(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Из Великого Устюга в Кострому: по следам сказки (часть вторая)

Рубрика: (Путешествия) | Автор: admin | Дата: 17-12-2015

Метки: , , ,

Продолжение…

13 декабря, Великий Устюг

«Ох, и потешила ты меня своим письмом, внученька! Нас с соседкой моей Бабою Ягою, которая частенько ко мне на чай наведывается, весьма уморил твой «прожект» обменять мои хоромы на купеческий особнячок у тебя под приглядом. А что? Поди, и доплату можно выгадать! Только не обижайся, моя ясная, но я свой Устюг ни на что не променяю, хоть за последние века он захирел, и по нонешним меркам непонятно, чем и заслужил-то прозвище «Великий». А меж тем прозвище это не просто так ему дадено, не за «красивые глаза» – ну, или что там у них, у городов-то энтих, заместо глаз – виды небывалые, северной природой отороченные. Ровесник Москвы (1147), Великим впервые Устюг поименован только в документах за 1588 год, а до этого был он просто северным городом в устье реки Юг (отсюда и название – Усть-Юг), на месте, где Юг и Сухона, сливаясь, дают начало Северной Двине. В это же примерно время Иван Грозный писал шведскому королю Юхану: «Что твоя Стекольня (это он так град Стокгольм величал – Д.М.), когда у меня один Великий Устюг много больше и богаче твоей Стекольни!»

Добывалась, стало быть, эта приставочка к имени ох какими трудами – силой и дерзновением здешних морозоустойчивых характеров, веслами кочей (это местные суда такие) и купеческой сметкой. Да-да, не токмо любезная твоему сердцу Кострома прирастала купеческой славой. Ежегодная Прокопьевская ярмарка, учрежденная в 1786 году, вызывала к себе такой интерес, что за несколько дней обеспечивала городу 1/10 его годового дохода. Устюжские «коробейники» торговали с Европой, Америкой, Китаем. Такая открытость к контактам, подкрепленная стойкостью и отвагой северян, издревле сделала из местных жителей фартовых мореходов и успешных первооткрывателей. Недаром родом отсюда были Семен Дежнев и Федот Попов, Ерофей Хабаров и правитель русской Америки Матвей Булдаков.

Как не сказать, что именно люди – главное богатство этих мест! Однако, внученька, по роду своей деятельности я постоянно встречаю замечательнейших людей, и уж кому как не мне знать, что в России их много, а уж под Новый-то год плохих так и вовсе не остается – отсвет чудесного праздника всех делает немного благороднее и щедрее. Хороших людей много, а Великий Устюг всё-таки один!

Хотя вот тебе еще история – и снова, получается, о людях. Жил тут первый на Руси юродивый. Именно «первый на Руси», ибо «первым русским» юродивым назвать его трудно. Вот ты упоминала немецких принцесс, становившихся русскими царицами под покровительством Феодоровской Богоматери. Моя история тоже на тему невероятных русско-немецких перевоплощений: жил-был богатый и образованный немецкий юноша, наследник крупного купеческого состояния. «Золотая молодежь», как сегодня бы сказали. Как говорили в XIII веке, я уже не припомню, но и молодости,
и золота действительно было у него в избытке. Прибыл он по торговым делам на Русь. И тут что-то такое с душой его произошло, что разом обрывает мою сказочку, обещавшую быть и складной, и ладной. Богатого немецкого юноши как не бывало, зато появился в Вологодской земле нищий
и гонимый юродивый Прокопий Праведный, на счету которого множество чудес, но главное, что в глазах устюжан и доныне делает его небесным покровителем города, – он своими молитвами отвел от Устюга каменную тучу. Случилось это в 1228 году. Видно, грехи горожан настолько превысили предел терпения Божьего, что Господь наслал на Устюг невиданное прежде бедствие: город скрыла тьма, изредка разряжаемая только вспышками чудовищных молний да раскатами грома, сотрясавшего землю. Жители кинулись в кафедральный собор и застали там молящегося Прокопия, который перед этим тщетно предупреждал их о грозящей каре. По молитвам святого туча внезапно отошла от города и просыпалась градом гигантских валунов, которые и сейчас в изобилии можно видеть в окрестностях Устюга. На одном таком «камешке» впоследствии любил сиживать святой – сейчас камень воздвигнут на его могиле и, по преданию, если бесплодной женщине посидеть на нем, через год она вернется благодарить устюжского праведника с младенцем на руках.

Собор Прокопия Праведного, воздвигнутый над его могилой в 1668 году, находится в центральном храмовом комплексе Устюга – Соборном дворище, где на небольшом «пятачке» жмутся друг к другу семь храмов, словно поддерживающие друг друга братья, – так, что издали, с другого берега Сухоны, они при всех своих видимых различиях кажутся целокупным зданием. А самый выгодный вид
на комплекс, растиражированный множеством открыток, открывается с правобережной Дымковской слободы. К прославленной дымковской игрушке это место отношения не имеет. Здесь селились выходцы из Вятской губернии, а при Советской власти слобода была курьезным образом переименована в Робеспьерово, но сейчас исконное название возвращено. На слободской набережной можно полюбоваться церковью Дмитрия Солунского (1708), построенной в память об устюжанах, погибших в Куликовской битве. На ее фасаде прекрасно сохранилась фреска, изображающая Христа в окружении шести наиболее почитаемых в Устюге святых, среди которых ты найдешь и Блажен-ного Прокопия, и другого прославившегося в этих землях юродивого – Иоанна Устюжского, и урожденного устюжанина Стефана Пермского.

Много храмов сохранилось в Устюге, устояли они в лихолетья советской власти. Говорят, что такая их сохранность объясняется тем, что не было, как нет и до сих пор, в Устюге железной дороги – не было возможности доставить в город динамит, и не осквернилась эта земля взрывами святынь. А вот пожары были не так милостивы к постройкам Устюга. Только предания до нас и доносят сведения о небывалых деревянных храмах тонкой резьбы. Утверждают даже, будто бы деревянная устюжская колокольня превосходила своей статью московскую колокольню Ивана Великого.

До того, как в 1998 году я получил здешнюю прописку с подачи тогдашнего московского главы Юрия Лужкова, деревянных строений в Устюге не оставалось. Но без лишней скромности скажу, что мои 12-комнатные хоромы смело можно назвать достойным продолжением филигранной плотницкой традиции устюжских мастеров. Терем в узорочье деревянных кружев получился на загляденье, сам по себе похожий на интригующую упаковку подарка, расположенную, под исполинскими – подарку под стать – соснами. Но какой бы замечательной ни была упаковка, кому как не нам с тобой знать, как не терпится докопаться, что же внутри. А внутри – настоящая сказка! За ней ко мне и стекается во всякое время года стар и млад. Вся-то сказка даже внутри просторного терема не поместилась и расплескалась окрест: то послышится заливистый смех с полигона для шишкобола, то ухарский посвист с поляны молодецких забав, то мечтательный вздох от колодца желаний.

Но и моей загородной резиденцией сказка не ограничилась. Словно волшебный горшочек, которому кто-то опрометчиво приказал «Горшочек, вари!», чудеса из моей вотчины распространяются на всё новые уголки Устюга. Моя почта, Тронный зал и даже собственный Дом мод – куда ни пойдешь в Устюге, всюду встретишь напоминания обо мне. Странно, что седобородый старец на гербе города не одет еще в тулуп и валенки. Это Водолей, которого местные жители записали моим старшим братом.

Великий, но такой маленький, точно игрушечный, Устюг существует в своем размеренном ритме и будто погружен в сон о своем былом величии. Никаких многоэтажек, пробок, баюкающий окающий говорок. Представляешь, внучка, тут в магазинах до сих пор считают на счетах – сам видел! Ну как я его, такого трогательного, брошу? Нет уж, милая, потерпи, скоро свидимся! Я уж велел готовить мои сани. Встречай, Россия!»




Оставить комментарий

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru