(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Компьютерная программа Microsoft OneNote

Рубрика: (Компьютер на рабочем столе) | Автор: moderator | Дата: 29-05-2014

Метки: , , , ,

У владельцев Макинтошей появилась новая забава — программа OneNote. По большому счёту это онлайновый клиент рабочего дневника. Точнее, любого дневника, каким бы он ни был. Программа бесплатная. Есть и коммерческий вариант — с нормальной доступной памятью и многочисленными улучшениями. Впрочем, для ведения обычного дневника подойдёт и бесплатная Microsoft OneNote. Вместе с онлайновыми программами  получается вполне достойный вариант для использования пакета MS Office. Но, заметим, лишь для просмотра готовой базы данных. Для создания документов придётся платить.

Мы не будем рассматривать весь пакет. Ограничимся лишь программой OneNote. Причем её бесплатным вариантом — для ведения текстового дневника. Дело в том, что все остальные функции доступны после оплаты программы. Кто заинтересуется, оплатит. А кому-то хватит и того, что есть. Главное — программа умеет сохранять информацию. И хранит её достаточно умело — даже в бесплатном варианте.

Я скачал эту программу достаточно давно — более месяца назад. И за месяц наловчился работать с ней. Основные недостатки программы заключаются в её онлайновом сервисе. Она попросту неторопливо работает. Запускается относительно долго. На этом недостатки программы и заканчиваются. В дальнейшем всё происходит достаточно резво.

Скачиваем дистрибутив программы и запускаем установщик. После паузы, вызванной этой рутиной, первый запуск проходит достаточно быстро. Мы указываем адрес основной службы. И пароль. Входим в онлайновый сервис. И начинаем работу.

Начало работы даётся легко, ибо в программе нет ничего такого, что бы вызывало хоть какие-то трудности. В основном окне программы задаем книжку, назвав её «Ежедневные записки». Все операции надо делать в правой части основного окна. Здесь мы задаём названия разделов — ежедневные записи, к которым обращаемся в течение дня. У меня эти записи выглядят, как названия, которые идут за разделом «Добавить страницу». На деле выглядит гораздо проще. Нужно лишь иметь в виду, что новые записи добавляются снизу. Свежая запись будет находиться там же. Эти записи можно вести помесячно, отбивая каждый из месяцев отдельной записной книжкой. А можно вести записи в течение года. Разницы нет. Главное — не забить своими записями весь раздел OneNote. Он в бесплатном варианте не так уж и велик. Но, в общем, дело оказалось простым. И раздел забить так и не удалось.

Как выглядит раздел дневника? Очень просто. Сначала идёт заглавие. Затем мелко — день недели, число и год. Указывается время. И ниже — сама запись. На Маке записи идут с автоматической проверкой орфографии (русской, конечно). И с автокапитализацией. И это важно. В этом отношении программа оказалась единственным беспроблемным инструментом для ведения дневника.

Длина записи может быть любой. Разделение абзацев — пробелами между строками. Все очень просто и наглядно. Никаких сложностей не возникает.

Теперь о линейке инструментов, напоминающих линейку Word`а. Здесь все то же самое — три раздела, «Домашняя страница», «Вставка», «Вид». В «Домашней странице» есть кнопки «Вставить», «Вырезать» и «Копировать». Есть линейка управления шрифтами и абзацами. Явно избыточное количество элементов. Хотя — не избыточное, управление дано в том виде, к которому мы привыкли. Здесь же приводится линейка оформления текста, линейка тегов и установка «тега дела». Опять же, всё становится понятней, если увидеть саму программу.

В опции «Вставка» меню получаются скромнее. Здесь находятся кнопки вставки «Таблицы», «Рисунка», «Даты» и «Даты и времени». Меню «Вид» ещё проще. Здесь находятся кнопки выбора «Цвета страницы», уменьшения и увеличения, изменения масштаба и установки «Ширины страницы».

Есть у программы и меню быстрого запуска. В нём присутствует меню «Открыть», шаги «Назад» и «Вперёд», а также кнопки «Отменить» и «Повторить». Здесь же находятся окошко «Поиска во всех записных книжках» и предоставления доступа в формате PDF или отправки ссылки на книжку выбранному абоненту. Наконец, здесь же находится кнопка полноэкранного режима вывода информации.

Собственно, этого и должно хватить для ведения дневника. И для сохранения результатов работы на онлайновых страницах OneNote. Причем сохранять можно не только текст, но и все другие данные — видео, звуковые файлы, фотографии. То есть всё, к чему приспособлен ваш компьютер. Разумеется, за деньги — в бесплатном варианте объём онлайнового хранилища невелик. И сохранить, скажем, видео не удастся. Разве что попробовать.

Отдельно стоит поговорить о настройках программы. Их совсем немного. Две опции — «Орфография» и «Вид». И опция «Отзывы и предложения». В первой опции настраивается орфографический корректор. Опции всего две — «Автоматическое исправление орфографических ошибок и ошибок форматирования по мере ввода» и «Автоматически проверять орфографию». Можно поставить опции, можно их снять. Какой-либо настройки более не предусматривается. Ах, да — ещё можно сбросить орфографический словарь для удаления всех добавленных нами слов. Ну, а в меню «Вид» можно выбрать масштаб отображения по умолчанию — в моём случае 100%.

В опции «Отзывы и предложения» можно включить отчёты об ошибках (от Microsoft) и принять участие в программе улучшения качества программного обеспечения. Ну, и посмотреть заявление о конфиденциальности OneNote для Мака.

Следует заметить, что настройки программы элементарно просты. С ними справится даже ребёнок. Но смысл программы именно в том, что с нею может работать пользователь любой квалификации — и начинающий, и опытный. Разницы не существует. Эта программа — лучшее свидетельство того, что в Microsoft думают о пользователях (имея в виду себя, конечно).

Как бы там ни было, но выстрел OneNote пришёлся очень кстати. Программа эта не новая, но в бесплатном варианте очень хорошо выстрелившая вместе с троицей от Office. В том варианте, в котором предлагался бесплатный Office, программа OneNote выглядела единственным действенным инструментом. И время испытаний показало, что так оно и есть. Даже в своём бесплатном варианте она способна держать данные пользователя в порядке, предоставляя ему возможность работать с ними. Но истинные масштабы доступа, конечно же, начинаются с платной версии программы. Именно здесь пользователь может развернуться и начать работу.

Однако, мне эта хорошая (действительно, очень хорошая!) программа не давала покоя лишь в первый месяц. Потом я поуспокоился. Есть ещё Evernote, возможности которой я не использую. Есть и другие программы — например, Bits. Я, в конце концов, остановился на старом добром Chronories. Дело-то лишь в привычке. И в удобствах, предоставляемых программой.

Несколько слов про почеркушки

Рубрика: (Человек пишущий) | Автор: moderator | Дата: 08-04-2014

Метки: , , , , ,

Решил написать про почеркушки, поскольку эта тема до сих пор не даёт покоя. И доставляет много хлопот — в основном, радостных. Но иногда бывают и грустные хлопоты. Например, сижу за почеркушками, а блокнота свежего нет. То есть совсем нет — словно его и не было. Надо бы купить и забыть про эту проблему. Но не получается. То одно, то другое — забот выше крыши. И я сижу без блокнота. И почеркушки живут на жалких отдельных бумажках, чтобы в ближайшем будущем отправиться в запасник. Так всегда бывает с тем, что я регулярно забываю.

Но почеркушки — не тот случай, который можно спокойно забыть. Поэтому надо, надо задержать в голове эту мысль — купить блокнот для почеркушек. И вернуть себе эту забаву — черкать вдоль и поперёк параллельно с размышлениями. Это счастливая идея. И счастливая реализация. Сегодня моё отношение к почеркушкам осталось тем же, что и было. Изменился лишь инструментарий. Я стал использовать шариковую ручку вместо чернильной. И это те самые мелочи, на которые я бы не стал обращать внимания. Мало ли кто чем пишет? Я — шариковой ручкой. А кто-то — стилусом по глине. Неважно, кто и на чем. Неважно — что и как. Важно то, что пишем — постоянно и регулярно.

Вообще, почеркушки идея старая. Она не такая свежая, как может показаться. Впервые к почеркушкам я припал лет двадцать назад. Просто взял и устроил на рабочем столе блокнот для почеркушек — расположив его рядом с клавиатурой. И пошло, поехало. Я привык к почеркушкам. Стал использовать их чаще, чем планировалось изначально. И сегодня использую постоянно — как ручку или как клавиатуру.

Существуют и трудности. Как без них? Вот, к примеру, бумага и ручка. И мои почеркушки — местами случайные, местами регулярные. Но все они не на компьютере. Понимаете? Они живут на бумаге и на бумаге остаются. Даже самые важные — вроде довольно путаного списка покупок. Надо бы записать этот список в другое место, но не получается. Постоянно добавляется очередной пункт, постоянно требуются коррективы. И список пухнет в черновом блокноте и никак не переберётся в дневник или ещё куда. Там и зачахнет — после того, как я реализую его. В плане практическом — никаких трудностей. И… зачем мне сохранять этот список, если он нужен лишь однажды?

Иногда, после работы, я заглядываю в старые почеркушки. Не часто — раз в неделю. А то и реже. И вот какие картины мне открываются. Я слушаю радио — редкую по нашему времени текстовую передачу. То есть радиоспектакль. Очень интересный — в почеркушках выведены витиеватые змеи и мудрёные пестрые ленты. Мне лень задумываться, что такое я нарисовал. Что-то нарисовал — не умея, впрочем, рисовать всерьёз. И эти неумелые, но, хочется верить, очень искренние рисунки что-то в моей жизни значат. Я пытаюсь иногда расшифровать их, но не получается. Настолько они неумелы и настолько случайны.

Вот лента, соответствующая другому событию. Это, кажется, была беседа с другом. Или не беседа? Черт знает, я не помню. Но событие явно выдающееся — поскольку родилась именно лента. Если бы родились какие-нибудь, скажем, домики, то это было бы событие не особо выдающееся. Я давно заметил, что появление ленты сродни глубокому размышлению по какому-то поводу. И домики (или ещё какая чепуха) рождаются по мелким поводам… Вообще, это полная ерунда. Рождается и то, и другое, в любой последовательности. Я не думаю над этим. Я просто слушаю и пишу. Пишу и слушаю. И что там на первом месте, а что на втором, меня не волнует.

Ещё о почеркушках можно сказать, что они нужны постоянно. Как только садишься за стол — так нужны почеркушки. Я так к ним привык, что не могу без них обходиться. Сейчас проверю — могу или не могу… Могу. Надо же! А я думал — нет. В смысле — мысль не стабилизируется и скачет. А она не скачет. И живет вполне стабильно. Значит, почеркушки мне не нужны? Нет, они нужны, кончено. Но не настолько, чтобы без них ничего не писать. Нужны в пределах разумного — скажем так.

Но в большинстве случаев без почеркушек всё-таки ничего не выходит. В блокноте или на листах бумаги — неважно. Чаще всего несохраняемые, разовые почеркушки жили у меня с самого начала писательской судьбы. Я даже не помню, когда появилась идея. Думаю, лет двадцать назад. Или даже двадцать пять (ровно столько лет я работаю на компьютере). Но точно — не помню. Поэтому когда я говорю — «лет двадцать назад» — то имею в виду — «лет двадцать пять назад». Или даже больше. Точная дата ускользнула. Думаю, почеркушки были со мною всегда. Всю жизнь.

Если они были со мною так долго, то получается, что они мне совершенно необходимы? Ну, да — необходимы, как та же ручка и листок бумаги. И свежая мысль — тоже совершенно необходимая в творчестве вещь… Хотя, рассказывать о своем «творчестве» способны только дураки. Нет никакого «творчества». Это всё глупости. Есть мысль и текст. И какая-то смутная и даже неверная идея записать то, что пришло в голову. Так все и начинается. И в процессе размышления — почеркушки. Получается, что без почеркушек ничего не выходит. Ну, значит, получается так.

О почеркушках можно говорить долго. Например, о виде чернил, используемых для ведения черновых записей. Или о типе ручки. И о бумаге, на которой вся эта ерунда записывается. Говорить-то можно, но есть ли смысл? Пишем-то постоянно — говорим мы об этом или нет. И каждая серьёзная идея зреет при посредничестве почеркушек. Написал что-нибудь — исчеркал несколько страниц.

Но бывает и наоборот. Исписал черт знает сколько бумаги, а в почеркушках — ничего. Вообще, ничего. Словно и нет никаких почеркушек. Так тоже бывает. Иногда, когда мысль занимает всё пространство, для почеркушек не остается места. И это состояние я считаю лучшим в своей жизни. Оно происходит нечасто. Но если происходит, то я считаю его своим звездным временем… Другое дело, что в это звёздное время ничего толкового не пишется. Это как раз чепуха. Позже оказывается, что именно в эти минуты я и написал то, ради чего стоило родиться и жить. Но эта мысль приходит спустя годы. А пока… живу и думаю, думаю и живу. И всё проходит, в том числе и тяжкие размышления. Остаётся только труд.

Вот что я вам скажу. Ради труда мы и ведём эти почеркушки. Только ради труда. Когда не пишется — мы черкаем в блокноте. Когда не думается — на помощь приходит рисунок. Когда рождается важная мысль — рисунок позволяет выстроить её, превратить в идею. А уж от идеи до практической реализации остается полшага. И — множество рисунков, которые трудно называть именно рисунками. Скорее, беспомощными каракулями.

Но дело-то не в том, умеем мы рисовать или нет. Дело в мысли, которая рождается одновременно с рисунком. Именно в ней.

С записной книжечкой у самого сердца

Рубрика: (Человек пишущий) | Автор: moderator | Дата: 16-09-2013

Метки: , , ,

Даже самый удобный, самый красивый планировщик не стоит ровным счётом ничего, если им не пользоваться.

В моих компьютерах — настольных и мобильных — установлена масса красивых и очень удобных программ-планировщиков. В ящике рабочего стола лежат несколько записных книжек, которые чудесным образом служат мне бумажными планерами. Тут же, в столе, покоится целый набор превосходных перьевых и шариковых ручек. Казалось бы — работай и радуйся. Я и радуюсь. Вот только работаю с этими превосходными инструментами явно недостаточно.

В чём здесь дело? В нежелании расписывать рабочий день, а за ним и предстоящую неделю? В моей инертности? Да, да, и в том, и другом. И ещё в боязни слишком красивых, слишком совершенных инструментов. Это тоже есть. Красивую записную книжку не хочется «портить» какими-то записями. А в некрасивой (и грошовой) не хочется писать по другой причине.

Получается замкнутый круг? Да — если относиться к делу слишком серьёзно. И к тем игрушкам, которые мы себе дарим — к записным книжкам, ручкам, компьютерам и мудрёным программам.

Надо быть проще. И проще относиться к своим увлечениям. Даже к работе надо относиться проще. Не Максим же я Горький, чтобы ждать от жизни головокружительных сюрпризов? Лучше просто работать, получая удовольствие от самого труда. А там, может, произойдёт что-то ещё. Например, появятся издатели. А потом и читатели. И дело пойдёт в гору. Если я не стану воспринимать временные неудачи как трагедию, а успех — как громкую победу у последних рубежей.

С планированием то же самое. Не стоит полагать, что планировщик изменит мою жизнь самым решительным образом. Он лишь упорядочит мою работу. Разнообразит её. И лишит тех неожиданностей, которые происходят с нами из-за забывчивости. Не особенно много пользы? Но — польза же, а не пустая игра «в работу»?

Во взрослой жизни к планированию личного времени приходишь не сразу. Сказывается мощная прививка, полученная в детстве в виде «распорядка дня». Слава богу, мои родители на этих расписаниях жизни не настаивали. Поэтому я мог отдохнуть от унылых ученических расписаний, когда уставал. Но всё же осознанное решение завести бумажный планировщик пришло ко мне уже после тридцати лет.

Одновременно в моей жизни появились первые компьютерные планировщики — в виде относительно простых программ для DOS. Но, как ни странно, увлечение компьютером не привело к всевластию программ-планировщиков. Я ещё лет десять работал, в основном, с бумажными планерами. А программные «напоминалки» и календари использовал лишь эпизодически.

Дело было, конечно, в привычке. Первым делом я приучил себя носить в кармане миниатюрную авторучку и такую же крохотную записную книжку. Когда под руку подворачивался симпатичный планировщик, я тут же его приобретал. Потом заменял его такой же неотразимой книжкой. И — так далее.

При таком подходе регулярного планирования у меня не получалось. Но в 1992 году в моём распоряжении оказался удивительный по удобству обращения микрокассетный диктофон Olympus — легендарная машинка для записи голоса, мечта любого пишущего журналиста. Диктофонные записи нужно было расшифровывать ежедневно. Кассета у меня была всего одна. А диктофоном я пользовался интенсивно. Всё это привело к тому, что я принялся детально расписывать своё рабочее время в бумажном планировщике.

Потом моя жизнь переменилась. Компьютер упрочил своё положение в моём личном арсенале инструментов, а записная книжка отошла на второй план. Работы стало больше, а рабочих инструментов — меньше. В конце концов, в начале двухтысячных годов я понял, что одного компьютера мне мало. Что я не справляюсь с валом работы именно из-за скудного инструментария. И мне пришлось вспоминать «забытые радости» — записные книжки, бумажные планеры и методики организации рабочего времени.

Как показала практика, вернуть забытые навыки достаточно просто. Нужно лишь снова приучить себя носить в кармане миниатюрную записную книжку, а ещё лучше — диктофон. И не лениться доставать крошечный магнитофон из кармана, чтобы зафиксировать на память важную мысль, информацию с какого-нибудь ценника или наговорить адрес и  номер телефона.

Попутно выяснилось, что я ещё и человек, скажем так, нерешительный. То, что я стесняюсь прилюдно расчехлить камеру, чтобы сделать снимок, секретом для меня не было. Но то, что я стесняюсь диктофона… Журналист я или нет? Это же мои рабочие инструменты? Чего же стесняться?

Кассетный диктофон был замен цифровым, на основе флеш-памяти. Эта машинка походила на что угодно, только не на диктофон. И я слегка пообвыкся. Напряжение прошло. Я снова стал пользоваться диктофоном. А позже, когда я открыл для себя диктофонные способности обычного сотового телефона, стало совсем легко.

Я старался пользоваться хорошими телефонами. Поэтому увлёкся синхронизацией содержимого памяти телефона с компьютером ещё в те времена, когда эти технологии лишь оттачивались. У меня  получилась стройная и невероятно удобная система запоминания важной информации, которая удачно сочеталась с работой программ-планировщиков.

И всё же диктофон с сотовым телефоном инструменты своеобразные. Мне до сих пор трудно воспользоваться диктофоном, скажем, в библиотеке. Я затылком чувствую недоумённые взгляды посетителей библиотеки, когда принимаюсь надиктовывать на телефон какие-то заметки.

Ещё сложней приходится в кафе, хотя именно здесь в местах, где я живу, люди приходят в кафе со своими ноутбуками и планшетными компьютерами поработать. В этих заведениях стоит библиотечная тишина. Иногда тихо играет ненавязчивая музыка. И в этот момент я начинаю бормотать в микрофон. Посмотреть на меня из-за стойки выходит даже хозяйская кошка — не говоря уже о самой хозяйке.

В этих случаях я либо достаю из сумки планшетный компьютер, чтобы не отличаться от окружающих. Либо открываю записную книжку и достаю авторучку. Последнее делаю чаще, поскольку редко ношу с собой «планшетник», а с экрана iPhone ровным счётом ничего не вижу — по слабости зрения.

У бумажной записной книжки есть несколько важных особенностей, которые в значительной степени определяют моё к ней отношение. Во-первых, книжки легко менять. Свой портативный Мак без душевной боли я заменить не смогу. Я прикипел к нему сердцем. Я ощущаю его «родным человеком». Купить хороший компьютер — всё равно, что жениться. Флирт здесь немыслим.

Во-вторых, бумажные книжки легко прощают ошибки. На их страницах можно черкать, рисовать, писать всякую ерунду. Захлопнешь книжку — и она снова всего лишь милая книжка карманного формата. И никаких глупостей.

Наконец, мне нравится ощущать себя консерватором. Записная книжка и ручка — это же традиции. Дыхание забытого времени. Эпохи всеобщего просвещения, когда никто не писал «по-албански».

Я именно оттуда, из тез давних времён. Надеюсь, что и вы тоже.

На смартфоне от руки

Рубрика: (Больше чем телефон) | Автор: moderator | Дата: 09-07-2013

Метки: , , , , ,

Смартфон или планшетный компьютер — мобильные заменители «большого» ПК… Это не совсем так, поскольку — во-первых — речь может идти, скорее, об устройствах, расширяющих функциональность компьютера. И, во-вторых — полноценной замены в любом случае не получится. ПК будет впереди и по вычислительной мощи, и по удобству работы. Разницу в размерах экранов и в реализации инструментов ввода информации не заметить трудно.

Однако у смартфонов есть одно важное достоинство — небольшие размеры. Там, где не найдётся места даже самому маленькому ультрабуку, смартфон будет чувствовать себя в своей тарелке. Карманная машинка позволит заглянуть на необходимые нам веб-страницы, поработать с текстовыми документами, обработать фотографии, смонтировать только что отснятое видео, послушать музыку. И всё это — в формате бумажника средних размеров. Лет пятнадцать назад мы об этом только мечтали.

Компактностью дело не ограничивается. И у смартфонов, и у планшетных компьютеров есть ещё одно неочевидное достоинство, которое на деле оказывается не только важным, но зачастую и определяющим применение этой техники в повседневной жизни. Я говорю о сенсорном вводе, о принципиально ином способе управления — касанием к экрану, а не перемещением экранного курсора посредством манипулятора или клавиатуры.

Мы так привыкли к сенсорным экранам, что перестали расценивать его как маленькое технологическое чудо. Но вот передо мной два карманных компьютера из разных эпох. Palm M125 с монохромным экраном, оснащённым резистивным сенсорным покрытием, и iPhone 5 с цветным ёмкостным экраном. Разница в разрешении впечатляющая — 160х160 и 1136×640 пикселей. Несоизмерима вычислительная мощь центральных процессоров. Но главное отличие — в отзывчивости компьютеров. На экран Palm`а приходится давить с заметным усилием — стилусом. К экрану iPhone достаточно прикоснуться пальцем.

Сенсорный экран позволяет изменить подходы к вводу информации. К планшетным компьютерам и смартфонам мировая промышленность выпускает огромное количество внешних клавиатур. Удобней же печатать на нормальной клавиатуре, нежели тюкать двумя пальцами по экранным клавишам? Оказывается — нет, экранная клавиатура удобней. Но именно на планшетном, то есть ультрапортативном компьютере. Поэтому ни один из производителей на выпуске внешних клавиатур не разбогател. В большинстве случаев планшетному компьютеру аппаратная клавиатура не нужна. Кто бы мог подумать?

Технология ввода информации при помощи экранной клавиатуры доведена, практически, до совершенства. Но другая технология — распознавания рукописного ввода — пока топчется на месте. А как было бы удобно — пишешь на экране смартфона или планшетного компьютера привычным почерком, а машина распознаёт рукописные каракули, превращая их в электронный текст. На клавиатуре при определённом навыке печатать, конечно, быстрей. Но от руки — цифровым пером по цифровой бумаге — естественней.

Впрочем, говорить пока не о чем. Самые совершенные программы распознавания долго привыкают к почерку пользователя и работают с ошибками. Сдвиги есть и немалые. Но всё же это ещё не вполне рабочие инструменты.

У технологии распознавания рукописного ввода есть разумная альтернатива — тот же сенсорный ввод текста, но… без распознавания. А почему бы и нет? Когда мы записываем какое-либо напоминание, адрес, пояснение, что угодно на клочке бумаги, мы же не требуем от этих простых инструментов — бумаги и карандаша — какого-то распознавания текста и перевода его в компьютерный формат? Можно возразить, что бумага и карандаш не стоят почти ничего. Но и смартфон в этом смысле не стоит почти ничего. Мы приобретали его не в качестве записной книжки. Поэтому дополнительную функциональность можно рассматривать в качестве необязательного дополнения, бонуса.

Как использование сенсорного ввода текстовой информации выглядит на практике? Возникает потребность что-то быстро записать. Если нас не устраивает функция диктофона (а звукозаписью пользоваться не всегда удобно — особенно в шумных и многолюдных местах), открываем штатный блокнот смартфона (планшетного компьютера) или программу его заменяющую — «Блокнот», «Заметки», текстовый редактор с расширенными функциями, программу ведения дневника, графический редактор и так далее. На чистой страничке пишем то, что нам нужно. При выходе из программы запись автоматически сохраняется. Потом её во время очередной синхронизации можно передать в компьютер для архивирования. Можно воспользоваться облачным хранилищем — в этом случае запись можно сохранить на компьютере без подключения к нему смартфона.

Всё просто и понятно. Если бы ни одно «но». Я намеренно обошёл стороной вопрос — чем, собственно, на ёмкостном экране следует писать. Пальцем? Стилусом? Но стилус для ёмкостного экрана не особенно удобней пальца. Тогда — чем?

Проблема заключается в том, что ёмкостной экран не воспринимает прикосновений обычной палочки — пластмассового стилуса или деревянной зубочистки. Он реагирует на электрическую ёмкость предмета, который прикасается к экрану. Экраны современных смартфонов хорошо работают с пальцами наших рук. Сносно работают со стилусами с мягкими сферическими наконечниками из резиноподобного токопроводящего материала. Но лучше всего для рукописного письма подходят стилусы с жесткими петлеобразными наконечниками. Виртуальная точка касания  находится в центре миниатюрной окружности, выполненной из металла. Такой стилус отдалённо напоминает миноискатель — своей рабочей частью, вот этой металлической петелькой.

Поскольку наконечник металлический, остаётся риск повреждения экрана смартфона при неосторожном обращении. Может же на стилусе появиться заусеница? Для сенсорного экрана она смертельно опасна.

В первое время после приобретения планшетного компьютера (iPad в моём «хозяйстве» появился раньше iPhone) я использовал функцию рукописного ввода едва ли ни ежедневно. Но потом привык к экранной клавиатуре и писать от руки на планшетной машине практически прекратил. Со смартфоном произошла примерно такая же история — с тем отличием, что экранную клавиатуру я освоил ещё быстрей.

И, тем не менее, я считаю эти простые инструменты ведения рукописных заметок крайне удобными. Почему? Потому что они отлично работают. Записывать от руки большие тексты бессмысленно. Это не более чем цифровые почеркушки, коротенькие записки на память. Их можно архивировать, но я не архивирую. Зачем? Не храню же я использованные липкие листочки? Записал напоминание, взглянул на него в нужное время и — удалил. При необходимости я дублирую эти записи в компьютерном дневнике, в адресной книжке, в календаре.

Это не так уж и важно — пользуюсь я рукописными заметками или нет. Главное — у меня есть возможность ими воспользоваться. В любой момент.

Рукописная книга

Рубрика: (Человек пишущий) | Автор: moderator | Дата: 29-01-2013

Метки: , , ,

Всегда завидовал людям, у которых красивый почерк. Но при этом всю жизнь писал от руки. В компьютерную эпоху ситуация несколько изменилась в пользу набора текста на клавиатуре. Но потом выправилась — когда я понял, что время старых добрых технологий продолжается, и у письма от руки есть масса преимуществ. Когда пишешь на бумаге пером, к примеру, лучше думается. И пишется лучше — точней, правильней, без обидных опечаток. Работу, написанную от руки, приходится переводить в стандартный компьютерный формат. То есть — перепечатывать самому. А при перепечатке в работе отлавливаются все несуразности, передержки, повторы.

Но есть такие виды рукописной работы, которым компьютерные технологии ни к чему. То есть — вообще. Исписанная тобой записная книжка или здоровенный бумажный кондуит прекрасно себя чувствуют в единственном экземпляре. Они никому не нужны — кроме автора, то есть меня, любимого. Значит, имеют полное право остаться на бумажном носителе.

У рукописной книги — а таковой можно считать любую записную книжку, особенно дневник — есть два недостатка и одно огромное достоинство. Рукописную книгу трудно размножить. Трудно, но возможно — путём ксерокопирования или перепечатки на компьютере и последующего воспроизведения на принтере. Это первый недостаток. Второй — символы в рукописной книге не стандартизированы. Их вид сильно зависит от почерка автора или переписчика. Поэтому читать рукописную книгу бывает не просто даже самому автору, не говоря уже о посторонних людях.

Достоинство же рукописной книги — в её достоверности. Рукописную книгу невозможно подделать, за это просто никто не возьмётся. В ней нет лжи — кроме той, которую допустил автор. В ней нет ничего наносного, лишнего, придуманного кем-то чужим. Рукописная книга — произведение сугубо авторское. Можно даже сказать — частное. Она не предназначена для широкого круга читателей. Поэтому и популярность ей не светит в принципе.

О рукописной книге я задумался после того, как решил навести порядок в своём «архиве» (в кавычках, поскольку это никакой не архив, а ящик со сваленными в него потрепанными записными книжками и бессистемными листами исписанной бумаги). Первое движение — безжалостно выбросить этот хлам. Движение второе — но при этом надо пробежаться по этим листам глазами. И третье движение — что же делаю-то? Это же не просто мятая бумага. Это — моя жизнь. Мои мысли. Мои сомнения. Никому это, конечно, не нужно. Но как же я могу отказаться от своего прошлого, от своей судьбы? Нет, эти записи нужно сохранить. Не для потомков, разумеется (они обойдутся). А для кого? Для себя?

Это не такой уж простой вопрос. Избавиться от дневников — пустяки. Если донимают параноидальные мысли, можно воспользоваться для уничтожения старых записей шредером. Можно сжечь свои записные книжки — этот процесс добавит самой процедуре романтизма. Можно просто выбросить старые бумаги, разорвав страницы на две или три части. Но… не пожалею ли? Когда писал эти дневники, об их уничтожении не думал.

Но всё же в этом есть определённый резон. Оставлять старые дневники — допускать возможность их прочтения другими людьми. Может, даже врагами.

Всю жизнь царь Николай II вёл дневник. Записи его дневника после революции легли в основу обвинений Николая в том, что он был серым, безынтересным человеком. А он был интересным и вовсе не серым человеком. Высокообразованным, даже сердечным. Просто на нём лежала огромная ответственность за самую большую страну мира. И он вроде бы «должен был» в своём дневнике описывать переживания самодержца, переплетения политических катаклизмов и всё такое прочее. А он вёл дневник самого обычного человека, записывая в него — что ел, с кем встречался, с кем разговаривал.

Сразу приходит мысль — мы, конечно, не цари. Но и наши откровения могут быть преданы гласности. И какие-то моменты вызовут у читателей вовсе не те чувства, которые нам хотелось бы.

Значит, писать дневник нужно в расчёте, что его рано или поздно кто-то прочтёт. Даже если мы этого категорически не хотим. Эту бомбу надо обезвредить в самом начале — либо писать так, чтобы дневник не обратился в оружие против нас самих. Либо не писать вообще.

У дневника, как у рукописной книги, есть важные достоинства. Ведение дневника дисциплинирует, организует нашу жизнь. Каждый день (или раз в неделю) нужно внести в записную книжку дневниковую запись. Нужно сесть за стол, включить лампу, собраться с мыслями. Нужно вспомнить события дня, выделить самые существенные, уточнить оценки. Это настоящая работа. Причём, очень полезная — для понимания того, что с нами происходит.

Ещё одно достоинство — уважительное отношение к жизни. Любое её проявление достойно внимания. В обыденной жизни мы об этом забываем. А за дневником приходит осознание значительности момента. Или его забавности. Или трагизма.

Я абсолютно уверен, что нам не стоит избавляться от культуры ведения дневников. Напротив, её надо совершенствовать, внедрять в нашу жизнь и в жизнь наших детей. Школа тоже связана с постоянным ведением дневника. Пусть этот школьный дневник дополнится дневником личным. Но он должен быть тайным, приватным — как приватны сами наши мысли. И уж точно ни одна мать на свете не должна считать, что она «имеет право знать, чем живет её ребёнок». Знать она право имеет, лезть в дневник сына или дочери — нет. Более того, не стоит открывать детям и свои дневники. Только по взаимному согласию и при искреннем интересе ребёнка. Дневниковая культура воспитывает отношения между людьми — уважение к чужому мнению, к частной стороне жизни.

Хорошая рукописная книга — в том смысле, как я её понимаю — это хорошая записная книжка. Выбирая книжку для личного дневника, постарайтесь купить лучшее из того, что предлагают в магазине. Книжку с качественным переплётом, с прочной, красивой обложкой, с хорошей бумагой. Культовые молескины — образец. Но не молескинами едиными. В наши дни отыскать хорошую записную книжку проще, чем когда бы то ни было.

Для ведения дневника и перо должно быть хорошим. Это же не добровольная каторга, это несказанное удовольствие — исписать в конце дня страничку в дневниковой книжке. И делать это следует ручкой с мягким, комфортным штрихом. Пусть это будет шариковая ручка или роллер. Перьевые ручки нравятся не всем (но очень нравятся мне). Главное, чтобы было удобно.

А ещё нужно приучить себя к регулярности записей. К уважительному отношению к исписанным дневникам. К необходимости хранить эти записи.

Это не так уж и сложно. Зато в вашей жизни со временем появится целая коллекция рукописных книг. Совершенно неповторимых, написанных лично вами. На зависть тем, кто не пишет ничего. И — царям.

Записки на манжетах

Рубрика: (Человек пишущий) | Автор: moderator | Дата: 03-07-2012

Метки: , ,

Лет сто назад или даже раньше в моду вошли накладные манжеты. Это была такая же обманка, как и накладные подворотнички. Манжеты от рубашки есть, а сама рубашка отсутствует. Считалось, что накладные манжеты и подворотнички — это красиво. Что они придают человеку опрятный вид. Но это некрасиво. Опрятность же человеку придает чистая выглаженная рубашка, а не её иллюзия.

Тем не менее, накладные манжеты обрели невероятную популярность. Причиной этого были царящие в обществе того времени условности. Но не только. Накладные манжеты оказались удобными для… быстрых записей карандашом. Они выполняли функции записной книжки, которая всегда была «на руке и под рукой».

На волне этой моды появлялись весьма любопытные конструкции. Например, манжеты из крахмальной хлопчатобумажной ткани с петелькой для маленького карандаша. Карандашик прятался за отворотом манжеты. Неудобство заключалось в том, что карандашный штрих приходилось отстирывать. С манжетами из целлулоида было проще. Но след карандаша держался на них хуже. Он стирался рукавом пиджака, сюртука, куртки. Зато удалить запись на манжете было очень просто — стоило лишь протереть целлулоид тряпицей.

Накладные манжеты остались в прошлом. А потребность в маленькой записной книжке, которая всегда при себе, осталась.

Сегодня эта проблема решается множеством способов. Мы носим с собой молескин и авторучку к нему. Пользуемся небольшими блокнотиками карманного размера. Используем возможности смартфонов (и карманных компьютеров — если у кого-то они еще остались). Кто-то вовсю пользуется цифровым диктофоном — невероятно удобной звуковой записной книжкой.

Но все эти инструменты не решают главной задачи — возможности быстро и предельно просто зафиксировать необходимую нам информацию. Например, на диктофон очень легко записать телефонный номер, наговорив его в микрофон. А как записать схему проезда в какое-либо место?

Нет, альтернативы маленькому блокноту и карандашу не существует и в наш цифровой век. Поэтому давайте попробуем возродить традицию носить накладные манжеты… В смысле — подберем маленький удобный блокнотик, с которым было бы удобно работать.

В канцелярских магазинах можно отыскать очень небольшие блокнотики на спиральной пружинке. Формат — 4х5 см, больше не нужно. На страничке такого блокнота уместится и номер телефона, и адрес, и схема проезда до нужного места. Сами блокнотики сделаны очень неплохо. Обложка из полукартона. Странички нелинованные или в мелкую клетку. Стоят копейки… Только оформление обычно совершенно непотребное. Либо совсем уж детское, либо лекомысленно-девчоночье. Нормальных «мужских» блокнотиков такого размера в сдержанном, деловом стиле я в магазинах не встречал.

Что еще? Блоки листочков для записей? Годятся — если листочки не квадратной формы и относительно небольшие. Формат визитной карточки — «самое оно». Но бумага должна быть не глянцевой. На заготовках для визиток карандашный штрих держится плохо, а шариковая ручка проскальзывает.

Липкие листочки? Тоже годятся. Но не для записей на ходу. Для липких листочков нужна какая-то поверхность для их фиксации. У нас же под руками — только бумажник. Приходится обклеивать листочками внутренности своего портмоне. Не особенно красиво. Да и листочки постоянно норовят вывалиться…

В современных магазинах канцелярии можно отыскать что угодно. Но можно пойти другим путем — взять, да и сделать блокнотик своими руками. Или приспособить то, что уже есть в наличии.

Крошечный блокнотик с пружинным переплетом отлично подходит для размещения в бумажнике. Если оторвать лицевую картонку (розово-девчоночью), то блокнот можно вставить задней картонкой в один из клапанов для платежных карт. Количество страничек можно ополовинить — чтобы бумажник не распухал. Нам не нужен многостраничный блокнот. Нам нужен предельно компактный блокнот.

Вставим блокнотик в бумажник. Ну, как вам? В моем бумажнике живет именно такая чепуховинка. Удобно? Очень удобно. Правда, этим блокнотиком я пользуюсь нечасто. Это, скорее, резерв, чем рабочий инструмент для запоминания чего-либо.

Чем писать в этом блокнотике для портмоне? Я люблю огрызки карандашей. Маленькие, остро заточенные. Они умещаются в вертикальном положении в отделении для купюр. Не выпадают оттуда. Служат недолго, но мне особая живучесть этих инструментов и не нужна. Все равно в кармане пиджака или куртки есть нормальная авторучка.

Но если есть карман, то, может, блокнот разместить именно там, а не в бумажнике? Конечно. Разумеется. Второй блокнот для быстрых пометок. Здесь «сочинять» ничего не нужно — достаточно выбрать в магазине хорошую записную книжицу под размер кармана.

Вернемся к бумажнику. Все же идея держать блокнот для записей в портмоне не так уж и плоха. Все в одном месте — документы, деньги, листочки для пометок… Может возникнуть вопрос — а безопасно ли держать блокнотик в портмоне? Не рискуем ли мы потерять важные документы или деньги, вытаскивая без конца портмоне из кармана? Но держим же мы в бумажниках визитки? И потом — не так уж и часто нам нужно сделать быструю запись на память. Чтобы уберечь себя от неожиданностей, достаточно проявлять разумную осторожность. У аккуратного человека никогда ничего не теряется (эти бы слова, да богу в уши).

Блокнот на спиральной пружинке — решение хорошее, но не безупречное. Дело в том, что сама пружинка, переплет блокнотика, имеет некий объем. Листочков в блокноте может быть всего ничего, но спиральный переплет увеличивает размеры книжечки. Может, отказаться от самой пружинки и сваять блокнотик самостоятельно?

Сложного в этом ничего нет. Понадобиться лист хорошей и не слишком плотной бумаги. И — степлер с длинным рычагом. Нам важно, чтобы под рычагом степлера свободно умещалась страничка блокнотика.

Вырезаем из листа бумаги несколько одинаковых прямоугольных страничек. Складываем их в тетрадку. И фиксируем одной или двумя скрепками по сгибу корешка — степлером. Размер блокнотика подберите под размер портмоне. Слишком мельчить, наверное, не следует — на страничке должен уместиться хотя бы минимум информации. Например, 10-значный номер телефона, записанный в одну строку.

Сколько нужно страничек? Совсем немного — пять или десять. Лучше вовремя менять исписанные блокнотики, чем держать в портмоне избыток бумаги. Листочки все равно со временем истреплются и потеряют вид.

Блокнотиков для быстрых пометок может быть несколько. Один в кармане, другой в бумажнике, третий на рабочем столе, четвертый в борсетке (именно так пишется это слово — через «о»). И здесь возникает другая проблема — как не потерять из виду эти записки? Очень просто — хранить вырванные из блокнотов листочки с записями в одном месте. Например, в свободном кармашке вашего портмоне. А еще лучше — в кармашке молескина.

Карманы, вклеенные в задний форзац, создатели популярной записной книжки придумали не напрасно. Это отличное хранилище всякой бумажной всячины — в том числе и памятных записочек.

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru