(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Оценка и решение

Рубрика: (Я среди людей и люди вокруг меня) | Автор: moderator | Дата: 23-07-2014

Метки: , , , ,

Иногда в действие вступает великая сила. И я, поддаваясь ей, снова говорю себе — в своих оценках ты далеко не уверен! Так давай же, берись за вилы! Мутузь себя (а кого ещё мутузить?)! И тех, кто с тобой! Решай, что тебе делать — ты уже всё оценил… И в этот момент приходит некое отрезвляющее воздействие. Я быстро остываю. И переосмысливаю свои решения. И заново переоцениваю всё, что оценил только что. И прихожу к другим решениям, которые лишь отдалённо похожи на те решения, к которым я недавно пришёл.

Это противодействие лично я называю не переосмыслением, а подлинным осмыслением. Той силой, что движет всё. Не будь этой силы, плохи были бы мои дела. Ни в коня корм — как говорили мои критики (дай им бог всего самого хорошего). Трудно даже представить, что случится, ежели иногда эти нормальные отношения к самому себе не сработают. Что произойдёт? Ничего хорошего. Попросту развернутся небеса. И меня (боже мой — меня!) поглотит невиданная бездна… Короче, произойдёт самое нехорошее — что только может со мною произойти.

Путей у этого осмысления много. Но главный — я это точно знаю — мне неведом. Я не знаю, что происходит, когда принимаются какие-то решения. Как это происходит? И что тому причиной? Я точно не знаю. Это тайна — не какая-то «понарошечная», а — настоящая, подлинная. И что стоит за нею, мне неведомо. И хорошо, что неведомо. Иначе можно было бы сойти с ума… На этом предисловие заканчивается. И начинается изложение проблемы. Замечу лишь, что предисловие получилось жутковатым. Именно таким, каким и планировалось.

Теперь к сути. Время от времени мне приходится оценивать ту или иную ситуацию. И, оценив её, принимать затем какие-то решения. Это взаимосвязанные процессы. Оценки мои идут от истинных впечатлений. Я оцениваю свои соображения достаточно трезво — сообразуясь с внутренними выводами. Эти выводы не всегда бывают верными. Точнее, они никогда не бывают верными. Это справедливо для любого возраста и жизненного опыта. За тем лишь исключением, что с возрастом ошибаешься так же часто, но — гораздо медленней. И это даёт спасительную паузу на исправление ошибки. Но без них, без огорчительных ошибок, не происходит практически ни одного серьёзного решения.

Вот это количество ошибок меня и пугает. Надо бы их иметь поменьше, но поменьше не бывает. Количество ошибок многократно превышает все разумные пределы. Их не просто много, их очень много. И даже очень и очень — если прибегать к сильным категориям. И бороться с ними становится не просто трудно, а очень трудно. Трудней не бывает ничего — из того, что я воспринимаю в качестве трудностей.

Возьмём, к примеру, случай, произошедший со мною в самом конце мая. Ехали мы с прогулки на такси. Точнее, на машине с открытым кузовом. На полдороги машину затормозила некая пара наших же людей. Я задумался. В машине сидим мы. И у этой пары должен сработать в их бестолковых головах, что мы тоже едем в том же направлении. Я и подумал, что сработало. И любые попытки прояснить ситуацию оставил в принципе.

Спустя половину дороги водитель вдруг повернул машину направо. И всё сразу стало ясно. Я угодил в неприятную ситуацию. Мне пришлось остановить машину и покинуть её. Что я и сделал. Но как сделал, что при этом сказал — помню не вполне уверенно. Я… взревел. В буквальном смысле — я не преувеличиваю. Бросился к водителю и швырнул ему деньги (всего-то 20 рублей). И выматерился (каюсь) так, что эта пара втянула головы в плечи.

Потом я бросился через дорогу — ловить новое такси. А этот кент уехал. И увёз пару залётных клоунов — на вечерний рынок, где их накормили всякой ерундой. Это я потом придумал — на счёт ерунды. И пожелал им самых неприятных неприятностей.

Сейчас вот думаю — зачем? Разве я не делал того же самого — не снимал такси, когда мне этого надо было? И разве уважил старшинство пожилого человека, сев в его машину? Почему же я так шумно реагирую на то, что зацепило меня? Почему шумлю и ругаюсь?

Ничего не понимаю. Эта история так меня зацепила, что я до сих пор не могу успокоиться. В смысле — давно уже успокоился, но всё-таки не до конца — если говорю об этом. А так — все нормально. Мы не сумасшедшие. Только я чуть-чуть. Да ещё моя бедная супруга (которая к этой истории ни с какого боку, но отвечать будет по полной программе — не знаю за что, не знаю почему).

Получается, что в своих оценках я сильно ошибаюсь, а в решениях ошибаюсь вдвойне. И сегодня, уже изрядно остыв, я поступил бы иначе. И иначе бы оценил эту историю. Как оценил бы? Да, вот хотя бы так.

Сели в машину двое наших людей. И на половине дороги стало бы ясно, что меня тоже собираются везти туда, куда и этих залётных. Ну и пусть везут — это один вывод. Или остановить машину и выйти из неё. Это второй вывод. Далее — можно было не заплатить за дорогу (да только деньги совсем чепуховые — заплатил и забыл). И в любом случае не стоило ругаться в принципе. Ни к чему, лишнее, избыточное.

Я говорю вполне серьёзно. Я очень сожалею о том, что выругался. Я должен был сдержаться. И не сдержался. На счёт этих… детей я тоже сильно сожалею. Действительно, сильно. Мне бы не стоило ругаться ни в коем случае. И — так далее.

Видите, какая приключилась история? И я до сих пор переживаю. До сих пор прокручиваю обстоятельства произошедшего. Мог бы воздержаться? Конечно — мог. И не воздержался. Спать следующую ночь не получилось. И лишь на следующий день я выспался. Да и то — какой может быть сон у такого… ругательного человека, как я…

Эти моменты случаются со мною довольно часто. То меня начинают жутко раздражать приехавшие сюда люди — русские, такие же, как и мы. Они ведут себя вполне нормально. Но видели бы вы, во что они одеваются… Это отдельная песня. Но моего негодования никто из них не ждёт. К чему это негодование — эти люди такие же мне чужие, что и другие.

Например, мой учитель английского языка мистер Мёрфи ирландец. Он совсем не знает русского языка, а я совсем не знаю английского. Однако я учил английский язык два года. И сейчас не имею против мистера Мёрфи ничего, чтобы мог с возмущением предъявить ему. Что вы! Напротив, я страшно переживаю, когда мне приходится встретиться с мистером Мёрфи. А он при этом одевается гораздо хуже, чем мои соотечественники. И вообще, ведёт себя, как ирландский хулиган.

Впрочем, мистер Мёрфи — лишь частный пример. И, возможно, не самый удачный. Мы любим мистера Мёрфи. Мы любим всех учителей нашей языковой школы. Мы всех любим. Даже тех же русских.

Почему же я так ругаюсь, попадая в различные ситуации? Что со мною происходит? Неужели я отвыкаю от нормальной жизни, от тех прикосновений, на которые давно перестал обращать внимание? Ну, да, отвыкаю. Даже, пожалуй, уже отвык. Оттого и страдаю от неверных оценок и ещё более неверных решений. Срабатывает вольница. Будем бороться с нею.




Оставить комментарий

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru