(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Птичьи заметки

Рубрика: (Хобби, семья, здоровье) | Автор: moderator | Дата: 28-05-2014

Метки: , , , , ,

Птица молчит. Она молчит, несмотря на то, что я давно жду её песни. Я стою и жду. А она — молчит… И вдруг она запела. Да так запела, что нет никакой возможности описать её песню. И я жду окончания. Когда она кончит, то тут же улетит. И все надо будет начинать сначала — искать эту птицу, ждать, когда она запоёт. И прицеливаться камерой, чтобы её удивительная песня осталась на плёнке.

Птица отпела и улетела. И я отправился дальше. Какие ещё открытия ждут меня на парковой дорожке? И что за песнями этих птиц стоит? Лишь инстинкт или что-то большее? Вопросов скапливается миллион. И ответов пока нет. И я иду дальше — в надежде подыскать нужные ответы.

Эта история имеет место едва ли ни ежедневно. Птиц мы с супругой ищем постоянно. Она больше, я — меньше. Но втянулся. И сейчас о птицах знаю гораздо больше, чем знал о них совсем недавно. Это же общеизвестно — хочешь узнать о птицах что-то дополнительное, ищешь о них информацию, узнаёшь. И в результате становишься почти «профессором кислых щей». В смысле — доктором по птицам. Ну, или не совсем доктором. Это неважно. Главное — узнаёшь.

Мы идём по парковой дорожке и смотрим вверх. Мы разыскиваем птиц. Мы вслушиваемся в их песни, всматриваемся в их поведение. Птицы живут. Они отдыхают. Охотятся. Спят. Они проживают свою жизнь прямо у нас на глазах. Это раньше я смотрел на птиц, как на какие-то чудесные добавления к природе. Сейчас всё иначе. Я знаю, что хозяева здесь, в этом парке, они. Они и есть — сама природа.

Мы идём неспешно, раздвигая ногами опавшую листву. Вообще, это происходит нечасто. Листву здесь вовремя убирают. Вечером нападало — утром ничего нет. И так каждый день. Лишь во времена высокой жары, когда нет дождей, земля высыхает. И деревья сбрасывают листву, чтобы обезопасить себя от зноя. Я понимаю это. Но все же старый пережиток даёт о себе знать. Листва сбрасывается во время похолоданий. Это почти не обсуждается, хотя здесь похолоданий не бывает.

Здесь не бывает не только похолоданий. Здесь не бывает великой суши. Здесь не бывает постоянных дождей. Здесь не бывает ничего, что выводит из равновесия природу. Лишь иногда — раз в шестьдесят лет или в сто. Надвигается черная туча. И начинается дождь, который завершается через две недели. И всё топит — и кусты, и парковые дорожки… Нет, парковые дорожки остаются нетронутыми. Чтобы природа уничтожила своё творение, нужно чтобы случилось что-то необыкновенное. Мы такого ещё не видели. И, наверное, вряд ли увидим. Великое ненастье было совсем недавно — в 2011 году. Мы его почти не заметили.

Мы не заметили много перемен. Мы попросту не знали, как оно бывает. Увидели огромное море воды. Думали, оно так и в обычной жизни. Ан нет — ничего подобного. В обычной жизни на месте воды дороги и дома. Жилой комплекс, затопленный в этот раз. А мы думали, что все благополучно. И что небольшое наводнение, которое с виду и не наводнение вовсе, никому не мешает…

Стоп, стоп! Птица… Её зовут «коэль». Так она кричит — «гоэль, гоэль». Отсюда и название. А по сути — кукушка. Подкладывает свои яйца в чужие гнёзда. При этом летает вокруг и поёт. Удивительное создание… Кукушка сидит на ветке. Самец и рядом самочка. Самец черный с красными рубиновыми глазами. Самочка обычная, пестрая. Но глаза тоже красные. Заснимем эту прелесть. Но птицы тут же снимаются с места — как только мы наводим на них камеру.

Это происходит всегда. Птицы относятся к нашей камере, как к оружию. Только прицелишься, чтобы снять их — как они улетают. Причем, все — даже те птицы, что не обращают на нас особого внимания. Только цапли терпят. Да и то, лишь издалека. Чуть приблизишься, как они улетают. Отдалятся на небольшое расстояние и снова присаживаются. Так и охотимся — без угроз живой жизни и без трофеев. Это наш выбор.

Собственно, выбор этот не особенно велик. Снимать птиц — это тебе не охотится на них по-настоящему. Не нужно подыскивать способа сохранить тушку. Не нужно разделывать добычу. Много чего не нужно. Но главное не в этом. Главное — мы живем вместе с ними. Мы не охотники вовсе. Мы — сожители, соседи по освоенной нише. Мы живем здесь, а птицы — здесь. И наши миры не пересекаются.

Они не пересекаются ни на йоту. Мир пищевой и мир обитания — мир жизни. И мы уважаем их мир. А они уважают наш. И мы живем, не особенно вникая в их жизнь. А они — не вникают в нашу. У них своя жизнь. И нам надо к этому привыкнуть. Не всегда получается. Бывает и так, что из-за каких-то незначительных на наш взгляд причин этот мир, в буквальном смысле, умирает.

Вот пример. Новый год. Шумный ночной праздник. В небо выстреливаются сотни и сотни фейерверков. Город шумит. Город отмечает свой главный праздник… А утром оказалось, что птицы не пережили ночных гуляний. Большая их часть снялась и улетела. Меньшая часть попросту… притаилась. Назовем это так, чтобы не говорить о худшем варианте. Пусть — притаилась. Мир птиц явно изменился.

Это лишь одна часть нашего взаимодействия. А этих частей великое множество. Преимуществом жизни с птицами считается особое к ним отношение. Мол, местные жители почитают птиц, относятся к ним доброжелательно. Но на деле не так. Мелких желтых птиц (амадины?) местные используют в качестве пленников. Их отлавливают в больших количествах и продают другим, чтобы те, в свою очередь, их отпустили. При этом говорится — «сохраняйте карму, отпускайте птиц». А что творится с кармой тех, кто их отлавливает, не поясняется.

Мы продолжаем прогулку. Парковая прохлада постепенно улетучивается. Наступает зной. Жесткий, неумолимый, сильный. И птицы потихоньку успокаиваются. Днём птиц мало — они прячутся от жары. И тоже ждут дождя. А дождя все нет.

Птицы прячутся от зноя. Спят? Да, возможно. Или просто не поют. Ищут еду, охаживают свои заросли, прячутся от хищников… Кстати, хищных птиц здесь мало. Меньше, чем можно подумать. Одна птица на тысячи и тысячи обычных птиц. Мне даже удивительно — как они уживаются? Одни прячутся, другие за ними, первыми, охотятся. И живут при этом вместе. Оказалось, всё очень просто. Как только появляется в стае заболевшая птица, так появляется и охотник. Но с другой стороны, голубь с подраненными крыльями, за которым мы наблюдаем, живет здесь уже полтора года. Ему помогают люди — подкармливают, ухаживают. И голубь потихоньку летает, борется со своим недугом. Крылья у него срослись, но неправильно. И он от этого мучается… Но — живет.

Пора нам уходить. Снятого вполне хватит на небольшой видеоролик. Мы прячем камеру. И в этот момент происходит то, ради чего не стоило её прятать. Взлетает «синяя птица» — сизоворонка. Она торжественно расправляет свои удивительные крылья. И мир блекнет… Доставать камеру бесполезно. Мы просто смотрим на неё. Просто — смотрим.




Оставить комментарий

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru