(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Говард Картер — поиски гробницы Тутанхамона, на пороге открытия

Рубрика: (Истории успеха) | Автор: moderator | Дата: 29-08-2013

Метки: , , ,

Каждое утро не выспавшийся Картер приезжал в Долину царей, чтобы лично удостовериться, всё ли хорошо с охраной. Потом возвращался в дом, чтобы поболтать с коллегами. Он попросил Адамсона, который был занят на других раскопках, подыскать хорошего специалиста. И тот порекомендовал Коллендера, которого Картер знал давно и не хуже, чем самого Адамсона. Последовало приглашение. Коллендер, археолог очень опытный, знающий дело, тут же согласился. А потом к нему присоединился и… Адамсон, который оставил прежнюю группу ради работы со старым другом Говардом Картером.

Нельзя сказать, что эти хлопоты облегчили Картеру муки ожидания. Но когда спустя три недели в Луксоре появился Карнарвон (он приехал с дочерью), Говард, всегда сдержанный в проявлении чувств, едва ни бросился ему на шею.

24 ноября 1922 года, на следующий после приезда Карнарвона день, работы были возобновлены. День понадобился для того, чтобы полностью освободить раскоп от завалов щебня. Но на этот раз были освобождены вся ведущая в гробницу лестница – 16 ступеней. Показалась и плита, повреждённая Картером в верхней части.

И тут сердце Говарда Картера похолодело. Это была не плита, а дверь. Повреждённая дверь. И царские печати скрепляли её именно в местах повреждений. В гробнице уже кто-то был. Как выяснилось позже, дважды. И это были… грабители.

Гробница, в самом деле, вскрывалась дважды и оба раза в глубокой древности. В первый раз грабители проникли в гробницу сразу после её сооружения, то есть до возведения гробницы Рамсеса VI. Что они смогли унести в первый раз, неизвестно. Скорее всего, первое ограбление осталось безнаказанным.

Во второй раз ограбление произошло спустя 10 или 15 лет после захоронения фараона Тутанхамона. Именно это ограбление было обнаружено египетскими властями, которые сами проникли в гробницу, чтобы навести там порядок. Затем вход был засыпан щебнем, землёй и мусором, закрыт дверью и опечатан. А над входом, чтобы предотвратить дальнейшие попытки разграбления и оставить гробницу в тайне, построили лачуги для рабочих.

Второе ограбление могло быть раскрыто – иначе откуда чиновники бы узнали о том, что могила разграблена? Чем подобное грозило грабителям, ясно без лишних слов – казнью.

С другой стороны, если бы драгоценности и благовония были обнаружены, их бы непременно вернули в гробницу. Картер нашёл косвенные свидетельства того, что наводившие после ограблений порядок чиновники были людьми честными, ничего не присвоившими. Отсюда вывод – второе ограбление могло остаться нераскрытым. Но в любом случае совершенно очевидно, что большая часть гробниц была разграблена именно в древности, непосредственно после захоронения фараонов и, не исключено, самим рабочими, возводившими усыпальницы, поскольку проломы в перегородках были сделаны довольно точно.

День 25 ноября 1922 года начался с фотографирования каменной двери и печатей её скрепляющих. Пока фотограф пристраивал на треноге камеру и насыпал в осветитель магниевый порошок, Картер достал большой блокнот и тщательно всё зарисовал. Он был очень хорошим художником, причём, настолько, что в разные периоды (не только в молодости, но и в зрелые годы) зарабатывал живописью на жизнь.

После того, как с фотосъёмкой было покончено, рабочие приступили к разборке перегородки. Как только стена была убрана, Картер, Карнарвон, его дочь и члены группы Картера увидели наклонный коридор высотой 2,5 метра и шириной в 2 метра. Длина коридора оставалась до поры неизвестной – всё пространство было заполнено обломками белого камня и комьями земли. И лишь левый верхний угол был забит тёмными камнями. Здесь, вверху слева, явно был лаз. Через него в гробницу проникли древние грабители, а потом и чиновники, которые привели захоронение в порядок.

Картер дал знак рабочим начинать расчистку. Все вышли на поверхность, но Говард оставался в коридоре, чтобы наблюдать за ходом работ. Когда рабочий выносил очередную корзину щебня, Картер останавливал его и бегло осматривал содержимое. Среди каменных обломков всё чаще попадались осколки каменных (алебастровых) сосудов. Наконец, появились и целые чаши – простые и расписные. Потом Картер нашёл несколько деревянных печатей, которыми делали оттиски на глине, запечатывая двери.

Вечером работы пришлось прекратить, так и не завершив раскоп коридора.

Освобождение коридора от щебня заняло всю первую половину дня 26 апреля. После полудня, пройдя десятиметровый участок прохода, археологи наткнулись на вторую каменную дверь, которая тоже была обмазана по периметру глиной и запечатана царскими печатями. На двери были следы вскрытия, а прямо перед нею Картер нашёл… деревянную статуэтку. Это была небольшая раскрашенная скульптура, изображающая голову Тутанхамона. Подставка была выполнена в виде цветка лотоса.

И вот коридор полностью расчищен. Картер замер у каменной двери, не решаясь на последний шаг. Он задавал себе вопрос – что там? Тайное хранилище, устроенное грабителями? Опустошённая гробница? Пусть и частично, но всё же уцелевшее захоронение? Или… нетронутая гробница фараона Тутанхамона?

Он решил проникнуть в лаз, устроенный ворами и затем замазанный глиной – в левой верхней части двери. Несколько ударов заступом и… из небольшого отверстия вырвалась струя тяжёлого воздуха. Картер засунул в отверстие палку, осторожно подвигал ею в разные стороны. За дверью было свободное пространство, следовательно, можно было продолжать работы без риска повредить предметы, которые могли оказаться придвинутыми вплотную к перегородке.

Говард зажёг свечу и поднёс её к отверстию. Заглянул вовнутрь. Лорд Карнарвон нетерпеливо спросил:

- Вы что-нибудь видите?

Картер молчал. Потом сдавленным голосом выдохнул:

- Да… Чудесные вещи…

Этот день 26 апреля 1922 года Говард Картер назвал «днём из дней» и «самым чудесным днём всей жизни».

Здесь лучше процитировать самого Картера. Эти воспоминания позаимствованы из его книги «Гробница Тутанхамона».

«Впечатление было грандиозное, смутное, подавляющее… ни о чем подобном мы даже не мечтали. Перед нами была комната, настоящий музейный зал… полный всевозможных предметов. Некоторые казались нам известными, другие совершенно ни на что не походили, и все они были навалены друг на друга в неисчерпаемом изобилии.

…Прежде всего, справа от нас выступили из темноты три больших позолоченных ложа… Боковыми сторонами каждого ложа служили фигуры чудовищных зверей… головы вырезаны с потрясающим реализмом… Затем еще дальше направо наше внимание привлекли две статуи, две черные скульптуры фараона в полный рост. В золотых передниках и золотых сандалиях, с булавами и посохами в руках, со священными уреями-хранителями на лбу, они стояли друг против друга, словно часовые.

Это были главные предметы… Между ними, вокруг них и над ними громоздилось множество других вещей: сундуки с тончайшей росписью и инкрустацией; алебастровые сосуды, некоторые с прекрасными сквозными узорами; странные черные ковчеги; из открытой дверцы одного из них выглядывала огромная золоченая змея; букеты цветов или листьев; красивые резные кресла; инкрустированный золотом трон; целая гора любопытных белых футляров овальной формы; трости и посохи всевозможных форм и рисунков. Прямо перед нашими глазами на самом пороге комнаты стоял великолепный кубок в форме цветка лотоса из полупрозрачного алебастра. Слева виднелось нагромождение перевернутых колесниц, сверкающих золотом и инкрустациями, а за ними — еще одна статуя фараона».




Оставить комментарий

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru