(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Устройства ввода информации

Рубрика: (Компьютер на рабочем столе) | Автор: moderator | Дата: 25-09-2014

Метки: , , , , ,

Не знаю, почему, но об устройствах ввода информации голова болит постоянно. Я постоянно думаю о клавиатуре, о мышке, о трекпаде и о планшете. Хотя в моём случае есть все означенные инструменты, даже отдельный трекпад. Но у кого-то их нет. И возникает вопрос — как воспользоваться тем же трекпадом, не имея его? Или планшетом? Или клавиатурой?

На эти вопросы есть множество ответов. Один из наиболее простых — нет и не пользуйся. Отойди в сторону и не мельтеши перед глазами. Ответ явно ошибочный, ибо нас не сможет остановить отсутствие чего-либо. Здесь речь идёт о нехватке оборудования, чем о его категорическом отсутствии… Короче, попробуем воспользоваться программами замещения. Теми самыми, что предназначены для замены отсутствующего оборудования его аналогами. И попытаемся справиться — если не получается докупить это оборудование.

Первая программа — работы на клавиатуре без мышки. Это довольно простая система, предназначенная для управления мышкой, её курсором на экране компьютера. Вместо мышки используются клавиши курсора, расположенные на клавиатуре. Эти клавиши можно назначить для перемещения мышкой в «Универсальном доступе». Речь о Маке, где кнопки мыши можно заставить управляться при помощи цифровой клавиатуры. На Windows подобная настройка тоже есть. Надо лишь её поискать.

Не скажу, что управление клавишами — удобная штука. Но проблему, в общем-то, она решает. Кнопки нажимаются, курсор по полю экрана ходит. И всё управляется, как и положено. Разве что страдает точность. Курсор с трудом попадает на нужное место и с таким же трудом перемещается. Но все же всё происходит именно так, как и нужно. Дело лишь в тренировке.

Далее — мышка в режиме трекпада. На это у компьютера есть специальные программы. Они стоят денег, но относительно небольших. Эти программы достаточно редки. У современных компьютеров, особенно у Маков, трекпады — стандартное оборудование. И для того, чтобы назначить мышку работать в качестве трекпада, нужно особое старание или такая неисправность оборудования, которая лишает компьютер этого устройства.

Короче, поехали… Мышь в качестве трекпада — в той части, что касается перемещения и управления какими-то жестами. По этой части у программы управления мышью есть специальные настройки. И при наличии обычного трекпада мы можем настроить его таким образом, что двукратное касание поверхности его распознаётся, как щелчок мышки. А двукратное нажатие на правую часть трекпада — как щелчок другой кнопки мышки. И всё получается, как нужно — описать эти нажатия трудней, чем их представить.

Эти программы не самые сложные и не самые изощрённые. Есть гораздо более сложные программы. Например, программа, которая придаёт трекпаду (на этот раз исправному) возможности планшета. Я имею в виду те возможности, что превращают планшет в устройство по управлению курсором. То есть тем же трекпадом, но с увеличенной точностью. Система работает, когда мы нажимаем на трекпад, переводя его в режим работы планшета. Когда отпускаем — он работает как трекпад. Снова нажимаем — он работает как планшет.

Что ещё? Вроде бы всё. Есть какие-то программы (и их довольно много), которые усложняют или упрощают эти действия. Есть программы, превращающие нашу мышь в трекпад, или трекпад — в мышь. Но принципиальных отличий быть не может. Все эти программы лишь усовершенствуют управление, делают его более гибким и более настраиваемым.

Теперь поговорим о том, почему мы не называем этих программ. Почему они остаются безымянными? Причина одна — они не совершенны. В этих программах есть всё, чтобы превратить одно устройство в другое, но не полностью, а лишь частично. И в результате мышь работает в качестве трекпада, но при этом проигрывает и мышь, и тот трекпад, коим она выступает. Понятно? Комбинированное устройство, каким бы оно ни было бы хорошим, всегда уступает настоящему, подлинному устройству. Поэтому ни одно из этих устройств, замещающих реальные устройства, я рекомендовать не могу.

Ладно, могу — или не могу, дело десятое. Как на счёт улучшения характеристик? Как на счёт увеличения чувствительности и прочего? Вот с этим дело обстоит, скажем так, хорошо. У мышки ноутбука MacBook Pro и у его трекпада точность управления не настраивается. Но подбором скорости перемещения и количества опций это разрешение можно увеличить. И даже добиться того, что у трекпада начнут работать те клавиши, что обычно не работают.

В моём ноутбуке MacBook Pro сразу случилась такая неприятность. Не работает сам трекпад — его общая поверхность, предназначенная для нажатия. И я эту неисправность не заметил. Сразу присвоил трекпаду в общих настройках ту функцию, что предназначена для точного позиционирования. То есть мой трекпад изначально слушается двойного нажатия — и в прямом, и в обратном порядке.

В результате этот недостаток трекпада на компьютере вообще никак не проявляется. И я так же плавно работаю на нём, как и в первые дни — когда поверхность ещё работала. И не испытываю каких-то трудностей. Дело, в общем-то, понятное — трекпад настраивается таким образом, что эти недостатки никак на его функциональности не сказываются. Хотя, конечно, неприятно узнать, что твой трекпад не работает, как надо.

У моей машины, к слову, есть ещё один трекпад — внешний. Он намного удобней встроенного, особенно если работаешь за столом. Компьютер стоит на ровной поверхности, он постоянно подключен к сети. И ты его не передвигаешь по столу. Зачем? Он же работает.

Другое дело — если тебе надо компьютер передвигать. Ну, скажем, работать в кровати. Или на диване. Или где-то ещё, где доступ к системам компьютера затруднён. Или эти системы нужно отключить вообще. Вот тогда — да, возникают проблемы. Но опять же — лишь отчасти. У моего компьютера трекпад инвалидный, но при этом абсолютно рабочий. Не нажимается его поверхность. Не срабатывает кнопка под его мембраной. А так — всё работает. Только нажимать бесполезно. Нужно четко прикасаться, а не нажимать.

Наличие у компьютера устройств ввода можно сократить. У меня, к примеру, нет планшета. Точнее, он есть, но предназначен для другого компьютера. И я его с моим компьютером не использую совсем. По этой причине удалил все настройки. А зачем, если я его не включаю?

Что изменилось со времени удаления этих настроек? Ничего особенного. Не работает утилита переназначения клавиш пера и кнопок на самом планшете. Но это так, детали. Планшет-то я не подключаю, поэтому и кнопки не распознаются. А так — совсем ничего. В смысле, ничего не случилось. Всё в полной норме. И компьютер работает, как и должен работать — четко, уверенно и точно.

Стилус как он есть

Рубрика: (Больше чем телефон, Умные вещи в офисе и дома) | Автор: moderator | Дата: 21-08-2014

Метки: , , , ,

В моей компьютерной жизни каких только стилусов ни бывало. Были стилусы объёмные, большие. Были стилусы крошечные, едва удерживаемые кончиками пальцев. Были стилусы необыкновенные, как перья у динозавров. Были самые простые, пластиковая ручка и… больше ничего. Короче, стилусов я перепробовал множество. И теперь думаю — что это было? Почему эти стилусы никак не запомнились, не остались в памяти? Это же были устройства позиционирования? С их помощью я писал, рисовал, указывал на экране координаты. И… ничего? Ровным счётом, словно и не было их.

Помню, урок, преподнесённый Стивеном Джобсом. Этот, безусловно, умный человек однажды сказал, что стилусы — самая напрасная из всех компьютерных задумок. Зачем они нужны? У меня есть десять стилусов — сказал он, имея в виду пальцы. Ими и обойдусь. И ведь оказался прав! Так и случилось — все десять оказались полезными и нужными. И, что самое главное, они не терялись в каких-то карманах, им не нужны были какие-то ёмкости для хранения. Стилусы, в смысле, пальцы уже были готовы к использованию. И большего сказать о них нечего.

С той поры и повелось. Выходит новый гаджет. А с ним — стилус. Сначала небольшой и ладный, просто для проформы. Потом — маленький, словно вовсе исчезающий. Потом — вообще никакой. А зачем, если экранное управление обустроено специально под палец?

Сказать по правде, у «яблочных» устройств стилусов не было вообще. Никаких. А вот у устройств андроидных, это да, это было. Поэтому наука Джобса оказалась полезной кому угодно, но не самому iPhone и iPad`у. Урок Джобса был, скорее, оправданием перед слушателями. Собственно, тем и запомнился.

Прошли годы. Нет уже в живых Джобса. Осталась только его компания. Но наследие Джобса блюдётся свято. Сказано — никаких стилусов, значит, никаких. Хотя, что-то подсказывает — надо бы попробовать. Вдруг Джобс не был абсолютно прав, вычёркивая стилус из нашей жизни? Попробовать, чтобы потом, позже, признать — он был прав. И всё закрутится дальше, без сильных потрясений и сбоев.

Но то, что надо сделать, мы знаем точно. А что не надо — не знаем. Этим мы, к слову, сильно отличаемся от ведущих управленцев. Они вынуждены действовать, мы — умствовать. Но это так, счастливая догадка… Так вот, мы точно знаем, что надо делать. И возмущаемся, когда в мир выходит устройство, лишённое стилуса. Казалось бы — чего проще? Есть устройство для записи. Есть и стилус. Им мы рисуем на поверхности экрана. И получаем именно то, чего хотим получить — штрих определённой толщины. Но не все оказывается так просто. Иметь стилус — это иметь вторую руку для работы с ним. И ещё одно устройство, которое нужно не потерять. Потеряв стилус, мы получим разукомплектованный аппарат. И — только.

Есть масса историй того, как пользователи теряли стилусы. И что после этого получали. Сейчас я вам одну такую и расскажу… Дело было во вполне хорошей стране. Человек купил себе смартфон, а с ним и стилус. И то, и другое ничего себе вещицы. Смартфон, конечно, андроидный, но это был всего один недостаток. Впрочем, недостаток ли? Солидный аппарат, с хорошим объёмом памяти, с хорошим экраном. Пластмассовый, конечно, но пластик, применённый в нём, был качественным. И от металла отличался не сильно. Короче, аппарат был очень даже ничего.

Стилус, применённый в нём, тоже был ничего. Обычная пластиковая штучка, не складная — как у новых смартфонов. Очень симпатичной формы. И вообще, очень хороший стилус. Один из тех, которые называют «продолжением руки».

И всё бы хорошо, но буквально на второй день стилус потерялся. Потерялся и — всё. И нет у человека инструмента для рисования и красивого письма. А есть на смартфоне — дырка, в которой жил этот стилус.

Поначалу ситуация была неприятной, но вполне обычной. Нет стилуса и нет. Управлять смартфоном можно и без стилуса. А тем временем искать в продаже новый стилус — на замену утерянному. Но в том-то и дело, что модель смартфона была выпущена как бы экспериментальная. И очень скоро этот смарт из линейки выпускаемых исчез. А вместо него был выпущен новый — с другим стилусом. Поэтому поиск стилуса превратился в подлинный кошмар.

Я не стану расписывать все обстоятельства этого события. Как и где этот человек нашёл почти такой же стилус. Как приспособил его к своему смартфону. Как снова потерял и снова оказался в той же ситуации. Ясно, что его положение оказалось незавидным. И он отказался от идеи поиска стилуса, лишь сменив свой смартфон на iPhone. Но это, действительно, другая история. Я не хочу, чтобы её расценивали, как бесплатную рекламу. Поэтому не указываю ни имени этого человека, ни названия его смартфона. Но таких историй, поверьте, очень много.

Не против ли такого выступал Стивен Джобс? Не против всякого рода утрат, делающих обращение со смартфоном малоприятным? Да, возможно. Но не только в этом заключается дело.

Стилусы для особо точного ориентирования на экране выпускаются до сих пор. Причём они выпускаются самого разного назначения. Есть стилусы для более удобного ориентирования по экранным кнопкам — с толстыми и мягкими наконечниками. Есть стилусы для более тонкого и изящного письма — с тонкими и острыми наконечниками. И между ними — огромное количество стилусов, и с мягкими, и с твердыми, и с тонкими, и с толстыми наконечниками.

Есть стилусы для работы в кабинете. Есть стилусы для работы в полевых условиях. Есть стилусы, лишённые возможности их утраты — они оснащены надёжным и подвижным креплением. Есть стилусы, потерять которые легко и просто — поскольку у них нет никакого крепления вообще. Одним словом, стилусов выпускается очень много. Но далеко не все они рано или поздно находят своего хозяина. У iPhone, действительно, есть десять стилусов. Все они на наших руках. И ничего, абсолютно ничего, iPhone больше не нужно.

Но стилусы выпускаются. И все они предназначены для того, чтобы быть опробованными на смартфонах. И, если повезёт, стать уникальными устройствами для управления своим смартфоном. Если, повторяю, пальцы вас не устраивают. А они устраивают примерно две трети (или даже больше) пользователей. Такая вот получается штука.

Я говорю об iPhone, поскольку они и ассоциируются у меня со смартфонами. Это не так. Смартфонами являются все аппараты, облечённые в этот формфактор. И стилусами наделены немногие из них. Что правда, то правда. Но размышляя о стилусах, я всё время держу в голове одну достойную фразу. Звучит она так. «Не делайте из цыплёнка курицу, пока она не вырастет». Не стоит делать из смартфона бог весть что. Пока это смартфон, а не планшет или что-то ещё.

Вот у планшета — дело совсем другое. Хотя, и он тоже не вполне годится для стилуса. Но здесь уже можно хотя бы поспорить.

Планшет и клавиатура — различные способы ввода информации

Рубрика: (Компьютер на рабочем столе) | Автор: moderator | Дата: 06-03-2014

Метки: , , , ,

Изменение ввода информации в компьютер состоялось. У планшетов нет клавиатуры, как нет и удобных манипуляторов. Создатель новых планшетов Стив Джобс заметил, что у этих компьютеров есть десять стилусов — по числу пальцев рук. Эти десять стилусов и работают в качестве манипуляторов, не сдавая своих позиций. Напротив, они эти позиции отвоёвывают. На один планшет с манипулятором появляются десять без манипуляторов. Что подтверждает предвидение компьютерного гения.

Между тем, количество планшетов увеличивается, подтверждая ещё одну истину Джобса — наступление посткомпьютерной эпохи. И здесь ситуация меняется быстрей, чем кажется самым оптимистичным аналитикам. Людям ни к чему компьютерные условности. Им нужна информация и все то, доступ к чему представляет компьютер. Есть потребность, есть возможность её удовлетворить, есть компьютеры, которые на деле не являются компьютерами. И в них есть постоянная потребность.

Дело вполне состоявшееся, чтобы испытывать его на прочность. Но вот какая получается закавыка. В обычном компьютере ввод информации производится через клавиатуру — с обычными, то есть аппаратными кнопками. А в планшетном компьютере — посредством пальцев. То есть виртуальной клавиатурой и виртуальным манипулятором. Чего конструкторы не учли, чтобы пользователь мог свободно оперировать ими, не испытывая каких-либо трудностей?

Есть же проблема? И мы испытываем некоторые препятствия. Возникают они с вводом информации — особенно если приходится оперировать большими объёмами. Надо, к примеру, ввести сотню операндов годового отчёта по налоговым отчислениям (самый простой пример). И мы вводим. И цифры эти вызывают у нас трудности. Или… это не трудности? А что же тогда?

Сталкиваясь с планшетными трениями (назовём их так), мы зачастую стараемся побыстрей их преодолеть. Если приходится вводить цифры, стремимся упростить данные, свести их к примерным числам. Если приходится вводить буквы, стремимся до предела упростить текст. И всё это не превращает нашу работу с планшетным компьютером в развлечение, в подобие игры — как планировал Стив Джобс. И мы вынуждены заключить, что до наступления посткомпьютерной эпохи нам ещё далеко. Вот такие дела творятся на рынке планшетов.

Но с другой стороны, никаких препятствий к планшетному будущему нет. Ну, есть те или иные данные. Ну и что? Они есть на любых компьютерах. И на любых компьютерах мы испытываем те же самые проблемы — с вводом информации. И боремся с ними успешно или не очень — это как повезёт. И получается, что программы, представляющие данные в некомпьютерной степени, побеждают другие приложения. Отличия компьютера от его компьютерной сути — залог будущего самых успешных, самых лучших программ.

Получается, что на обычных компьютерах мы боремся, а на планшетных — нет? Это полная ерунда. Боремся и там, и там. Выбираем лишь те программы, что лучше, надёжней и, главное, информативней выглядят, чем их менее удачливые аналоги. Другое дело — планшетный софт. Он написан в расчёте на облегчённый ввод, на другую восприимчивость. Он рассчитан на другое общение с машиной. Множество программ с одинаковым алгоритмом поведения — множество неразрешимых задач. Мы не можем выбрать из того, что выглядит одинаково. И считаем все эти программы чепухой. А это не так.

Исключения представляются редко. На самом деле они достаточно популярны. Но надо понимать — нам приходится копать в одном и том же направлении. Испытывать те программы, у которых упрощены ввод данных и выводы результата вычислений. Выглядят эти программы очень похоже. И нам надо остановиться на том, что станет на некоторое время нашим общим методом вычислений. И на этом надо сделать особый акцент. В противном случае мы можем стать жертвами конкуренции — выбирая среди бесплатных программ самую бесплатную, а среди удобных — самую удобную.

Итак, мы понимаем, что главное — перестройка общения с компьютером — уже состоялась. И под нашим началом находится общая концепция — управления компьютером через интерфейсы. То есть вместо цифр и знаковых предложений (программ) — картинки и понятные значки. Но как мы относимся к этим картинкам? И почему не сразу распознаём их значение? Они же стандартизированы, не так ли? А если стандартизированы — должны быть и стандартные значения их расшифровки?

Значения есть. Но они не стандартны. В компьютерном бизнесе нет ещё стандартного обозначения компьютерных символов. Слишком мало времени прошло. Слишком мало. И в общем случае обозначение компьютерных (во всяком случае) символов может быть стандартным, но не общим для всех случаев. Проблема есть. И весьма существенная. В этом и находится причина тех трудностей, о которых я говорю.

Значит, выделяем те картинки, о значении которых догадываться не приходится. И ведем себя с ними тем же образом, что и с данными — копируем, вставляем, стираем, и так далее, и так далее. Эту часть диалога выводим за скобки. Она решена. Но остаётся другая часть — та, с которой приходится разбираться и к которой приходится привыкать. При этом проблем появляется больше. Нам приходится приспосабливаться к компьютерным решениям.

Вот, к примеру, вставка данных в общую ведомость. Часть программы по налоговому законодательству (как общий пример). Для того чтобы ввести данные в общую форму нужно выделить их, скопировать, перенести в другое окно, вставить и очистить буфер обмена. Для работы с планшетным компьютером, в котором нет клавиатуры, часть функций упрощена. Но сделано это нестандартно — в виду отсутствия стандартизации в планшетных программах. И нам, в результате, приходится копировать информацию вручную, нажимать кнопку по её копированию, пролистывать интерфейс и вставлять копию буфера в соответствующее окно. А потом — очищать буфер. И всё это получается долго и неинтересно.

Есть и другой способ — действие за один раз. Но это нужно запомнить, что делать. Причём однажды, для этой программы. В других приложениях будут действовать, скорее всего, другие сокращения. И нам придётся запоминать и их. В результате все мы привыкаем к определённому кругу задач. И усовершенствования старых программ воспринимаем, а усовершенствования новых — нет. Отсюда и разнообразие предложений, того софта, который предлагается авторами на стоках для планшетников.

Выводы из этой истории будут… в меру положительными. Мы рассмотрели те проблемы, что возникают с планшетными компьютерами в эпоху их совершенствования. И примерно знаем, что можно ждать от них в ближайшее время. Остаётся сосредоточиться на том, чтобы не остаться на старом софте. Пробовать изменения программ, изменения способов работы с контентом. Но и авторы программ должны торопиться. Время не ждёт. И завтра ситуация может измениться.

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru