(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Монблан — возвращение к вершине

Рубрика: (Человек пишущий) | Автор: moderator | Дата: 01-07-2013

Метки: , , , ,

Что заставляет человека тратиться на дорогие инструменты для письма? Соображения престижа? Мода? Отсутствие элементарной скромности?

Я могу говорить только о себе. Престиж для меня, как и мода, пустой звук. О скромности промолчу. Пусть о моих личных качествах говорят другие люди… Так что же заставляет меня тратиться на дорогие авторучки? Может, любовь к своей работе?

Думаю, это главный мотив. Любимая работа — это то дело, которое у нас получается, за которое мы себя уважаем. Соответственно, и работать стараемся лучшими инструментами. Видели ли вы готовальню опытного чертёжника? Это же невероятно совершенный набор инструментов, от которого невозможно отвести взгляд. То же касается, скажем, архитектора. Или инженера любой специализации, поскольку в инженерном деле без канцелярии не обойтись.

Отдельная «песня» — медицинские работники, фармацевты и химики. Недавно во время прогулки я увидел витрину магазина лабораторного оборудования. Реторты, пробирки, разнообразные подставки. Невероятное количество вещиц, о которых в школьные годы я мечтал. Мне очень нравилась химия. Не как наука, её я потом невзлюбил, поскольку на мой век «химий» досталось больше, чем я предполагал. Как лаборатория, как заставленный изящными диковинами кабинет. Как место, где совершаются чудеса — научно объяснимые, понятные знающему человеку. Но — чудеса.

Ещё большее впечатление на меня оказали медицинские инструменты доктора Вишневской — невысокой доброй женщины, лечившей меня когда-то от детских болезней. Она была не самым лучшим врачом на свете — большинство недугов я попросту перерос. Но эта женщина любила свою работу. Мне запомнился старинный стетоскоп — деревянная трубка, которой доктор Вишневская выслушивала мою хилую мальчишечью грудь. И золотой карандашик, которым она записывала свои наблюдения в медицинскую карточку. Однажды я извернулся и заглянул в эту карточку. Мне было любопытно, что доктор Вишневская пишет обо мне в своих бумагах. Я, конечно, ничего не понял. Её почерк был ещё более уродлив, чем мой. И на уроке русского языка я осмелился заявить Софье Семёновне на её претензию к моему почерку, мол, вы ещё не видели, как пишет доктор Вишневская. Софья Семёновна рассмеялась и долго не могла успокоиться. Я запомнил этот момент на всю жизнь.

Кстати, у моей любимой учительницы Софьи Семёновны хорошей авторучки не было. Её не было ни у кого из знакомых. Той ручкой, что писал мой отец — «Союзом» с закрытым золотым пером — писал в старших классах школы и я. И это была неважная авторучка (к слову — нелицензированная копия «Паркера 51», лучшая ручка советского периода). Но приобрести хорошую ручку в те годы было всё-таки можно. Иногда приличные «перья» привозили из заграничных поездок дипломаты и моряки. Они сдавали ручки в комиссионные магазины. И уже оттуда они расходились по любителям дорогой канцелярии — по невероятно завышенным ценам.

У многих дорогих моему сердцу людей хороших инструментов для письма не было. Мне очень жаль, что мой отец не оставил мне в наследство своё перо. Я бы берёг его, как зеницу ока. Часы — оставил. А с авторучкой не получилось. Он любил хорошие инструменты. Но всю жизнь работал карандашами. Сейчас мне кажется, что именно по этой причине — не мог подобрать подходящую перьевую ручку.

Помню, некоторое время он увлекался шариковыми ручками. Он называл их по старинке — «мой Биро». То есть «моя ручка Ласло Биро», изобретателя шариковой авторучки. Первая более-менее приличная шариковая ручка появилась у него в 1959 году после американской выставки в Сокольниках. Каким-то чудом отцу удалось купить этот инструмент. Ручка прослужила ровно 10 лет. И в 1969 году была кем-то украдена.

Школьные шариковые ручки отец не любил. Они жутко подтекали, оставляли на бумаге неряшливый жирный штрих. Эти ручки поначалу перезаправляли. После заправки стержни упаковывались в полиэтиленовые пакетики и хранились в холодильнике. Впрочем, холод не спасал шариковые стержни от старческого подтекания пасты.

Когда надо было заполнять документы, отец доставал из ящика стола чернильницу-непроливайку и деревянную ручку со стальным пером. Инструменты старинные и надёжные, как топор. Когда мне было четыре года, я выпил флакон с чернилами, хранившийся в отцовском письменном столе. Об этом случае вспоминали почти тридцать лет — до самой кончины моего отца.

Вчера я купил новую ручку. Шариковую «Монблан Мейстерштюк» из коллекции «Ле Гранд». Она чуть крупней ручек серии 146, но мельче перьевой ручки серии 149, в пару которой и была приобретена. Ручка изготовлена из акриловой смолы, которую производитель называет «драгоценной». Почему эта смола считается драгоценной, объяснения нет — как нет и даже приблизительной расшифровки состава смолы. Акриловой мы можем назвать её лишь по ассоциации со смолой, из которой изготовлены дорогие ручки «Паркер» (и, добавлю, авторучки других производителей).

В оформлении моей новой ручки применена позолота. Чистое золото в производстве авторучек применяется редко — только для изготовления перьев. Причина — невысокая твердость этого материала. Позолота на стальной основе форму держит намного лучше.

Авторучки серии «Мейстерштюк» инструменты дорогие или очень дорогие. Штучные экземпляры из драгоценных металлов в ювелирном оформлении (с бриллиантами, рубинами и другими камнями) могут стоить десятки тысяч долларов. Правда, это уже не инструменты для письма, а предметы роскоши. Что же касается собственно авторучек «Монблан», то это изделия высочайшего качества и высочайшей надёжности. Работать ими необычайно комфортно. Я говорю об этом как обладатель великолепного пера, которым я пишу уже полтора года.

Зачем мне шариковая авторучка? Разве перо «Монблан» меня чем-то не устраивает? Нет, нет, все хорошо. Я по-прежнему считаю «Монблан Мейстерштюк 149» лучшей перьевой авторучкой в мире. Но именно по этой причине мне и нужна шариковая ручка. Я попросту боюсь использовать свой «Мейстерштюк» в качестве пера на каждый день. Если эту ручку уронить на пол, от неё мало что останется. Чернильную ручку неудобно носить в кармане. Это крупная ручка, которая, к тому же, при резком встряхивании может потечь. Не по той причине, что она несовершенна. Просто потечь при неосторожном обращении может любая чернильная авторучка.

Короче, я решил, что мне нужен комплект из перьевой и шариковой ручек. Перо я буду использовать в кабинетных условиях (при этом кабинета как такового у меня нет). А шариковую — в так называемых полевых условиях. Решил и отправился в фирменный бутик, где оставил невообразимые для приобретения пишущего инструмента деньги.

Жалею? Да, что вы. Нет! Конечно — нет. Я счастлив. И объяснить свои чувства, похоже, не в состоянии… Что заставляет людей тратиться на дорогие авторучки? Любовь к своей работе. И — к инструментам, которые дарят нам это счастье.




Оставить комментарий

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru