(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Несчастный счастливый случай

Рубрика: (Я среди людей и люди вокруг меня) | Автор: moderator | Дата: 04-06-2013

Метки: , , , ,

Интересно, как с годами меняется чувство юмора. Брутальные шутки, над которыми мы смеялись в юности, в зрелые годы не кажутся смешными. Издёвка над слабостью человеческой уже не выглядит остроумной и лёгкой. А само понятие смешного изменяется настолько, что, вспоминая былые радости,  искренне удивляешься — что это так меня развлекало. И почему я был так наивен и в своей наивности так жесток. И что изменило меня до неузнаваемости… Вы же тоже иногда над этим задумываетесь? И тоже не находите исчерпывающих ответов на подобные вопросы.

Любопытны не только радикальные перемены мировоззрения. С этим-то как раз всё понятно. Мы растём, совершенствуемся. И вместе с этими изменениями меняются и наши взгляды на принципиальные жизненные понятия. Интересней другое — смена ориентиров. То, что раньше казалось нам основополагающим, незыблемым, в зрелом возрасте выглядит иначе. Например, личности отца и матери. Повзрослев и постарев, мы вдруг видим в отце не всезнающего учителя и всесильного защитника от любых невзгод, а обычного человека, родительская ноша которого была очень тяжела. И в матери мы видим далеко не столь счастливую женщину, какой она казалась нам в годы нашей юности. И причиной её несчастий чаще всего становились именно мы. То есть вполне конкретный я — тот, кто сейчас копается в себе, силясь не повторить былых ошибок. Да, куда там — ошибки эти повторяются с завидной регулярностью, словно и не бывает никаких жизненных уроков в принципе.

Вспоминается пошлая шутка, которую мы часто повторяли в юности — про бабушку из Японии. Мол, хорошо бы таковая обнаружилась и вовремя померла, оставив нам богатое наследство. Почему эта фраза меня смешила? Что в ней смешного? Почему несостоявшаяся судьба и даже смерть вызывали приступы веселья? Впрочем, смех этот пароксизмом не назовёшь. Шутка работает в полную силу лишь однажды. И быстро превращается в унылую пыль. Эта шутка про бабушку превратилась в пыль во времена, когда я ходил ещё в начальную школу.

А секрет её привлекательности заключался в том, что в голове моей незрелой формировалось понятие успеха. В десять лет успех был связан, прежде всего, со всеобщим признанием и славой. В пятнадцать уже хотелось денег (почему — понятия не имею, я вырос в обеспеченной по советским меркам семье, родители меня даже баловали). В семнадцать к этому прибавилось ещё и нежелание трудиться. Присказка про японскую бабушку обрела особый смысл. Мол, хорошо бы получить всё и сразу, не прикладывая особых усилий и не растрачивая свою жизнь на ерунду.

А что сегодня? А сегодня слава или хотя бы известность кажутся глупой мишурой. Деньги ещё привлекают, но уже не открывающимися возможностями, а перспективой спокойной работы — чтобы трудиться и не думать беспрестанно о хлебе насущном. Что же стало главной целью? Та самая ерунда, на которую не хотелось растрачивать жизнь. То есть — работа. Сам процесс.

Нам, к сожалению, не дано передать своим (или чужим — если вы педагог) детям понятие высшей ценности труда. Именно труда, а не его результатов. Если главное — результат, то достичь его можно и без непосредственного участия в достижении цели, верно? Нанять работников, поставить перед ними задачу. А перед этим — занять денег для оплаты труда исполнителей. И поделить прибыль таким образом, чтобы всё забрать себе… Думаю, вы понимаете, о чём я говорю. О том, что принято называть экономическими отношениями.

Ценность работы заключается в том, что она придаёт смысл нашему существованию. Только она и больше ничего. Богатство, власть, даже личное счастье — всё шелуха. Что есть любовь к женщине, если ты не смог вырастить детей и не сделал свою половинку самым счастливым существом на свете? Любовь — тоже работа. Ну, а богатство или власть — всего лишь инструменты. И превращать их в цель глупейшее дело.

Впрочем, у власти есть и оборотная сторона, о которой следует помнить. Хорошо проделанная работа приносит ощущение полноты власти. Не над кем-то — над самим собой. Над своими слабостями, над своим невежеством. И это власть высшей пробы. Рядом с ней меркнет власть всех президентов мира. Ибо они могут лишь вынудить тебя действовать по их указке. А по собственному разумению действовать можешь только ты сам — преодолевая собственную лень, косность, собственное незнание. Самый значимый и, по большому счёту, единственный начальник тебе — только ты. И момент преодоления собственного сопротивления можно считать самой желанной, самой сладостной наградой из всех возможных. Наградой за твои труды…

Как передать повзрослевшему ребёнку эти мысли и не услышать от него пренебрежительного -  «старик, да ты с ума сошёл»? Нет, сынок, не сошёл. Просто хочу уберечь тебя от разрушительных размышлений в середине пути. От этой чудовищной перестройки, которая рушит семьи и разводит в стороны родных людей. Эти размышления неизбежны — если ты всерьёз относишься к жизни. И если рано или поздно приходишь к мысли, что смысл существования заключается в том, чтобы после тебя не осталось дымящихся руин. Всё плохое ты должен унести с собой. А потомкам оставить всё самое хорошее. Это и есть главное, а вовсе не уютный домик в деревне, не с великим трудом приобретенный «Мерседес» и даже не миллион долларов на сберкнижке.

Да, в молодости хотелось всего и сразу. И без кропотливого труда. То есть мы надеялись на счастливый случай — хотя и понимали ничтожную вероятность такого поворота судьбы. Думалось — вот иду по вечернему переулку. А там, в кустах, лежит чемоданчик с кучей купюр. И чемоданчик этот станет решением всех жизненных проблем… Как хорошо, что мы не подверглись этому чудовищному испытанию. Деньги же чужие. И если для меня этот чемоданчик — манна небесная, то для кого-то его утрата может превратиться в казнь египетскую. Если где-то прибывает, то где-то и убывает?

Я могу только представить, в какую бы сволочь я превратился, присвоив утерянные кем-то деньги. И в какого несчастного человека — передав эти деньги законному владельцу. Куда ни кинь — всюду клин. Счастливый случай? Не дай бог такого счастья никому…

Любопытно, а что сделал бы я с тем гипотетическим чемоданчиком, набитым деньгами, сегодня? Счел бы находку невероятно счастливым случаем? Или я к 53 годам стал таким правильным, что принялся бы разыскивать владельца чемоданчика?

Боюсь показаться ханжой, но я бы не решился присвоить чужие деньги. За свою жизнь я оставил у себя всего несколько вещей — незначительных и недорогих. В одном случае это была книга, которую я взял почитать у школьного приятеля, а вернул лишь спустя пятнадцать лет после этого. Но — вернул. В другой раз это был миниатюрный радиоприёмник, который я нашел в салоне самолёта и не вернул владельцу. Предполагал, кто эту ерундовинку мог потерять. Запланировал на конец рейса попытку вернуть игрушку. Но то ли забыл, то ли сделал вид что забыл. Короче, оставил радиоприёмник себе, о чём очень сожалею.

Чужая книга свою разящую силу утратила. Она вернулась к владельцу. А приёмник и сейчас со мной. Это самая бестолковая вещь, которой я владею. Она приносит мне сплошные несчастья — небольшие, потому что и сама невелика.

Что сделает со мной чемодан с чужими деньгами? Лучше уж я эти деньги заработаю… На самом деле и стараться не буду, поскольку они мне в большом количестве не нужны. Не нужны, на самом деле, и вам. Как не нужен и так называемый «счастливый случай». Мы все заработаем — были бы силы и желание трудиться. И немного времени на реализацию задуманного. Скажем — лет тридцать. Или — три года. Или хотя бы три дня.




Оставить комментарий

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru