(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Компьютер и ребенок

Рубрика: (Хобби, семья, здоровье) | Автор: moderator | Дата: 06-02-2014

Метки: , , , , ,

На столе стоит компьютер. А за столом сидит ребёнок. Наш ребёнок — сын или дочь. И этот ребёнок видит в компьютере то, чего не видим мы. Чего даже не представить себе не можем — как ни старайся. А он — видит.

Что мерещится ему в этой машине? Что он (или она) видит в этой странной химере? И — откуда? Кто и что вложил в машину? И как ему это удалось?.. Хотя, да, комп — это комп. Но всё-таки удивительно — видеть то, чего не видно даже при выдающихся масштабах воображения. Удивительно и, как это ни странно, вполне нормально. И при непродолжительном исследовании получается, что наше непонимание машины по отношению к детскому пониманию неадекватно, непредсказуемо и, вообще, по сути своей суровая темнота. А его понимание, соответственно, напротив — необыкновенный свет и всё такое. Пойди, разберись.

Давайте попробуем исследовать, что такое компьютер для вашего дитяти? Что он в нём видит? И такое ли это сложное дело — разобраться в этих взаимоотношениях в принципе? Интересно? По-моему, очень.

Взаимоотношения ребенка и компьютера следует расценивать, как формулу «человек + машина», но с обратным знаком. То есть «машина + человек». Машина, в данном случае, проигрыватель программ, настроенный на их воспроизведение. Именно так и следует его рассматривать. Компьютер проигрывает программы, а человек их воспроизводит, решая простые задачи и складывая их в задачи сложные. Будем придерживаться этой модели, поскольку любые другие чертовски усложняют задание. Нам же хватит и этого.

Условившись о позиционировании, попытаемся понять главное условие. Ребёнок включает машину и видит то, что она, эта машина, в данном случае изображает. То есть машину для загадок. Машину для головоломок. И простую рисовалку. И невероятно сложную. И много чего ещё, в зависимости от сложности заложенной в машину программы… А в этой машине в действительности ничего такого и нет! Она не становится ни сложней, ни проще от запущенного пакета программ. Не усложняются её действия, не становится сложней алгоритм. Он всегда одинаков — этот алгоритм решений. А человек (ваш ребенок) воспринимает его, как живую модель. И, более того, как модель растущую и проживающую определенные стадии роста. И это поразительно — машина выпущена в определённое время специалистами определённого уровня. И она умеет делать то, чего человеку в данный момент и в голову не приходит. Даже если этот человек умней создателей машины.

Получается, что человек (повторяю, это ваш ребенок) видит в машине то, чего видеть невозможно. Но то же самое видим и мы с вами — только в более упрощенном, более низменном варианте. Так и есть. Мы видим компьютер, запрограммированный, скажем, на воспроизведение игры. А наш ребенок видит ту же игру, но уже в более приспособленном (для игрового действа) варианте. И мы можем его понять — если настроимся на саму игру. Если сосредоточимся на том, что составляет суть игры, её средоточие. Ну? Попробовали? Не вышло? Попробуйте ещё раз. И ещё. Когда-нибудь обязательно выйдет.

Раз мы с вами видим то же самое, что видит ребенок, значит, его видение не есть… какое-то волшебство? Так и есть — если рассматривать процесс, как последовательность решений для той самой модели «машина + человек». Никакого волшебства, одни достаточно простые математические задачи. Точнее даже не математические, а — арифметические. Ибо в компьютере речь идёт лишь о сложении и вычитании. И умножение производится, как сложение в определенной степени. Ну, в общих случаях — программирование мы не затрагиваем.

Да, видение ребенка не есть какое-то волшебство. Если оно вполне осмысленная реакция на действие компьютера, следовательно, наши построения можно несколько упростить. Мы (да и наш ребенок) реагируем на действия машины последовательностью простых реакций — двигательных или, в лучшем случае, их комбинацией, с мыслительными реакциями. И получается, что простая программа (а у компьютера все программы достаточно простые) управляет действиями ребенка, формируя его отношение ко многим вещам. Например, суровые отношения с сильными персонажами игры. Или со слабыми. Неважно даже, какие это персонажи. На самом-то деле их нет. И никогда не было. Но сейчас они… есть.

Достаточно простые программы дают нашему воображению пищу для построения достаточно сложных образов. Более того, чем красивей игровая программа, чем больше в ней игровых моментов, тем больше она нас увлекает… Замечу — не нас, с нами-то этого не случится. Нашего ребенка. Вот что становится непонятным. Наши дети не умней нас. Они не тоньше нас чувствуют. Также как и мы, они откликаются на фальшь и реагируют на ложь. Но в случае с игрой этого не происходит. Почему?

Дело, как видится, в самой игровой программе. Человеку предлагают сыграть. Игровые моменты оговорены изначально. И человек соглашается. Наш ребёнок становится на какое-то время игроком. В качестве партнёра выбирается компьютерный персонаж. Появляются враги и союзники. Все, как в обычной игре. И начинается сражение — нешуточное, без подвохов и подстав. Более того, изначально предлагается вариант победить, да еще и в трёх вариантах сложности. То есть компьютер знает игровой уровень ребёнка и различает его. Все честь по чести.

Знаете, а ведь страшного-то ничего и не происходит. И отношения с компьютером, как с неведомым волшебником в таком юном возрасте нормальны. Чем ниже возраст, тем с меньшим критическим настроем относится ребенок к машине. И это вполне нормально. Не нормально другое — когда мы, взрослые, вдруг начинаем относиться к машине со скепсисом. Мол, понятно все, люди, вообще, склонны играть. Но те, кто стоит за компьютерами, понимают столько же, сколько и мы. Поэтому нас игрой не совратишь… А потом, когда ребенок устал от игровых коллизий, мы берем компьютер в свои взрослые руки. И оказывается, что мы сами способны очнутся от игры лишь после того, как проиграем все и вся вчистую. Дело-то ещё и в том, что у взрослых и детей разные игровые программы. У детей — сюжетные, требующие денег аккуратно и осторожно. И у взрослых — бессюжетные, целиком построенные на деньгах. Как к ним ни относись, а результаты игры будут одинаковыми. Выиграешь ты или проиграешь, а денег хозяину игры заплатишь столько, сколько он скажет.

Это и беспокоит — зависимость человека от игровых программ. Но здесь дело касается уже не взаимодействия человека с компьютером, а его взаимодействия с игрой. То есть проблема заключается не в том, общаемся мы с машиной или не общаемся. Если есть возможность проиграть деньги кому-либо, мы их проиграем. Причем даже без компьютера. Но проблема есть, и она требует в определённый момент нашей реакции…

На столе стоит компьютер. А за столом сидит ребенок. И пусть он видит в компьютере то, чего уже не видим мы.

Работа и увлечение — что есть что

Рубрика: (Я среди людей и люди вокруг меня) | Автор: moderator | Дата: 14-01-2014

Метки: , , ,

Такая вот проблема. Как на ваш взгляд? Стала бы работа конфетой, ежели бы вокруг неё всё плясало и крутилось? Или, наоборот, тогда бы от нее ничего бы толком не осталось? Проблема же, разве нет?

На самом деле, объект нашего небольшого исследования — не работа, как таковая, а наше отношение к ней. Интересно же – может ли работа стать увлечением, хобби, главным занятием, а не постоянной головной болью? И как мы с этим справимся? Что мы для этого сделаем? Может, превратим рабочий процесс в игру? Любопытно? Ещё бы.

Итак, работа. Хотим поменять наше к ней отношение. Легкости хотим. Непринужденности. Хотим получать от основного процесса работы удовольствие. Каждый день. День за днем. Может, попробуем поиграть? Ибо что это за игра, в которой нет удовольствия? И что за работа без удовольствия, если отношение к ней, как к игре. И нам важно, чтобы удовольствие это касалось важнейших деталей самой игры. Простите, работы.

Допустим, в нашу задачу входит строительство определённого проекта — возведение, скажем, простого, но удобного кампуса для студентов. Или что-то в этом роде — от проектирования объектов до их строительства. Эта общая цель упрощает нашу работу, низводя её до простых и очевидных задач. На деле задание может быть любым — вплоть до создания базы данных или, скажем, до строительства умопомрачительного научного комплекса. Главное суть задания самому себе. Главное — попытка превратить рабочее задание в игровой процесс.

Мы беремся за предложенный проект. Основываем рабочую схему, в которой главным блоком берем строительство жилых помещений для студентов. Комнаты на двоих, с кухней, с глухими (и надёжно перекрытыми от проникновения шума) стенами. Достаточно просторные, на хороших землях за городом, но по соседству с основными учебными (пусть в итоге будут учебные) зданиями.

К основе добавляем специфику — допустим, основой учебного заведения является сельское хозяйство. Следовательно, рядом с кампусом должен находиться опытный участок. Много опытных участков с постепенно взращиваемыми культурами. Ну, скажем, с виноградной лозой или персиковыми садами. И эти персиковые сады нужно правильно поливать, окапывать, обрабатывать от вредителей и делать с ними все, что обычно делают с такими деревьями опытные садоводы.

В кампусе живут молодые люди. И мы должны предоставить им поле для развития согласно их возрасту и потребностям. То есть создать необходимую атмосферу. Рисуем для этого вокруг помещений для жилья большой (достаточно большой) летний корпус со сценой. Собственно, и не корпус даже, а площадку, обнесенную стенами. С местами для зрителей, с танцполом. Короче, что-то похожее на летний театр. И — спортзал, одновременно. Предусмотрим места под теннисные корты, под тренажёры и удобные спортивные снаряды.

Помещения под театр и для занятий спортом должны располагаться на большом расстоянии друг от друга. Разносим их по диагонали. Что получилось? Нет, нет, ещё рано рассматривать конечный результат. Ещё не все построено – «доиграно».

Далее — создаем два кампуса, мужской и женский. Мы же решили, что в нашем доме будут жить студенты? А они находятся в том возрасте, когда вопросы семьи стоят наиболее остро. И часть студентов женится. И захотят молодые пары, естественно, жить вместе… Нет, здесь ограничение первое — никакого места для семейных пар. Правило кампуса — живут только бессемейные студенты. А ежели все же захочется, то пожалуйте в семейную часть. Может все-таки и такую спроектировать? Дело молодое и неизбежное. Что еще предусмотреть в кампусном хозяйстве? Все, что необходимо студенту, который проживет там весь срок обучения. Значительную часть молодой жизни – пять лет.

Обрисовав основу, определяем частности. Закладываем место, в котором будет проведено строительство. Просчитываем стоимость проживания, сроки. Определяем источники финансирования – инвесторов и кредиторов.  Определяем необходимые юридические согласования. Например, соответствие СНиПам. Короче, прописываем всю нужную спецификацию. И запускаем проект.

Игрой наш проект становится уже в самом начале. Наши первые размышления, первые штрихи к новому кампусу — уже настоящая игра. Ведь мы планируем место для проживания сотен (пусть их будут сотни) пар юных дарований. Мы представляем их молодые жизни. Их начало профессионального пути. Их ожидания и чаяния. Их юношеские потребности. Разве это не игра?

А потом — опытные участки вокруг. Разве не игра вот эти виноградные наделы? А персиковые сады? Дело происходит, скорее всего, где-нибудь на юге — раз в голову пришёл персик. Значит, так и идём, отслеживая все возможные нюансы.

Мы играем во время всей истории проекта. Местность предназначена для сельскохозяйственного образования? Значит, дома на ней будут двухэтажными — для удобного подхода к опытным участками и для свободного расположения на них персиковых деревьев. Но, с другой стороны, места не должно быть избыточно — иначе участки будут сильно запущены. Сокращаем место до умеренного минимума.

Решили разделять кампусы на мужской и женский. Подумаем над простыми проблемами. Как мужчины будут стирать? Как женщины будут заниматься проблемами мелких поломок? Например, электричества. Играем? В мужской части кампуса устанавливаем достаточное количество стиральных машин, а в женской — простые и удобные электрические автоматы. Чтобы при выходе из строя электрической схемы, можно было бы легко её заменить. Помогаем нашим пока одиноким (бессемейным) молодым женщинам и молодым мужчинам в самостоятельной жизни.

И так — до полной победы. До абсолютного внутреннего чувства безусловного выигрыша. А потом — практическая реализация, в которой есть свои игровые моменты. И — постоянная игра, без каких бы то ни было исключений.

Начиная играть, мы не только получаем удовольствие от работы. Мы начинаем считать себя талантливым и востребованным. Логика тут очень простая. Чтобы выигрывать – нужно играть. Играть постоянно.

Присмотритесь — весь мир играет. Выбирая «не игру», проходишь мимо важных событий в этом мире, обделяешь себя, лишаешься простых, каждодневных радостей. Поначалу все кажется простым. А потом? Потом оказывается, что игра и составляла главную часть твоей реализации в этой жизни.

В игре проходит оттачивание профессионального мастерства. Не пустыми, придуманными проектами живёт специалист. Не в придуманные проекты играет, приспосабливаясь и совершенствуясь. И эта «игра» — лишь подобие игры. Истинные проекты усиливают навыки, помогают завоевать высокий производственный авторитет. О таких людях говорят — они умеют больше, чем принято считать. И наша задача быть таким человеком.

Впрочем, можно и без игры. Можно просто и рутинно принимать задание как есть. И выстраивать результат — вне зависимости от самого процесса. Вопрос лишь — хватит ли сил.

О чём они говорят

Рубрика: (Хобби, семья, здоровье) | Автор: moderator | Дата: 14-05-2013

Метки: , , ,

Трудно представить, чтобы ваша домашняя кошка, любимое ласковое существо, вдруг… заговорила. Или скажем так — если бы в один прекрасный момент вы вдруг научились понимать речь вашей кошки или собаки. Вот был бы сюрприз. Хотя… разве мы их ни понимаем? Разве ни общаемся с ними на некоем универсальном языке, в основе которого лежит доброта, сердечное тепло и четкое осознание иерархии отношений между человеком и животным?

Но есть ли на самом деле универсальный язык общения между нами и животными? Или мы можем об этой волшебной возможности лишь мечтать?

Если говорить о языке, как о символьной системе с весьма ограниченной информационной ёмкостью и функциональностью, то он есть. Причем, речь не о каких-то специальных жестах и командах, которые применяют в своей практике дрессировщики. Речь о взаимодействии обычных людей и их любимцев — домашних животных.

Этот язык работает на уровне интуиции и эмоций. Мы видим бездомную кошку, нагибаемся и принимаемся подманивать её — чтобы погладить. При этом кошка может совершенно не понимать наших слов (дело, к примеру, происходит далеко за границей, где люди общаются на своём языке и на нём же обращаются к животным). Но при этом она откликается на ласку, доверчиво тянется к нам — понимая, что помимо торопливого поглаживания ничего большего не получит.

Заметьте, в этом случае речь идёт об интуиции и чувствах животного. В частности, кошки, которой мы обычно отказываем в развитой рассудочной деятельности (не говоря о разуме). Мол, кошка заведомо глупей собаки, поэтому и спрос с неё невелик.

А что собака? Разве мы считаем её равной себе? Между тем, это животное  чемпион по выражению чувств, по преданности и искренности. Может ли собака имитировать чувства — например, любовь? Может. Но как же ей далеко по части имитации до человека. Нет в собачьем характере ни коварства, ни подлости. Нет расчета и меркантильности. Любовь собаки к человеку безоглядна и чиста.

Мы отказываем животным в разуме, но при этом лелеем наивную надежду заговорить с ними на одном языке — чтобы понять своих любимцев, проникнуться их заботами, избавить их от страданий и так далее. А если подойти к проблеме с другой стороны? Допустить, что животные — те, которых мы держим дома — ничуть не менее сообразительны, чем мы сами. Они видят мир иначе, чем мы, но оценивают его примерно с тех же позиций и приходят примерно к таким же выводам.

Что роднит меня с моей кошкой? Мы оба хищники (правда, человек всеяден, поэтому, в отличие от кошки, «чистого хищника», может обойтись без мяса). Оба выходим на охоту. Кошка — за диван, где по её мнению живёт невидимая мышка. Я — в ближайший продовольственный магазин, в котором чудесным образом появляются замороженные котлеты. Мы оба чистоплотны. Кошка — до абсолюта, до потери сознания. Я — тоже… иногда и не в кошачьей, конечно, мере.

Мы любим поиграть — и с себе подобными, и друг с другом. Любим спать, прижавшись друг к другу. Любим ласковые прикосновения и не любим назойливых приставаний. Я и моя кошка любим лениться — валяться на солнышке, переворачиваясь с боку на бок.

Мы очень похожи. Но — не понимаем друг друга.

Так принято думать — что не понимаем. Кошка, между тем, понимает человека прекрасно. Здесь и допуска большого не требуется. Когда в доме вспыхивает ссора, кошка принимает сторону одного из хозяев. Животное небезучастно. Оно шипит на того, кого считает виновником. И пытается защитить пострадавшую по её мнению сторону.

Когда в доме маленькие дети, кошка, особенно сама недавно побывавшая мамой, опекает их, превращается в пушистую няньку. Я видел это много раз. Мою младшую дочь «воспитывала» кошка. Она не отходила от девочки, пока та спала. Как только младенец просыпался, кошка поднимала истошный крик — привлекая внимание взрослых. И если долго никто не подходил, кошка принималась успокаивать плачущую девочку, вылизывая её личико… Трогательные картины.

Кошки (и, разумеется, собаки) прекрасно распознают не только настроение человека, но и основные слова человеческой речи. Я бы сказал точней — основные символы, поскольку речь наша не только слова, но ещё жесты и выражение лиц. Животные воспринимают всё это в комплексе. Вспомните, как незнакомая собака реагирует на взмах руки. Она убегает или, как минимум, уворачивается от возможного удара. Вы незнакомы этому псу. И животное предполагает, что взмах руки — проявление вашей агрессии.

А теперь проделайте то же самое с вашими любимцами. И кошка, и собака воспримут взмах вашей руки как приглашение к игре. Пес тут же бросится искать и догонять предмет, который должна была бросить ваша рука. Кошка насторожиться — взмах руки она, скорее всего, воспримет как приглашение к «зверским играм», то есть к неравной борьбе с вашими пальцами, в которой всегда побеждает кошка.

Животное правильно распознаёт и ваши слова, и ваши жесты, и ваше настроение — даже явно не проявившееся, скрытое. Что на уме у собаки в данный момент? Мы не знаем. А этот маленький хулиган знает о нас даже то, чего не знаем о себе мы сами. Подойдёт, положит голову на ваше колено. Скосит глаза… Ну, что тут поделаешь?

Почему же мы их не понимаем? В чем причина? В недостаточно уважительном отношении к тем, кого мы называем «братьями нашими меньшими» (хотя они-то как раз наши старшие братья)? В недостатке внимания к проявлениям их эмоций? И в том, и в другом. И, наверное, в чём-то ещё, что не имеет большого значения. На самом деле мы их… понимаем — если хотим этого.

Люди, которые любят своих домашних животных разительно отличаются от тех, кто этих животных лишь терпит. Первые могут разговаривать со своей кошкой и встречать в ответ вполне сочувствующий (как кажется хозяину) взгляд. Вторые не способны объяснить самый красноречивый жест собаки — зевок и поворот головы — знак недоумения и удивления. Кстати, так же ведёт себя и кошка.

Получается, что дело только в любви к своим питомцам? Нет, не только. Важно ещё и стремление к искоренению собственного невежества, к расширению горизонтов познания.

26 лет назад в моём доме появился крошечный котёнок. Вскоре после этого я накупил книг по ветеринарии — кошечку пришлось лечить. Потом — книги по этологии Конрада Лоренца. Мне захотелось понять свою кошку — что она пытается мне сказать. К концу её жизни я был уверен, что понимаю каждый издаваемый ею звук, каждое её движение.

Она прожила 14 лет. И потом умерла. Это произошло 12 лет назад. И я до сих пор не могу это милое хрупкое животное забыть. Поэтому у меня нет и, наверное, больше не будет кошки.

Так о чем же они говорят — наши любимцы? А вы не догадываетесь? Совсем-совсем? Они говорят только о нас — о своих хозяевах. Они живут ради нас.

Ради кого живём мы?

Взрослые игры

Рубрика: (Хобби, семья, здоровье) | Автор: moderator | Дата: 07-05-2013

Метки: , , ,

Меня поражает интерес взрослых пользователей компьютеров к играм. Я не могу понять — зачем солидные с виду люди тратят столько времени, строя несуществующие миры, гоняя на виртуальных автомобилях или проходя компьютерные головоломки. Ещё больше меня удивляют онлайновые игры, в которых сходятся совершенно незнакомые пользователи — что называется «и стар, и млад».

В этих заявлениях нет ни слова правды. На самом деле интерес к игре кого бы то ни было меня нисколько не поражает. Наоборот, я бы удивился, если бы взрослые пользователи компьютеров не играли вовсе. Хотя, спору нет, с годами энтузиазм угасает, и к компьютерным играм относишься без былого куража. Но играют все — одни меньше, другие больше. А для кого-то компьютерные баталии становятся едва ли ни смыслом жизни. И это уже нехорошо.

Я говорю о детях. О пользователях, которые лишь познают мир и, не обладая жизненным опытом, способны принять иллюзию за реальность.

Насколько компьютерные игры опасны? Могут ли они дезориентировать ребёнка, направить его по ложному пути? Способны ли игры пробудить в неокрепших душах агрессию? Не такие уж простые вопросы, верно?

Возможно, я не прав, но мне кажется, что отрицательное воздействие компьютерных игр на психику ребёнка явно преувеличено. Здесь действует общеизвестное правило — всё хорошо в меру. Передозировка опасна не только в играх. Слишком много колы или шоколада вреда нанесут не меньше, чем многочасовые автогонки или стрельба по виртуальным монстрам.

Это, во-первых. Во-вторых, воспитывая детей, мы постепенно вводим их в реальный мир. И очень скоро, когда нашему малышу ещё совсем немного лет, он воспринимает игру как игру, а реальную жизнь как реальную жизнь. Нам кажется, что он постоянно играет. Но это заблуждение. Предложите пятилетнему сыну отправиться за город на его импровизированном «автомобиле», в котором главная деталь — руль из винтового стула. Он же удивится, поскольку прекрасно знает — на понарошечной машине никуда не уедешь. Почему же мы считаем, что ребенок путает игру с реальностью? Это мы путаем — находясь в плену смутных педагогических представлений. А он прекрасно отличает выдуманную жизнь от настоящей. Не стоит считать детей наивными глупцами. Они намного умней, чем нам кажется.

Наконец, игра, даже самая на наш взгляд нелепая — это школа жизни. В любой компьютерной игре есть элементы познания. И есть примитивная моторика, которая ни уму, ни сердцу. Но эта моторика есть даже в шахматах. Мы передвигаем фигуры по доске, совершая очень простые действия. Но действия эти не бессмысленны. За простым нужно видеть сложное.

Я знаю, что многих родителей ужасно раздражает привязанность детей к «Злым птичкам» — к игре Angry Birds. Между тем, эту убивалку птиц и поросят можно рассматривать, как… тренажер по законам физики. Попробуйте поиграть сами. Там надо рассчитать траекторию полёта птицы (как снаряда), чтобы попасть в нужную точку. И это не такая уж простая задача.

В любой игре есть свои положительные моменты… Хорошо, какие положительные моменты у шутеров? Какая может быть польза от уничтожения нарисованных монстров или солдат противника? Разве это ни агрессия в чистом виде? Разве эти игры не ожесточают детское сердце? Думаю, так и есть — ожесточают. Но лишь в процессе игры, не закрепляя бездушие в голове ребенка. Во всяком случае, это воздействие примерно такого же свойства, как и воздействие любимых сказок. Сказки нашего детства тоже были достаточно жестокими. Злые старухи (где уважение к старости?), безжалостные богатыри (культ силы?), красивые, но хитрые принцессы (пропаганда авантюризма?) и так далее. Но во взрослой жизни мы стали тем, кем стали — добропорядочными людьми. И старые сказки не превратили нас в разбойников.

На компьютерных играх выросло уже ни одно поколение  молодых родителей. Жестокий и кровавый «Doom» остался в их детстве. Там же задержался отважный Дюк Нукем и другие героические персонажи. И повзрослевшие дети со светлой грустью вспоминают эти забавы. Ничего плохого компьютерные игры в жизнь этих людей не привнесли. Да, на игрушки было потрачено немало времени. Но столько же времени пришлось потратить и на саму жизнь — на мужание, взросление, учёбу, поиск своей половинки, обустройство семьи.

Конечно, есть игры, где жестокость бьёт через край. Любое компьютерное ристалище — интерактивная история противостояния добра и зла. Но если зло всесильно, и его слишком много… Удалите эту игру с домашнего компьютера. И переключите внимание сына на другую программу. Игр в наше время — море разливанное. Есть, из чего выбрать.

На мой взгляд, беда современной семьи вовсе не в утрате связей между родителями и детьми. Да, современные дети уходят от общения с родителями в мир компьютерной игры. Но в моём детстве не было компьютеров. И мы всё равно находили способ отстраниться от своих родителей, отодвинуть их в сторону, чтобы они «не мешали жить». Проблема заключается в другом — в неумении или даже нежелании родителей понять собственных детей.

Игровой мир необычайно привлекателен. Он завораживает ребенка и не отпускает его внимание… вытесняя из его жизни нас, родителей? Вы вспомните, во что играете вы. В какие игры? Играете же? В логические игрушки, простые «казуалки» или, скажем, в мудрёные стратегии? В шахматы, наконец? И что, вы забываете о существовании собственного ребенка — сына или дочери? Он тоже о вашем существовании не забывает. Просто в данный момент его воображение захвачено тем, что происходит на экране монитора.

И возникает очень простой вопрос — почему рядом с ним нет вас? Почему он играет один? Есть же масса многопользовательских игрушек. И во многие из них можно играть парой — отец и сын, мать и дочь. Почему вы не задумываетесь об этом?

Я обращаю эти вопросы не столько к вам, сколько к себе. Я пытаюсь разобраться в собственных ошибках (без которых, увы, не обошлось).

Не стоит считать взрослые игры умней, чем игры наших детей. Игровая реальность — всегда условность. И пока человек играет, он сохраняет в своём сердце исследовательскую жилку и остаётся, пусть и частично, ребенком.

Я перестал играть одномоментно — после смерти матушки. Я вдруг потерял интерес к компьютерным забавам. Это произошло много лет назад. Мне в ту пору было 39 лет. Но я помню любимые игры, за которыми я просиживал целые вечера.

Первой была незабвенная «Цивилизация» Сида Мейера. Я отдал этой пошаговой стратегии уйму времени. И до сих пор считаю эту игру лучшей из лучших, иконой жанра.

Потом была стратегия реального времени — «Дюна 2». Были знаменитые шутеры — включая «Дум» и его последующие реинкарнации. Был авиасимулятор «Ф-117», поразивший меня простотой оформления игры и отличной физической моделью полёта. Потом были какие-то автогонки, включая хулиганский «Кармагеддон». Вот уж мочилово, так мочилово… Кстати, эта игра не так давно появилась на эппловских планшетах и смартфонах. Очень хороший порт, игра доставляет такое же удовольствие, как когда-то на «большом брате» — персональном компьютере.

Но я давно не играю. И дети мои выросли и сами стали взрослыми. Скоро они будут воспитывать собственных детей. И мне очень не хочется, чтобы дети и внуки столкнулись с той же проблемой отчуждения. Пусть уж играют, пока играется. Хуже точно не будет.

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru