(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Разговор с животными

Рубрика: (Хобби, семья, здоровье) | Автор: moderator | Дата: 19-06-2014

Метки: , , , , , ,

Разговаривая с животными — с собакой, с кошкой или, скажем, с вороной — задумываетесь ли вы, на каком языке мы общаемся? Интересно же, мы говорим с животным на русском языке. Или на китайском. Или на любом человеческом. И они нас понимают. А если бы мы говорили на других языках? Или общались бы жестами? Понимали бы они нас?

Я задумываюсь об этом, заводя очередной разговор. И не размышляю при этом, на каком языке говорю. И они тоже не размышляют. И — понимают. Не всё, конечно, но основную мысль улавливают. И, как ни странно, я их тоже понимаю. И улавливаю их настроение. Удивительно же, да? Кошка живёт в стране, где по-русски не говорят вовсе. И разбирается в хитросплетениях русского языка.

Эта языковая гибкость присуща абсолютно всем тварям. Ничтожное холоднокровное животное из семейства гекконов — и, на тебе, знает русский язык. Не вполне, конечно. Геккон не знает деталей речи. Не разбирается в тонкостях. Но главное очень хорошо понимает. Когда я злюсь или когда, наоборот, интересуюсь им, геккон это осознаёт. Он понимает моменты моих огорчений и радости. А что ещё надо? Чтобы он разбирался в деталях настроения или в других нюансах? Зачем? Есть же более организованные животные.

Вот в этой организации и содержится этот секрет. Мы думаем, что животное плохо организовано, что оно не может нас понимать. А оно — понимает. На свой лад, но в полной мере. И ведёт себя так, словно мы являемся участниками общего содружества. Впрочем, его можно назвать и не содружеством. Мы поначалу не особенно контачили. Я, помню, долго опасался гекконов. А потом постепенно осознал, что это совершенно безобидные ящерицы. И что они помогают человеку избавиться от многих насекомых. И всё встало на свои места. Сейчас с гекконами у меня полный порядок. В смысле — если не прикасаться к ним. Если их не тревожить, то они и меня не потревожат. Так и живем.

Но в общем смысле я говорю сейчас о животных более организованных. О кошках и собаках. И о черных воронах, кои сейчас интересуют меня. То есть о животных с высокой организацией мыслительной деятельности (или даже с зачатками рассудка). Как у них происходит осознание нашей речи? Вопрос очень интересный, тем более что периодически я вступаю с этими животными в более тесные отношения. И это граничит с соображениями безопасности.

Взять, к примеру, собак. Одна из них живет у некоего немца — за изгородью. И очень на меня сердится. Однажды я проходил мимо — гулял по соседней улочке. И собака эта оказалась не на привязи. Вход во двор был тоже открыт. Короче, беда — собака кинулась на меня. Я в нерешительности остановился. Собака, исходя лаем, тоже остановилась. Я потихоньку двинулся вперёд. Собака предприняла попытку меня укусить. Я снова остановился. Так продолжалось неопределённое время. Минут за пять я продвинулся за пару метров. И собака — следом за мной.

Стоило мне остановиться, как пёс принимался облаивать меня, но не решался тронуть. Только я делал небольшой шажок, как собака срывалась с места и старалась изо всех сил меня укусить. Этого не получалось — я был слишком сильным. Так продолжалось до того момента, пока я не пересёк невидимую черту.

Как только я вышел из области, которую собака охраняла, я сразу угодил в пространство, которое было для пса чужим. И он моментально успокоился. И я даже попытался его погладить. Зря я это сделал — пёс щелкнул зубами. Я был вне его досягаемости. Вот такая произошла история.

Я до сих пор думаю — что было бы, сумей он меня укусить? Ничего. Он бы не укусил меня. Не потому, что не достал — нет, совершенно по иной причине. Там во дворе между домами была его территория. И пёс был не на привязи. Здешние собаки не знают, что такое привязь. Они выполняют свои обязанности в свободном режиме. Одновременно я полагаю, что он бы меня не укусил в любом случае. Здесь это тоже не заведено. Облаял, напугал до смерти. И — хватит. Не гроза же он подворотен?

С той поры я по этой улице не гуляю. Не хочу вновь испытывать судьбу. Но когда я прохожу по соседней улочке, невидимая мною собака помалкивает. Между нами установились некие отношения. Я уважаю её привилегии. Она уважает моё право на прогулки. Мы с ней вступили в отношения, которые со стороны выглядят вполне состоявшимися. Меня прогнали с той улицы, на которой я попытался погулять. Но и на мою улицу собака не суётся. Всё происходит чин по чину.

Другой случай касается отношений с черным котом. Однажды на наш балкон забралась кошка. Она гуляла по балконам, но немного не рассчитала. Слезть с нашего балкона она не могла. И принялась тревожно мяукать, чтобы пробудить хозяев. Мы ещё не спали. И наблюдали за котом.

Похозяйничав на балконе, понюхав всё, что можно было понюхать, и при этом ничего не тронув, кот остановился возле стеклянной двери. И стал издавать призывные звуки — коротко мяукая и призывая нас открыть двери. Жена поднялась. Раскрыла дверь. Кот вошёл в комнату.

Это было сильное и большое животное. Явно расстроенное — кот не ожидал, что его ночная прогулка закончится таким образом. Тем не менее, кот не стал обнюхивать помещение. Он скромно устроился возле входной двери и тоненько мяукнул. Мы приблизились к нему. Кот оказался очень хорошим. Чистый, с огромным хвостом. Прямо загляденье, а не кот. Потом мы открыли двери. И кот, благодарно мяукая, бросился на выход. С тем и исчез.

Мы, повторяю, общались с ним исключительно по-русски. И он вел себя с нами так, словно был уроженцем среднерусской равнины. Отзывался на «кис-кис», нежно и осторожно мяукал, давая понять, что не претендует на наши притязания. Он просто показывал своё расположение. Вы — люди, я — кот. Давайте разойдёмся по-хорошему. И мы согласились. И разошлись самым лучшим способом — открыв ему входные двери.

С той поры прошло время. Кот больше не появляется на нашем балконе. Возможно, он понял, что балкон ему не особенно по силам. Здесь точно нет свободных кошек. И он решил оставить балкон — раз здесь нет свободных кошек. Тоже, надо сказать, удивительная история. Во всяком случае, с хорошим концом.

Ну, а с вороной история получилась такая. Мы были в зоопарке. Кормили рыб и черепах свежим хлебом. И рядом с нами, на перила, приземлился черный ворон. Он явно хотел хлеба, что и демонстрировал нам нагловатым образом. Я дал ему хороший кусок. Просто протянул и положил на перила. Ворон внимательно на меня посмотрел. Я на всякий случай улыбнулся. Тогда он неторопливо стал клевать этот хлеб, показывая, что он меня не боится. И улетел, лишь съев весь хлеб.

Я уважаю этого ворона. Мы с ним встретились достаточно давно. И вряд ли вспомним друг друга в следующий раз. Но этот раз запомнили…

На каком же языке мы общаемся с ними? На русском? Нет. На человечьем.

Кошки и их хозяева

Рубрика: (Хобби, семья, здоровье) | Автор: moderator | Дата: 22-04-2014

Метки: , , , ,

Я знаю хозяина этой кошки. Кошка черная и очень стройная. А хозяин — невыдающийся человек с невнятной наружностью. Кошка — часть его мечты. Мечты о грациозности, о царственности. Сам он никоим образом этой мечте не соответствует. Но кошка… Она соответствует сразу всему, о чем мечтает этот человек. И даже больше, ибо у кошки ещё и довольно сложный характер.

Похожи ли они — хозяин и его кошка? Да, очень. И те детали, в которых хозяин не соответствует кошке, особенно похожи. Он не обладает царственной внешностью. Не может представить даже доли той грациозности, что есть у его кошки. Но как же он грациозен! Как царственен, общаясь со своей кошкой! Он — в рамках мечты. Он упивается ею. Он ею настолько заражён, что готов отдать все, что угодно — только не кошку.

Хозяева и их кошки… Есть ли между ними заметное сходство? Да, конечно. Даже у тех, у кого сходства не замечено, через пятнадцать минут общения начинают его проявлять. Особенно это касается тех, кто обожает своих животных. Я не мог докопаться до мечты о царственности у того мужчины. Не мог, и всё. Но как только речь зашла о его кошке, всё сразу стало ясно. И все мечты — как на ладони. Плюс что-то ещё, до чего я так пока и не додумался.

О хозяевах и кошках сложены анекдоты. Их немного — поскольку такова тема. Но они очень и очень хорошие. Вот, пожалуйста. Сидит на корточках хозяин. Все думают — у него флюс. А он котёнка греет… Очень простая история. И жизненности в ней всего ничего. Но в то же время столько добра, столько нежности. Прямо чудо какое-то.

О хозяевах и кошках складывают песенки. Про них пишут книжки. О них рассказывают истории. И все это переполнено добром. Как только появляется новая история, так сердце и сжимается. Быть доброй истории. Или книжке. Или песенке.

Короче, о хозяевах и их кошках много чего поговаривают. Есть и слухи сомнительного содержания. Вот, к примеру, один из таких слухов. Говорят, что у хозяина черной кошки на уме сплошная ворожба, да… другие идеи. Что за идеи, не уточняется. Честно говоря, и слухов-то таких уже лет триста не существует. Мне просто нужно подчеркнуть саму склонность этого человека к ворожбе. Я и сам не знаю, что это такое. И вредна ли ворожба в принципе. Зачем говорю? Ну, не знаю. Наверное, для того, чтобы убедить кого-то в своей правоте. Вот и гуляет слух, не подтверждённый ровно ничем.

Слухов и сплетен о хозяевах и об их кошках полным-полно. Но это не главное. Главное — забота, с которой одни относятся к другим. И это, заметьте, при том, что кошки своих хозяев то ли любят, то ли терпят. Непонятно совершенно — что у них и как. Но совершенно понятно, что оставшись одна, кошка не потеряется и не погибнет… Нет, не так. Не каждая кошка потеряется и не каждая погибнет. Многие кошки настолько преданы своим хозяевам, что дня прожить без них не могут. Так вот и ведётся. Одни любят кошек без всяких условий и не получают от них ничего, кроме краткого мурлыканья. А другие относятся к кошкам по-разному. Именно их кошки и обожают. Именно им и поклоняются.

У уличной кошки другие проблемы. У неё тоже есть хозяин. Или тот, которому кошка отдаёт предпочтение. Не запирающий несчастное животное дома, не запрещающий гулять. Но и не оставляющий кошку на ночь дома. Кошка считается его кошкой, но может при этом держать выводок на стороне и появляться дома, когда ей заблагорассудится. Такие кошачьи семьи сложились на селе. Здесь и кормят кошку своеобычно — борщом или остатками голубцов. И то, и другое кошка не ест. Но на селе, да с его стандартным питанием — почему бы и нет?

У меня был знакомый кот, который любил воровать у соседей цыплят. Потом большую их часть он приносил домой. Дома ему за это давали творожные котлетки — этакие советского вида кислые штуки, есть которые можно было только при большом уважении к тому дому, у которого он был прикормлен. И этот кент поедал котлеты так, словно это был необыкновенный деликатес. Он устраивал настоящее пиршество. Ел медленно, урча от удовольствия. И всегда одни творожные котлеты. Без вариантов.

Чего он только не приносил домой. Однажды он спер у соседки целую курицу. Та положила её под перевёрнутый судок. В курице было полтора килограмма живого мяса. Соседка ощипала курицу и выпотрошила её. Кот дождался окончания этих издевательств. И умело утащил курицу домой. Позже хозяйка кота достучалась до соседки — мол, не у тебя ли пропала курица? И та ответила утвердительно, зная, что курица украдена у неё. Кот же, ни разу не голодный, получил своё угощение. Так уж повелось — украдёт он что-либо, так ему за это дают творожную котлету.

Точнее, было все не так. Котлету ему давали по той причине, что сытое животное не станет воровать у соседей кур. Но он-то этого не знал. И выходило так, что он получал за это свою награду — словно совершал опасный поступок, а не воровал кур… И при этом кота очень любили. Несмотря на то, что вскоре он стал представлять угрозу всему куриному хозяйству.

Закончилось все плохо. Кота обнаружили. Поймали и сильно побили. Он приплёлся домой, еле переставляя ноги. Дня три ничего не ел. Потом потихоньку оклемался. Но воровать кур перестал. На этом завершилась и его кошачья судьба. Он постарел, сильно сдал. И скоро помер — так и не осознав своего нового статуса. Из кормильца он превратился в оглоеда. И не мог себе этого простить.

Как ни расписывай кошек, а судьба их печальна. В том смысле, что все они умирают. И если бы жили подольше — лет до тридцати или сорока. А так живут лет пятнадцать. И умирают, унося с собой в могилу все, чем одаривали их домашние хозяева. Прямо беда.

Была такая кошка и у меня. Она прожила четырнадцать с лишним лет. И умерла, как это и водится у кошек, от рака. Заболела у неё грудь (или что там у кошек?). И вскоре один из сосков стал набухать. А потом вообще случилось форменное безобразие. На животе у кошки образовалась рана. Приходилось перевязывать её, бинтовать. Так она промучилась с полгода. А потом… вот такая история…

Очень эту кошку мне жаль до сих пор. А прошло уже около 13 лет. То есть 13 лет назад мы её похоронили. Я был безутешен. Но ничего не поделаешь — вскорости у нас появилась другая кошка. Но это совершенно иная история.

У кошек, как это и водится, есть хозяева. И хозяева эти — мы, люди. Только со временем получается так, что кошки от нас уходят, а мы остаемся. И ждём, ждём новых кошек. А их все нет. То ли с кошками у людей не срастается, то ли человек способен запоминать добро. Но эти союзы не складываются. До того времени, пока не появляется малыш, к которому тянутся руки.

И тогда вся история повторяется.

Собака хочет ласки

Рубрика: (Хобби, семья, здоровье) | Автор: moderator | Дата: 15-04-2014

Метки: , , , ,

Я знаю, чего хочет эта собака. Она хочет ласки. И человеческого отношения к себе. То есть ничего особенного она не хочет, только самого основного, такого, что доступно любому живому существу. И она имеет на это право — поскольку живет на нашей улице, в нашем городе и в нашей стране. Вот если бы она жила на другой улице, в другом городе и в другой стране тогда бы она имела другие права. Но право на хорошее отношение за ней все равно бы сохранялось. Так я думаю.

В том, что мои мысли совершенно правильные, говорит тот факт, что отношение к собакам здесь, у моря, можно сказать хорошее. Нет, точно хорошее. Хотя есть и минус — собак здесь употребляют в пищу. Но делают это так редко, что не знаешь — употребляют ли вообще. Возможно, это наговоры завистливых туристов. Не знаешь же, насколько правдивы их рассуждения. Мы не видели, как здесь поедают собак. Значит, можно сказать, что их не поедают совсем. То есть вообще — не поедают, и точка.

А ещё к собакам здесь отношение, как к таким же людям, но… невезучим, что ли. Если ты жил в прошлой жизни хорошо, платил налоги и все такое, то и в следующей жизни будешь жить человеком. Это основное правило. И есть побочное — если ты жил не так хорошо, то в следующей жизни родишься кошкой. Или собакой. Или ещё каким-то существом, у которого места для жизни будет не так уж и много. Родиться собакой один из наиболее распространённых вариантов.

Исходя из доброго отношения, определяются и правила, по которым здесь относятся к собакам. Собаку, например, нельзя сердить. Нельзя чесать её за ухом — ежели она того не хочет. Нельзя, избавь бог, давить машиной или мотоциклом. Нельзя вообще пугать. Спит собака — и пусть себе спит. Никому вреда она этим не приносит. И — точка. А если ещё и прикормить её, то будет вообще хорошо. И жизнь тогда твоя будет стоить намного больше, чем стоила до сих пор. И твои грехи утратят свой статус. И будешь ты вполне себе безгрешным — относительно собак и окружающих их людей. Значит, в следующей жизни ты получишь право родиться снова человеком. И прожить её, опять же, в добром отношении к животным и к людям.

Легко заметить, что это не наша страна. Нет, не наша точно. Это совершенно другой мир, в котором нет многого из того, что есть у нас. Тут не заметишь, к примеру, тоскующее животное. Здесь нет причин тосковать. Нет голода, нет жестокого отношения между животными. Нет вообще ничего такого, что нагоняет на собак тоску — как бы ни старались некоторые умники. Но есть жесткие отношения между отдельными животными. Это уж точно — собаки здесь не всегда дружат. Но если и враждуют, то делают это достойно, без лишних эмоций. Они защищают собственную территорию.

Жизнь средней собаки в здешних местах лучше, чем где бы то ни было. Во-первых, тебя все кормят. Во-вторых, кормят до отвала. И, в-третьих, кормят так, что можно запросто отдать богу душу — в сытости и в неге. Этим, думаю, и заняты большинство здешних собак. Они валяются на дорогах, у обочин, на тротуарах. Они валяются в самых разных позах. И вокруг них постоянно есть еда. Много еды. Много сухого корма — лучших (бюджетных, конечно) марок. Много куриного мяса — жутко пережаренного, но при этом вкусного. Много всего, что любит собака. Например, риса с мясной подливой… Впрочем, рис — блюдо у собак не котирующееся. Я пишу о нём просто для отчёта, чтобы люди представляли себе, до чего просто можно жить в здешних местах.

Далее — у здешних собак не существует зимы. Вообще. Круглый год — лето. Лето в декабре, в феврале или в марте. Лето в мае и июне. Лето в октябре. Иногда идут дожди, но не продолжительные. Полчаса в день дождь — сильный, теплый и влажный. А потом снова лето. Температура воздуха редко опускается ниже плюс двадцати трёх градусов. А обычно стоит за тридцать. И выше тоже не поднимается. Плюс тридцать четыре — серьёзная температура, до которой нужно ещё дорасти.

Но и тридцать четыре — ужасающая жара. Для нашего человека — точно. А для собаки, без способности к потению? И как они живут? Ничего, скажу я вам. Живут. И в ус не дуют. Только чешутся постоянно. Это имеет свои причины. Повышенная способность к… почесанию? К почешукам? Не знаю, как сказать правильно, но здесь у собак быстро появляются даже не блохи, а — блохищи. Здоровенные (наверное), очень доставучие. И они их постоянно отлавливают. Блохи представляют собой самую большую собачью проблему.

Другие проблемы тоже есть. Например, человек вдруг увлёкся какой-то байдой и не обращает внимания на собаку. Ладно бы — что-то понятное, к чему можно приревновать. А то какая-то ерунда, вроде работы или какого-то дела, которому приходится уделять внимание. И собачке, понимаешь, ничего не остаётся. Кроме как… выть.

Да, вой здесь обычным не назовёшь. По этому вою и найдено наименование для местных собак. По вою и причёске. Прическа — это хохолок на спине. Он расположен супротив того, как растут волосы. А по вою разделение следующее. Собаки умеют лаять. Но не лают, а воют — подхватывая общий тон. Вдруг в ночи как завоют. Как подхватят, сердешные. А потом — раз, и замолкли. Все разом, как по команде. И больше не воют.

Этот вой считается песней, но никак не тем, чем обычно считают вой. Здешний пёс выть на покойника не станет. Либо это будет совершенно иной вой. А этот — так, брехня. Немного полаял, немного повыл. И пошёл спать, поскольку делать больше нечего. Так и проходит жизнь здешней собаки.

А так они тоже страдают от болезней и недостатка любви. Болезни, правда, здесь не такие, как у нас. Никакого, повторяю, недоедания. Напротив — едят, как не в себя. И никаких недугов, вызванных недоеданием, нет. И быть не может. Если здешняя собака исхудала и не ест, значит, у неё нет настроения есть. Заставлять, конечно, никто не станет. Не хочешь есть — не надо. Но рядом всегда будет возвышаться горка сухого корма. И не только сухого. Поэтому у здешних собак исхудалость — признак особый. Здесь гораздо больше полных собак. Даже очень полных.

Есть и исхудавшие, но по особым поводам. Например, у собачки развилась болезнь почек, селезенки или, скажем, печени. И она не может есть всякую жирную пищу. Вот тогда она и болеет — не ест, стремительно худеет при наличии корма. Но поскольку это явление редкое, то и собак с такими болезнями мы видим крайне редко. Одна-две на сотню. А то и реже. Болезней настоящего голода здесь попросту нет. Их и не может быть в принципе — в местном языке нет самого слова «голод». Что странно — слово «голодный» есть, а «голод» — увы…

Я знаю, чего хочет эта собака. Она хочет ласки. И человеческого отношения к себе. То есть всего того, к чему привыкли все живые существа в этой дивной стране.

На их языке

Рубрика: (Хобби, семья, здоровье) | Автор: moderator | Дата: 03-09-2013

Метки: , , ,

Настоящие следопыты всегда стремятся изучить язык диких животных. Они не навязывают зверю собственную систему общения. Их метод — прикинуться своим, привлечь животное привычными звуками. Что будет потом, зависит от самого следопыта. Чаще всего это охотник, который убивает зверя для достижения каких-то своих целей. Но мы о таких людях говорить не будем. Нам интересней бескорыстные исследователи природы во всех их видах — от профессора кислых щей до любителя певчих птиц.

Как мы общаемся со своей собакой или кошкой? С любым животным, живущим в нашем доме? На обычном для нас «человечьем» языке. То есть точно так же, как с неразумным в силу несерьёзного возраста ребёнком. Мы заставляем своего пса мыслить ассоциативно, проявлять чудеса сообразительности. Собака должна понять, что означает восклицание «ах, ты, хулиган!» с сопутствующим поглаживанием. Что это — укор или ласка?

В результате всё, конечно, обходится. Животное нас понимает и ведёт себя сообразно сложившейся ситуации. Ассоциативное мышление здесь ни при чём. Собака улавливает нашу интонацию. Не понимая слов, животное распознаёт наш тон, наше настроение. И не только собака. Интонацию нашей речи понимает кошка. Ручная крыса. Хомяки и хомячки. Кролики и прочие грызуны. Практически, все ручные птицы. И даже более примитивные животные — черепахи и змеи.

А поверите ли вы мне на слово, что интонацию моей речи прекрасно распознавала… рыба? Я не обманываю — распознавала. Это была большая и бесконечно влюблённая в меня цихлида. Её название — акара. Впрочем, я могу что-то и запамятовать, поскольку всё это было около тридцати лет назад. Но я помню, как эта рыбка, съевшая всех обитателей моего аквариума и оставшаяся в результате этого кровавого погрома в одиночестве, ластилась ко мне, тёрлась бочком о мой палец. И как моментально узнавала меня — едва я приближался к аквариуму.

О разуме животных, о его принципиальном наличии, споры идут много лет. Но уже совершенно ясно, что поведение высокоорганизованных животных, таких как собака и кошка, регулируется не только инстинктами. Охотничья собака способна просчитывать поведение дичи. То есть она мыслит ассоциативно, умеет делать сложные выводы и рассчитывать собственное поведение. При этом изменения носят динамичный, быстро изменяющийся характер. Собака предвидит, куда может побежать заяц, за которым она гонится. Если заяц меняет направление движения, собака моментально вносит коррективы в свои планы. И на это уходят доли секунды. То есть собака мыслит мгновенно. И к тугодумам её не отнесёшь.

Конечно, антропоморфизм в отношении к животным, то есть очеловечивание зверей, несёт в себе немало вреда. Если считать собаку существом безусловно разумным и, если ни равным, то близким по умственному развитию к человеку, то вместо понимания реакций животного на ту или иную ситуацию мы лишь ещё больше запутаемся. Но не стоит впадать и в другую крайность — отказывать животным в умственных способностях. Те зачатки рассудочной деятельности, которыми обладают собаки — это зерна разума. Не более того, но и не менее. Они — мыслят. Они — чувствуют. Они — оценивают. Остальное — не столь существенные детали.

Почему так труден для понимания язык, на котором общаются животные? Они же общаются? Мы же точно знаем, что мяуканье котов и лай собак несут определённый смысл. Мы знаем, когда эти животные угрожают друг другу, когда просят пощады или даже помощи (например, котёнок у мамы-кошки). Почему же мы не можем понять смысл отдельных звуков? Что означает этот короткий звук и что — громкий вскрик?

Наш человеческий язык — это язык символов. Он состоит из набора стандартных примитивов, последовательность которых позволяет нам выразить любые мысли и чувства. И мыслим мы целыми образами — можем моментально представить облик давно ушедшего человека или человека, по которому мы скучаем.

У животных всё значительно проще, но тоже очень непросто. Их язык — выражение ощущений и чувств. На своём языке зверь выражает охвативший его страх или, напротив, состояние блаженства. Голодный зверь «говорит» иначе, чем сытый. А ещё звери, особенно дикие, скрывают своё страдание. Когда зверь ранен, он затаивается и молчит. В отличие от животных, мы в этом состоянии плачем или кричим. С возрастом эта привычка сообщать всему миру о своих невзгодах лишь укрепляется — например, у женщин. Но мужчины переходят к другой модели поведения. Они тоже чаще молчат, чем жалуются.

Почему так происходит? Думаю, причина в том, что мы существа социальные. Мы и защищаемся всем миром, и жить в одиночку обычно не умеем (редкие исключения лишь подтверждают общее правило). У зверей всё иначе. И это нужно учитывать — если пытаешься наладить двусторонний контакт с домашним или диким животным.

Учитывать приходится и способ социализации животного. Собаки — животные стайные. И мы должны суметь занять положение вожака (обычно для этого не приходится прилагать особых усилий, всё образуется само собой — тем более если собака в доме появляется в совсем юном возрасте). Кошки — индивидуалисты. Поэтому их отношения с человеком выстраиваются сложней, чем в случае с собаками. Беличья семья построена по принципу матриархата. Нам придётся учитывать и это.

В любом случае отношения между животным и человеком выстраиваются на принципах замещения. То есть нам придётся стать либо «мамой» этого зверька, либо, наоборот, «доминирующим самцом». И даже старшим приятелем — случается и такое.

В давнем (и уже почти забытом) прошлом у меня была роскошная кошка — британка черно-дымчатого окраса. Невероятно красивое животное со сложным характером. В семье она выбрала в хозяева меня, хотя я её не кормил, не купал и не лечил. Кошка не отходила от меня ни на шаг. А когда в семье разгорались споры, она однозначно принимала мою сторону. И ощущая агрессию по отношению ко мне, выгибала спину дугой и устрашающе шипела. Она защищала меня так трогательно, что конфликт угасал сам собой.

Животное в доме — это, безусловно, член семьи. Если этого не происходит, зверя лучше кому-нибудь подарить и больше никогда не идти на подобные эксперименты. Дело в том, что наши отношения с животными складываются по примерно тем же правилам, что и отношения с людьми. Но у самих животных всё иначе. Они любят всегда всерьёз и на всю жизнь. На всю жизнь проникаются ненавистью. Легко прощают одни ошибки и никогда не прощают других, которые мы бы простили.

Сравнивая психологию поведения людей и животных, я всегда поражаюсь безоглядной доверчивости зверей. Дикая с виду белочка, разнеженная ласковым почесыванием, подставляет человеку брюшко. Делай, что считаешь нужным. Ты же… добрый?

Очень бы хотелось ответить — да, ты права. Я — добрый.

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru