(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

Программа AudioMate — что подключаем и… зачем

Рубрика: (Компьютер на рабочем столе, Умные вещи в офисе и дома) | Автор: moderator | Дата: 29-10-2014

Метки: , , ,

У этой программки есть небольшая история. Однажды, зайдя на файловый склад для Макинтошей, который называется MacUpdate, я обнаружил одну небольшую утилитку. Совершенно бесплатную — поэтому я её и скачал. И удивительно функциональную. Жаль, только не русифицированную. Но с другой стороны — зачем нам русификация на уровне системы? Хватит с нас и того, что мы имеем.

Скачав дистрибутив и попробовав программу, я, несколько разочарованный, отложил её в сторону. Программа запускалась и открывала в системном меню, то есть в трее, рядом с часами, небольшое информационное табло. А именно — число дискретизации и уровень громкости источника звука.

Вроде бы и немного. Но вскоре выяснилось, что табло можно настраивать. Можно вывести на экран число дискретизации и уровень громкости в децибелах. Можно вывести уровень громкости в процентах. Можно вывести его в графическом виде. Можно вывести вместо него название источника. И, наконец, не выводить вместо него ничего, оставив одно значение.

Мне стало интересно — а что эта программа умеет делать ещё. И я запустил её. На первом уровне — на картинке, которая появляется при запуске программы, отражены все возможные подключения звука. А именно — пять источников. Первый — BoomDevice (замечательный платный обработчик звука для портативных компьютеров). Второй — аудио монитора. Третий — встроенный вход. Четвёртый — встроенный выход. И наконец, пятый источник — встроенный микрофон.

При этом под каждым источником было указано количество задействованных выходов и количество включённых в работу. А рядом — числа дискретизации, которые могут сообщить о многом — о стереоэффекте, например. Или о том, сколько места займёт звукозапись.

Ниже на странице стоит опция Start at Login. Стало быть — включение при старте. Что же, установим утилиту. И посмотрим, что она даст в результате.

После запуска в качестве системной программы я снова открыл рабочее окно. И первым делом потрогал первую на странице картинку — изображение движков эквалайзера. Удивительное дело, я получил… регуляторы громкости для каждого из пяти источников. А заодно выяснил, какие источники работают, а какие дожидаются своего времени. К слову — ниже всех, над стартовой опцией, находится индикатор включения. У меня включено «Match system`s default audio output device». То есть — включение того, что предусмотрено системой. Ну, и ладно.

Открываю вторую картинку — зубчатого колеса. И попадаю в настройки утилиты. Здесь всего две вкладки. Первая обозначена как General. Открываю её и попадаю на настройки интерфейса. Первые две оставляю так, как они и есть — то есть включёнными. Это «Dismiss popup when another app becomes active» и «Play feedback sound when changing master output volume». Затем идёт опция выбора отображения в меню — я её уже описывал. Ну, и наконец — опция «Status bar appearance». Здесь открывается меню с тремя встроенными значениями. А именно — «Blue appearance» и «Graphite appearance». У меня установлена третья опция — «Honor system`s appearance».

Вхожу во вторую вкладку — «System Notifications». И вижу пять отмеченных опций. «Everytime a device is added or removed», «Everytime a device`s volume changes», «Everytime a device`s mute state changes», «Everytime a device`s sample rate changes» и «Everytime a device`s clock source changes». Все их я оставил без изменений. То есть задействованными.

Ещё на первой странице программы есть индикатор информации — рядом с движками эквалайзера и зубчатым колесом. Там находятся ссылки на Твиттер, на веб-сайт программы и ссылка на почтовое сообщение. Всё, больше в программе ничего нет. Но и того, что я нашёл, более чем достаточно.

Включаем программу и наблюдаем — зачем она нужна. При включении звука я могу отрегулировать уровень громкости. Причём сделать это достаточно точно, не напрягая устройства компьютера и не напрягаясь сам. Очень комфортно — для тех, кто использует компьютер в качестве источника высокоточного звука.

Далее — я могу визуально оценить уровень выставленной громкости. Четверть или, скажем, половина громкости. А в зависимости от этого — уровень искажений, подчёркивание басов или верхней части звукового спектра. Всё это позволяет делать маленькая утилитка, написанная для системы OSX. Просто замечательно!

Теперь о применении программы более подробно. Всё верно, обойтись без этой программы на Маке очень даже можно. Тем более, что цифровой индикатор программы занимает место на экране — пусть и немного, но всё-таки занимает. Однако, если я использую проигрыватель iTunes или любую другую программу вывода звука, мне эта программа может очень пригодиться. Она не делает чего-то кардинального. Но показывает источники звука. Показывает точно, в нужное время, без каких бы то ни было прикрас.

Подобных программ на компьютере скопилось достаточно много. С одной стороны, беда — поскольку все они лишь немного улучшают восприятие основных приложений и работающие сервисы. С другой стороны — никакой беды, поскольку они улучшают, а не ухудшают это восприятие.

С одной стороны может возникнуть вопрос — а почему бы разработчикам приложений заранее не обеспечить все эти пышности? Почему бы, к примеру, не оснастить вывод звука, скажем, схожими утилитами? Но с другой стороны — не всем же они нужны. Мне — нужно, а вам — не знаю. Вот и весь сказ. Кому нужно, тот скачает и будет пользоваться этой программой. Остальные будут смотреть в другую сторону — скажем, в сторону iPhoto, которой скоро, похоже, придёт конец.

Что будет вместо iPhoto? Да, какая разница. Что-то будет. Причём, очень функциональное, очень современное и очень удобное. Других программ компания Apple не выпускает. Надо сосредоточиться на них. А что касается будущих релизов… Будут релизы, будет и критика. Всему своё время.

Во всяком случае, речь идёт о двух программах — об iPhoto и об Aperture. Вместо этих программ будет выпущена одна полностью их замещающая и полностью русифицированная (хочется надеяться). Но это дело, действительно, будущего.

Возвращаясь к программе AudioMate замечу, что памяти она расходует очень немного. И дело своё делает на сто процентов. Во всяком случае, держать эту программу если не постоянно включенной, то хотя бы для случая, я бы очень рекомендовал. Запуск её был бы для Мака настоящим спасением. Когда на Макинтоше случается авария (а они случаются на любой машине), эта утилита помогает с ней справиться. Более того, она превращает работу со звуком в своеобразную игру, в хорошую забаву.

На этом — всё. О других программах для OSX поговорим в дальнейшем.

Читаем книги на Маке и РС

Рубрика: (Компьютер на рабочем столе, Умные вещи в офисе и дома) | Автор: moderator | Дата: 20-10-2014

Метки: , ,

Книги на Маке и книги на РС — одни и те же, но выглядят по-разному. В чем сходство — выяснить проще, чем перечислить различия. Хотя, хватает и сходств, и различий.

У РС за книги отвечают самые разные программы. Их довольно много. И все они считаются хорошими программами для просмотра и обслуживания файлов электронных книг.

У цифровых книг есть определённое количество форматов. Они стандартны и хорошо обрабатываются просмотрщиками. Вот эти форматы. FB2, EPub, mobi, PDB, PDF, djvu, doc, docx, odt, rtf, html, chm и txt. Самым популярным форматом является FB2. Затем идёт формат EPub, который применяется в книгах, написанных для просмотра на Маках. Затем — формат для старых карманных компьютеров Pocket PC. Именно эти три формата и являются истинно книжными, предназначенными для чтения электронных книг.

Для РС программ чтения цифровых книг довольно много. Их не менее 26 штук. Среди них нет программ, способных работать со всеми форматами. Но есть программы, которым эти форматы большей частью по плечу. Например, программа AlReader работает со всеми форматами, кроме PDF и djvu. Но это одни из самых популярных форматов, которые, тем не менее, программе не по зубам. С другой стороны, читалка STDU Viewer прекрасно читает форматы PDF и djvu, но не справляется с другими. Количество читалок на компьютерах РС сравнимо с количеством форматов книг. Чем больше на компьютере программного разнообразия, тем больше читалок нужно для работы с ними.

Однако, у электронных читалок есть ограничения. Они касаются и размеров файла, и кодировок, и много чего ещё. Некоторые читалки для Windows не могут читать русскоязычные файлы. А другие читалки не читают китайский язык. Эти различия сокращают количество программ до тех 26 штук, что доступны для чтения сегодня. Но эта ситуация меняется. Программы совершенствуются, выпускаются новые.

На Маках с книгами попроще. То есть их, этих электронных книг, недавно не было на Маках совсем. И вот они появились — вместе со стандартным приложением для чтения iBooks. Точнее, для покупки этих книг. Для их чтения используется другой программный модуль. При его открытии книга раскрывается. И представляет собой ту же последовательность букв и знаков препинания. Только раскрывается книга очень и очень… красиво.

У Мака есть несколько программ для открытия книг. Две из них сторонние. При этом одна платная, коммерческая. А вторая — бесплатная. Платная программа называется BookReader. В ней есть всё, что должно быть в хорошей читалке. Полка готовых книг в форматах FB2, EPub, PDF и некоторых других. Просмотр книг в «нормальном» режиме — то есть в режиме отображения книжных страниц, с номерами, с проставленными заголовками на страницах и с картинками, иллюстрирующими книги.

Бесплатной программой является оболочка Calibre. Эта программа предназначена для хранения книг, их конвертации и синхронизации с внешней читалкой. Собственно, для применения электронных книг совместно с Маками и служит программа Calibre. Правда, у меня с ней не сложилось. Программа живёт на винчестере компьютера, конвертирует все тексты, но в качестве их хранения не годится совершенно. Возможно, потому, что мне крайне редко приходится конвертировать книжные файлы. Формат EPub давно стал стандартом в этой ипостаси. К слову, он тоже создан для читалок для Windows. На Маках он стал применяться намного позже. Такая вот запутанная история.

Книги на РС и книги на Маках ничем особым не отличаются. Кроме, конечно, их представления. На Маках, особенно на портативных устройствах (iPhone и iPad), книги выглядят просто чудесно. Они плавно открываются, перелистываются, словно настоящие книги. И вообще, читать их одно наслаждение. Но видов представления этих книг на порядок меньше, чем книг для Windows. В системе Windows настроить можно всё. Можно поставить один из десятков шрифтов, а вовсе не один из трёх, как на Маке. Можно переформатировать книжку, увеличив или уменьшив число страниц. Можно перевести книгу в ночной режим, сделав «бумагу» тёмной, а буквы светлыми. Собственно, то же самое можно сделать и на Маке. Сложностей не возникает.

Чтение книг на Маке и на РС дело личное. До недавнего времени Макинтоши находились частично вне цифровых книг. Дело в том, что Джобс, бывший руководитель компании, как-то сказал, что пользователи компьютеров книг не читают. Сообщество пользователей эту фразу проглотило и… умолкло. А когда Джобс представил электронную книгу на своём iPhone, его высказывание было воспринято, как откровение. С Джобсом это случалось часто. И даже всегда — если посмотреть внимательно на историю. Но… оставим это. Чтение книг — дело каждого из нас, а вовсе не Джобса. Капитан был не прав.

Помимо описанных программ, есть на Маке программы, чтение книг в которых можно считать второстепенной задачей, а не насущной. Это всякого рода читалки PDF и djvu. Причем, если вторые можно считать книжными, то первые вряд ли. В формате PDF на Маке предоставляются для чтения документы, в том числе и официальные, сугубо технические. Поэтому формат PDF считался официальным форматом для чтения задолго до возникновения цифровых книг.

Ну, а формат djvu предназначен для сканирования книжных страниц и хранения их в компактном виде. Этот формат очень популярен в России и совсем не популярен на Западе. Отсюда и особенности читалок. Большинство из них имеют российское происхождение.

Что касается форматов odt и chm, то их в полном смысле книжными назвать нельзя. Формат odt — это формат текстовых файлов OpenOffice. Он может быть применён для чтения текстовых файлов, но не является файлом по умолчанию. И это сказывается на книгах, которых в этом формате ещё поискать. С форматом chm, созданным для файлов помощи Windows, тоже не слава богу. Книги в этих форматах выпускаются, но среди них много нечитаемых из-за путаницы в кодировках. В результате книги в формате chm с трудом открываются, в них перепутаны номера объединённых страниц, множество других ошибок. Компьютеры Макинтош эти файлы открывают с трудом. Если открывают вообще.

У цифровых книг есть хорошее качество. Они занимают мало места, но предоставляют при этом все накопленное богатство. В наше время похвастаться тем, что у меня, мол, есть большая библиотека, трудно. Она есть у всех пользователей компьютеров. И количество книг в ней может достигать величины, перечитать которую не под силу ни одному человеку. Даже если читать книгу в день — без каких бы то ни было перерывов.

Уже подходит время, когда книжный мир полностью изменится. Он уже изменился, но мы этого пока не замечаем.

Фотоаппараты — в плену одинаковых показателей

Рубрика: (Умные вещи в офисе и дома) | Автор: moderator | Дата: 15-10-2014

Метки: , , , ,

Ситуация складывается парадоксальная. С одной стороны промышленность выпускает огромное количество фотоаппаратов. С другой — эти фотоаппараты обладают схожими характеристиками. И все эти характеристики можно уложить в единую систему. А именно — размер сенсора, установленная оптика и тип носителя, на котором сохраняются фотографии. Все камеры укладываются в четыре или пять типовых классов. И изменения, при которых эти классы становятся тесными, настолько редки, настолько незначительны, что это вызывает удивление.

Сколько стоит в среднем фотоаппарат? Долларов 500. Или 800. Или 1000. Или 7500. Это четыре класса камер, выйти из которых трудно даже опытным игрокам рынка. Есть камеры стоимостью 10 или, скажем, 20 тысяч долларов. Но это профессиональные широкоформатные модели, которые на рынке погоды не делают. Основные же модели входят в указанную классификацию. Рынок постепенно сложился. Изменения в нём маловероятны.

Впрочем, маловероятны изменения в рамках сложившихся категорий. Выйти из этих классов камерам не так-то и просто. И — вряд ли нужно. Поскольку камеры хорошо продаются, они могут продаваться так и дальше. Если нет никакой проблемы с их продажей, суетиться бессмысленно. Но с другой стороны — разве ситуация на рынке так хороша? Разве не разоряются одни компании и не балансируют на грани разорения другие? Разве не происходит на рынке если не стагнации, то застойных явлений? Почему? По какой причине? И главное — что в этом случае делать?

Ответы на эти вопросы отыскать не так просто, как кажется. Кому-то эти ответы покажутся крайне сложными и крайне противоречивыми. И тем не менее, эти ответы есть. Они достаточно просты. И вполне отвечают на эти вопросы. Главный из них — рынок является рынком только в условиях… поиска. Чем изменчивей рынок, чем нестабильней его показатели, тем, как это ни парадоксально звучит, он крепче. Речь идёт только о рынке цифровых фотоаппаратов. Именно о нём.

Возьмём такой показатель, как физическая величина светочувствительного сенсора. У фотоаппаратов, у более-менее нормальных моделей, эта величина составляет 2/3 дюйма по диагонали. С этой величины начинаются цифровые камеры. Следовательно, этим сенсором оснащаются цифровые фотоаппараты компактного класса — со встроенной оптикой и со всеми положенными опциями. Возможен ли выпуск в этом классе цифровой камеры со сменной оптикой? Да, наверное. И компания Pentax выпускает фотоаппарат Q, оснащённый сенсором 2/3 и сменным объективом. Хороший старт для цифровой аппаратуры.

Но эта камера очень неважно продаётся. И выходит следующая модель Q7 — уже с сенсором 1,7, то есть большего размера. Оговоримся — перед ней была выпущена камера Q10 с сенсором такого же размера, 2/3. Но в следующем году (в 2014) всё вернулось на круги своя. Была выпущена камера с сенсором обычного для таких камер размера. Точнее, для камер с бессменной оптикой.

О чём это говорит? О том, что классификация в фотоаппаратуре дело совершенно неизменяемое. Закрепившаяся в фотопроизводстве величина сенсоров не изменяется ни коим образом. Это — дело принципа. Кто-то придумал, что на маленьком сенсоре невозможно получить хорошую фотографию. И это стало со временем аксиомой. Рынок эти камеры не принимает. То есть — фотолюбители, мы с вами.

Та же история происходит сегодня с любительскими компактными камерами и компактными фотоаппаратами со сменной оптикой. Это два соседних класса аппаратуры, которые ни коим образом друг с другом не совместимы. Но стоит лишь хорошенько присмотреться. Один класс фототехники хорошо спроектирован. Он оснащён слаженным набором инструментов — хороший сенсор размера 2/3 хорошо сочетается с зум-объективом (имеющим, как правило, 3-х или 5-кратный зум). Нужен ли компакту сменный объектив? А зачем? Мы имеем дело с маленьким фотоаппаратом, которому смена оптики может только помешать. И отношения к сменным объективам здесь достаточно завуалированы.

Но они совсем не завуалированы в другом классе фототехники — в фотоаппаратах со сменной оптикой. Такие же маленькие, такие же удобные. Ну, почти такие же — если не смотреть на саму сменную оптику, которая оказывается слишком большой. Дело в том, что изначально в этих камерах использовались сенсоры размера 4/3 — как у фотоаппаратов Olympus. И всё было нормально — эти сенсоры вдвое меньше обычного размера 36х24 мм, то есть узкоплёночного формата. Но потом появились маленькие камеры от Sony и Samsung`а. Затем подтянулись другие производители. И в эти камеры стали устанавливать те же сенсоры, что и в массовые модели зеркальных камер. Размер увеличился — уменьшилось удобство управления.

На маленьком сенсоре, тем не менее, нельзя построить качественное изображение, верно? Если, конечно, эти сенсоры так спроектированы. На видеокамерах, к слову, используются сенсоры куда меньших размеров. А фотохарактеристики этих камер оказываются в том же диапазоне, что и у фотоаппаратов. Более того, у самых совершенных видеокамер сенсоры достигают таких же размеров, что и у цифровых фотоаппаратов. О качестве фотосъёмки никто уже не говорит. Оно — идеальное по меркам видеокамер.

Эти тенденции в разработке фотоаппаратов сложились на заре нового века. В последние годы 20 века камеры окончательно сформировали основные классы фототехники. И прочно закрепились на рынке, отвоевав себе здоровенную нишу, вход в которую заказан. Хочешь необычных решений — ты должен согласиться, что часть твоих разработок так и не найдёт покупателя. Увы, это не воля каких-то деятелей фотобизнеса. Это — воля пользователей, фотолюбителей. И с ней ничего уже не поделаешь.

Дело ещё и в том, что фотолюбительские предпочтения сложились под воздействием традиционных технологий. Были у части фотолюбителей (далеко не у всех) запасы оптики к фотоаппаратам Canon, Nikon и другим. Были выпущены цифровые камеры. И этот запас дал знать — фотографам захотелось использовать эти объективы.

Но так было не всегда. Очень скоро запасы объективов сошли на нет. В дело включились объективы для цифровых камер — с уменьшенными сенсорами (как правило, в 1,6 раза), со своими показателями светочувствительности, а затем и самой технологией построения сенсоров (прежде всего, КМОП). И все пошло по тому же пути — с небольшой коррекцией по части физических размеров сенсора…

Мы вынуждены крутиться вокруг этих показателей. Так сложился рынок. Так сложились предложения на нём. Хорошо это или плохо, я не знаю. Наверное, хорошо — если фотоаппараты выпускаются в таких количествах. Наверное, не очень хорошо — если конкуренцию фотоаппаратам представляют смартфоны, чьи фотокамеры до недавнего времени были далеки от критики. Во всяком случае, нас ждёт забавное действо, исход которого предсказать невозможно.

Посмотрим, что нас ждёт впереди.

 

Судьба iPod`ов

Рубрика: (Умные вещи в офисе и дома) | Автор: moderator | Дата: 08-10-2014

Метки: , , , ,

Давным-давно планы компании Apple относительно своих плееров iPod стали историей. Эти плеера заняли своё место, отвоевали для Apple рынок цифровой музыки. Закрепили его… И что — исчезли, погрязли в небытие? Нет, они живут и процветают. Просто время сейчас такое, что плеера подрастеряли своё назначение. Сократился их выпуск. Сократилось их количество. Но плеера выпускаются и продаются.

Вопрос — как долго будет продолжаться эта история? Сколько плеерам осталось жить? И какое место они занимают сегодня — среди смартфонов и планшетов?

Вопросы не такие уж и простые. Нужно сосредоточиться именно на плеерах. И для этого переместиться на двенадцать лет назад. Или даже чуть дальше — во времена, когда плеер iPod возник и набрал силу.

Помнится, шли первые годы из двадцать первого столетия. И в Америке зарождалась в ту пору настоящая революция. Одновременно был выпущен плеер iTunes — сначала исключительно для «классики», потом для операционных систем свежих версий. Выход iTunes был впечатляющим, но не победным. Программа долго совершенствовалась, долго набирала силу. И в этот момент был выпущен первый iPod.

Этот плеер выглядел особенно хорошо в среде фанатов Мака. Он и работал исключительно с Маком, имея клиентскую программу для соединения с компьютерами Мак и сообщаясь с Маками через интерфейс FireWire. Это кто-то помнит? Первая инкарнация iPod`ов была только для Мака. И на российский рынок эти плеера не поставлялись.

Затем произошло следующее. Первый iPod набрал силу. Он стал считаться (в Америке) средством для продажи цифровой музыки. Не сразу, но компании обратили на него своё внимание. Не сразу, но внимание на него обратили и артисты. И — началась всеобщая лихорадка. Клондайк. Золотая жила. Люди принялись лихорадочно выпускать и продавать различные цифровые дополнения к плеерам iPod. А также всё, что касалось этих плееров.

Прошло совсем немного времени. И на рынок были выпущены первые плеера уменьшенных габаритов. А именно — плеера iPod mini и iPod shuffle. Это должно было привнести в среду плееров внутреннюю конкуренцию. Но привнесло лишь ажиотаж. Конкуренции не случилось. Люди выбирали между большим, маленьким и очень маленьким плеером. И никогда не ошибались.

Позже, после выпуска iPhone, стало ясно, что у плееров iPod появился мощный конкурент. В то время выпускалась масса плееров. К ним добавился и iPhone без телефона — плеер iPod touch. В то же время исчез плеер mini и возник плеер nano. Ситуация изменилась, но не кардинально. Смартфону iPhone ещё предстояло добраться до плееров iPod.

Прошло ещё немного времени. И сегодня с выходом на рынок смартфонов iPhone 6, у плееров iPod чрезвычайно мало шансов остаться в производственной линейке компании Apple. Посмотрим, исчезнут они или сохранятся. Жалко, если исчезнут — время их ещё вроде бы не ушло. А при нормальном раскладе и не уйдёт никогда. Просто плеера будут жить в параллельной вселенной, там, где нет телефонов. Существуют же плеера iPod touch? Вот и я о том же.

Но несмотря на плачевное состояние индустрии, у плееров iPod хорошие перспективы. Они лучше, чем у любого другого устройства такого же назначения. Плеер iPod — это, прежде всего, своя экологическая ниша. Мы подключаем плеер к кабелю и получаем полную информацию о плеере. И в нём находится не только музыка. В нём находятся фильмы, книги, программы. Всё зависит от модели, которая есть в нашем распоряжении. Но и это не всё.

У плееров есть свои предпочтения. Например, у элементарно простого плеера iPod shuffle есть прерогатива — слушать музыку. И никаких книг, никаких фильмов. У плееров iPod classic, наоборот, охота смотреть фильмы. У плееров iPod nano — слушать аудиокниги и запускать некоторые программы, написанные для этих устройств. Всё находится в полном равновесии.

И равновесие это не нарушается другими устройствами. Более того, количество устройств не может быть больше пяти. Компьютер, планшет, плеер — что остаётся ещё? К чему можно подключить свой компьютер, чтобы не пропали купленные программы? Число пять не позволяет подключить к компьютеру более трёх проигрывателей. Или два планшета и два проигрывателя. Или планшет, телефон и два проигрывателя. Везде существуют ограничения на это подключение. Но их число выбрано не случайно.

Ладно, а допустим мы купим себе новый плеер — вместе с iPhone 6. И что делать в этом случае? Ведь количество гаджетов увеличиться больше пяти? Да, но iPhone 4S, если он у нас есть, отойдёт в прошлое и выключится из системы. И планшет iPad 2 — если он у нас есть. И старый плеер. А вместо них будут подключены новые устройства. И все вернётся на своё место. Всё будет хорошо.

Всё будет хорошо в любом случае. Специалисты компании Apple работают именно для этого — чтобы всем было хорошо. Не забывая о своих интересах, разумеется. Тот, кто считает, что компания Apple должна о них забыть, заблуждается. Это — капитализм. Это — капитализм такой, каким он должен быть. Культурный, прогрессивный, с хорошо планируемой экономикой и предсказуемыми последствиями этого планирования.

Это планирование доводит до нашего сведения тот факт, что у iPhone всегда есть альтернатива — замена смартфона. Чем? Да, тем же iPhone следующей версии. Или через версию. Неважно, чем именно, но мы должны заменить его именно новой инкарнацией смартфона. Именно это и происходит с плеерами iPod. Вчера — плеер, сегодня — смартфон. А что будет завтра, посмотрим.

У плеера iPod — неважно, какого именно — есть своя судьба. Он перестал быть главным в обзорах компьютерных новостей. И отходит на вторые позиции. У плеера есть одна великая задача — отойти от рынка так далеко, чтобы не маячить в рамках производственной программы компании. Но и не покидать рынок, чтобы не пустить на него конкурентов.

Сегодня у iPod`а есть возможность почивать на лаврах, не особенно переживая за свою репутацию. Однако, эта возможность легко исчезнет, стоит лишь появиться какому-то уникальному устройству с удивительными качествами. Правда, такого устройства не появится. Дело в том, что Apple собрала все возможные дивиденды с этого рынка. Не осталось ровным счётом ничего. Абсолютно ничего.

А что будет завтра? Какое устройство повторит выпуск iPod`ов? Возможно, какое-то и повторит. Для этого нужно, чтобы руководство компании не дремало и остро реагировало на возможные изменения. Если такие будут, конечно. Пока — без изменений. Всё остаётся на своих местах…

Рынок iPod`ов полностью сформирован. Он полностью расширен и даже начинает съёживаться. Что будет дальше, стоит посмотреть. Честное слово.

Музыкальные проигрыватели для Мака

Рубрика: (Компьютер на рабочем столе, Умные вещи в офисе и дома) | Автор: moderator | Дата: 24-09-2014

Метки: , , , ,

Ладно, допустим, на Маке нет iTunes. Допустим, на Маке нужно применять другие музыкальные проигрыватели. Что мы имеем? Чем будем воспроизводить контент? И вообще, что творится на этом рынке без iTunes?

Дело в том, что iTunes и Мак — близнецы-братья. И даже больше того. Проигрыватель iTunes для операционной системы OSX это и средство проигрывания, и каталогизатор, и много чего ещё — вроде просмотрщика фильмов и проигрывателя аудиокниг. Без iTunes у Мака не станет главного средства воспроизведения. Но всё же что-то будет. Вопрос — что?

Ответ может быть получен из… бесплатного (или платного) каталогизатора программ для Мака. Музыкальных проигрывателей там полно. Посмотрим, что предлагает мировая промышленность.

Во-первых, этих программ довольно много. Но все они явно не дотягивают до уровня iTunes. А многие из них являются дополнениями к iTunes, позволяющими расширить его возможности. Во-вторых, уровень этих программ явно не совпадает с уровнем iTunes. Отсюда делаем вывод — что программирование для OSX ставит перед собой задачу воспроизвести музыкальный файл, но явно не превзойти основной проигрыватель. Что, превзойти его невозможно? Наверное, невозможно. Или, во всяком случае, очень и очень трудно.

Итак — программы для воспроизведения музыки на Маке. Сначала идут программы, распространяемые по системе Shareware. Это хорошие программы, поскольку у них есть испытательный срок, во время которого можно попробовать программу. Попробовать и решить — нужна эта программа на нашем компьютере или нет.

Первое — опускаем плееры MIDI. Они нужны для воспроизведения музыкальных файлов специфического качества. На компьютере MIDI давно не играют особой роли. Так что мимо все эти WocalWriter, Sweet MIDI Player и QMidi Standard. Повторяю, что программы эти хорошие, но для наших целей не годятся.

Второе — программы для воспроизведения всего остального. Это хорошее семейство программ, но у него есть ограничение. Они платные. А основной проигрыватель для Мака бесплатный. Получается, что эти программы испытывают давление конкуренции. И не всегда могут это давление перенести… Собственно, никогда не могут.

Вот программа ChromaTunes. Она не бесплатная. Её стоимость — 19 долларов 95 центов. То есть практически 20 долларов. Она умеет организовывать музыку по тегам. То есть в этой программе можно упорядочить музыку по исполнителям, по названию композиции, по альбому и бог весть ещё по каким критериям. Но он же, этот проигрыватель, не синхронизирует музыкальные композиции с портативными плеерами, с планшетами и смартфонами. То есть плеер получается… слегка кривоватый. Хотя и красивый.

У программы Swinsian та же история. Стоит программа столько же, а умеет то же самое. То есть проигрывать файлы по тегам, но не имеет никакой системы синхронизации файлов. И получается, что всё нормально, всё хорошо. Но вопрос — как быть с файлами на отдельных флеш-плеерах? Как быть с iPod`ами и с iPhone? Вообще — как?

Берем ещё одну платную программу — Musique. Она стоит поменьше — 12 долларов 20 центов. Посмотрим, что умеет она… Не много. Она умеет воспроизводить музыку, просматривать обложки, но не имеет никакого средства синхронизации с портативными устройствами. То есть — всё, как у нормальных плееров. Есть мощный двигатель, только тянуть проигрыватель некому. Двигатель предназначен для демонстрации мощи. И — всё. Синхронизация плееру не по плечу. И — точка.

Платные программы не впечатлили. Посмотрим, что предлагается в бесплатных версиях. И здесь мы можем вольно вздохнуть. Программ много. И есть очень хорошие.

Взять, к примеру, гостя от системы Linux — проигрыватель Clementine. Это очень хороший, мощный плеер, который умеет почти всё, что умеет и iTunes. Возможно, по этой причине он и не слишком популярен на OSX. Две программы с одной направленностью… Получается слишком близко? Слишком похоже друг на друга? Нет, дело не в этом. Clementine очень хороша, но отстаёт от iTunes на порядок. Она всегда будет отставать. Дело в том, что  iTunes делает целая команда разработчиков, получающих ничего себе зарплату. Они разрабатывают различные идеи, которые получают должное возмещение. О разработчиках Clementine не скажу ничего, поскольку не знаю. Вот и весь сказ.

Поехали дальше. Плеера для OSX часто выполняются в качестве дополнений к iTunes. Таким плеером служит и совершенно бесплатный Ecoute. Его можно загрузить на машину, чтобы воспроизводить музыку… проще? Или легче? Нет, ни то, ни другое. Просто музыка будет воспроизводиться в другом качестве. Например, с одновременным выводом картинок. Остальное будет то же самое, что и с плеером iTunes. Но всё же рекомендую — хороший плеер. И главное — бесплатный.

Далее идёт мультиформатный универсальный плеер Cog. Вот его-то и можно назвать универсальным плеером, замещающим отчасти iTunes. Он сравнительно маломощный и не тянет то, что положено iTunes. Но в том-то и заключается его прелесть. Он способен проиграть все файлы, расположенные в одной директории. Все, без какого-либо пропуска. А потом — в соседней директории. И ещё — в соседней. И так мы можем проиграть все файлы, где бы они ни находились. Для ознакомления, к примеру.

Cog — очень хороший плеер. И очень маленький. Найти и проинсталлировать его должен каждый владелец Мака. У системы Windows есть свои плеера. Там тоже существуют такие же проигрыватели. Поскольку их гораздо больше, я их и опускаю… Поехали дальше?

Такой же простой и такой же умный проигрыватель — Vox. Он способен проигрывать отдельные файлы без какой-либо окраски. В нём не работает встроенный эквалайзер iTunes. И хорошо, что не работает. Мы слышим всю звуковую палитру… Только интерфейс у этого плеера не особенно хорош. Он окрашен в темный цвет. А это на современном Маке моветон.

Последний бесплатный проигрыватель — FStream. Это не вполне проигрыватель отдельных файлов. Он предназначен для воспроизведения потокового звука от радиостанций. Другими словами — нужно радио, скачивайте FStream. Программа очень хороша в работе, очень точна и хорошо настраивается. Отличное решение для прослушивания радио. И главное — бесплатное.

Ну, а среди коммерческих программ, лишённых ознакомительного уровня, я хороших проигрывателей не встретил. Точнее, встретил, конечно. Например, мощный проигрыватель PulpMotion Advanced. Я примерно представляю, что это такое. Но — примерно. Ибо стоит этот проигрыватель 129 долларов. Оказалось, что он всё-таки имеет демонстрационный режим, но мне он не понадобился и с демонстрационным режимом. Слишком дорого. Мои потребности не позволяют так тратиться на то, что я могу получить бесплатно.

Программа iTunes помимо прочего хороша ещё и тем, что позволяет загружать тексты к музыкальным произведениям… Вы не пробовали? Что вы, такая прелесть!

Тише и… громче

Рубрика: (Умные вещи в офисе и дома) | Автор: moderator | Дата: 16-09-2014

Метки: , , , , , ,

У любого хорошего компьютера он есть. В смысле, звуковой адаптер. Он воспроизводит музыку. И делает это в соответствии с теми стандартными понятиями, кои заложены в него. Любой звуковой адаптер умеет воспроизводить истинные звуки. И умеет проигрывать, скажем, файлы MIDI. То есть звуки не истинные.

Но я сейчас не об этом. Я хочу поговорить об акустике. Дело в том, что звуковой адаптер у компьютера мы меняем крайне редко. Если он выходит из строя, но он-то как раз из строя и не выходит. И мы вынуждены жить с ним всё время — до той поры, пока не приходит время заменять компьютер. И в этот момент мы выбираем новую машину, ориентируясь на звуковой адаптер по необходимости. То есть, не ориентируясь никак.

Всё происходит именно так. Мы покупаем новую машину. И сталкиваемся с несовершенствами звукового адаптера, не имея возможности заменить его. И когда приходит время искать замену компьютеру, мы вспоминаем о звуковом адаптере слишком поздно. И снова — терпим. До той поры, пока не приходит время снова заменять компьютер другим, новым. Это происходит раз за разом. Собственно, всегда.

Но, допустим, у нашего компьютера хороший, даже очень хороший звуковой адаптер. Это дело точно касается Мака, где звуковой адаптер — основа основ. Он стоит такой, каким его предусмотрели изобретатели. Достаточно мощный — если дело касается воспроизведения музыки. И достаточно настраиваемый — если речь идёт о воспроизведении звуковых эффектов. Но вот вопрос — через чего мы будем слушать и музыку, и эффекты? Через ту акустику, что предусмотрена у самих компьютеров?

Да, акустика есть — у компьютеров iMac и MacBook (Pro или Air). Она есть и в мониторе Thunderbolt. Более того, в мониторе Thunderbolt акустика стоит не простая, а с сабвуфером. То есть — 2.1. Такая, у которой есть отдельный басовый канал. И всё должно хорошо звучать. Но… не звучит.

У компьютерных колонок есть жесткое ограничение на качество воспроизведения. Эти колонки дают хорошую громкость и хорошую высокочастотную полосу пропускания звука. И всё. Низкочастотная составляющая, деталировка звука, прочие нюансы — всё находится в плачевном состоянии. В смысле, всё воспроизводится, но не так, чтобы это можно было слушать. Речь при этом идёт об идеальных компьютерах. Об не самых дешёвых. А что говорить о машинах попроще?

Следовательно, одним из первых дополнений к компьютеру, если мы планируем слушать на нём музыку, будут колонки. И не просто колонки, а колонки с интерфейсом Bluetooth. Здесь нужно пояснение. Почему именно Bluetooth? Причины двоякие. Во-первых, таков тренд — связь Bluetooth очень популярна в последнее время. И адаптеров (в смысле, звуковых карт) в этом формате выпущено очень много. Ну, и во-вторых, сказывается свобода. Компьютер оказывается лишённым лишних проводов, которыми он подключается к колонкам. Нет проводов, нет каких-то адаптеров, скромное потребление энергии — всё это и сказывается на том, что компьютер оснащается этими колонками.

Тут же возникает следующий вопрос — насколько качественными являются колонки Bluetooth? И ответ — очень качественными. Они на самом деле очень точно передают и стереоэффект, и звуковую мощность. Это компьютерная акустика, поэтому качество звука специально рассчитано так, что слушать колонки можно очень долго. Качество звука получается беспрецедентным. Или уж точно таким, каким оно не вызывает у пользователя особых возражений.

Достаточно сказать, что большинство колонок выполнены по схеме 2.1. То есть оснащены сабвуфером и парой сателлитов. При этом сателлиты устанавливаются в корпус колонки раздельно. Они разделены внутри, то есть не сообщаются — превращая колонку в настоящую звуковую систему. Сабвуфер при этом оснащён фазоинвертором. Короче, всё у этих колонок происходит именно так, как и должно происходить. И стоимость их начинается от 100 долларов и заканчивается 1000 (или даже выше). При этом все колонки играют очень хорошо. Хотя акустика называется «декоративной». То есть — специально приспособленной для воспроизведения музыки, со специальным окрашиванием (то есть с частотным смешением).

У меня есть два звуковых адаптера с интерфейсами Bluetooth. В смысле — две колонки. Одна из них куплена в 2011 году, вторая — в 2014. Та, что приобретена ранее достаточно маломощная. Но играет очень хорошо. Она целиком пластиковая (для декоративных колонок обычное дело). И обладает невысокой мощностью. Но главная задача этой колонки — точное воспроизведение музыки — выполняется на ура. Она воспринимает все нюансы в достаточном диапазоне. Главное — не предъявлять к колонке слишком завышенных требований.

У второго адаптера ситуация выглядит посерьёзней. Это достаточно точный звуковой адаптер для воспроизведения музыки, выполненный в корпусе своеобразного цилиндра. Снизу находится мощный сабвуфер, он направлен вниз. А по бокам — 6 динамиков, расположенных вокруг корпуса. Трудней описать действие этой колонки, чем услышать в реальности. Очень качественное воспроизведение. Да, а называется эта колонка Harman/Kardon Aura. У первой колонки название Creative.

Эти два звуковых адаптера трудно назвать просто колонками. Хотя называть их надо именно так. Звуковые адаптеры в них не стоят — колонки воспроизводят то, что подаётся на них извне. И делают это очень качественно. Следует заметить, что у колонки 2014 года звучание выглядит едва ли ни идеальным. Видно, что конструкторы сильно постарались, добиваясь хорошего звучания. Пять баллов.

Как обстоит дело с громким звуком? У колонки 2014 года — замечательно. Создаётся впечатление, что конструкторы специально поработали над громким звучанием колонки. Когда добавляешь звука больше половины, колонка словно оживает. Появляется удивительная деталировка. Звук словно дрожит — будто в колонке живут сами инструменты. Особенность звучания словами не передать. Только на слух, только так.

У колонки постарше звук поспокойней. Здесь даже ощущаются перегрузки — если громкости дать волю. У нее есть очень чёткая граница — около 5 ватт на канал. А у колонки Aura — около 30 ватт. Получается чудовищная мощность.

Эти две колонки пока меня полностью удовлетворяют. У меньшей из них, у 2011 года выпуска, есть независимое питание. Я могу включить её, если мне это нужно, и слушать музыку там, где обычную колонку не подключишь. Но на деле мне этого не нужно. И я слушаю Aura. Эта колонка и звучит лучше, и выполнена просто чудесно.

Не знаю, возможно, в будущем появятся другие колонки — более мощные и более живые. Но пока и то, и другое сделано так, что рядом с компьютером колонка попросту… живёт. Поставить что-то более мощное мне совсем не хочется. Во всяком случае — пока.

Мелочи и прочее

Рубрика: (Умные вещи в офисе и дома) | Автор: moderator | Дата: 15-09-2014

Метки: , , , ,

Есть компьютер. Хороший компьютер. Есть периферия. Хорошая периферия. И есть компьютерные мелочи. Всякие мелочи. Хорошие, не очень хорошие и, прямо скажем… не особенные.

В этом раскладе важней всего, конечно, компьютер. Но и мелочи — тоже. Разве не имеет значения, какой у меня, скажем, нож для бумаги? Или какая кисть для клея? Или чем я прижимаю бумагу, ожидая, когда она склеится? Это — мелочи. Причём, большинство из них не имеет отношения ни к компьютеру, ни к вычислительной технике. Но не имей я ножа для бумаги, кисти или прижима — разве смогу я работать? Разве будет мне чем склеить бумагу, хотя бумага, как раз, к моей работе ни с какого боку?

Всё в этом мире взаимосвязано. Бумага, клей, ножницы для резки бумаги, какие-то шаблоны, записная книжка и множество мелочей помельче. Вроде резинки, точилки, бумаги для росписи карандашей и прочей ерунды. Большинство мелочей трудно определить. Нужно или нет — выясняется в ходе самой трудовой деятельности.

Допустим, мне надо разрисовать лист бумаги, набросав небольшой план. Я беру этот лист, линейку и карандаш. И разрисовываю его линиями. Если одна линия уклоняется вбок, я её стираю — резинкой. И снова наношу линию имеющимися инструментами.

Элементарно простая задача, но она требует наличия определённого оборудования. И если этого оборудования у меня нет, то я предпринимаю усилия, чтобы оно у меня появилось. Кстати, это и есть механизм, который помогает обзаводиться необходимыми мелочами. Дело очень простое. Нет чего-то — это что-то появляется. И я с ним работаю. Потом оставляю до будущих времён, чтобы вспомнить об этом, когда придёт время. Всё очень просто. И весьма эффективно.

Для приобретения мелочей тратятся довольно значительные средства. Но здесь действует одно правило. Оно касается именно приобретения мелочей. Если эти траты не значительны, если они оправдывают приобретение, то нужно тратиться и покупать именно то, что нужно. Ну, а если нет, то — нет. В смысле — если эти затраты избыточны, то и тратиться не стоит. И обходиться нужно малым — в любом деле, даже в таком, где обходиться не получается.

К слову, эта ситуация возникает почти всегда. Почти всегда нам кажется, будто траты на мелочи сами по себе мелки. Они не стоят того, чтобы их учитывать или планировать. Но на самом деле они того стоят. Очень даже стоят. Некоторые из мелочей по уровню исполнения приближаются или даже являются, скажем, предметами искусства. И мы вынуждены лавировать между приобретением этих мелочей и покупкой шедевров. И не всегда останавливаемся, приобретая, впрочем, больше, чем обычную точилку. И вместо точилки мы покупаем шедевр — какой-нибудь механизм, предназначенный для затачивания карандашей, но точилкой не являющийся.

Здесь всё очень тонко. Шедевр — не шедевр, это может сказать человек, разбирающийся в этих мелочах. А он, к слову, не всегда является лицом, которому эти товары нужны. Допустим, точилку может оценить человек, у которого нет ни одного карандаша. Который и не планирует затачивать карандаши — поскольку он не умеет рисовать. Его дело — оценка. И покупка товара по его истинной стоимости. А мы, коим нужна именно точилка, попадаем на этот товар. И, случается, переплачиваем. А иногда и сильно недоплачиваем. Короче, тут присутствует проблема, решить которую мы не в состоянии.

Мелочи считаются таковыми ровно до того момента, пока они не становятся приоритетными, преимущественными вещами в нашем багаже. До того момента, пока у нас есть карандаш, линейка, клей — мы работаем с ними и ничего не выдумываем. Но как только у нас появятся другие, необязательные предметы, типа настольного прибора или пресс-папье, наши мелочи приобретают иное значение. Мы растем? Нет, мы просто становимся владельцами ненужных мелочей. И только. Но всё остальное в результате сильно страдает. Мы уже не можем просто резать и просто клеить. Ибо эти операции превращаются в иное действо.

Об этом я размышляю, работая с бумагами. В моей голове практически не задерживаются мысли о том, как неплохо бы обзавестись тем или этим. И что мне надо бы купить то-то и то-то, поскольку работать без этого как-то не очень удобно. У меня мало этих мелочей. И я спокойно без них обхожусь… Но есть, есть вещи, которые обрели особый смысл! Их немного (как я считаю), но они есть.

Взять, к примеру, ручку. Обычное перо. Меня заводит его название — Meisterstuck. Иными словами — «Шедевр». И название марки — Montblanc. В смысле — «Монблан». У этой ручки своя судьба. И считать её мелочью как бы не с руки. Но это и есть мелочь. Несущественная мелочь, потому что этой ручкой я не пишу. Год назад писал. А сейчас — нет. И эта ручка постепенно перешла из состояния немелочей в мелочи. Скажем так — в ценные, очень ценные, но всё же мелочи.

Ручка не единственная мелочь, которую я отказываюсь считать мелочью. Есть и другие предметы. Прежде всего, тоже ручки — перьевые и шариковые. Вот, к примеру, ручка «Паркер Соннет». Что она — мелочь или нет? Недорогая, сильно дешевле того же «Монблана». Но я не пишу и ей. И она достаётся время от времени из своего чехла, живёт на столе, рядом с другой ручкой. И снова отправляется на место — в сумку с ручками.

А вот это шариковое перо мелочью не считается. Им я пишу постоянно и довольно много. Оно совсем неказисто. И напоминает, скорее… разболтанную шариковую ручку. И это не мелочь. Это — старая шариковая ручка, которой я пишу.

Среди мелочей много таких, которые меняют своё назначение. Вчера были мелочью, сегодня становятся рабочим инструментом, а завтра — снова превращаются в несущественные мелочи. Этот процесс непрерывен. И он неизбежен. Если бы ни эти потребности, жить бы моим мелочам в качестве… ну, скажем, приятных дополнений. К основной работе (хотя, они мне ни с какого боку). Или — к каким-то второстепенным делам. Например, к моей склонности рассматривать старые фотографии. И я их совершенно не рассматриваю — с помощью этой лупы. Но считается, что могу рассматривать, если захочу.

У мелочей есть своя ниша. Они по этой причине и существуют. Но с другой стороны, ниша эта может быть нарушена. И тогда о мелочах я и не вспоминаю. Есть у меня, скажем, тонкий нож для разрезания бумаги. Но после 11 сентября 2001 года я о нём и не думаю. Не потому, что подозреваю самого себя в каких-то подозрительных наклонностях, нет. Просто мне неприятно иметь дело с тем, с чем люди столкнулись там, в небе. Хотя, повторяю, никакой аллегории вроде бы и быть не может.

О мелочах сказано довольно много. И мне надо браться за работу. Но дело в том, что эти мелочи часто определяют отношение к ним. Точно говорю — определяют. И мне сейчас нужно сделать усилие, постараться забыть о мелочах, и взяться, наконец, за свои труды… Ну, вот и слава богу. Что вы там говорили про мелочи?  

Стилус как он есть

Рубрика: (Больше чем телефон, Умные вещи в офисе и дома) | Автор: moderator | Дата: 21-08-2014

Метки: , , , ,

В моей компьютерной жизни каких только стилусов ни бывало. Были стилусы объёмные, большие. Были стилусы крошечные, едва удерживаемые кончиками пальцев. Были стилусы необыкновенные, как перья у динозавров. Были самые простые, пластиковая ручка и… больше ничего. Короче, стилусов я перепробовал множество. И теперь думаю — что это было? Почему эти стилусы никак не запомнились, не остались в памяти? Это же были устройства позиционирования? С их помощью я писал, рисовал, указывал на экране координаты. И… ничего? Ровным счётом, словно и не было их.

Помню, урок, преподнесённый Стивеном Джобсом. Этот, безусловно, умный человек однажды сказал, что стилусы — самая напрасная из всех компьютерных задумок. Зачем они нужны? У меня есть десять стилусов — сказал он, имея в виду пальцы. Ими и обойдусь. И ведь оказался прав! Так и случилось — все десять оказались полезными и нужными. И, что самое главное, они не терялись в каких-то карманах, им не нужны были какие-то ёмкости для хранения. Стилусы, в смысле, пальцы уже были готовы к использованию. И большего сказать о них нечего.

С той поры и повелось. Выходит новый гаджет. А с ним — стилус. Сначала небольшой и ладный, просто для проформы. Потом — маленький, словно вовсе исчезающий. Потом — вообще никакой. А зачем, если экранное управление обустроено специально под палец?

Сказать по правде, у «яблочных» устройств стилусов не было вообще. Никаких. А вот у устройств андроидных, это да, это было. Поэтому наука Джобса оказалась полезной кому угодно, но не самому iPhone и iPad`у. Урок Джобса был, скорее, оправданием перед слушателями. Собственно, тем и запомнился.

Прошли годы. Нет уже в живых Джобса. Осталась только его компания. Но наследие Джобса блюдётся свято. Сказано — никаких стилусов, значит, никаких. Хотя, что-то подсказывает — надо бы попробовать. Вдруг Джобс не был абсолютно прав, вычёркивая стилус из нашей жизни? Попробовать, чтобы потом, позже, признать — он был прав. И всё закрутится дальше, без сильных потрясений и сбоев.

Но то, что надо сделать, мы знаем точно. А что не надо — не знаем. Этим мы, к слову, сильно отличаемся от ведущих управленцев. Они вынуждены действовать, мы — умствовать. Но это так, счастливая догадка… Так вот, мы точно знаем, что надо делать. И возмущаемся, когда в мир выходит устройство, лишённое стилуса. Казалось бы — чего проще? Есть устройство для записи. Есть и стилус. Им мы рисуем на поверхности экрана. И получаем именно то, чего хотим получить — штрих определённой толщины. Но не все оказывается так просто. Иметь стилус — это иметь вторую руку для работы с ним. И ещё одно устройство, которое нужно не потерять. Потеряв стилус, мы получим разукомплектованный аппарат. И — только.

Есть масса историй того, как пользователи теряли стилусы. И что после этого получали. Сейчас я вам одну такую и расскажу… Дело было во вполне хорошей стране. Человек купил себе смартфон, а с ним и стилус. И то, и другое ничего себе вещицы. Смартфон, конечно, андроидный, но это был всего один недостаток. Впрочем, недостаток ли? Солидный аппарат, с хорошим объёмом памяти, с хорошим экраном. Пластмассовый, конечно, но пластик, применённый в нём, был качественным. И от металла отличался не сильно. Короче, аппарат был очень даже ничего.

Стилус, применённый в нём, тоже был ничего. Обычная пластиковая штучка, не складная — как у новых смартфонов. Очень симпатичной формы. И вообще, очень хороший стилус. Один из тех, которые называют «продолжением руки».

И всё бы хорошо, но буквально на второй день стилус потерялся. Потерялся и — всё. И нет у человека инструмента для рисования и красивого письма. А есть на смартфоне — дырка, в которой жил этот стилус.

Поначалу ситуация была неприятной, но вполне обычной. Нет стилуса и нет. Управлять смартфоном можно и без стилуса. А тем временем искать в продаже новый стилус — на замену утерянному. Но в том-то и дело, что модель смартфона была выпущена как бы экспериментальная. И очень скоро этот смарт из линейки выпускаемых исчез. А вместо него был выпущен новый — с другим стилусом. Поэтому поиск стилуса превратился в подлинный кошмар.

Я не стану расписывать все обстоятельства этого события. Как и где этот человек нашёл почти такой же стилус. Как приспособил его к своему смартфону. Как снова потерял и снова оказался в той же ситуации. Ясно, что его положение оказалось незавидным. И он отказался от идеи поиска стилуса, лишь сменив свой смартфон на iPhone. Но это, действительно, другая история. Я не хочу, чтобы её расценивали, как бесплатную рекламу. Поэтому не указываю ни имени этого человека, ни названия его смартфона. Но таких историй, поверьте, очень много.

Не против ли такого выступал Стивен Джобс? Не против всякого рода утрат, делающих обращение со смартфоном малоприятным? Да, возможно. Но не только в этом заключается дело.

Стилусы для особо точного ориентирования на экране выпускаются до сих пор. Причём они выпускаются самого разного назначения. Есть стилусы для более удобного ориентирования по экранным кнопкам — с толстыми и мягкими наконечниками. Есть стилусы для более тонкого и изящного письма — с тонкими и острыми наконечниками. И между ними — огромное количество стилусов, и с мягкими, и с твердыми, и с тонкими, и с толстыми наконечниками.

Есть стилусы для работы в кабинете. Есть стилусы для работы в полевых условиях. Есть стилусы, лишённые возможности их утраты — они оснащены надёжным и подвижным креплением. Есть стилусы, потерять которые легко и просто — поскольку у них нет никакого крепления вообще. Одним словом, стилусов выпускается очень много. Но далеко не все они рано или поздно находят своего хозяина. У iPhone, действительно, есть десять стилусов. Все они на наших руках. И ничего, абсолютно ничего, iPhone больше не нужно.

Но стилусы выпускаются. И все они предназначены для того, чтобы быть опробованными на смартфонах. И, если повезёт, стать уникальными устройствами для управления своим смартфоном. Если, повторяю, пальцы вас не устраивают. А они устраивают примерно две трети (или даже больше) пользователей. Такая вот получается штука.

Я говорю об iPhone, поскольку они и ассоциируются у меня со смартфонами. Это не так. Смартфонами являются все аппараты, облечённые в этот формфактор. И стилусами наделены немногие из них. Что правда, то правда. Но размышляя о стилусах, я всё время держу в голове одну достойную фразу. Звучит она так. «Не делайте из цыплёнка курицу, пока она не вырастет». Не стоит делать из смартфона бог весть что. Пока это смартфон, а не планшет или что-то ещё.

Вот у планшета — дело совсем другое. Хотя, и он тоже не вполне годится для стилуса. Но здесь уже можно хотя бы поспорить.

Идеальные часы

Рубрика: (Больше чем телефон, Умные вещи в офисе и дома) | Автор: moderator | Дата: 18-08-2014

Метки: , , , ,

За последние год-два стало понятно, что будущие фитнес-трекеры, то есть умные часы, будут иметь два вида интерфейсов. Первый — маленький телефон, всё в одном. И второй — собственно, часы с небольшими дополнениями для слежения за физическими параметрами организма. Что лучше? И — какими будут будущие часы от Apple, коим прочат многомиллионный выпуск?

Сказать однозначно невозможно, ибо в этом случае Apple стала бы выпускать именно тот проект, который набрал бы наибольшее количество баллов. Но в целом понятно, что в первом случае мы получаем второй телефон, который станет на уровень неудобней большого смартфона. Оно и понятно — величина кнопок, размер экрана и дальше всё по накатанной. Удобства получаются намного меньше, чем на исходном уровне.

Но второй проект? Он же получается намного… удобней? Те же часы, со стрелками, но на их экране возникают сообщения. То есть не сообщения даже, а символы, которые присвоены определённым функциям. Почта, сообщение на фейсбуке, системные напоминания. Более того, в базовом варианте у часов сохраняется только эти символы. А в расширенном, то есть в детализированном, ещё и информация о том, кто звонил и когда. То есть мы можем выбрать базовые часы, и не получить при этом больших проблем с питанием. Батарейка будет работать год, после чего её легко будет сменить. А в расширенном режиме — она проработает несколько месяцев. И это будет тоже хорошо, поскольку у часов-телефонов батарейка живёт 3-5 дней (это в лучшем случае). После чего часы надо ставить на зарядку.

Всё правильно — часы должны быть часами. Но вот вопрос — каким образом они, эти часы, будут помогать владельцу смартфона управлять им? Какой в них смысл? Ответ находится несколько в стороне. Собственно, в смартфоне ровно столько же уровней управления, чтобы справиться с ними самостоятельно. Смартфону не нужен пульт дистанционного управления. Во всяком случае, обычному смартфону. Другое дело — функции контроля состояния организма. Это уже другая задача.

Если сосредоточиться на таких часах, то окажется, что они вполне могут быть удобными. И даже очень удобными — поскольку количество контролируемых функций у них ограниченно. Сегодня предполагается, что их будет 10. Контроль сердцебиения, пульс, количество калорий, употребляемых с пищей, какие-то ещё параметры. Все они могут быть синхронизированы с компьютером, который и осуществляет всю локацию. То есть следит за соблюдением всех функций и их балансом.

В этом случае разумней было бы внедрять часы второго типа — с интерфейсом Bluetooth, с основными датчиками, которым мы поручим контролировать наши органы. Что касается адаптера Bluetooth, то его 4-я версия вполне пригодна для длительного (годового) использования батарейки. Дополнительная информация может включаться отдельно — как система подсветки дисплея. Тогда у батарейки появляется шанс на экономию — владелец часов может сократить потребление электроэнергии и увеличить срок замены батарейки.

Но неисповедимы пути Господни. Мы не знаем пока — какой путь выбрали конструкторы из Apple. Возможно, именно этот. А возможно, и другой. Во всяком случае, пути применения фитнес-трекера возможны и на том пути, и на этом.

Взять, к примеру, один из трекеров, выпускаемых компаниями Samsung и Sony. Допустим, это не трекер вовсе, а полноценный телефон — пусть и с кнопками и с дублированием большинства функций большого смартфона. В нормальном режиме, когда смартфон находится далеко в кармане пиджака (или в дамской сумочке), мы можем посредством этого устройства общаться со смартфоном. То есть делать всё, что нам заблагорассудится, плюс то, чего пока в голове нет. А именно — играть.

Правда, не совсем понятно — зачем эта штука нам нужна. Ведь смартфон не так велик, чтобы оснащать его дополнительным устройством управления. И вовсе не велик, если рассматривать смартфон, как игровое устройство. В любом случае нам не должно мешать то, что у часов однозначно маленький экран, сокращена экранная клавиатура и усечён набор управляющих кнопок. А всё это в часах будет обязательно — даже если их спроектирует лучший часовой мастер.

Дело ещё и в том, что часы — это специально уменьшенный вариант смартфона (если говорить именно о смартфоне). Совсем иная история у фитнес-трекера. Он и есть — часы. Но с дополнительными функциями, которые могут и не применяться. То есть фитнес-трекер может работать и в качестве собственно часов, и в качестве трекера. И эти функции не пересекутся никогда. В этом-то и заключается главное преимущество фитнес-трекеров. Впрочем, их производство уже налажено. И не вызывает особого энтузиазма. Да, часы есть, но они настроены не на фактический стандарт, коим является для них iPhone. Каждая модель работает по-своему. И каждая по-своему настраивается. Общими являются лишь основные функции. И — не более того.

Впрочем, умные часы выпускаются уже более двух лет. Они совершенствуются, модернизируются. Но ни одни из них сегодня не являются общепринятым каноном. То есть часы, конечно, есть, но они настолько различны по функциям, что не могут считаться идеальными.

Да, в поисках идеала конструкторы кладут немало сил. Непонятно, во-первых, что считать идеалом. А во-вторых, как его реализовать на практике? Допустим, эти часы — идеальны по своему устройству. Но надо же и выпускать их в соответствии с этими требованиями? Часы должны иметь ремешок, быть водонепроницаемыми — при наличии каких-то портов для подключения их к компьютеру. Наконец, они должны иметь батарейку, которая была бы достаточна для долгой работы… А что считать долгой работой? Год — это долгая работа? А пять лет? А — десять?

Ответов на эти вопросы нет ни у одного конструктора. Нет ответов — не означает, что нет и вопросов. Их-то как раз очень много. Индустрия часов находится в зачаточном состоянии. Выпуск намечен на конец текущего года. И все основные производители уже выпустили свои главные модели. Осталась одна, едва ли ни самая главная модель. Часы от Apple. Когда они выйдут, тогда и наступит тот самый момент — запуска их в основное производство.

Но пока все находится в подвешенном состоянии. Мы гадаем, какими будут умные часы. И прикидываем, какими они должны обладать функциями. Ясно одно — компания Apple решила не поддерживать формат своих iPhone. И в очень скором времени на свет выйдут новые аппараты — размером в 4,7 и 5,5 дюйма по диагонали. Что это будет на самом деле, неизвестно. Нам остаётся только ждать…

А тем временем компании LG и Motorola выпустили свои умные часы. Пока непонятно, что это за устройства. У LG вышел тот самый телефон — всё на руке. У Motorola — часы фитнес-трекер. Минималистичные по устройству и дизайну. Посмотрим, что из них завоюет мир.

Лазерный принтер — возможности роста

Рубрика: (Умные вещи в офисе и дома) | Автор: moderator | Дата: 07-08-2014

Метки: , , ,

Честно говоря, эта вещь появилась у меня можно сказать случайно. Время было такое, что у нас не было ровным счётом ничего. И однажды мы решили купить лазерный принтер. То есть, что значит — решили? Просто купили, и всё. Принтер нам был не нужен. Но на его стороне стоял вопрос цены. Принтер стоил меньше двух тысяч рублей. И мы не стали уговаривать себя — мол, не нужно, лишнее и всё такое. И купили его.

Сказать, что принтер стал поворотной точкой чего-то, я не могу. Не могу и назвать его покупку поворотным событием. Всё развивалось так, как должно было развиваться. Я принёс домой принтер. Распаковал его. Установил. И распечатал какие-то установочные таблицы. Печать мне понравилась. И всё — на этом сеанс испытаний завершился.

Потом были месяцы (и даже годы) неспешной работы. Нашлось дело и принтеру. На нём распечатывались договоры. И кое-что ещё, чего я сейчас не упомню. Постепенно вылез и единственный недостаток принтера. Дело в точках на зеркальном барабане. Точнее, в одной точке. Она притягивает к себе некоторое количество тонера. И на листе распечатки остаётся небольшая клякса — появляющаяся с назойливой периодичностью. Надо бы вскрыть принтер и почистить его. Но я всё откладываю. Скоро закончится картридж. И я заменю его, вместе с барабаном. Тогда и начнётся настоящая эксплуатация. А пока идёт экспериментальный режим. В смысле — не такой, как задумано конструкторами.

Эта идея — получить в распоряжение полноценный принтер — не даёт мне покоя до сих пор. Принтеру уже больше трёх лет. Он давно отработал те две тысячи рублей, что пришлось за него отдать. И даже больше того (хотя печатал я на нём гораздо реже, чем предполагал). Но режим испытания ещё не завершён. В печатающей головке принтера стоит картридж ёмкостью в 500 страниц. А нормальный картридж имеет ёмкость в 700 страниц. Вот я и думаю. Хотя, думать здесь нечего. Стоит такой картридж, который в принтер установлен. И нечего мудрить.

У принтера этого довольно точное название — Brother. И индекс — HL-2130. Это одна из базовых моделей черно-белых принтеров для обычной печати. На этикетке, расположенной на передней панели, указаны параметры принтера. Первое — скорость принтера. 20 страниц в минуту. Честно говоря, это скорость в какой-то низкой опции. Я с таким разрешением не печатаю, потому и скорости такой пока не добился. Но в целом показатель хороший.

Вторая опция — количество страниц, которые я распечатываю в день. 250 получается страниц, хотя я ни разу не приближался к этой цифре. Дело в том, что 250 страниц истощают печатающий узел принтера за несколько дней. Если печатать больше, то картридж истощится ещё быстрей. Но я печатаю намного медленней. И 500 страниц — ёмкость установленного в принтер картриджа — мне хватает на три года. И, возможно, даже на четыре. Такая вот история.

Следующая опция — максимальное разрешение принтера. Оно обозначено как 2400х600 пикселей. Умопомрачительное разрешение, которое регулируется с моего компьютера установкой самого высокого разрешения, среднего и низкого. Я, если честно, даже не пробовал низкие разрешения. Печатаю на высоком. И никаких проблем.

Ну, и последняя опция — количество страниц. Написано, что 700. Но я-то знаю, что их всего 500. Или… 700? Точно не помню. Да, и не нужно мне это. Говорю же — принтер давно оправдал все затраты. И даже вышел на полную окупаемость. Во всяком случае, те распечатки, которые он делает сейчас, назвать расточительством невозможно. Но впереди замена картриджа. И это превращается в настоящую проблему.

Нет, картриджей (настоящих, не поддельных) в магазинах полным-полно. Их больше, чем может показаться сразу. Дело в том, что принтер Brother HL-2130 — это одно из наиболее популярных устройств. Его изготовлением занимаются несколько заводов. Об этом говорит цена устройства. В результате купить это такой принтер для своих нужд может любой гражданин. И даже не гражданин — это устройство продаётся всем, кто этого пожелает.

Это первый лазерный принтер, который появился в моём доме. До этого были… Да, помню, помню. Первым был струйный советский принтер. Он прослужил всего ничего и был заменён на «Электронику» — ещё один советский принтер с 9-игольной печатающей головкой. Это был матричный принтер, которому удавалось сильно уродовать бумагу. Все эти принтеры можно рассматривать как предварительные устройства. Настоящие пошли потом.

Первым настоящим принтером стал струйный «Эпсон». Он прослужил долго — до самого момента, когда мне понадобилось печатать. Оказалось, что головка этого принтера высохла. И забила при высыхании каналы с чернилами. Качество принтера оказалось его слабой чертой. И мне пришлось купить новый принтер — Hewlett-Packard. У этого принтера головка была сопряжена с основным резервуаром для чернил. Она заменялась полностью. Но была при этом достаточно дорога. Я промучился с HP несколько месяцев. Потом купил новый принтер. Потом ещё. И, наконец, прекратил свои попытки, понимая, что для качественной печати нужно не какое-то уникальное устройство, а попросту свежий принтер.

И вот — я купил лазерное устройство. Сказать, что это лучший принтер в моей жизни — ничего не сказать. Это самый лучший принтер. Самый-самый. Он печатает ровно столько, сколько требуется. И с таким качеством, с каким требуется. Он всё делает так, что невозможно отделаться от мысли, что кто-то сделал очень хорошее устройство для личных нужд. Честно говоря, решающим моментом стала цена. Именно — цена. Дешевле двух тысяч рублей — с ума сойти.

Этот принтер стоит рядом с компьютером. Места он не занимает — он стоит в углублении большого кухонного шкафа. Там, где ничего больше не встанет. На его расширении установлена маленькая колонка с интерфейсом Bluetooth. Колонка не работает — не потому, что не работает в принципе, а потому, что я её не включаю. В хозяйстве есть более новая и более мощная колонка (тоже с интерфейсом Bluetooth). А эта колонка просто закрывает расширение — чтобы в него не попадала пыль. По-моему, мудрое решение (или, во всяком случае, не совсем уж глупое).

Но главное впереди. Главное — возможности модернизации. В любое удобное время я могу заменить печатающую головку новой. И продолжить свои редкие упражнения с лазерным принтером. Вот радости-то будет.

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru