический и чрезвычайно неточный. Но особой точности от него и не требуется. Важно быть в курсе тенденций, чтобы представлять себе, что будет через 10 лет. Дальше заглядывать бессмысленно…

Корпорация «Intel» была заложена в месте, получившем название «Кремниевая долина», по соседству с «Fairchild Semiconductor», примерно в часе езды от Сан-Франциско. Ее основание сопровождалось теми же трудностями — у Нойса и Мура не было за душой ни гроша. Роберт решил не оригинальничать и отправился по проверенному пути. С только что составленным им самим бизнес-планом — размером, кстати, всего в одну машинописную страницу — он снова выехал в Сан-Франциско к финансисту Артуру Року. Тот уже знал, с кем имеет дело – с необыкновенно талантливыми людьми. А потому не стал скупиться и выделил Нойсу и Муру два с половиной миллиона долларов – невообразимый для компании из двух человек капитал.

Первым делом Нойс и Мур наняли секретаря, а потом и четвертого сотрудника. Им стал Эндрю Гроув, их соратник по «Fairchild Semiconductor». Первым президентом был единогласно избран Роберт Нойс. Исполнительным вице-президентом – Гордон Мур. Гроув до поры остался «министром без портфеля».

С названием компании приключилась целая история. На первоначальном этапе было отбраковано более десяти вариантов наименования. Самым впечатляющим стал вариант «Мур-Нойс», который на слух воспринимался как фраза… «больше шума». В конце концов, Гордон Мур предложил назвать компанию «Integrated Electronics» или сокращенно «Intel», что в полной мере передавало её цели, сформулированные в минималистичном бизнес-плане Нойса.

К слову – руководство новой компании основывалось на принципах «дружеского демократизма». В том смысле, что Нойс занимал пост президента до 1975 года, после чего уступил место Муру. А тот, в свою очередь, в 1979 году освободил президентское кресло для Гроува, который был президентом «Intel» по 1997 год. Бизнес бизнесом, а договор дороже денег. «Intel» – компания единомышленников, коллег и друзей. Определенные трения между Нойсом и Гроувом все же случались. Но не настолько серьезные, чтобы привести к разрушительным потрясениям.

Первым чипом памяти, выпущенным «Intel», стала микросхема с произвольным доступом (или RAM). Это была 64-разрядная биполярная статическая оперативная память на основе диодов Шоттки. В первый год производство этой микросхемы принесло Intel доход в 2672 доллара. Но потом финансовая планка поднялась – компания разработала и освоила производство микросхем полупроводниковой постоянной памяти (ROM) для ППЗУ (программируемых постоянных запоминающих устройств). Они-то в первые годы и стали основой финансового успеха «Intel».

В первые годы компания охотно бралась за разработку специализированных микросхем для различных электронных устройств. Одним из заказчиков стала «Mars Money Systems» — дочерняя компания концерна «Mars» (того самого производителя сладких батончиков). Инженеры Нойса разработали микросхему для разменного аппарата. Результатом заинтересовался сам Форест Марс-младший. Он пригласил Нойса на встречу, вынашивая планы купить «Intel». Но Роберт так долго и нудно рассказывал Марсу о перспективах полупроводниковой электроники, что тот от приобретения «Intel» отказался.

В конце 1971 года в ходе разработки набора из 12 микросхем для калькулятора японской компании «Busicom» инженеры «Intel» создали первый в мире микропроцессор модели 4004. С этого и началась новая эпоха – цифровых технологий.

Домашний компьютер – первые шаги

Рубрика: (Хобби, семья, здоровье) | Автор: moderator | Дата: 23-12-2013

Метки: , , , , ,

Наш рассказ об истории домашнего персонального компьютера связан с именем ещё одного компьютерного гения (без всяких кавычек!), английского изобретателя сэра Клайва Синклера (родился в 1940 году). Именно этот человек создал один из самых массовых микропроцессоров современности – Z80. А в 1981 году – первый персональный компьютер на базе этого микропроцессора, получивший название Z81. В 1988 году вышла самая популярная в СССР машина ZX Spectrum, в которой работал процессор Z80. Именно этот компьютер сыграл свою роль в компьютеризации нашей страны. Более того, старина «Спекки» жив до сих пор – в виде эмуляторов, программ для запуска игр и приложений для ZX Spectrum. Если любопытно, вы можете отыскать и сами эмуляторы, и огромное количество программ (их количество зашкаливает за десяток тысяч!) в Интернете, набрав в строке запроса любого поисковика эти два слова – ZX Spectrum.

А начиналось всё ещё в 70-е годы. В США был выпущен первый массовый персональный компьютер Apple II. Следом за Джобсом и Возняком подтянулись и другие компании. И всё было бы хорошо, за одним исключением – это была Америка. Европа и Юго-Восточная Азия оставались за бортом. Но и в США картина была не столь радужной. Первые 8-разрядные компьютеры только завоёвывали рынок, а потому стоили относительно недорого. Но как только индустрия встала на ноги, взлетели и цены. В первой половине 80-х годов компьютер стоимостью в 2500 долларов считался недорогим, а цена персональной машины в полной комплектации приближалась к 5000 долларов. Между прочим, это была стоимость автомобиля.

Интерес к компьютерной технике рос, как снежный ком. Радиолюбительские и просто научно-популярные журналы открывали компьютерные рубрики. Один за другим выходили красочные компьютерные издания. Но большинство потенциальных покупателей персональных компьютеров могли лишь просматривать иллюстрации, читать статьи о тонкостях программирования и размышлять о том, а нужен ли персональный компьютер вообще. Не слишком ли дорога эта игрушка? И что с ней, собственно, делать, вложив в привлекательную машину такие деньги?

Идея Клайва Синклера была гениально проста. Надо дать людям доступный компьютер. Очень доступный – в сотню фунтов стерлингов (дело было в Англии). И он это сделал.

У Z81 были очень скромные характеристики. Небольших размеров металлическая коробочка представляла собой компактную клавиатуру с 48 клавишами, каждая из которых выполняла несколько функций. Память всего в 1 килобайт ограничивала применения машинки, но иначе компьютер стоил бы слишком дорого. Тем не менее, в постоянную память компьютера был зашит язык программирования Basic. При помощи клавиатуры можно было вводить символы – буквы и цифры, а также целые команды. На каждой клавише были обозначены   несколько команд, которые можно было не запоминать, достаточно взглянуть на надписи.

Тут же возникли крошечные сообщества самодеятельных программистов, а потом и небольшие софтверные компании, которые стали создавать программы для нового компьютера. Старина «Спекки» в считанные годы приобрёл такую популярность, что его выпускали в самых разных странах миллионами штук. К концу 80-х годов появилось множество весьма любопытных вариантов. Сам Клайв Синклер в 1988 году выпустил самый совершенный ZX Spectrum с расширяемой памятью в 32 килобайта. Вскоре были выпущены варианты с 48 и 128 килобайтами памяти (32 килобайта использовалось  в качестве ОЗУ, а избыток – в качестве страничной памяти для промежуточного хранения данных).

Изначально для хранения программ предназначался магнитофонный интерфейс, а в качестве монитора использовался бытовой телевизор. Но затем возможности платформы были расширены. Вдобавок к магнитофонному появился контроллер дисковода на гибких дисках, а компания «Ямаха» выпустила микросхему звукового синтезатора — «Спекки» получил многоголосный звук весьма неплохого качества. Эти компьютеры могли работать и с периферией, например, с игольными и струйными матричными принтерами (первые бытовые струйные принтеры были выпущены с расчётом именно на эту машинку).

Если пролистать каталоги компьютерных компаний конца 80-х – начала 90-х годов, то можно обнаружить множество любопытных разновидностей ZX Spectrum. Например, машинку с большой компьютерной клавиатурой, в которую были встроены два 3,5-дюймовых дисковода. Или портативный компьютер с встроенным магнитофоном на микрокассетах, который использовался в качестве накопителя. Машин было очень много, в том числе и нашего, российского производства. В начале 90-х многие частные предприятия осваивали этот рынок. Но… но всё когда-нибудь заканчивается.

В 1992-1993 годах рынок 8-разрядных компьютеров стал стремительно сворачиваться. Маленькие недорогие компьютеры испытывали давление сразу с двух сторон – со стороны 16-ти и 32-разрядных «серьёзных» компьютеров и со стороны игровых телевизионных приставок. Персональные компьютеры были дороги, но массовое производство снизило их стоимость до приемлемого уровня. А игровые приставки стоили копейки, но по графическим и звуковым возможностям не уступали 8-разрядным компьютерам. ZX Spectrum чаще всего использовался именно в качестве игровой консоли (Интернета тогда ещё не было). А на приставках крутились те же самые игровые программы, которые к тому же было проще запускать, поскольку хранились они на недорогих картриджах с микросхемами постоянной не перезаписываемой памяти.

Если для американцев первым персональным компьютером был Apple II, то для европейцев всё-таки детище Клайва Синклера. Этот компьютер прочно поселился в домах не самых богатых людей, подарил им множество увлекательных часов освоения компьютерной техники и просто – сделал жизнь интересней.

Старый добрый «Спекки» умел не так уж и много. Но то, что умел, у него получалось  великолепно. Многие современные программисты выросли на этой технике. Наверное, поэтому и вспоминают эту простую машинку с необыкновенной теплотой и нежностью.

Заслуги Клайва Синклера созданием маленького доступного компьютера не ограничиваются. Он создатель карманных калькуляторов, электронных часов, маленьких телевизоров с жидкокристаллическим экраном, электронных органайзеров и другой любопытной техники. В 1983 году Клайв Синклер был посвящён в рыцари. Отныне к его достойному имени было добавлено почётное обращение – сэр.

В мире операционных систем — компания Microsoft

Рубрика: (Истории успеха) | Автор: moderator | Дата: 28-11-2013

Метки: , , , ,

Как это ни удивительно, но у великих деятелей мировой компьютерной индустрии не было высшего образования. И Стивен Джобс, создатель первого персонального компьютера, и Билл Гейтс, основатель крупнейшей мировой корпорации Microsoft, выпускающей программное обеспечение, бросили институты ради основания собственных компаний. При этом то, что это настоящие гении, сомнений не вызывает.

Билл Гейтс родился 28 октября 1955 года в Сиэттле, штат Вашингтон, США, в семье адвоката и школьной учительницы. Уже в школе Гейтс-младший проявил незаурядные математические и предпринимательские способности. Свою первую компанию он основал, будучи старшеклассником. Он продавал программы для определения интенсивности дорожного движения. В 1975 году Гейтс стал обладателем того самого компьютера «Альтаир». Впечатление было настолько велико, что Гейтс бросил учёбу в Гарварде и вместе со школьным другом Полом Алленом основал компанию Microsoft. Это произошло в Альбукерке, штат Нью-Мексико. Целью Гейтса и Аллена стала разработка языка Basic для компьютера «Альтаир». К 1980 году, как мы уже знаем, компания Гейтса разработала языки программирования для всех ПК, выпускаемых различными компаниями. А потом поступил выгодный заказ от IBM (который, между прочим, надо было найти, заинтересовать гигантскую корпорацию, грамотно составить условия сотрудничества и добиться при этом безусловного успеха).

Компьютер «Альтаир»

Билл Гейтс (Уильям Генри Гейтс-третий) личность выдающаяся, но он ещё и человек, обладающий очень привлекательными душевными качествами. История взаимоотношений Джобса и Возняка, Джобса и Гейтса, Джобса и руководства Apple легла в основу множества журнальных статей и биографических книг. Много всякого рассказывают и о Гейтсе (в том числе и оглушительных глупостей). Нет лишь упоминания о скандалах между Гейтсом и Алленом. Обязанности в только что основанной приятелями компании распределились сами собой. В результате этого сотрудничества Билл Гейтс с 1997 года является богатейшим человеком планеты, а Пол Аллен по-прежнему его друг, соратник и тоже очень богатый человек. Они дружат по сей день, никогда не предавали друг друга и уж во всяком случае, не выгоняли из родной компании. Факт есть факт.

И всё же мы специально упомянули о том, что операционная система MS-DOS, заказанная IBM для первого персонального компьютера её производства, разработка не полностью оригинальная, а, по сути, переработка другой операционной системы. Но талант Гейтса проявился вовсе не в том, что он вместе с Полом Алленом создал уникальные программные продукты, которые стали самыми совершенными в мире. Вовсе нет! Билл Гейтс задал правила игры – для всех, кто вышел или в обозримом будущем выйдет на рынок персональных компьютеров.

Программное обеспечение для персональных компьютеров РС создают десятки тысяч софтверных компаний. И все они ориентируются на операционную систему Windows, учитывают её особенности, а, в конечном счете, неизбежно «продвигают» эту ОС, обеспечивают её доминирующее положение и популярность у конечных пользователей.

Комплектующие к персональным компьютерам и сами компьютеры выпускают тысячи компаний мира. И все они предназначают, связывают свою продукцию с Windows, также способствуя развитию программного обеспечения Microsoft.

Это смог сделать только очень дальновидный человек, который способен выстраивать взаимоотношения с очень многими людьми и компаниями, учитывая не только собственную, но и их выгоду от подобного сотрудничества. Разве нет?

Сегодня операционная система Windows безусловно доминирует на рынке ПК. Но сама платформа РС относится к открытой архитектуре. А это поставило перед Гейтсом задачу невероятной трудности – сделать так, чтобы его операционная система работала с любым периферийным оборудованием, на компьютере любой конфигурации, которая лишь укладывается в рамки общепринятого промышленного стандарта. Говоря проще, программный код операционной системы должен быть составлен так, чтобы любая из тысяч плат, контроллеров, микросхем работала в компьютере без ошибок и сбоев.

Но… MS-DOS же работала? Да, но в 80-е годы не было того разнообразия аппаратного обеспечения, которое сложилось к середине 90-х годов и многократно приумножилось на сегодняшний день. И потом – останавливаться на однозадачной операционной системе было опасно. На рынке появился Макинтош, компьютер с графическим интерфейсом. Работать с текстовой строкой и многочисленными командами пользователю неудобно. Нужна такая же графическая среда, удобный пользовательский интерфейс.

В то же время разнообразие аппаратного обеспечения РС быстрого успеха не обещало. Примером тому стала история операционной системы OS/2. Это совместное детище IBM и Microsoft. Действительно многозадачная система с великолепным графическим интерфейсом – окна программ раскрывались, как листки бумажного блокнота, настраиваемость была просто великолепной. Но… но OS/2 оказалась сильно зависимой от конфигурации компьютера. IBM сознательно привязывала её к машинам собственного производства (вероятно, осознав, как много потеряла, не закрыв архитектуру патентными ограничениями). И Microsoft оставила разработку, передав её IBM. Система вышла, получила некоторое развитие и в середине 90-х годов тихо скончалась, не заняв сколько-нибудь существенной доли рынка.

Первая практически пригодная к использованию Windows вышла в 1990 году. Это была версия 3.0. Назвать её операционной системой трудно, это всего лишь графическая оболочка (с рабочим столом, пиктограммами и красивым курсором мыши – как у Мака), надстройка над MS-DOS, дополняющая её механизмами вытесняющей многозадачности. Но и это было уже что-то. Недорогие компьютеры, доступные массовому потребителю, обрели черты графического интерфейса.

В середине 90-х годов вышла настоящая графическая операционная система Windows 95. Это уже был истинный прорыв. Во-первых, Windows 95 предназначалась для установки на компьютеры с 32-разрядными процессорами, что обеспечивало хороший уровень производительности и лучшую стабильность работы. Во-вторых, эта система была ориентирована на работу в Глобальной сети. В неё был встроен браузер (программа просмотра веб-страниц), необходимые утилиты настройки и связи. Качества новой операционной системы обеспечили ей безусловное доминирование на рынке. К 2000 году операционные системы от Microsoft стояли девяти из десяти компьютерах мира.

И ещё немного об истории компании Microsoft. В 1986 году Билл Гейтс принял решение пустить акции компании в продажу. И неожиданно выяснилось, что программистская фирма, не производящая ничего, кроме двоичного кода (который невозможно потрогать руками), стоит огромных денег. В этом же году Билл Гейтс, которому исполнился всего 31 год, стал миллиардером.

Мы, пользователи персональных компьютеров, часто ругаем Windows за нестабильность или уязвимость для вирусных атак. Однако стоит только задуматься над грандиозностью задачи, поставленной и реализованной Гейтсом, чтобы понять – система получилась отличная.

Космические корабли многоразового использования

Рубрика: (Как рождались технологии) | Автор: moderator | Дата: 26-11-2013

Метки: , , ,

20 июня 1969 года американские астронавты Нейл Армстронг и Эдвин Олдрин впервые в истории человечества ступили на поверхность Луны. И тут же перед американцами встал вопрос – что дальше. В каком направлении продолжать космические исследования? Полёты на Луну продолжались, но поставленная цель была, по сути, достигнута. И руководство NASA выдвинуло ряд предложений – используя уникальный опыт полётов к Луне, построить долговременную лунную станцию, запустить орбитальные станции для наблюдения за космосом и Землёй, построить космические заводы, а потом приступить к программе пилотируемых полётов к Марсу, астероидам и дальним планетам.

Но эти гражданские полёты обходились США слишком дорого. Только на первоначальном этапе требовались затраты не менее 6 миллиардов долларов в год. К тому же 1 августа 1968 года было принято принципиальное решение о заказе ограниченного количества ракет-носителей «Сатурн» (всего 27 экземпляров). А это означало, что после завершения программы высадки на Луну лунная техника использоваться больше не будет. Так и произошло – программа «Аполлон» была свёрнута, а в эксплуатации осталась только орбитальная станция «Скайлэб». Причина такого решения элементарно проста – у Соединённых Штатов не было денег на столь дорогостоящие проекты, которые не окупались даже в малой мере.

Специалистам NASA пришлось заняться серьёзной проблемой – на чём доставлять людей в космос. И 30 октября 1968 года NASA обратилась к космическим компаниям исследовать возможность создания космической системы многоразового использования. По предположениям учёных многократное использование космического корабля должно было до 10 раз снизить расходы на запуск, а в конечном счёте при 30 полётах в год окупить затраты на строительство корабля. До этого момента в космосе использовались только одноразовые ракеты-носители и пилотируемые космические корабли. Исключение составляют только три корабля серии «Меркурий», слетавшие в космос по два раза, и «Джемини 2». Но эти исключения лишь подтверждают правило.

В феврале 1969 года в исследования включились четыре компании, а в июле 1970 года две фирмы получили заказ на детальную разработку проекта. Такие же исследования велись под руководством Максима Фаже в Центре пилотируемых космических кораблей в Хьюстоне. Согласно первой концепции многоразовыми и пилотируемыми должны были стать и носитель, и космический корабль. По задумке конструкторов комплекс стартовал вертикально, как ракета, затем носитель (первая ступень) отделялся от корабля и приземлялся на аэродром, а корабль выводился на орбиту, затем возвращался на Землю и тоже садился на аэродром, как самолёт. Примерно в то же время за проектом закрепилось название «Космический челнок» — Space Shuttle.

В марте 1972 года проект «Космического челнока» был окончательно утверждён в том виде, в каком космические корабли этого типа известны нам сегодня. За основу был принят проект хьюстонской группы разработчиков. А 26 июля 1972 года США объявили о начале строительства «Космических челноков».

Между прочим, советские руководители присматривались к разработкам NASA и никак не могли понять – зачем американцы разрабатывают столь дорогостоящий проект, когда у них есть хорошо освоенные технологии одноразовых ракет-носителей и космических кораблей. Никто не мог и подумать, что «челнок» разрабатывается лишь по причинам экономии расходов на космические полёты. Было даже выдвинуто предположение, что внушительный грузовой отсек на «челноке» предназначен для того, чтобы захватывать на орбите советские спутники. И на советских пилотируемых орбитальных станциях серии «Алмаз» установили автоматическую пушку. Ну, мало ли что.

Что же получилось у американцев в результате дорогостоящих исследований и строительства целой серии кораблей? Многоразовая космическая транспортная система, в состав которой входят два твердотопливных ускорителя, выполняющих функции первой ступени, орбитальный корабль с тремя маршевыми кислородно-водородными двигателями, выполняющими функцию второй ступени, и подвесной топливный отсек. При этом все компоненты системы, кроме топливного отсека, используются многократно.

В момент старта работают двигатели и первой, и второй ступеней. На 125-й секунде полёта, на высоте около 50 километров, твердотопливные ускорители отделяются от корабля при помощи восьми твердотопливных ракетных двигателей и падают на землю. На высоте около 7,6 километров открываются тормозные, а на высоте 4,8 километров – основные парашюты. Ускорители плавно опускаются в океан на 463-й секунде с момента старта и на расстоянии в 263 километра от точки старта. Специальные морские корабли отыскивают их и буксируют на базу – для восстановления и последующего применения на многоразовом комплексе.

На 480-й секунде полёта маршевые двигатели вырабатывают запас топлива в топливном отсеке. Отсек отделяется от корабля и сгорает в верхних слоях атмосферы. Обломки падают в Тихий или Индийский океаны. Спасению и восстановлению топливный отсек не подлежит. Это единственный одноразовый компонент системы.

А корабль продолжает полёт за счёт маршевых двигателей, которые выводят его на опорную орбиту. Те же двигатели работают при межорбитальных переходах и торможении для входа корабля в атмосферу. После завершения полёта, экипаж включает маршевые двигатели, которые уменьшают скорость полёта. Корабль входит в верхние слои атмосферы и, планируя, снижается. На посадочную полосу он садится с выключенными двигателями только за счёт планирования.

Всего в рамках программы Space Shuttle было построено шесть кораблей, пять из которых предназначены для орбитальных полётов. На сегодня количество кораблей уменьшилось до четырёх, три из которых могут летать в космос. Назовём их поимённо, но сначала заметим, что все многоразовые корабли поначалу названий не имели, а обозначались индексами (OV-101, OV-102 и так далее). Присваивать собственные имена кораблям стали с 17 сентября 1976 года, когда был выпущен первый корабль OV-101.

OV-101 «Enterprise»

Итак – первым кораблём стал OV-101 «Enterprise» (имя дано по названию звездолёта из фантастического телесериала «Star Trek»). Строительство было начато в июне 1974 года. Этот корабль в космос не летал. Его использовали для отработки атмосферного спуска и планирующей посадки. В воздух он поднимался при помощи специально переоборудованного самолёта «Боинг-747». На счету «Энтерпарйза» 17 испытательных полётов.

Второй корабль OV-102 «Columbia». Название присвоено в честь первого американского корабля, совершившего кругосветное плавание. «Колумбия» начала строиться в 1975 году, совершила 28 полётов. В свой первый полёт корабль отправился 12 апреля 1981 года. За годы эксплуатации корабль подвергся модернизациям 50 раз. В 1991, 1994 и 1999 годах «Колумбия» побывала на заводе-изготовителе, где была подвергнута капитальным ремонтам, после чего возвращалась в строй. 1 февраля 2003 года во время возвращения из своего 28-го полёта корабль и его экипаж погибли.

Третий корабль OV-099 «Challenger» был назван в честь научного судна 19 века (на котором были промерены глубины Мирового океана и составлены карты дна). Строительство началось в 1975 году. В первый полёт корабль отправился 4 апреля 1983 года. Всего успел совершить 10 полётов. Но 28 января 1986 года во время старта погиб вместе с экипажем.

Четвёртый многоразовый корабль OV-103 «Discovery» назван в честь одного из двух кораблей капитана Кука. Строительство началось в 1979 году. Первый полёт состоялся 30 августа 1984 года. Всего на счету «Дискавери» 31 полёт в космос.

OV-104 «Atlantis»

Пятый корабль OV-104 «Atlantis» назван в честь американского научно-исследовательского судна. Строительство начато в 1980 году, а первый полёт состоялся 10 марта 1983 года. Всего на счету этого корабля 26 орбитальных полётов.

И шестой, самый совершенный на сегодня, корабль OV-105 «Endeavuor» получил название в честь второго корабля капитана Кука. Строительство началось в 1987 году, вместо погибшего корабля «Челленджер». Первый полёт состоялся 5 июля 1992 года. Всего «Эндевор» поднимался на орбиту 19 раз.

Чтобы эта небольшая справка по многоразовым космическим кораблям была более наглядной, добавим, что согласно проекту компоненты системы Space Shuttle могут быть использованы: твердотопливные ускорители – 20 раз, маршевые кислородно-водородные двигатели – 55 раз, а сам орбитальный корабль – до 100 раз.

Персональный компьютер Macintosh

Рубрика: (Как рождались технологии) | Автор: moderator | Дата: 20-11-2013

Метки: , , ,

Поселившиеся на столах инженеров и учёных, конторских служащих и студентов персональные компьютеры 80-х годов прошлого века были очень удобным инструментом для работы, но обладали одним весьма существенным недостатком. Они плохо подходили и для сферы образования, и для людей гуманитарного склада. Если в американских школах дело решалось набором наглядных программ, с которыми компьютеры Apple II работали превосходно, то взрослым, которым технические тонкости программной среды ПК давались с трудом, приходилось нелегко. О наших советских школах речи пока не шло, компьютеризация нашей образовательной системы произошла позже и уже в 90-е годы, когда появились компьютеры другого поколения. В те же годы в Америке заговорили и о домашнем компьютере. Но какой он домашний, если дело приходилось иметь с командной строкой, держать в голове малопонятные инструкции операционной системы и понимать, что, собственно, происходит внутри компьютера?

За решение проблемы «очеловечивания» ПК взялась группа разработчиков компании Apple Computer. Но среди них уже не было гениального Возняка. Работая над проектом Apple III («Лиза»), он не нашёл понимания у руководства (читай – у Джобса) и просто ушёл. Уже к 80-м годам дружба между двумя великими Стивенами Джобсом и Возняком значительно ослабла. Как говорит Возняк уже в наши дни – они просто не встречались, каждый занимаясь своим делом. Амбициозный, энергичный и резкий в своих суждениях Джобс давил на сотрудников. А Возняк человек тихий и спокойный. Так иногда бывает – один из создателей просто уходит, считая, что дело своё выполнил.

Не сложились у Джобса отношения и с другими компьютерными гениями, например, с Раскиным, главным идеологом графического интерфейса и, по сути, создателем компьютера Макинтош. К моменту выпуска этой машины в 1984 году Раскина в команде Apple тоже не оказалось. Но в результате пострадал и сам Джобс. Разругавшись в пух и прах с советом директоров, он в 1985 году был смещён с должности и оставил компанию, основав другую фирму – NeXT. В конце 90-х годов, когда компания Apple Computer была на грани разорения, Джобс вернулся, сместил всех своих «обидчиков», реформировал компанию. И сегодня Apple Computer вернула свои былые позиции. В основу операционной системы новых Макинтошей (операционная система десятого семейства или Mac OS X) положены разработки NeXT. Но это уже история нового века. А мы вернёмся к первым Макам (краткое название компьютеров Макинтош).

История историей, но нас больше интересует сам компьютер. Что было революционного в этой машине, быстро выделившейся из общей массы персональных компьютеров? Сначала особенности устройства. Для компьютеров Джобса дизайн всегда имел особое значение. Отличный менеджер, он понимал, что компьютер должен вызывать у потребителя симпатию, а не отталкивать нарочитой технократичностью. Компьютеры РС и сегодня в большинстве своём это серые (белые, желтоватые – неважно) ящики, а Маки – удивительно красивые и очень домашние машины, располагающие к себе ещё до включения.

Первый Мак был создан по моноблочной схеме. Он представлял собой удлинённый в высоту параллелепипед со встроенным 9-дюймовым монохромным (черно-белым) экраном. Для этого компьютеры у корпорации Sony был заказан новый дисковод на гибких магнитных дисках. При этом дискета имела жёсткий пластиковый кожух и уменьшенный диаметр – 3,5 дюйма вместо 5,25. (То есть всем известные до сих пор 3,5-дюймовые дискеты были разработаны именно для первого Мака). Жёсткого диска на первых порах не было (он появился позже). На дискете находилась и операционная система, которая называлась просто System, и набор необходимых приложений, входящих в её состав. В качестве центрального микропроцессора этом компьютере был применён 32-разрядный процессор Motorola. Первый Мак отличали развитые звуковые возможности – звуковой адаптер был интегрирован в материнскую плату.

Вместе с компьютером продавалась клавиатура и однокнопочный манипулятор типа «мышь». Внешне Мак выглядел законченным, цельным и весьма компактным устройством. В таком виде он выпускался достаточно долго, претерпев несколько модернизаций. Был увеличен объём ОЗУ, появился встроенный винчестер, увеличен объём дискет, наконец, монохромный экран заменён цветным (модель Color Classic). Но внешне он оставался всё тем е Макинтошем, созданным командой Стива Джобса в начале 80-х годов.

Но не симпатичная внешность обеспечила этой машине успех (который, к слову, оказался ниже прогнозируемого). Главная изюминка была в операционной системе нового компьютера. За основу пользовательского графического интерфейса была принята система окон – каждое запущенное приложение запускалось в отдельном окне, между которыми можно было легко переключаться при помощи мыши. Сам интерфейс представлял собой метафору (образ) рабочего стола. В верхней части (у дальней кромки столешницы) располагалась область системного меню – своеобразный «комод» с выдвижными «ящиками». В правой части картинка загрузочного диска — «тетрадь» с рабочими записями. Кликнув мышкой на картинке диска, пользователь открывал эту «тетрадь» и получал доступ к программам и данным. Сами программы отображались узнаваемыми картинками. Пользователю больше не надо было запоминать системные команды операционной системы. Он общался с компьютером при помощи понятных картинок и надписей меню. При запуске какой-либо программы стандартный набор пунктов системного меню не менялся, но дополнялся. Появлялись новые пункты, но только там, где появлялись новые пункты других запущенных программ. То есть графический интерфейс был абсолютно одинаков для любого приложения. Поэтому и привыкнуть к тому, что и где находится, можно было за пару часов, даже не понимая, как «эта штука» работает.

Если пользователю надо было что-то нарисовать, он запускал программу рисования и перемещал мышь, рисуя на экране. Если надо было что-то написать, он открывал программу текстового редактора и набирал текст на клавиатуре. Всё, что пользователь видел на экране, затем можно было распечатать на лазерном принтере. Распечатка была идентичной изображению на экране компьютера.

Сегодня эти прописные истины нам кажутся даже примитивными – в Windows мы имеем то же самое, только чуть иначе расположенное. Но «корзина» для «мусора», регулировка звука с клавиатуры, выброс дискеты (да ещё и перетаскиванием её картинки в корзину), красочные пиктограммы (картинки), ассоциации данных с программами для их редактирования, звук, рисование – всё это и многое другой от первого Мака, который компьютерам РС пришлось догонять, в прямом смысле «дыша в затылок». А ещё вытесняющая многозадачность – можно было запустить несколько программ, запущенные ранее при этом приостанавливались и отображались в окнах на заднем плане. А ещё – копирование текста или картинки в буфер обмена и вставка их в другую программу. И так далее, и тому подобное.

Справедливости ради заметим – графический интерфейс не изобретение компании Apple, а лишь развитие изобретения компании Xerox, как и манипулятор «мышь». Но эти компьютерные находки так и остались бы забытыми, если бы ни гений Раскина и усилия членов команды разработчиков Макинтоша, оценивших достоинства графического интерфейса раньше других.

Между прочим, Мак, компьютер совершенно иного уровня, потребителями был оценён не сразу и принят не безоговорочно. Дело в том, что машина вышла достаточно дорогой. А у компьютеров Apple II была слава доступных, демократичных. Плюс непривычная графическая среда, все эти «красивости», которые многим пользователям казались избыточными. Плюс закрытость платформы. В итоге Мак стал понемногу терять своих пользователей. Закончилось это печально для Apple Computer. Некогда самый популярный персональный компьютер в мире, машина под маркой Apple и с именем Макинтош в 90-е годы уступила место компьютерам РС. И хотя не вымерла, как прочие популярные в 80-е годы платформы, но была отодвинута в область образования, полиграфии и других специфических применений (вроде обработки видео).

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru