(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

С записной книжечкой у самого сердца

Рубрика: (Человек пишущий) | Автор: moderator | Дата: 16-09-2013

Метки: , , ,

Даже самый удобный, самый красивый планировщик не стоит ровным счётом ничего, если им не пользоваться.

В моих компьютерах — настольных и мобильных — установлена масса красивых и очень удобных программ-планировщиков. В ящике рабочего стола лежат несколько записных книжек, которые чудесным образом служат мне бумажными планерами. Тут же, в столе, покоится целый набор превосходных перьевых и шариковых ручек. Казалось бы — работай и радуйся. Я и радуюсь. Вот только работаю с этими превосходными инструментами явно недостаточно.

В чём здесь дело? В нежелании расписывать рабочий день, а за ним и предстоящую неделю? В моей инертности? Да, да, и в том, и другом. И ещё в боязни слишком красивых, слишком совершенных инструментов. Это тоже есть. Красивую записную книжку не хочется «портить» какими-то записями. А в некрасивой (и грошовой) не хочется писать по другой причине.

Получается замкнутый круг? Да — если относиться к делу слишком серьёзно. И к тем игрушкам, которые мы себе дарим — к записным книжкам, ручкам, компьютерам и мудрёным программам.

Надо быть проще. И проще относиться к своим увлечениям. Даже к работе надо относиться проще. Не Максим же я Горький, чтобы ждать от жизни головокружительных сюрпризов? Лучше просто работать, получая удовольствие от самого труда. А там, может, произойдёт что-то ещё. Например, появятся издатели. А потом и читатели. И дело пойдёт в гору. Если я не стану воспринимать временные неудачи как трагедию, а успех — как громкую победу у последних рубежей.

С планированием то же самое. Не стоит полагать, что планировщик изменит мою жизнь самым решительным образом. Он лишь упорядочит мою работу. Разнообразит её. И лишит тех неожиданностей, которые происходят с нами из-за забывчивости. Не особенно много пользы? Но — польза же, а не пустая игра «в работу»?

Во взрослой жизни к планированию личного времени приходишь не сразу. Сказывается мощная прививка, полученная в детстве в виде «распорядка дня». Слава богу, мои родители на этих расписаниях жизни не настаивали. Поэтому я мог отдохнуть от унылых ученических расписаний, когда уставал. Но всё же осознанное решение завести бумажный планировщик пришло ко мне уже после тридцати лет.

Одновременно в моей жизни появились первые компьютерные планировщики — в виде относительно простых программ для DOS. Но, как ни странно, увлечение компьютером не привело к всевластию программ-планировщиков. Я ещё лет десять работал, в основном, с бумажными планерами. А программные «напоминалки» и календари использовал лишь эпизодически.

Дело было, конечно, в привычке. Первым делом я приучил себя носить в кармане миниатюрную авторучку и такую же крохотную записную книжку. Когда под руку подворачивался симпатичный планировщик, я тут же его приобретал. Потом заменял его такой же неотразимой книжкой. И — так далее.

При таком подходе регулярного планирования у меня не получалось. Но в 1992 году в моём распоряжении оказался удивительный по удобству обращения микрокассетный диктофон Olympus — легендарная машинка для записи голоса, мечта любого пишущего журналиста. Диктофонные записи нужно было расшифровывать ежедневно. Кассета у меня была всего одна. А диктофоном я пользовался интенсивно. Всё это привело к тому, что я принялся детально расписывать своё рабочее время в бумажном планировщике.

Потом моя жизнь переменилась. Компьютер упрочил своё положение в моём личном арсенале инструментов, а записная книжка отошла на второй план. Работы стало больше, а рабочих инструментов — меньше. В конце концов, в начале двухтысячных годов я понял, что одного компьютера мне мало. Что я не справляюсь с валом работы именно из-за скудного инструментария. И мне пришлось вспоминать «забытые радости» — записные книжки, бумажные планеры и методики организации рабочего времени.

Как показала практика, вернуть забытые навыки достаточно просто. Нужно лишь снова приучить себя носить в кармане миниатюрную записную книжку, а ещё лучше — диктофон. И не лениться доставать крошечный магнитофон из кармана, чтобы зафиксировать на память важную мысль, информацию с какого-нибудь ценника или наговорить адрес и  номер телефона.

Попутно выяснилось, что я ещё и человек, скажем так, нерешительный. То, что я стесняюсь прилюдно расчехлить камеру, чтобы сделать снимок, секретом для меня не было. Но то, что я стесняюсь диктофона… Журналист я или нет? Это же мои рабочие инструменты? Чего же стесняться?

Кассетный диктофон был замен цифровым, на основе флеш-памяти. Эта машинка походила на что угодно, только не на диктофон. И я слегка пообвыкся. Напряжение прошло. Я снова стал пользоваться диктофоном. А позже, когда я открыл для себя диктофонные способности обычного сотового телефона, стало совсем легко.

Я старался пользоваться хорошими телефонами. Поэтому увлёкся синхронизацией содержимого памяти телефона с компьютером ещё в те времена, когда эти технологии лишь оттачивались. У меня  получилась стройная и невероятно удобная система запоминания важной информации, которая удачно сочеталась с работой программ-планировщиков.

И всё же диктофон с сотовым телефоном инструменты своеобразные. Мне до сих пор трудно воспользоваться диктофоном, скажем, в библиотеке. Я затылком чувствую недоумённые взгляды посетителей библиотеки, когда принимаюсь надиктовывать на телефон какие-то заметки.

Ещё сложней приходится в кафе, хотя именно здесь в местах, где я живу, люди приходят в кафе со своими ноутбуками и планшетными компьютерами поработать. В этих заведениях стоит библиотечная тишина. Иногда тихо играет ненавязчивая музыка. И в этот момент я начинаю бормотать в микрофон. Посмотреть на меня из-за стойки выходит даже хозяйская кошка — не говоря уже о самой хозяйке.

В этих случаях я либо достаю из сумки планшетный компьютер, чтобы не отличаться от окружающих. Либо открываю записную книжку и достаю авторучку. Последнее делаю чаще, поскольку редко ношу с собой «планшетник», а с экрана iPhone ровным счётом ничего не вижу — по слабости зрения.

У бумажной записной книжки есть несколько важных особенностей, которые в значительной степени определяют моё к ней отношение. Во-первых, книжки легко менять. Свой портативный Мак без душевной боли я заменить не смогу. Я прикипел к нему сердцем. Я ощущаю его «родным человеком». Купить хороший компьютер — всё равно, что жениться. Флирт здесь немыслим.

Во-вторых, бумажные книжки легко прощают ошибки. На их страницах можно черкать, рисовать, писать всякую ерунду. Захлопнешь книжку — и она снова всего лишь милая книжка карманного формата. И никаких глупостей.

Наконец, мне нравится ощущать себя консерватором. Записная книжка и ручка — это же традиции. Дыхание забытого времени. Эпохи всеобщего просвещения, когда никто не писал «по-албански».

Я именно оттуда, из тез давних времён. Надеюсь, что и вы тоже.




Оставить комментарий

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru