(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Писательское счастье

Рубрика: (Человек пишущий) | Автор: moderator | Дата: 15-11-2012

Метки: , ,

Передо мной лежит раскрытый деревянный футляр. А в нем — две авторучки, перьевая и роллер. Они абсолютно неотличимы внешне. С закрытыми колпачками трудно понять, где какая ручка. Роллер чуть светлей. Но чтобы разобраться в этом, к авторучкам нужно пристально присмотреться.

Баррели и колпачки ручек выполнены из сандала — древесины тропического дерева, известного своим ароматическим маслом. Сандал сочетается с белым металлом. Украшают ручки золоченые вставки. Форма и декор гармонируют идеально.

Это очень хороший комплект. И — уникальный. Второго такого на планете Земля вы не найдете. Эти ручки — мои и только мои. Даже если когда-нибудь художник, изготовивший этот шедевр, захочет его повторить, у него не получится. То есть у него получится такая же великолепная штука, но она будет немного другой. А эта — неповторима.

Я говорю о комплекте авторучек работы Дмитрия Русакова. Об этом человеке я уже как-то рассказывал (в статье «О хандмейде с любовью»). Но не мог и предположить, что его авторучки станут моей собственностью.

Как это случилось? 7 ноября 2012 года я с супругой был приглашен в компанию «Элкод». И там, на встрече с руководителем компании, мне был вручен футляр с ручками Русакова.

Этого подарка я не ожидал. И когда мне предложили угадать, что находится в деревянной шкатулке, растерялся. В голову приходили самые разные варианты ответа. В конце концов, я не выдержал и приоткрыл крышку. И обомлел.

Я обожаю пишущие инструменты (думаю, вы уже это поняли, читая статьи блога «Умные мелочи»). Я же литератор, писатель. Литературная работа для меня — смысл жизни. И хорошую ручку ничем не заменить — даже самым роскошным компьютером. Без бумаги и ручки моя мысль течет в неправильном направлении. Без ручки я не могу полноценно трудиться.

Я снимаю шляпу перед теми, кто подарил мне эти ручки. Я вам очень благодарен. Вы — необыкновенно добросердечные люди.

А еще я хочу обратиться к Мастеру, изготовившему эти ручки — к Дмитрию Русакову. Я не переоцениваю ваш талант, Дмитрий. Это, действительно, потрясающая работа. Я держал в руках очень хорошие перья. Некоторые из них я приобрел и работаю ими, практически, ежедневно. Но ваши ручки — подлинное чудо. Они мне настолько нравятся, что я готов отложить в сторону любимый Монблан Майстерштюк 149. Пусть полежит. А я пока займусь обкаткой сандаловой ручки.

Да, ей требуется обкатка. Она требуется любой хорошей авторучке, обладающей собственным характером. Перо идет по бумаге ровно и мягко. Но это еще не мое перо — оно ко мне только начинает привыкать. И когда наши взаимоотношения наладятся, письмо станет идеальным. Ход приобретет волшебную плавность. Штрих станет безупречно ровным. И ручка превратиться в продолжение моей руки.

Я уже знаю, какое место в моем арсенале займет сандаловая ручка. В отличие от Монблана она обладает не таким широким штрихом. Но огромное перо 149-го Монблана упруго и, вместе с тем, достаточно упрямо. Оно пружинит при сильном нажиме и идет с едва различимым сопротивлением при легком письме. Перо сандаловой ручки мягче. Оно податливо, прощает легкие огрехи при письме. Совершенно не царапает рыхлую бумагу.

К слову — нехорошо, когда у ручки нет имени. Я нарекаю ее именем автора. И сейчас в моем арсенале есть целый букет Паркеров, один подлинный Монблан и пара Русаковых. По-моему, очень хорошая компания (о фейковых Паркерах и Монбланах умолчу — это тоже неплохие ручки, но… ненастоящие).

К судьбе подаренных ручек Русакова я буду возвращаться и в будущем. Я хочу, чтобы автор знал, как ведут себя его авторучки в работе, что с ними происходит. Думаю, это важно, потому что мой комплект, я очень надеюсь, не единичный. Дмитрий находится в начале пути. И впереди у него множество таких же великолепных комплектов, каждый из которых обретет своего хозяина.

Я никак не могу справиться с охватившей меня эйфорией и не стыжусь в этом признаться. Поэтому лучше перейти к вещам практического плана.

Как выйти на Дмитрия Русакова, чтобы заказать ручки авторской работы — себе или в подарок? Без согласия Мастера выкладываю его координаты на Facebook — http://www.facebook.com/dmitry.rusakov.92 Стучитесь, предлагайте дружбу, вступайте в диалог — работы этого человека того стоят. Я знаю, что Русаков человек скромный и даже (как я понял) стеснительный — как это обычно и бывает с художниками. Не верьте его отговоркам. У Дмитрия светлая голова и золотые руки. Я вижу это по его авторучкам (от которых не могу оторваться).

Заказывайте. Уговаривайте. Приводите свои аргументы. Взамен вы получите то, что получил я — удивительной красоты инструменты для письма. Причем, такого уровня, что их не стыдно передать в наследство.

Что я планирую сделать со своим Русаковым (ручкой, а не Мастером)? Что такое обкатка — я уже рассказывал. Но здесь случай особый, поэтому повторюсь.

Ручку я получил в подарок, когда находился далеко от дома. Как только вернусь домой (а это случиться в ближайшие дни), то первым делом промою фидер ручки слабым раствором нашатыря — 2 капли на стаканчик теплой воды. Это необходимо, чтобы убрать из капилляра микрочастицы металла и заводской смазки. Фидер и перо заводского исполнения — сделаны в Германии. Поэтому процедуру промывки я считаю полезной.

Затем займусь подбором чернил. Кандидата всего два — паркеровские и монблановские чернила. Особой разницы между ними нет. Но у меня в запасе только черные и черно-коричневые чернила. А мне хочется заправить ручку Русакова либо коричневыми, либо синими чернилами.

Обкатку проведу по бумаге верже — в записной книжке Paperblanks. Момент отличный — я только что закончил 240-страничный молескин и сейчас намерен продолжить дневниковые записи в PB. Поэтому ручка Русакова займет место Монблана — то есть станет моим дневниковым пером. Одна рукописная страница в день (в Paperblanks, наверное, две, поскольку площадь страницы здесь меньше, чем в молескине). И через месяц или чуть больше обкатка ручки будет завершена. После этого я снова устрою ручке промывку. И она займет свое штатное место среди рабочих инструментов для письма.

И немного о названии статьи… Что такое — писательское счастье? Когда тебе есть, что сказать людям, и тебе хорошо пишется. Когда у тебя есть издатель, которому ты доверяешь, и редактор, с которым тебе славно работается. (Кстати, мой любимый редактор — однофамилица Дмитрия, Анна Георгиевна Русакова. Это совпадение видится мне хорошим знаком).

Писательское счастье — когда у тебя есть читатели, которые тебя понимают и любят. У меня они есть, я знаю. И считаю себя поэтому необыкновенным счастливцем.

Писательское счастье — когда у тебя не возникает необходимости лгать, даже во спасение. И когда перед тобой  стопка листов чистой бумаги, а в руке — авторучка, которую ты с полным на то основанием можешь назвать своей.




Оставить комментарий

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru