(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Ручка, бумага, мысли…

Рубрика: (Человек пишущий) | Автор: moderator | Дата: 09-09-2014

Метки: , , , ,

Вот у меня в руках ручка. Хорошая ручка — шариковая, но от хорошего производителя. Короче… ручка.

Вот у меня в руках записная книжка. То есть — бумага. Книжка очень хорошая. Бумага верже, качественная линовка. И формат бумаги очень даже ничего.

Вот у меня в голове мысли… Вот с мыслями дело совсем туго. Они вроде бы и есть, но стоят ли того, чтобы принимать их во внимание? А если нет мыслей, то зачем я затеял всё остальное? Ответ — чтобы записать мысли, которых нет вовсе. И всё теряет смысл.

Вот ручка, вот бумага. Вот (наконец) мысли. Пора браться за… дневник? Конечно, именно за него. Ибо именно дневником следует называть то, чего вы пишете. И дневник этот должен быть самостоятелен, самоценен и значителен. Во всяком случае — значительней этих смешных сомнений.

И начинается проза. Постепенно ломаются все мыслимые преграды. И текст идёт… Он идёт потихоньку, как тоненький ручеёк. И в голове только одна мысль — удивление. Надо же, он идёт! А я почти не влияю на него. Не знаю, что там творится, что происходит. Мысль моя самодостаточна. Она живёт по своим законам. И я не в силах на неё повлиять. Я даже не знаю, что получится в результате. Но точно знаю, что это никто не прочитает.

А если кто-то всё таки прочитает? Ну, к примеру, друг. Хороший приятель, которому далеко не все равно, что со мною происходит? Допустим, он есть — этот приятель. И что, я ему ничего не покажу? Нет, конечно — нет. Эти тексты не предназначены для чтения. Потому они и хороши, потому и блестящи, что их никто не читает… А если однажды, всего лишь один раз, их кто-то и прочитает, то и… карты ему в руки. И пусть делает с ними то, что хочет. Пусть публикует где угодно (словно у него есть такие возможности).

Нет, на самом деле мысли о прочтении ваших дневников не возникают в девяти случаях из десяти. Они возникают даже реже. И в большинстве случаев дело заканчивается скандалом. Дело в том, что право прочитать тексты и право опубликоваться дано далеко не каждому. А писать — любому. Ты пишешь — ветер гуляет. И никто никому не мешает. Можно пошутить над тем и над этим. И этого никто не прочтёт. Да, и не каждому захочется.

Вот это — хочется — дразнит более всего. Что значит — хочется или не хочется? Есть — читаем. Нет — не читаем. А хочется или нет, дело десятое. На самом деле это дело не десятое. И этого уровня надо достичь. А это не такая простая задача, как кажется.

Ладно, всё нормально. Даны — ручка, бумага и мысли. И мы пишем дневник. Но представляем его в качестве статьи. Неважно, по какому поводу она будет написана. В любом случае это дневник. Это часть наших переживаний, наши сомнения, попытка объединить их и попытка получить ответы. Пишем быстро, но точно. Проверяем фактический материал. Особое внимание уделяем выводам. Подводим поучительную канву. Или не подводим ничего — канва будет подведена и сама… Всё, готово!

Первую статью несем… ну, скажем, в журнал. Я не знаю, какие журналы сегодня пользуются заслуженным авторитетом. По мне, так никакие. А те, что пользуются, находятся в таком состоянии, что и говорить бесполезно… Короче, находим журнал. И несём статью туда.

Нужно понимать, что такое журнал в наше неспокойное время. Это сплошная скука и ничегонеделание. Допустим, мы проникли в его редакцию. На стуле, за большим столом, заваленным бумагами, скучает ответственный секретарь… Или кто там вместо него? Короче, скучает непритязательный кент с немытыми волосами. Ему на вид лет двадцать — то есть примерно вдвое младше вас. И он тут же принимается вас учить. Как надо писать, что надо прочитать и всё такое. А вы — слушаете. Чтобы позже убраться вон, так и не понимая, принята ваша статья или… нет.

В принципе, дело, в общем-то, хорошее. Точно говорю — хорошее. Спустя три дня вам позвонят из редакции и предложат забрать деньги. Значит, статья пригодилась. Денег немного — несколько сот рублей (или несколько десятков). И вы рады, поскольку первый опыт оказался положительным. Вы пишете, скажем так, внятно. То есть — почти хорошо. Но надо много работать, трудиться, осваивать и так далее. Но в первом прочтении всё оказалось не так страшно.

Впрочем, читаем статью. Это место незнакомо. И это… Это кто написал? Кто, спрашиваю, написал эту галиматью? И — поехало, понеслось. Одна претензия, другая. Ком претензий — и всё не к самому себе. И вот готов целый образ непризнанного гения, который воюет с цензурой.

Хорошо, если гений. А если — нет? Если не гений, которому слово «который» заменяет практически всё? Что делать в этом случае?

Нет, мысли — это хорошо. Но превращать в профессию их изложение, да ещё и в наше время — это бессмыслица. Нужно иметь лужёную глотку, стальные нервы или не иметь их вообще, чтобы переносить нападки. И главное — у нападающих очень правильные, очень точные идеи. Казалось бы — изложи их в статье. И процветай. Так нет же — не излагают. А потому что нечего излагать. Идеи эти — повторение пройденного. Они не вторичны, они третичны. В них нет ни точности, ни ума. Ничего нет. Есть только нападки.

Вернёмся назад — к тому моменту, как мы брались за дневник. Пусть он остаётся нашим тихим пристанищем. Мы изложим в нём свои мысли и похороним их. Нет, не похороним — будем с ними жить. Тихо с ними общаться, чтобы освежить их в памяти… Такое возможно? А почему бы и нет? Если, правда, дать себе слово — никогда и никому дневник не показывать.

Это слово — норма. Так живут все люди на земле. Так они и жили. Только мы не узнали об их жизнях ничего, что могло бы возбудить к ним интерес. Их жизнь — это их загадка. Их тайна. И они вольны были оставаться загадками для нас, не вхожих в их судьбы.

Всё нормально. Мы живем и умираем в одиночку. Нам не нужен подозрительный взгляд — поскольку мы тоже подозреваем. Я и он, мы и они. Всё нормально, всё хорошо — мы полностью защищены. И должны сохранять это положение до того момента, пока мы живём. А потом, после смерти, не всё ли равно?

Но есть редкая возможность переступить эту черту. И показать то, что пишешь, людям. Эта возможность дана не всем. Она и должна быть не у всех — а только у тех, кто умеет писать интересно. Хотя бы — интересно. Они пусть и пишут. А мы — будем их читать.

Мы будем их читать по той причине, что они — это мы. Часть нас, не худшая и не лучшая. Просто — часть, и всё. Они пишут, мы — читаем. И откликаемся на их вирши. Дискутируем. Но — не обижаем. Они тоже люди. Причём, не самые успешные среди нас. И не самые богатые.

Вот, собственно, и всё, что я хотел сказать в этой статье. Читайте и будьте снисходительны. Ко мне? Нет, ко всем нам.

Компьютерная программа Microsoft OneNote

Рубрика: (Компьютер на рабочем столе) | Автор: moderator | Дата: 29-05-2014

Метки: , , , ,

У владельцев Макинтошей появилась новая забава — программа OneNote. По большому счёту это онлайновый клиент рабочего дневника. Точнее, любого дневника, каким бы он ни был. Программа бесплатная. Есть и коммерческий вариант — с нормальной доступной памятью и многочисленными улучшениями. Впрочем, для ведения обычного дневника подойдёт и бесплатная Microsoft OneNote. Вместе с онлайновыми программами  получается вполне достойный вариант для использования пакета MS Office. Но, заметим, лишь для просмотра готовой базы данных. Для создания документов придётся платить.

Мы не будем рассматривать весь пакет. Ограничимся лишь программой OneNote. Причем её бесплатным вариантом — для ведения текстового дневника. Дело в том, что все остальные функции доступны после оплаты программы. Кто заинтересуется, оплатит. А кому-то хватит и того, что есть. Главное — программа умеет сохранять информацию. И хранит её достаточно умело — даже в бесплатном варианте.

Я скачал эту программу достаточно давно — более месяца назад. И за месяц наловчился работать с ней. Основные недостатки программы заключаются в её онлайновом сервисе. Она попросту неторопливо работает. Запускается относительно долго. На этом недостатки программы и заканчиваются. В дальнейшем всё происходит достаточно резво.

Скачиваем дистрибутив программы и запускаем установщик. После паузы, вызванной этой рутиной, первый запуск проходит достаточно быстро. Мы указываем адрес основной службы. И пароль. Входим в онлайновый сервис. И начинаем работу.

Начало работы даётся легко, ибо в программе нет ничего такого, что бы вызывало хоть какие-то трудности. В основном окне программы задаем книжку, назвав её «Ежедневные записки». Все операции надо делать в правой части основного окна. Здесь мы задаём названия разделов — ежедневные записи, к которым обращаемся в течение дня. У меня эти записи выглядят, как названия, которые идут за разделом «Добавить страницу». На деле выглядит гораздо проще. Нужно лишь иметь в виду, что новые записи добавляются снизу. Свежая запись будет находиться там же. Эти записи можно вести помесячно, отбивая каждый из месяцев отдельной записной книжкой. А можно вести записи в течение года. Разницы нет. Главное — не забить своими записями весь раздел OneNote. Он в бесплатном варианте не так уж и велик. Но, в общем, дело оказалось простым. И раздел забить так и не удалось.

Как выглядит раздел дневника? Очень просто. Сначала идёт заглавие. Затем мелко — день недели, число и год. Указывается время. И ниже — сама запись. На Маке записи идут с автоматической проверкой орфографии (русской, конечно). И с автокапитализацией. И это важно. В этом отношении программа оказалась единственным беспроблемным инструментом для ведения дневника.

Длина записи может быть любой. Разделение абзацев — пробелами между строками. Все очень просто и наглядно. Никаких сложностей не возникает.

Теперь о линейке инструментов, напоминающих линейку Word`а. Здесь все то же самое — три раздела, «Домашняя страница», «Вставка», «Вид». В «Домашней странице» есть кнопки «Вставить», «Вырезать» и «Копировать». Есть линейка управления шрифтами и абзацами. Явно избыточное количество элементов. Хотя — не избыточное, управление дано в том виде, к которому мы привыкли. Здесь же приводится линейка оформления текста, линейка тегов и установка «тега дела». Опять же, всё становится понятней, если увидеть саму программу.

В опции «Вставка» меню получаются скромнее. Здесь находятся кнопки вставки «Таблицы», «Рисунка», «Даты» и «Даты и времени». Меню «Вид» ещё проще. Здесь находятся кнопки выбора «Цвета страницы», уменьшения и увеличения, изменения масштаба и установки «Ширины страницы».

Есть у программы и меню быстрого запуска. В нём присутствует меню «Открыть», шаги «Назад» и «Вперёд», а также кнопки «Отменить» и «Повторить». Здесь же находятся окошко «Поиска во всех записных книжках» и предоставления доступа в формате PDF или отправки ссылки на книжку выбранному абоненту. Наконец, здесь же находится кнопка полноэкранного режима вывода информации.

Собственно, этого и должно хватить для ведения дневника. И для сохранения результатов работы на онлайновых страницах OneNote. Причем сохранять можно не только текст, но и все другие данные — видео, звуковые файлы, фотографии. То есть всё, к чему приспособлен ваш компьютер. Разумеется, за деньги — в бесплатном варианте объём онлайнового хранилища невелик. И сохранить, скажем, видео не удастся. Разве что попробовать.

Отдельно стоит поговорить о настройках программы. Их совсем немного. Две опции — «Орфография» и «Вид». И опция «Отзывы и предложения». В первой опции настраивается орфографический корректор. Опции всего две — «Автоматическое исправление орфографических ошибок и ошибок форматирования по мере ввода» и «Автоматически проверять орфографию». Можно поставить опции, можно их снять. Какой-либо настройки более не предусматривается. Ах, да — ещё можно сбросить орфографический словарь для удаления всех добавленных нами слов. Ну, а в меню «Вид» можно выбрать масштаб отображения по умолчанию — в моём случае 100%.

В опции «Отзывы и предложения» можно включить отчёты об ошибках (от Microsoft) и принять участие в программе улучшения качества программного обеспечения. Ну, и посмотреть заявление о конфиденциальности OneNote для Мака.

Следует заметить, что настройки программы элементарно просты. С ними справится даже ребёнок. Но смысл программы именно в том, что с нею может работать пользователь любой квалификации — и начинающий, и опытный. Разницы не существует. Эта программа — лучшее свидетельство того, что в Microsoft думают о пользователях (имея в виду себя, конечно).

Как бы там ни было, но выстрел OneNote пришёлся очень кстати. Программа эта не новая, но в бесплатном варианте очень хорошо выстрелившая вместе с троицей от Office. В том варианте, в котором предлагался бесплатный Office, программа OneNote выглядела единственным действенным инструментом. И время испытаний показало, что так оно и есть. Даже в своём бесплатном варианте она способна держать данные пользователя в порядке, предоставляя ему возможность работать с ними. Но истинные масштабы доступа, конечно же, начинаются с платной версии программы. Именно здесь пользователь может развернуться и начать работу.

Однако, мне эта хорошая (действительно, очень хорошая!) программа не давала покоя лишь в первый месяц. Потом я поуспокоился. Есть ещё Evernote, возможности которой я не использую. Есть и другие программы — например, Bits. Я, в конце концов, остановился на старом добром Chronories. Дело-то лишь в привычке. И в удобствах, предоставляемых программой.

Несколько слов про почеркушки

Рубрика: (Человек пишущий) | Автор: moderator | Дата: 08-04-2014

Метки: , , , , ,

Решил написать про почеркушки, поскольку эта тема до сих пор не даёт покоя. И доставляет много хлопот — в основном, радостных. Но иногда бывают и грустные хлопоты. Например, сижу за почеркушками, а блокнота свежего нет. То есть совсем нет — словно его и не было. Надо бы купить и забыть про эту проблему. Но не получается. То одно, то другое — забот выше крыши. И я сижу без блокнота. И почеркушки живут на жалких отдельных бумажках, чтобы в ближайшем будущем отправиться в запасник. Так всегда бывает с тем, что я регулярно забываю.

Но почеркушки — не тот случай, который можно спокойно забыть. Поэтому надо, надо задержать в голове эту мысль — купить блокнот для почеркушек. И вернуть себе эту забаву — черкать вдоль и поперёк параллельно с размышлениями. Это счастливая идея. И счастливая реализация. Сегодня моё отношение к почеркушкам осталось тем же, что и было. Изменился лишь инструментарий. Я стал использовать шариковую ручку вместо чернильной. И это те самые мелочи, на которые я бы не стал обращать внимания. Мало ли кто чем пишет? Я — шариковой ручкой. А кто-то — стилусом по глине. Неважно, кто и на чем. Неважно — что и как. Важно то, что пишем — постоянно и регулярно.

Вообще, почеркушки идея старая. Она не такая свежая, как может показаться. Впервые к почеркушкам я припал лет двадцать назад. Просто взял и устроил на рабочем столе блокнот для почеркушек — расположив его рядом с клавиатурой. И пошло, поехало. Я привык к почеркушкам. Стал использовать их чаще, чем планировалось изначально. И сегодня использую постоянно — как ручку или как клавиатуру.

Существуют и трудности. Как без них? Вот, к примеру, бумага и ручка. И мои почеркушки — местами случайные, местами регулярные. Но все они не на компьютере. Понимаете? Они живут на бумаге и на бумаге остаются. Даже самые важные — вроде довольно путаного списка покупок. Надо бы записать этот список в другое место, но не получается. Постоянно добавляется очередной пункт, постоянно требуются коррективы. И список пухнет в черновом блокноте и никак не переберётся в дневник или ещё куда. Там и зачахнет — после того, как я реализую его. В плане практическом — никаких трудностей. И… зачем мне сохранять этот список, если он нужен лишь однажды?

Иногда, после работы, я заглядываю в старые почеркушки. Не часто — раз в неделю. А то и реже. И вот какие картины мне открываются. Я слушаю радио — редкую по нашему времени текстовую передачу. То есть радиоспектакль. Очень интересный — в почеркушках выведены витиеватые змеи и мудрёные пестрые ленты. Мне лень задумываться, что такое я нарисовал. Что-то нарисовал — не умея, впрочем, рисовать всерьёз. И эти неумелые, но, хочется верить, очень искренние рисунки что-то в моей жизни значат. Я пытаюсь иногда расшифровать их, но не получается. Настолько они неумелы и настолько случайны.

Вот лента, соответствующая другому событию. Это, кажется, была беседа с другом. Или не беседа? Черт знает, я не помню. Но событие явно выдающееся — поскольку родилась именно лента. Если бы родились какие-нибудь, скажем, домики, то это было бы событие не особо выдающееся. Я давно заметил, что появление ленты сродни глубокому размышлению по какому-то поводу. И домики (или ещё какая чепуха) рождаются по мелким поводам… Вообще, это полная ерунда. Рождается и то, и другое, в любой последовательности. Я не думаю над этим. Я просто слушаю и пишу. Пишу и слушаю. И что там на первом месте, а что на втором, меня не волнует.

Ещё о почеркушках можно сказать, что они нужны постоянно. Как только садишься за стол — так нужны почеркушки. Я так к ним привык, что не могу без них обходиться. Сейчас проверю — могу или не могу… Могу. Надо же! А я думал — нет. В смысле — мысль не стабилизируется и скачет. А она не скачет. И живет вполне стабильно. Значит, почеркушки мне не нужны? Нет, они нужны, кончено. Но не настолько, чтобы без них ничего не писать. Нужны в пределах разумного — скажем так.

Но в большинстве случаев без почеркушек всё-таки ничего не выходит. В блокноте или на листах бумаги — неважно. Чаще всего несохраняемые, разовые почеркушки жили у меня с самого начала писательской судьбы. Я даже не помню, когда появилась идея. Думаю, лет двадцать назад. Или даже двадцать пять (ровно столько лет я работаю на компьютере). Но точно — не помню. Поэтому когда я говорю — «лет двадцать назад» — то имею в виду — «лет двадцать пять назад». Или даже больше. Точная дата ускользнула. Думаю, почеркушки были со мною всегда. Всю жизнь.

Если они были со мною так долго, то получается, что они мне совершенно необходимы? Ну, да — необходимы, как та же ручка и листок бумаги. И свежая мысль — тоже совершенно необходимая в творчестве вещь… Хотя, рассказывать о своем «творчестве» способны только дураки. Нет никакого «творчества». Это всё глупости. Есть мысль и текст. И какая-то смутная и даже неверная идея записать то, что пришло в голову. Так все и начинается. И в процессе размышления — почеркушки. Получается, что без почеркушек ничего не выходит. Ну, значит, получается так.

О почеркушках можно говорить долго. Например, о виде чернил, используемых для ведения черновых записей. Или о типе ручки. И о бумаге, на которой вся эта ерунда записывается. Говорить-то можно, но есть ли смысл? Пишем-то постоянно — говорим мы об этом или нет. И каждая серьёзная идея зреет при посредничестве почеркушек. Написал что-нибудь — исчеркал несколько страниц.

Но бывает и наоборот. Исписал черт знает сколько бумаги, а в почеркушках — ничего. Вообще, ничего. Словно и нет никаких почеркушек. Так тоже бывает. Иногда, когда мысль занимает всё пространство, для почеркушек не остается места. И это состояние я считаю лучшим в своей жизни. Оно происходит нечасто. Но если происходит, то я считаю его своим звездным временем… Другое дело, что в это звёздное время ничего толкового не пишется. Это как раз чепуха. Позже оказывается, что именно в эти минуты я и написал то, ради чего стоило родиться и жить. Но эта мысль приходит спустя годы. А пока… живу и думаю, думаю и живу. И всё проходит, в том числе и тяжкие размышления. Остаётся только труд.

Вот что я вам скажу. Ради труда мы и ведём эти почеркушки. Только ради труда. Когда не пишется — мы черкаем в блокноте. Когда не думается — на помощь приходит рисунок. Когда рождается важная мысль — рисунок позволяет выстроить её, превратить в идею. А уж от идеи до практической реализации остается полшага. И — множество рисунков, которые трудно называть именно рисунками. Скорее, беспомощными каракулями.

Но дело-то не в том, умеем мы рисовать или нет. Дело в мысли, которая рождается одновременно с рисунком. Именно в ней.

С записной книжечкой у самого сердца

Рубрика: (Человек пишущий) | Автор: moderator | Дата: 16-09-2013

Метки: , , ,

Даже самый удобный, самый красивый планировщик не стоит ровным счётом ничего, если им не пользоваться.

В моих компьютерах — настольных и мобильных — установлена масса красивых и очень удобных программ-планировщиков. В ящике рабочего стола лежат несколько записных книжек, которые чудесным образом служат мне бумажными планерами. Тут же, в столе, покоится целый набор превосходных перьевых и шариковых ручек. Казалось бы — работай и радуйся. Я и радуюсь. Вот только работаю с этими превосходными инструментами явно недостаточно.

В чём здесь дело? В нежелании расписывать рабочий день, а за ним и предстоящую неделю? В моей инертности? Да, да, и в том, и другом. И ещё в боязни слишком красивых, слишком совершенных инструментов. Это тоже есть. Красивую записную книжку не хочется «портить» какими-то записями. А в некрасивой (и грошовой) не хочется писать по другой причине.

Получается замкнутый круг? Да — если относиться к делу слишком серьёзно. И к тем игрушкам, которые мы себе дарим — к записным книжкам, ручкам, компьютерам и мудрёным программам.

Надо быть проще. И проще относиться к своим увлечениям. Даже к работе надо относиться проще. Не Максим же я Горький, чтобы ждать от жизни головокружительных сюрпризов? Лучше просто работать, получая удовольствие от самого труда. А там, может, произойдёт что-то ещё. Например, появятся издатели. А потом и читатели. И дело пойдёт в гору. Если я не стану воспринимать временные неудачи как трагедию, а успех — как громкую победу у последних рубежей.

С планированием то же самое. Не стоит полагать, что планировщик изменит мою жизнь самым решительным образом. Он лишь упорядочит мою работу. Разнообразит её. И лишит тех неожиданностей, которые происходят с нами из-за забывчивости. Не особенно много пользы? Но — польза же, а не пустая игра «в работу»?

Во взрослой жизни к планированию личного времени приходишь не сразу. Сказывается мощная прививка, полученная в детстве в виде «распорядка дня». Слава богу, мои родители на этих расписаниях жизни не настаивали. Поэтому я мог отдохнуть от унылых ученических расписаний, когда уставал. Но всё же осознанное решение завести бумажный планировщик пришло ко мне уже после тридцати лет.

Одновременно в моей жизни появились первые компьютерные планировщики — в виде относительно простых программ для DOS. Но, как ни странно, увлечение компьютером не привело к всевластию программ-планировщиков. Я ещё лет десять работал, в основном, с бумажными планерами. А программные «напоминалки» и календари использовал лишь эпизодически.

Дело было, конечно, в привычке. Первым делом я приучил себя носить в кармане миниатюрную авторучку и такую же крохотную записную книжку. Когда под руку подворачивался симпатичный планировщик, я тут же его приобретал. Потом заменял его такой же неотразимой книжкой. И — так далее.

При таком подходе регулярного планирования у меня не получалось. Но в 1992 году в моём распоряжении оказался удивительный по удобству обращения микрокассетный диктофон Olympus — легендарная машинка для записи голоса, мечта любого пишущего журналиста. Диктофонные записи нужно было расшифровывать ежедневно. Кассета у меня была всего одна. А диктофоном я пользовался интенсивно. Всё это привело к тому, что я принялся детально расписывать своё рабочее время в бумажном планировщике.

Потом моя жизнь переменилась. Компьютер упрочил своё положение в моём личном арсенале инструментов, а записная книжка отошла на второй план. Работы стало больше, а рабочих инструментов — меньше. В конце концов, в начале двухтысячных годов я понял, что одного компьютера мне мало. Что я не справляюсь с валом работы именно из-за скудного инструментария. И мне пришлось вспоминать «забытые радости» — записные книжки, бумажные планеры и методики организации рабочего времени.

Как показала практика, вернуть забытые навыки достаточно просто. Нужно лишь снова приучить себя носить в кармане миниатюрную записную книжку, а ещё лучше — диктофон. И не лениться доставать крошечный магнитофон из кармана, чтобы зафиксировать на память важную мысль, информацию с какого-нибудь ценника или наговорить адрес и  номер телефона.

Попутно выяснилось, что я ещё и человек, скажем так, нерешительный. То, что я стесняюсь прилюдно расчехлить камеру, чтобы сделать снимок, секретом для меня не было. Но то, что я стесняюсь диктофона… Журналист я или нет? Это же мои рабочие инструменты? Чего же стесняться?

Кассетный диктофон был замен цифровым, на основе флеш-памяти. Эта машинка походила на что угодно, только не на диктофон. И я слегка пообвыкся. Напряжение прошло. Я снова стал пользоваться диктофоном. А позже, когда я открыл для себя диктофонные способности обычного сотового телефона, стало совсем легко.

Я старался пользоваться хорошими телефонами. Поэтому увлёкся синхронизацией содержимого памяти телефона с компьютером ещё в те времена, когда эти технологии лишь оттачивались. У меня  получилась стройная и невероятно удобная система запоминания важной информации, которая удачно сочеталась с работой программ-планировщиков.

И всё же диктофон с сотовым телефоном инструменты своеобразные. Мне до сих пор трудно воспользоваться диктофоном, скажем, в библиотеке. Я затылком чувствую недоумённые взгляды посетителей библиотеки, когда принимаюсь надиктовывать на телефон какие-то заметки.

Ещё сложней приходится в кафе, хотя именно здесь в местах, где я живу, люди приходят в кафе со своими ноутбуками и планшетными компьютерами поработать. В этих заведениях стоит библиотечная тишина. Иногда тихо играет ненавязчивая музыка. И в этот момент я начинаю бормотать в микрофон. Посмотреть на меня из-за стойки выходит даже хозяйская кошка — не говоря уже о самой хозяйке.

В этих случаях я либо достаю из сумки планшетный компьютер, чтобы не отличаться от окружающих. Либо открываю записную книжку и достаю авторучку. Последнее делаю чаще, поскольку редко ношу с собой «планшетник», а с экрана iPhone ровным счётом ничего не вижу — по слабости зрения.

У бумажной записной книжки есть несколько важных особенностей, которые в значительной степени определяют моё к ней отношение. Во-первых, книжки легко менять. Свой портативный Мак без душевной боли я заменить не смогу. Я прикипел к нему сердцем. Я ощущаю его «родным человеком». Купить хороший компьютер — всё равно, что жениться. Флирт здесь немыслим.

Во-вторых, бумажные книжки легко прощают ошибки. На их страницах можно черкать, рисовать, писать всякую ерунду. Захлопнешь книжку — и она снова всего лишь милая книжка карманного формата. И никаких глупостей.

Наконец, мне нравится ощущать себя консерватором. Записная книжка и ручка — это же традиции. Дыхание забытого времени. Эпохи всеобщего просвещения, когда никто не писал «по-албански».

Я именно оттуда, из тез давних времён. Надеюсь, что и вы тоже.

Маленькая записная книжка

Рубрика: (Человек пишущий) | Автор: moderator | Дата: 02-09-2013

Метки: , , ,

В моём арсенале рабочих инструментов есть множество милых вещиц. О некоторых из них я вам уже рассказывал. О других расскажу в будущем. А сегодня поговорим о маленькой записной книжке, которая существует отдельно от других инструментов и даже вне рабочего стола. Её место — в кармане моей ветровки. Или — джинсов. Или — наплечной сумки, если я беру её с собой на прогулку.

Эта записная книжка стоит сущие гроши. И постоянно меняет обличье. То есть я постоянно подыскиваю этой книжонке замену. Где бы я ни был, в какой бы магазин ни заходил, я всегда разыскиваю отдел канцелярии. А в нём — витрину с простыми записными книжицами. И если что-то присматриваю, то без особых колебаний приобретаю. И тогда служившая мне верой и правдой маленькая записная книжка отправляется на покой. В полностью исписанном, в недописанном или даже в непочатом состоянии. Всё зависит от момента и желания приобрести новую книжку. И отношение к старой книжке здесь вовсе ни при чём. Частенько случается так, что я заменяю великолепную записную книжечку не особенно хорошей. Старую-то не выбрасываю. Откладываю в личное хранилище всякой всячины, полагая, что эта славная книжка когда-то пригодится. Но чаще всего она так и остаётся в запасниках — до скончания своего века.

Справедливости ради замечу — записные книжки я приобретаю не каждый день. Чаще всего приобретение маленькой записной книжечки совпадает с покупкой очередной порции молескинов, предназначенных для дневниковых записей.

Кстати, а что я записываю в маленькой книжечке? Эти заметки или, точнее, пометки, памятные записки, каракули и почеркушки я бы отнёс к так называемым «деловым записям». В кавычках, поскольку у человека моего склада вряд ли могут быть какие-либо деловые записи. Эта скептическая мысль принадлежит, конечно, не мне. Я в своих деловых качествах не сомневаюсь ни минуты. И все свои записи считаю деловыми (хотя записями всё обычно и ограничивается).

Если говорить серьёзно (а я стараюсь быть всегда предельно серьёзным — если речь заходит об авторучках или записных книжках), то мне эта маленькая книжечка нужна, как воздух. Я нуждаюсь в ней, как смиренная овца нуждается в засеянной сочной травой лужайке. Это моё пространство для экспериментов, для игры ума, для невинных забав с карандашом в руке.

Да, карандашей я обычно не использую. Мне нравятся миниатюрные шариковые авторучки, писать которыми ужасно неудобно. Но маленькая записная книжка и не предназначена для того, чтобы в ней «писать». В ней лишь черкают что-то необязательное. Или выводят замысловатые каракули. Или беглым почерком, который впоследствии невозможно разобрать, вносят в книжку фамилию забытого знакомого. И так далее.

Преимуществ у маленькой записной книжки перед другими инструментами — диктофоном, смартфоном, планшетным компьютером — не так уж и много. Но зато они совершенно явные. Прежде всего — ничтожная стоимость. Причем, настолько ничтожная, что эту книжицу не особенно страшно потерять. Главное, скопировать вовремя важные записи. А там — гори она огнём. Я куплю себе другую — если ни лучше, то уж точно ни хуже. Точнее — ту, которая подвернётся под горячую руку. В любом случае потеряю и эту. Так стоит ли сожалеть?

Второе преимущество маленькой записной книжки — абсолютная неформальность записей. Писать в этой книжке можно карандашом, шариковой авторучкой, пером, угольком и даже острым кончиком свинцового рыболовного грузила. Писать можно вдоль, поперёк, под любым углом к горизонтали или вертикали — каким только вздумается. А можно не писать — рисовать. Можно не писать и не рисовать, а заносить в книжечку клинописные знаки. Можно делать, что угодно — и даже то, чего делать совсем не хочется. Например, использовать вырванные из книжицы листочки в качестве горючего материала, сооружая небольшой импровизированный светильник или разводя костёр.

По универсальности применения конкуренцию маленькой записной книжке может составить только бензиновая зажигалка с откидной крышечкой (да, да, это ZIPPO). Мне приходилось видеть, как откидную крышечку, несмотря на сильный запах керосина, использовали в качестве импровизированной ёмкости под коньяк. А в другой раз саму зажигалку использовали в качестве миниатюрного примуса — для разогрева банки мясных консервов.

У книжки применений чуть меньше, но тоже хватает. Чего стоит, к примеру, пакетик для сахара, свернутый из крошечной странички такой книжонки? Или ещё более миниатюрный бумажный самолётик? Или авторучка, изготовленная из пары листочков, обернутых вокруг обрезанного шарикового стержня и пропитанных канцелярским клеем?

Но главное, на мой взгляд, применение маленькой записной книжки — в качестве мобильного блокнота для почеркушек. Если кто-то забыл, что это такое (или, боже мой, до сих пор не знает), напоминаю о сути самой идеи. Почеркушки — это любые записи от руки в принципиально дешёвом блокноте, который должен располагаться где-то рядом с компьютерной клавиатурой. Или везде, в любом месте, где нам приходится трудиться.

Смысл почеркушек заключается в визуализации процесса мышления. Мы думаем и — пишем. Думаем и — рисуем. Думаем и — выводим на бумаге непонятно что. И неважно, что эти записи нам мало помогают в практическом плане. Как прочитать то, что и письмом-то невозможно назвать? Главное — они стимулируют мыслительный процесс. И в то же время несут фрагментарную смысловую нагрузку. Среди витиеватых спиралевидных граффити нет-нет да и проявится номер телефона или имя какого-то человека — если мы их запишем в этом блокноте для почеркушек во время своих размышлений.

Я понимаю, что почеркушки не бог весть какое открытие. На открытие я и не претендую. Но в качестве вспомогательного и, как показала практика, очень полезного инструмента почеркушки годятся безусловно. И я давно использую их в своей работе (переводя бутылками дорогостоящие немецкие чернила). Думаю, они пригодятся и вам. Надо лишь потратиться на грошовый блокнот или записную книжку — на такую, которую не жалко исчеркать вдоль и поперёк.

Карманная записная книжка, дифирамб которой я сейчас сочиняю, для почеркушек подходит идеально. Мало места на миниатюрных страничках? Нет, места вполне достаточно. Почеркушки не любят большого пространства. Они не просто индивидуальны и подчиняются законам импровизации. Они принципиально фрагментарны, спонтанны и непредсказуемы. Именно по этой причине книжка для почеркушек должна быть недорогой, но нескучной и даже забавной.

А вообще, говорить здесь особенно не о чем. Нужно лишь просматривать витрины с недорогой канцелярией. И не останавливать себя, когда рука тянется к милой записной книжечке. Если не сейчас, то — когда? Жизнь так коротка. И мы в ней ещё очень много не… накалякали.

Новая записная книжка

Рубрика: (Человек пишущий) | Автор: moderator | Дата: 20-05-2013

Метки: , , , ,

В былые времена выбор и приобретение новой записной книжки — взамен исписанной от корки до корки — был настоящим праздником. Почему не сейчас? Потому что с годами к вещам привыкаешь. И эта привычка сама превращается в привычку, что на самом деле не особенно хорошо, поскольку вещи не должны обладать над нами серьёзной властью. Нам лучше быть независимыми и легкими — как птицы, у которых вещей не бывает. Но мы не птицы. И нам иногда очень нужны такие вещи, как записные книжки.

А можно ли отказаться от записных книжек, сопутствующих им огрызков карандашей и ученических ручек? Можно — если наша работа и сама жизнь не сильно связаны с умственной деятельностью. Если мы живем больше по течению, если мы не наблюдательны и не ведём с собой долгих въедливых дискуссий на одну и ту же тему — «зачем живёшь».

Обойтись без записной книжки можно, но — зачем? Поначалу будет, действительно, легче. Дневник, даже тот, что ведётся эпизодически и крайне нерегулярно, требует определённых усилий и времени. Не писать всегда легче, чем писать — как не думать легче, чем думать. Но потом начинаешь ощущать утрату. В том месте, которое раньше предназначалось записной книжке, образуется гулкая пустота. И тебе не с кем поговорить. Одиночество усугубляется и принимает неприятные формы. Мало быть совершенно одиноким, нужно ещё быть и бездарно одиноким.

Новая записная книжка — товарищ на достаточно длительный срок. Здесь всё зависит от нашей «писучести». Одному небольшой записной книжки карманного размера хватит на год. Другой испишет её в течение месяца. Третьему одна книжка может прослужить и пять лет. Если производительность невелика, невелика и потребность. То есть достаточно будет компактной записной книжки на полсотни листов. Слишком объемные книжки неудобны. Лучше время от времени покупать книжки попроще, чем держать при себе дорогую, оттопыривающую карман, толстую книжищу.

Ладно, это досужие рассуждения. Какую книжку лучше выбрать, чтобы не особенно разочароваться? Ту, что понравилась с первого взгляда? Это понятно. Что с явными и скрытыми признаками практичности и удобства?

Хорошая записная книжка должна быть облечена в прочную обложку, желательно, из натуральной кожи. Сгодится хороший кожзаменитель (если он бывает хорошим в принципе) или грубая ткань. Я люблю твид. Твидовая обложка получается в меру плотной и в меру рыхлой (то есть мягкой на ощупь). Эта ткань хорошо держит форму и выглядит неформально. Хороший материал. Но на практике твидовые записные книжки редкость. Серийно их почти не выпускают, но попадаются хорошие предложения полукустарного производства. Записные книжки — популярные сувениры. Значит, их можно искать на сувенирных развалах (скажем, во время поездки за границу).

Что лучше — твердая или мягкая обложка? Это дело личных пристрастий. На деле записная книжка в мягкой обложке может прослужить дольше, чем такая же книжка в твердой обложке. Там, где плотный картон твердой обложки сломается, мягкая обложка лишь согнётся. Но, с другой стороны, в книжке с твердой обложкой легче писать на весу. Твердая обложка в полевых условиях служит подставкой, упрощающей письмо.

Размер книжки? Думаю, записная книжка размером меньше формата А6 в работе неудобна. А больше А5 — слишком велика для кармана или борсетки. Поэтому нужно выбирать что-то между А6 и А5.

Бумага? Мне нравится верже — структурированная бумага, которая применяется в записных книжках PaperBlanks. Это очень хорошая марка. Книжки PaperBlanks отличаются не только качеством бумаги, но и отличными переплётами, эффектной выделкой и невероятным разнообразием оформления.

Бумага верже — «фрукт» редкий. Есть предложения попроще, но при этом ничуть не хуже. Я имею в виду записные книжки любых производителей «первого ряда». На память приходит молескин… Но лишь по той причине, что сам я использую молескины и записные книжки PaperBlanks. А хороших марок на самом деле неизмеримо больше. Их десятки и сотни. И все они примерно равноценны. Так что выбор всегда есть. Главное — определиться с требованиями.

Какой должна быть линовка страниц? Это не такой уж простой вопрос. Я не люблю датированных ежедневников и записные книжки, страницы которых разлинованы в клетку. Мне нравятся записные книжки с нелинованными страницами, но еще больше — не слишком широкая горизонтальная линовка. Оптимальна линовка молескинов. У книжек PaperBlanks линовка представляется мне избыточно широкой — на страничках умещается меньше строк, чем хотелось бы. С другой стороны, аккуратное заполнение страниц PB вполне соответствует стилю оформления этих записных книжек. Крупное, размашистое письмо и — такое же уверенное, четкое тиснение обложки. Аккуратная, не слишком яркая линовка, и — безупречного качества фурнитура (объемные замочки, металлические петли, магнитные клапаны).

Страницы без линовки хорошо подходят для рисунков и записей в свободном стиле — когда строчки разъезжаются вкривь и вкось, но как раз это и придаёт книжке признаки индивидуальности. Горизонтальная линовка понравится людям строгой личной организации и неисправимым гуманитариям. Клетка, особенно мелкая, нестандартная, предназначена технарям. Хотя… ерунда это всё. Что нравится, то и выбирайте. Новая записная книжка — лишь техническая основа непростого процесса ведения личных записей.

Почему этот процесс я считаю непростым? Потому что записи должны быть, прежде всего, информативными. А этого без отработанной системы не добиться.

Любая записная книжка, даже очень небольшая по объёму, должна оснащаться удобным справочным аппаратом. Самый простой и наиболее эффективный — алфавитный указатель на боковом обрезе страниц. Он удобен не только для ведения адресных и телефонных баз. Алфавитный указатель удобен для ведения любых записок, в том числе и для смешанных. Более того, ничего удобней для ведения комбинированных записей, в которых сочетаются адреса, телефоны и пометки общего плана, и не придумаешь.

Другой способ разделения разноплановой информации — выделение в книжке тематических зон. Часть страниц предназначена для записи адресов, часть — для телефонов, оставшиеся страницы — для других записей.

Ещё удобней разделение на тематические зоны отдельных страниц. Но здесь уже придётся исходить из размера записной книжки. Страницы маленького формата не особенно разделишь. Но… стоит ли? Лучше выбирать небольшие книжки — для непродолжительного хранения важной информации. В конце рабочего дня или рабочей недели (что более реалистично) нам следует перенести записи в память компьютера — в адресную базу или в дневниковую программу. Тогда исписанную книжку можно просто выбросить, заменив её новой.

Копаться в старых записях удобней на компьютере — из-за мгновенного контекстного поиска. Главное, было бы где искать… Не отказывайте себе в удовольствии работать с красивыми записными книжками. И не пренебрегайте этими простыми инструментами усиления памяти.

Запас карман не тянет

Рубрика: (Умные вещи в офисе и дома, Человек пишущий) | Автор: moderator | Дата: 12-02-2013

Метки: , , ,

Однажды обнаружилось, что поход в канцелярский магазин подобен небольшому стихийному бедствию. Что приобретение таких невинных вещей, как записные книжки, форматная бумага, карандаши, ручки, скрепки превращается в безумный шопинг. Как у некоторых женщин — сгребают в корзину всё, что ни попадя. А на кассе удивляются — откуда в чеке такие головокружительные суммы. Так то — женщины. Одежда, обувь, косметика. А здесь — вроде бы солидный и уже немного пожилой мужчина. И унылая канцелярская ерунда.

Ничего не могу с собой поделать — всегда набираю сверх того, что мне нужно. Правда, это относиться именно к канцелярии и, отчасти, к компьютерной технике. К одежде и обуви я по каким-то причинам равнодушен (не говоря уже о косметике).

Что же можно безопасно приобретать в запас, а чего лучше на перспективу не покупать? Вроде бы ерунда — что станется, скажем, с пачкой бумаги? А на самом деле не ерунда. И с бумагой может случиться всякое. Она может пожелтеть от времени, испортиться от повышенной влажности воздуха. Она может даже заплесневеть — то есть подвергнуться атаке живых микроорганизмов. Так что тема достаточно актуальная — если, конечно, вы тоже по каким-то причинам покупаете три карандаша вместо одного (хотя в хозяйстве не нужен и один).

Начну с бумаги. Её, действительно, лучше в запас не покупать. Скажем так — если невозможно израсходовать бумагу в течение года, то лучше ограничиться именно годовым запасом. За год при обычном хранении с бумагой ничего не произойдёт. Даже с рыхлой газетной, не говоря уж о высококачественной мелованной.

Что значит «обычное хранение»? В ящике шкафа или письменного стола. Величина стопки пачек писчей бумаги (для принтеров, для копиров — неважно) не должна превышать, скажем, пяти упаковок. Больше — на нижние пачки оказывается избыточное давление. Бумага может деформироваться. В правилах складского хранения есть какие-то нормы. Но я их не знаю и полагаюсь исключительно на собственный опыт.

Далее — место, где храниться запас бумаги, не должно быть влажным. Понятно, по какой причине — чтобы бумага не испортилась, не зацвела, не начала разлагаться. Такое тоже случается, бумага — материал органический. Кроме того, она боится света. На свету бумага желтеет. А поскольку свет обычно сочетается с теплом, то бумага ещё и пересыхает, коробиться, трескается.

Короче, с бумагой может произойти множество неприятностей. Поэтому не набирайте её слишком много. Даже если вы пишете достаточно интенсивно, израсходовать в течение года пятьсот листов формата А4 не так-то просто.

Чуть сложней обстоит дело с хранением блокнотов и записных книжек. Бумага книжек от длительного хранения тоже может пожелтеть и пересохнуть. Но ко всему прочему прибавляется ещё и переплёт, который при неправильном хранении может потерять форму. Как хранить записные книжки? В мягком переплёте (например, дешёвые блокноты для почеркушек) лучше уложить в ящик стола горизонтально, небольшой стопочкой. А книжки в твердых переплётах — поставить на полку рядом с книгами, вертикально.

Со мною происходит одна и та же неприятность. Дешевые блокноты я покупаю пачками. Пачками же и храню. И всякий раз, извлекая из запасника новый блокнот, вижу, что края его внешних страничек и обложки загнуты. Как это получается, ума не приложу. Вроде бы я человек аккуратный, даже слегка педантичный. Люблю в своём канцелярском хозяйстве строгий порядок. И — на тебе. Любая стопка, даже из двух блокнотов, приводит к лёгкой порче этих элементарно простых вещиц. Но с книжками в твёрдых обложках этого не происходит.

Ладно, с бумагой вроде бы всё понятно. Что, скажем, со стикерами? Их про запас лучше не покупать вовсе. Клеевой слой не вечен. Он пересыхает и теряет свои свойства ещё быстрей, чем писчая бумага. Если активно пользуетесь липкими листочками, покупайте большой блок. Один. А когда он закончится — второй. Десять блоков — это выброшенные деньги. Последние листочки уже будет противно брать в руки. Они точно пересохнут и перестанут держаться даже на горизонтальной поверхности.

Резинки (ластики) и скрепки? Им не будет ничего, можно набирать хоть тонну. Правда, белые каучуковые резинки, случается, портятся — от повышенной температуры воздуха. Происходит естественная вулканизация. Ластик становится твердым и серым. Но на основной его функции это почти не сказывается.

О скрепках могу сказать следующее. Обычные металлические скрепки живут очень долго. А новомодные, в поливинилхлоридной оболочке, портятся. Трескается пластиковая оболочка. У меня такое случалось (правда, с очень некачественными скрепками сами знаете какого производства).

Карандаши… Ничего с ними не будет, даже если их хранить тысячу лет. Речь о хороших карандашах, а не о хилых поделках из восточных стран. Много их обычно не покупаешь — приличные карандаши стоят не «три копейки». Я беру коробку, в которой покоится дюжина простых карандашей. Люблю чешские и немецкие карандаши. Но иногда покупаю и китайские.

Карандаш может быть изготовлен из любой древесины — при условии, что это кедр. (Это шутка). Раньше карандаши часто делали из того же материала, что и спички — из осины. Осина пластична, не скалывается, не даёт трещин, не сучковата. Но кедр по всем параметрам лучше. Различить древесину можно даже на глаз: кедр — красноватый, осина — желтоватая. Кедр более плотный, осина — рыхлая. Кедр трудно стачивается при заточке карандаша, осина стачивается, как сливочное масло.

Чернила и стержни. Здесь дело такое. Чернила можно покупать и впрок, но только фирменные и герметично укупоренные на заводе. Вскрыли бутылочку, только чтобы взглянуть на жидкость — через пару месяцев чернила испортятся. Или даже раньше (если действовать без элементарных предосторожностей). Поаккуратней с ними. Хорошие дорогие чернила (монблановские стоят больше 20 долларов за бутылочку) лучше хранить на нижней полке холодильника. Хотя, мне эти предосторожности кажутся излишними.

У роллерных стержней жизнь недолгая. Даже у дорогих. Набирать их про запас смысла нет. Через год хранения стержень может просто не заработать. То же касается и шариковых стержней с более густой красящей пастой.

Мне очень нравятся фирменные стержни с защитой пишущего узла — с крошечным силиконовым колпачком на шарике. Чтобы привести стержень в рабочее состояние, шарик нужно снять. Он чем-то приклеен и, если его вернуть на место, на пишущем узле не держится. Очень хорошая получается защита для долговременного хранения запаса стержней.

А что ручки? Одноразовые, конечно, поскольку о хороших ручках и разговора нет — их коллекционируют, их любят, но не покупают про запас.

Одноразовые ручки не держат дома коробками. Нужна ручка — купил, исписал, выбросил. Долговечность этих инструментов на уровне дешевых шариковых стержней. Новые пишут отлично, старые могут не расписаться вовсе. И понятно по какой причине — хорошие вещи дешёвыми не бывают.

Всепобеждающие почеркушки

Рубрика: (Человек пишущий) | Автор: moderator | Дата: 13-08-2012

Метки:

Как оказалось, главным открытием текущего года в области делопроизводства для меня стали почеркушки — необязательные записи в дешевых блокнотах. Я довольно много времени уделяю организации собственного труда. И никак не ожидал, что такая элементарно простая штука, как блокнотные почеркушки, настолько облегчат работу.

«Настолько» — это насколько? Что изменилось в моей работе после того, как я стал держать под руками блокнотик? Изменения, на мой взгляд, существенны. Почеркушки стимулируют мыслительный процесс. С ними легче размышлять над решаемой задачей. Записи при этом могут не соотноситься с работой напрямую. Происходит примерно то же, что и с почеркушками на совещаниях, когда люди слушают докладчика с сосредоточенным выражением лица, а сами рисуют на бумажках абстрактные узоры или смешных человечков.

Я не могу объяснить в деталях механизм действия почеркушек. На мой взгляд, здесь проявляется феномен вторичного раздражителя — как в случае с работой под негромкую музыку. Почеркушки, как вторичный раздражитель, помогают нам сосредоточиться на главном деле, сами при этом уходят в неразличимый фон.

Но не все так просто. Когда я пишу что-то малозначительное в блокноте, я… пишу. Осознанно, уделяя этой записи должное внимание. И не знаю причин, по которым в самый разгар почеркушек мысли внезапно раскладываются по невидимым полочкам. И главная идея становится четкой и ясной. И дело, которое висело над головой дамокловым мечом, разрешается само собой.

Я уже как-то рассказывал, что с подозрением отношусь к фрирайтингу — записи бессмысленных текстов в блокноте или на листочках. Фрирайтинг представляется мне напрасным переводом бумаги. Вместо фрирайтинга лучше обратиться к дневниковым записям. Если уж пишешь, делай это осознанно и с пользой. А польза дневника в том, что мы организуем собственные воспоминания, уточняем оценки, разбираемся с выводами.

Правда, я разделяю дневник и почеркушки. Дневник я веду в молескине. Эти записи более логичны и лучше оформлены. Их можно рассматривать, как обобщенный результат почеркушек. Дневник — не поток сознания, а фиксация на бумаге окончательных умозаключений о каких-либо событиях жизни. А почеркушки — беглый конспект самой жизни. Черновой вариант хроники событий.

Первый блокнот для почеркушек я завел несколько месяцев назад. Сознательно выбрал самый дешевый 100-листовый блокнотик с вертикальным расположением листочков и с проклеенным переплётом. Решение оказалось настолько удачным, что я приобрел сразу пачку блокнотов. Одного хватает недели на три. Затем я, исписав блокнот до последнего листочка, начинаю новый. А потом — следующий и следующий.

Запас блокнотов подходит к концу. Пора закупать новые блокнотики. За это время почеркушки прочно вошли в мою жизнь. Когда я куда-либо иду, не захватив с собой блокнотик и ручку, я чувствую себя безоружным. И постоянно помню, что лишен главного инструмента, из-за чего непременно что-то забуду и не смогу вспомнить позже, когда вернусь к дневнику и компьютеру.

В самом начале этого стихийного эксперимента я полагал, что хранить исписанные блокноты ни к чему. Не Лев же я Толстой, в самом деле? Зачем мне весь этот хлам — свидетельство собственного смятения и спонтанных поисков? Но когда первый блокнот был исписан до последнего листочка, выбросить его не поднялась рука. То же произошло со вторым блокнотом. И с третьим. В результате я нашел место для использованных блокнотов. Я храню их на дальней полке в шкафу — в месте, до которого непросто добраться. И надеюсь, что когда-нибудь эти старые блокнотики мне пригодятся.

Но если я постоянно пользуюсь блокнотиками для почеркушек, может, выбрать что-то посолидней, чем простейшие блокноты по одиннадцать рублей за штуку? Нет, они не рассыпаются на отдельные странички. При необходимости листы легко вырываются без порчи переплета. Но при этом я пишу только на лицевой стороне листа, оставляя оборотную сторону чистой. Писать на обороте неудобно — блокнотики маленькие (формат А6). И у них нет обложки. Вместо нее -  лицевая страничка из той же бумаги. И подложка в виде листа волокнистой оберточной бумаги. Блокноты совсем простецкие.

Сейчас я присматриваюсь к записным книжкам в более-менее плотной обложке. Но принципиально ищу самые дешевые варианты. Я не могу использовать для почеркушек молескин или записную книжку PaperBlanks (мои любимые бренды). Эти вещи не для почеркушек. Тысячерублевый молескин, в котором я веду дневниковые записи, служит мне год. Это — чистовик. А почеркушки — черновик, хотя суть записей не меняется. И то, и другое — дневник.

С другой стороны, мне нужна именно твердая обложка — чтобы было удобно писать на весу. И чтобы книжка не превращалась в бумажные лохмотья за три недели постоянного использования.

В данный момент я склоняюсь к записным книжкам на винтовой пружине. Неважно — альбомной или портретной ориентации (то есть с верхним или боковым переплетом). В любом случае твердая обложка и пружина позволят писать на обеих сторонах листочков. Емкость книжки увеличится вдвое по сравнению с блокнотом. Следовательно, мне уже не нужна толстенькая 100-листовая книжка. Хватит и более компактной.

Со стоимостью разобраться легче всего. Я просто не обращаю внимания на записные книжки дороже, скажем, 20 рублей. Как оказалось, выбор невероятно разнообразен. А в ценовом диапазоне до 40 рублей уже встречаются записные книжки с полноценным прошитым переплетом, ленточкой ляссе и качественной твердой обложкой.

Есть и некоторые трудности. Дешевые блокноты обычно выпускаются с нелинованными листочками. То же происходит и с простейшими записными книжками. Но как только открываешь понравившуюся книжку с хорошим переплетом, с разочарованием обнаруживаешь, что ее листы пролинованы в клетку. А клетка никак не способствует почеркушкам. Спонтанные записи часто сопровождаются небрежными, но информативными рисунками, схемами, пояснительными текстовыми дополнениями. На чистом, лишенном линовки листочке писать почеркушки одно удовольствие. А клетка, как и линейка, моментально организует запись, давит на сознание, побуждая выравнивать почерк и писать аккуратней.

Почеркушки — реализация нашего скрытого анархического начала. Дневниковые записи в молескине — реализация нашей приверженности порядку. Пусть они остаются при своих. Дневнику — дневниково, почеркушкам — почеркушечное.

Поэтому я, скорее, выберу простенькую записную книжку с не особенно красивой обложкой, но с нелинованными листочками. Остаться при блокнотах я уже не могу — душа просит чего-то более совершенного и утонченного.

К слову — вы наверняка видели репродукции рисунков Дега или Сезанна. Их подлинники стоят бешеных денег. Коллекционеры живописи отваливают за них целые состояния. А ведь это всего лишь почеркушки. Ну да, быстрые черновые наброски великих художников.

Мы пока не великие. Но почеркушки полюбили не меньше импрессионистов. Ручки, ножки, огуречик — вот и вышла… почеркушка.

Записки на манжетах

Рубрика: (Человек пишущий) | Автор: moderator | Дата: 03-07-2012

Метки: , ,

Лет сто назад или даже раньше в моду вошли накладные манжеты. Это была такая же обманка, как и накладные подворотнички. Манжеты от рубашки есть, а сама рубашка отсутствует. Считалось, что накладные манжеты и подворотнички — это красиво. Что они придают человеку опрятный вид. Но это некрасиво. Опрятность же человеку придает чистая выглаженная рубашка, а не её иллюзия.

Тем не менее, накладные манжеты обрели невероятную популярность. Причиной этого были царящие в обществе того времени условности. Но не только. Накладные манжеты оказались удобными для… быстрых записей карандашом. Они выполняли функции записной книжки, которая всегда была «на руке и под рукой».

На волне этой моды появлялись весьма любопытные конструкции. Например, манжеты из крахмальной хлопчатобумажной ткани с петелькой для маленького карандаша. Карандашик прятался за отворотом манжеты. Неудобство заключалось в том, что карандашный штрих приходилось отстирывать. С манжетами из целлулоида было проще. Но след карандаша держался на них хуже. Он стирался рукавом пиджака, сюртука, куртки. Зато удалить запись на манжете было очень просто — стоило лишь протереть целлулоид тряпицей.

Накладные манжеты остались в прошлом. А потребность в маленькой записной книжке, которая всегда при себе, осталась.

Сегодня эта проблема решается множеством способов. Мы носим с собой молескин и авторучку к нему. Пользуемся небольшими блокнотиками карманного размера. Используем возможности смартфонов (и карманных компьютеров — если у кого-то они еще остались). Кто-то вовсю пользуется цифровым диктофоном — невероятно удобной звуковой записной книжкой.

Но все эти инструменты не решают главной задачи — возможности быстро и предельно просто зафиксировать необходимую нам информацию. Например, на диктофон очень легко записать телефонный номер, наговорив его в микрофон. А как записать схему проезда в какое-либо место?

Нет, альтернативы маленькому блокноту и карандашу не существует и в наш цифровой век. Поэтому давайте попробуем возродить традицию носить накладные манжеты… В смысле — подберем маленький удобный блокнотик, с которым было бы удобно работать.

В канцелярских магазинах можно отыскать очень небольшие блокнотики на спиральной пружинке. Формат — 4х5 см, больше не нужно. На страничке такого блокнота уместится и номер телефона, и адрес, и схема проезда до нужного места. Сами блокнотики сделаны очень неплохо. Обложка из полукартона. Странички нелинованные или в мелкую клетку. Стоят копейки… Только оформление обычно совершенно непотребное. Либо совсем уж детское, либо лекомысленно-девчоночье. Нормальных «мужских» блокнотиков такого размера в сдержанном, деловом стиле я в магазинах не встречал.

Что еще? Блоки листочков для записей? Годятся — если листочки не квадратной формы и относительно небольшие. Формат визитной карточки — «самое оно». Но бумага должна быть не глянцевой. На заготовках для визиток карандашный штрих держится плохо, а шариковая ручка проскальзывает.

Липкие листочки? Тоже годятся. Но не для записей на ходу. Для липких листочков нужна какая-то поверхность для их фиксации. У нас же под руками — только бумажник. Приходится обклеивать листочками внутренности своего портмоне. Не особенно красиво. Да и листочки постоянно норовят вывалиться…

В современных магазинах канцелярии можно отыскать что угодно. Но можно пойти другим путем — взять, да и сделать блокнотик своими руками. Или приспособить то, что уже есть в наличии.

Крошечный блокнотик с пружинным переплетом отлично подходит для размещения в бумажнике. Если оторвать лицевую картонку (розово-девчоночью), то блокнот можно вставить задней картонкой в один из клапанов для платежных карт. Количество страничек можно ополовинить — чтобы бумажник не распухал. Нам не нужен многостраничный блокнот. Нам нужен предельно компактный блокнот.

Вставим блокнотик в бумажник. Ну, как вам? В моем бумажнике живет именно такая чепуховинка. Удобно? Очень удобно. Правда, этим блокнотиком я пользуюсь нечасто. Это, скорее, резерв, чем рабочий инструмент для запоминания чего-либо.

Чем писать в этом блокнотике для портмоне? Я люблю огрызки карандашей. Маленькие, остро заточенные. Они умещаются в вертикальном положении в отделении для купюр. Не выпадают оттуда. Служат недолго, но мне особая живучесть этих инструментов и не нужна. Все равно в кармане пиджака или куртки есть нормальная авторучка.

Но если есть карман, то, может, блокнот разместить именно там, а не в бумажнике? Конечно. Разумеется. Второй блокнот для быстрых пометок. Здесь «сочинять» ничего не нужно — достаточно выбрать в магазине хорошую записную книжицу под размер кармана.

Вернемся к бумажнику. Все же идея держать блокнот для записей в портмоне не так уж и плоха. Все в одном месте — документы, деньги, листочки для пометок… Может возникнуть вопрос — а безопасно ли держать блокнотик в портмоне? Не рискуем ли мы потерять важные документы или деньги, вытаскивая без конца портмоне из кармана? Но держим же мы в бумажниках визитки? И потом — не так уж и часто нам нужно сделать быструю запись на память. Чтобы уберечь себя от неожиданностей, достаточно проявлять разумную осторожность. У аккуратного человека никогда ничего не теряется (эти бы слова, да богу в уши).

Блокнот на спиральной пружинке — решение хорошее, но не безупречное. Дело в том, что сама пружинка, переплет блокнотика, имеет некий объем. Листочков в блокноте может быть всего ничего, но спиральный переплет увеличивает размеры книжечки. Может, отказаться от самой пружинки и сваять блокнотик самостоятельно?

Сложного в этом ничего нет. Понадобиться лист хорошей и не слишком плотной бумаги. И — степлер с длинным рычагом. Нам важно, чтобы под рычагом степлера свободно умещалась страничка блокнотика.

Вырезаем из листа бумаги несколько одинаковых прямоугольных страничек. Складываем их в тетрадку. И фиксируем одной или двумя скрепками по сгибу корешка — степлером. Размер блокнотика подберите под размер портмоне. Слишком мельчить, наверное, не следует — на страничке должен уместиться хотя бы минимум информации. Например, 10-значный номер телефона, записанный в одну строку.

Сколько нужно страничек? Совсем немного — пять или десять. Лучше вовремя менять исписанные блокнотики, чем держать в портмоне избыток бумаги. Листочки все равно со временем истреплются и потеряют вид.

Блокнотиков для быстрых пометок может быть несколько. Один в кармане, другой в бумажнике, третий на рабочем столе, четвертый в борсетке (именно так пишется это слово — через «о»). И здесь возникает другая проблема — как не потерять из виду эти записки? Очень просто — хранить вырванные из блокнотов листочки с записями в одном месте. Например, в свободном кармашке вашего портмоне. А еще лучше — в кармашке молескина.

Карманы, вклеенные в задний форзац, создатели популярной записной книжки придумали не напрасно. Это отличное хранилище всякой бумажной всячины — в том числе и памятных записочек.

Блокноты и блокнотики

Рубрика: (Человек пишущий) | Автор: moderator | Дата: 13-04-2012

Метки:

Есть в канцелярских магазинах два вида очень дешевого и самого ходового товара. Это одноразовые шариковые ручки и простые блокноты. И то, и другое — наиболее доступные инструменты умственного труда. Вещи настолько элементарные, что и говорить о них, в общем-то, не стоит.

О ручках не стоит точно. Принцип здесь примитивный — покупай и работай. Стоит одноразовая ручка дешевле трамвайного билета. Продается на каждом углу. Пользы приносит много, удовольствия — никакого. Шарик он и есть -  шарик. Его нужно расписывать, при письме приходится прилагать некоторые усилия. Штрих получается некрасивым. И так далее.

О блокнотах тоже, в общем-то, особо не поговоришь. Набор нелинованных или линованных листов бумаги небольшого формата — в линейку или в клетку. Линовка двусторонняя или односторонняя. Качество бумаги среднее (совсем плохие блокноты не попадаются с советских времен). Переплет примитивный — либо проклейка (что хуже), либо скрепка (а это получше). Иногда попадаются блокноты на винтовой пружинке — они самые удобные.

Все очень просто. Нюансы лишь в применении этих блокнотов.

Зачем их покупают? Чтобы иметь под рукой не рассыпающуюся стопку листочков бумаги для записей. При необходимости отдельный листочек легко вырвать из блокнота. Для этого лучше выбирать блокноты с винтовой пружинкой в качестве переплета. Или блокноты с перфорированными у корешка страничками.

Записи в блокноте легко просматривать. Листочки имеют небольшой размер, хорошо скреплены, корешок переплета тонкий и гибкий. В этом смысле блокноты удобней, чем школьные тетради — блокноты не рассыпаются после вырывания страницы. И они обычно меньше размерами, чем тетради.

Впрочем, блокноты бывают разными. Во-первых, по типу ориентации страниц — книжного вида, открывающиеся в сторону, листы скреплены по левой боковой стороне, и альбомного (портретного) вида, с листами, скрепленными по верхней части. Во-вторых, по формату листа — от А4 до А6 и меньше. В-третьих, по типу линовки — в клетку, в линейку или вовсе без линовки. В-четвертых, по типу переплета, о чем мы уже говорили. И, наконец, по материалу, из которого изготовлена обложка.

Я предпочитаю блокноты с картонной подложкой, мягкой верхней страничкой, с вертикальной ориентацией страниц (скрепленных в верхней части) и с простым соединением листочков скрепкой. Формат блокнотов близок к А6. То есть это очень небольшие блокнотики, легко умещающиеся в кармане или в портфеле. Количество страниц может быть разным, мне хватает блокнота на 48 страниц.

Подобный блокнот стоит от 7, до 10 рублей (плюс-минус, разумеется). Если есть возможность, я приобретаю сразу десяток таких блокнотиков. Их хватает на несколько месяцев интенсивной работы. На оформление этих блокнотиков я внимания не обращаю.

О какой работе речь? О памятных записках, пометках, «черкалках-рисовалках» и прочих мелочах.

Это тоже работа. В маленьком дешевом блокноте я записываю пришедшие в голову идеи. Если что-то достойно внимания и потраченного на разработку идеи времени — перехожу в рабочую записную книжку или на компьютер.

Грошовые блокноты — черновики, которые не заслуживают соответствующего оформления. Это, действительно, листочки для случайных записей, не более того.

Почему бы, в таком случае, не ограничиться, собственно, блоком отдельных листочков? Неудобно. А если для изложения идеи или памятной записки не хватает поля листочка? Что делать — писать на двух-трех отдельных листках? В блокноте они скреплены, а потому не теряются, не смешиваются с другими записками.

В дешевом блокнотике я расписываю ручки. Пробую исправность перьев — перед тем, как поставить на документе подпись. Выписываю в блокнотик цитаты или фразы, на которых остановилось внимание.

С блокнотом в руках удобно учить иностранный язык — записывая незнакомые или новые слова. Удобно планировать свое время — составляя на страничках блокнота проекты запланированных событий.

Использование блокнотика приучает вести черновики. Вот, к примеру, вы заполняете страницу молескина, в котором ведете дневник. И вам нужно сделать элементарный расчет — вспомнить сумму, которая потрачена в магазине. И свести баланс стоимости товаров, которые вы приобрели. Можно сделать это прямо в молескине. Ничего страшного — это же ваш личный дневник. Но я предпочитаю записать числа столбиком в блокнотике, а в молескин перенести уже результат. Не люблю неряшливых дневников — тем более своих собственных. Дневник, хоть и сугубо личная, но все же книга. Читателей у него не будет в любом случае. Но мне хватает осознания того, что мой дневник неопрятен и некрасив. Зачем же я тратился на молескин, если превращаю его в беспорядочную свалку каракулей? Резонно?

Думаю, ручка и дешевый блокнотик должны быть на любом письменном столе. Даже рядом с компьютером. Программные (виртуальные) блокноты плохая замена бумажному блокноту. Программу нужно запустить, держать ее в таком виде в фоне, ориентируясь на значок в панели задач. А тут — вот он бумажный блокнотик. На столе. Открыл, и — нужная запись перед глазами. Все записи, какие только мы делаем в течение дня.

А что потом, когда день прошел или когда закончились странички блокнота? Я обычно эти блокнотики выбрасываю. Все нужные записи в любом случае перенесены в память компьютера или в дневник. И заметки в дешевом блокнотике теряют смысл — как теряют смысл памятные записки на клочках бумаги или стикерах. Разве нет?

Бумажный блокнот так же легко утилизировать, как любую рукопись на форматных листах. Но сами форматные листы до поры, пока записи не утратят актуальность, занимают много места. Блокноты же компактны, не мешаются под руками, их легко хранить и легко от них избавиться.

Вряд ли стоит приобретать для бессистемных записей дорогие красивые блокноты. Черкать и записывать на память информацию о текущих событиях можно и в записной книжке (или в планере) PaperBlanks. Но сама книжка при этом — шедевр полиграфического искусства. Случайные записи в ней воспринимаются (мною), как почеркушки на страницах книги. Непростительное варварство. И уничтожить такую записную книжку у меня не поднимется рука — что бы на страницах её ни было написано.

Дешевый блокнотик не жалко. Его предназначение — кратковременное хранение информации с последующим уничтожением блокнота. Жизнь этого изделия бумажной промышленности непродолжительна, но полна реальной пользы. Копеечный блокнотик — один из самых простых и самых эффективных инструментов умственного труда.

Использование одноразовых шариковых ручек не оставляет ровно никаких впечатлений. К такой ручке относятся, как, скажем, к зубной щетке, замечая лишь ее отсутствие.

С блокнотиком примерно то же самое. Но на его листочках иногда остаются следы драгоценных моментов жизни. Например, номер телефона любимой женщины.

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru