(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Жизнь до и после

Рубрика: (Я среди людей и люди вокруг меня) | Автор: moderator | Дата: 05-06-2013

Метки: , , , ,

Когда-то это случается со всеми. Дети покидают отчий дом, разлетаются кто куда. И мы остаёмся одни — ты и твоя постаревшая половинка.

Это очень непростое время. Возраст уже солидный, от старческих болезней приходится настойчиво отбиваться. И ломать устоявшийся уклад жизни тяжело. А мы привыкли к детям — к совсем ещё маленьким, к подросшим, к повзрослевшим. И вот сейчас детей нет. И вместо них — лишь гулкая пустота. Как с этим жить?

Кризис среднего возраста — популярная тема. Но почему так мало говорят о кризисе старшего возраста? Жизнь делает ожидаемый, но все же резкий поворот «все вдруг». Справиться с ним по силам не каждому. Оглянитесь — сколько среди нас одиноких, погружённых в себя, в свои размышления стариков. Их судьбы наводит на тяжелые мысли. Что станется с нами? И что мы сделали не так — если остались одни? Почему дети… бросили нас? Нет, не бросили — просто о нас забыли. Но это тоже несправедливо. Мы же всю жизнь старались уберечь их от любых потрясений. Жили ради них. Работали ради них. И за всё это такая чёрная неблагодарность.

Здесь есть два момента подмены фундаментальных понятий. Во-первых, никто никого не бросал. Наши дети — самостоятельные личности, которым необходимо построить собственную, независимую от нас жизнь. Нам вполне достаточно влияния, которое мы оказываем на их семьи. Достаточно памяти, которую мы оставили о себе в их головах. И вполне достаточно необременительного (если получится) присутствия в их судьбах в качестве престарелых родителей. Это вполне нормально, поскольку естественно.

Во-вторых, не следует прибегать к спасительной лжи, к не имеющему реальной основы оправданию. Мы жили не только ради них, но и ради себя. И даже так — мы жили ради себя и в некоторой степени ради них. Наши дети выросли нормальными, в общем-то, людьми. Не пьяницами, не скандалистами. Они получили специальности, нашли свою половинку. Женились (или вышли замуж — если речь о дочери). И даже родили своих детей… Случилось бы в их жизни всё перечисленное, если бы мы безоглядно служили им, забыв о собственных потребностях? Очень сомневаюсь.

Шансов на личное счастье больше у тех, чьи родители любили друг друга. Если в семье не было любви или хотя бы согласия (понимания, сопереживания, взаимного уважения и так далее), то не было и примера, который впоследствии становится ориентиром. Не секрет же, что девушка ищет супруга, подсознательно (или даже сознательно) сравнивая его со своим отцом. То же происходит и с юношей. Что бы мы ни говорили, но идеальная женщина для большинства из нас — это мама. Правда, говорить следует, наверное, о семьях в полной мере состоявшихся, а потому — благополучных.

Мы жили ради себя, а потому вспоминаем годы молодости, как время счастья. И дети наши были счастливы именно потому, что «папа любил маму, а мама — папу». Разве нет?

Если наши супружеские чувства были на первом месте, а родительские — органично их дополняли, то почему мы отказываем в праве быть счастливыми своим взрослым детям? Нам надо отойти на третий план. Мы в любом случае остаёмся родными, дорогими им людьми — после них самих и после их деток, наших внуков. И это очень хорошее место, которое не должно вызывать чувства обиды.

Но всё же — как выжить? Как примириться с мыслью, что ты для дочери уже не главный на свете человек? Что любит она другого — о существовании которого ты год назад и не подозревал? Что жизнь её отныне посвящена заботе не о тебе, отдавшем ей всё тепло своего сердца?

Снова штампы. Снова слова, за которыми совсем немного смысла, как может показаться на первый взгляд. Надо быть честным — и по отношению к детям, и по отношению к себе.

Почему чувство одиночеств переносится так тяжко? И почему оно возникло вообще? Мы же не одни? Есть ты, и есть я. И вместе прожито… мама дорогая, сколько лет! И мы давно думаем, как один человек. И чувствуем друг друга до мельчайших нюансов. Протяни я левую руку назад и, не оборачиваясь, нащупаю твою ладонь. И рука твоя будет тёплой и податливой. Я знаю каждую царапинку, каждую морщинку на твоих ладонях. А ты — на моих.

Так в чём же дело? Почему мы так беспомощны перед очередным и не самым суровым испытанием? И почему счастье детей стало для нас этим испытанием? Не сошли же мы с ума, в самом деле, от собственного эгоцентризма? Пусть они поживут взрослыми — отдельно от нас. Пусть попробуют пережитые нами трудности. Мы, если что, недалеко. Только услышим их плач — примчимся и поможем. Пусть…

Пережить эту пору, когда родители снова остаются наедине с собой, без детей, не так уж и сложно. Мы, конечно, с годами угасаем. Но угасание процесс такой же длительный, что и сама жизнь. Уход детей из отчего дома хороший повод пересмотреть свою жизнь и попытаться вернуть если ни молодость (что вряд ли возможно), то хотя бы кураж. То есть — вкус к жизни. Интерес к тому, что ждёт нас за поворотом судьбы.

Ты остаёшься моей женщиной, а я — твоим мужчиной. Даже если нам по пятьдесят лет. Или — по шестьдесят. Возраст не так уж и важен. Гораздо значимей осознание того, что остается в нашей собственности. Чем мы владеем и что можем внезапно потерять.

Вторая половина жизни или, точнее, её завершающая треть — отличное время для того, чтобы ещё раз пережить уже подзабытые чувства. Молодость вернуть, действительно, невозможно. Но ту легкость, с которой мы относились к себе и ко всему, что происходило вокруг нас — почему бы и нет?

В молодости нам хотелось путешествовать. Нас манил неизведанный мир. Но надо было учиться, строить свой дом, зарабатывать на жизнь. Потом — растить детей, учить их в школе, лечить от множества болезней. И вот сейчас мы — свободны. Так почему бы нам, дорогая, ни посмотреть мир? Или тебе уже неинтересно?

Нет, нет — очень интересно! И живы до сих пор нереализованные желания молодости. Например, побывать в Европе. Приобрести колечко из хорошего золота — просто так, потому что захотелось. Или прокатиться на «Харлее» — если говорить о мечтах постаревшего мальчика. Не солидно в пятьдесят три года? А когда — солидно? Ерунда это всё. Хочется — реализуем.

Не надо унывать. Дети никуда не денутся — они строят свою судьбу. Никуда не должны деться и мы. Не секрет же, что во время, когда родители утрачивают контроль над взрослыми детьми, количество разводов пожилых супружеских пар резко возрастает. Ещё чего! Этот вариант даже рассматривать не стоит.

Поживите в свою радость. Подарите себе ренессанс ваших чувств. И, вообще, научитесь заново делать себе подарки. Несерьёзные, пустяковые, безумно дорогие, глупые. Любые! Вы достойны подарков. Это ваша награда за прожитые годы и за счастье вот этих, увлечённых исключительно собою, молодых людей. Так погодите же — мы тоже умеем увлекаться собой. Вот появятся у вас свои дети…

А они — появятся. И начнётся другая стадия жизни — бабушки и дедушки. Но это уже совсем другая «песня».

Открытия зрелого возраста

Рубрика: (Хобби, семья, здоровье) | Автор: moderator | Дата: 17-05-2013

Метки: , , , ,

Каждую весну, в день, когда солнышко впервые прогревает землю, я говорю себе — вот, я и пережил ещё одну зиму. И, случается, добавляю — без лыж, санок и коньков.

Каждую осень, в день первого снегопада, я говорю — пережито ещё одно славное лето. И добавляю — без велосипеда, рюкзака и байдарки.

В этих словах нет горечи, но есть печаль — светлая и лёгкая. Мне грустно вовсе не из-за того, что из жизни моей исчезли лыжи и велосипед. Прошла молодость — вот повод погрустить. Причем, прошла в незапамятные времена. И я этого не заметил. Всё скакал по жизни, словно впереди у меня запас лет на пятьдесят. А жизнь-то уже близится к концу. И велосипеда в ней, к сожалению, уже нет.

Неожиданный (казалось бы) вопрос — а можно ли повернуть время вспять? Ну, хотя бы частично? Купить, скажем, хороший велосипед. И разъезжать на нём по утреннему городу. По парковым аллеям. Или, вообще, выбираться за город — в ближайший лесок или к озеру. Что останавливает меня от приобретения велосипеда? А что останавливает вас? Я уверен, что эти мысли одолевают не только меня. И у многих из нас велосипеда, лыж, санок нет. И это неправильно. Вспомните, как здорово было рассекать утренний воздух, мчась на велосипеде в неведомую даль. Как счастливы мы были в эти краткие моменты. Как свободно дышали. Как были молоды и беспечны.

Когда закончилось увлечение велосипедом, я не помню. В пятнадцать лет я еще разъезжал на велосипеде. А в шестнадцать — уже на мотоцикле. Велосипед отодвинулся на второй план. А потом и вовсе из моей жизни исчез, поскольку в ней появился автомобиль.

Далее произошло необъяснимое. Мотоцикл был вытеснен автомобилем, но годам к тридцати не стало и автомобиля. Я женился, сменил профессию. Содержать машину стало накладно. И я от нее избавился. И получилось так, что у меня не стали ни автомобиля, ни мотоцикла. А что велосипед? Я о нём и не вспоминал. Жил в статусе пешехода. И думал, что когда-нибудь, в неопределённом будущем, я непременно куплю себе автомобиль — восстановив тем самым свой статус более-менее успешного человека. Да, так и не купил. Возможно, просто поумнел.

Прошли годы. Мимо меня промчалась целая жизнь. И совсем недавно я вспомнил о своём детском увлечении велосипедом. Это случилось ночью. Я проснулся. Погрузился в волнующие воспоминания. И не смог заснуть до самого утра. Мне вспомнился мой велосипед харьковского завода. Название не помню. Кажется, «Старт». Или «Спорт». Пятискоростное чудо с загнутыми рогами руля. Не особенно легкая, не особенно прочная, но очень красивая машина. Сейчас бы мне такой.

Я понимаю причину, по которой я снова стал думать о велосипеде. Эта причина банальна. Я бросил курить. Сорок с лишним лет отдал этой идиотской привычке. И вот сейчас — не курю. И чувствую небольшой прилив сил. На что лучше потратить этот избыток? Не на очередь же в поликлинику? Лучше — на велосипед.

Когда мысли о приобретении велосипеда стали напоминать навязчивую идею, я решил выяснить, не испарились ли былые навыки управления веломашиной. Оказалось — испарились. То есть я оседлал велосипед, поставил ноги на педали. Сделал несколько оборотов. Велосипед покатился. И я через десяток метров пути благополучно завалился набок. Слава богу — подставил ногу. Иначе меня бы собирали по частям.

Надо понимать, что в 53 года падение с велосипеда равносильно прыжку с самолёта без парашюта. Как бы ты ни приземлился, последствия будут печальны. Либо реанимация, годы тяжелого лечения и, в конечном итоге, кладбище, либо все то же самое, но без реанимации.

Зачем же, в таком случае, в этом почтенном возрасте думать о велосипеде? Так о чём же ещё думать? О кладбище?

Да, как это ни прискорбно, но навыки езды на велосипеде забываются. Это новость плохая. Новость же хорошая заключается в том, что навыки эти невозможно стереть из памяти окончательно. И если вы когда-нибудь разъезжали на велосипеде, в зрелом возрасте вы легко восстановите своё умение. Нужны лишь терпение и совсем немного времени. Может, день. Может, три дня.

Как только вы почувствовали, что умение управлять велосипедом к вам вернулось, придержите свои чувства. Дело в том, что езда на велосипеде после длительного перерыва чревата тем, что вас охватит эйфория. Вы — едете! Вы — снова повелитель пространства и времени! Вы — настоящий велосипедный мачо! Но сумеете ли вы вовремя затормозить? Сможете ли трезво оценить длину тормозного пути? И что с вами станет, если вы ошибётесь? То, что пятнадцатилетнему веселье, пятидесятилетнему — смерть.

Первые дни велосипед лучше рассматривать, как братоубийственный снаряд, как лучшее средство свести счёты с жизнью, как смертельное оружие, направленное против всех стразу — и против окружающих людей, и против вас самого. Отсюда и предложение поразмыслить над элементарными правилами движения. Хорошо, если есть возможность покататься по парковой аллее. А если — нет? Если до парковой аллеи нужно ещё доехать по дорогам общего пользования? Имеете ли вы, к примеру, право перемещаться по дороге, как водитель транспортного средства, но переходить её, как пешеход?

Далее — велосипед… Я не ставлю этот пункт первым, поскольку разумный человек сначала найдёт прокатную контору, попробует свои силы в управлении велосипедом и лишь после этого отправиться в магазин. Но я человек не особенно разумный. Поэтому сразу отправился в магазин велотехники и выбрал ту машину, которая мне понравилась. То есть — складной велосипед с крошечными колёсами и 6-скоростной передачей. Как выяснилось, я ошибся. Велосипед невероятно красив, но совершенно неудобен. Мне он попросту мал. А ещё он неустойчив на поворотах, неудобен для продолжительной езды. Но, повторяю, очень красив, что и определило мой выбор.

Восстанавливать навыки вождения после сорока лет забвения велосипеда лучше всего на самой обыкновенной дорожной машине с большими колесами (не менее 28 дюймов). Рама? Низкая — в наше время она называлась «дамской». Сегодня такими рамами оснащают велосипеды универсального назначения.

Сколько нужно «скоростей»? Нисколько. Пусть это будет односкоростной велосипед с тормозной втулкой заднего колеса. Ну, или многоскоростная модель с механизмом переключения любого типа.

В принципе, совершенно неважно, какой у вас велосипеда. Но складные и совсем уж необычные машины лучше отложить на потом — когда прояснится ситуация с вашей водительской квалификацией. На большом и прочном велосипеде учиться проще — вот, собственно, и все аргументы.

Сколько потребуется времени, чтобы вы почувствовали себя уверено? Немного. Меньше, чем вы предполагаете. Постарайтесь полюбить велосипедные прогулки и не откладывайте их только на выходные. Катайтесь в своё удовольствие — сколько захочется.

Все то же самое можно сказать о лыжах, байдарке, походах в лес или, к примеру, о рыбалке. Постарайтесь вспомнить забытое. И больше не откладывайте на завтра то, что следует сделать сегодня.

Я говорю не о велосипеде. Я говорю о самой жизни.

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru