(495) 234-36-61
На главную страницу блога Почта

Блог «Умные мелочи»

О чем беседуют Деды Морозы в России

Рубрика: (Путешествия) | Автор: admin | Дата: 14-01-2016

Метки: , , , , ,

…Продолжение

– Здорово же у него там, дедушка, на Ямале! – засмеялась Снегурочка. – Надо и нам с тобой на снегоходах научиться ездить – столько времени сэкономим!

А пока волшебники прикидывали, за сколько дней они на снегоходе успеют всех гостей навестить, пришел и еще один ответ. Адресант его – веселый и озорной Паккайне – вмиг их настроение еще лучше сделал. А в качестве подарка прислал деду с внучкой… свой портрет. Всё потому, что Паккайне – страшный щеголь и франт, любит покрасоваться и знает, что зимний символ Карелии должен выглядеть достойно, словно Аполлон.

«Приветствую, дорогой мой старший брат! Да-да, ведь ты, наверное, помнишь, что нас с тобой уже как десять лет называют родными братьями! Так вот, первым делом, я, конечно же, приглашаю вас к себе.

Город Олонец считается одним из древнейших в северной России. И в Карелии он самый, если так можно сказать, карельский – здесь живут в основном карелы-ливвики. Это национальность, которую в других городах и не встретишь почти. Тут даже национальный музей открыли – добро пожаловать!

А самое главное в Олонце для меня – это наши Олонецкие игры Дедов Морозов, что я провожу. Подумай-ка, брат, каждый год сюда приезжают твои подражатели, и я их испытываю всеми правдами и неправдами – и в спортивных состязаниях, и в актерском мастерстве, и в умении с детьми поладить. Конечно, дорогой братец, с тобой никто не сравнится, но, знаешь ли, народ у нас в России талантливый, способный. Каких только Морозов на своем веку я не повидал!

Насчет просьбы твоей – да нет ничего проще! Ты же знаешь, что я на редкость хорош, а значит, люблю поглядеться в зеркало, полюбоваться на свой яркий костюм и озорные рыжие волосы. Но всё это я делаю не просто так – мои отражения поселяются в каждом зеркале, которому посчастливилось лицезреть меня, и живут там собственной жизнью почти до самого Нового года, возвращаясь ко мне только в канун праздника.

Представляешь, сколько у меня ликов по всей стране! Вот они все мне и помогут твои подарки раздарить…

Вообще меня в Карелии любят. Знал бы ты, какой хорошей приметой считается здесь родить мальчика 1 декабря – в мой День рождения! Всё потому, что на свет я появился, когда мама с папой были в пути, в лютый мороз, да еще и на улице. Но карельский холод очень пригляделся мне еще с младенчества – когда меня внесли, наконец, в теплую комнату, я даже расплакался от огорчения: захотел обратно на стужу! А потом стал взрослеть, как говорят в сказках, не по дням, а по часам. Уже через месяц вымахал в завидного жениха, красавца – вот такого, как сейчас. Поэтому в Карелии уверены: родится малыш в первый день зимы – будет ему на всю жизнь здоровья и красоты! Вот только я люблю играть в «превращалки» – каждый год 1 декабря вновь становлюсь младенцем и целый месяц расту, чтобы к Новому году вновь стать завидным женихом.

Весело у нас в Карелии! Дети в Петрозаводске – самом крупном нашем городе – даже стали в последнее время мне организованно письма писать с местной почты. Все желания исполню, уж будь спокоен!

Ну, бывайте, дорогой брат Мороз и дорогая Снегурочка! Соскучился я по вам – сил нет. Скорее бы увидеться!»

– Мой младший брат – как всегда! Любит же похвалиться! – рассмеялся Дед Мороз, дочитав письмо. – Ох и славно же ты придумала, внучка, попросить наших друзей помочь. А сколько их еще по всей России! Ведь мы ждем письма и от могучего Чысхаана из Якутии. Как там у них, в Оймяконе, дела? Наш мороз по их меркам, считай, – оттепель. Напишет скоро, я чувствую. Уже скучаю по его мудрой и доброй улыбке. А Тол Бабай из Удмуртии? Совсем покосился его посох от дальних странствий, а ведь знаю я, что всё равно поможет он, скоро письмо придет. Хорошо же знать, милая, что мы не одни, и кругом друзья да приятели!

– Твоя правда, дедушка! – отозвалась Снегурочка. – Так отрадно, что мы не одиноки!..

О чем беседуют Деды Морозы в России

Рубрика: (Путешествия) | Автор: admin | Дата: 07-01-2016

Метки: , , , , ,

…Продолжение

Пообещали Дед Мороз со Снегурочкой Белого старца навестить, поблагодарили его за щедрые гостинцы, а тут уже и новое письмо подоспело. И всё яркое, современное, в красивом конверте. Ехало оно из столь далекого уголка России, что дедушка с внучкой, честно сказать, и не ждали оттуда ответа так скоро. Но нет – Салехард не близко, а письмецо пораньше многих адресата нашло! Да тоже с подарком – книгой, полной всяких национальных загадок.

«Привет, мои дорогие! Звезды сильно блестят – к близкому теплу, а уж если Солнце красные рукавицы надело – сильно похолодает. Это у нас на Ямале так погоду примечают, а приметы-то – вещь важная. Вот и гадал я вчера весь вечер по небу, какой сегодня погоды ждать. Дождался попутного ветра и отправил вам со Снегурочкой свой пламенный привет. Решил написать поскорее, ведь, как у нас тут говорят, уходи на охоту рано – всегда будешь с удачей.

Хотя вы, дорогие мои, не смотрите, что я всё пословицами да поговорками речь разукрашиваю. Вообще-то вы меня порядком удивили своей голубиной почтой – мне не так давно для удобства и почтовый ящик выделили, и свой сайт создали. Вот и пишут теперь ненецкие дети или на yamaliri.ru, или yamaliri@gmail.com. Но я задумался, а есть ли у вас со Снегуркой такие нововведения, и решил на всякий случай тоже по старинке письмо отправить. Не будь важным, и не останешься одиноким.

Просьбу вашу исполню с большой радостью. У меня в арсенале не только нарты с оленями, но и собственный снегоход есть. На нем мигом все подарки развезу! Тем более что ребятишек люблю, им, можно сказать, обязан жизнью – ведь я появился на свет благодаря ими придуманным сказкам и рисункам. Хотя, конечно, рисунки и сказки тоже не просто так родились – они создавались на основе ненецких легенд о добром старике Терлее. С тех пор я рад приносить людям счастье. Как ударю в свой волшебный бубен – мигом все горести у ребят останутся в уходящем году, а в новый год они войдут здоровыми и с хорошим настроением.

У нас в Горнокнязевске столько всего можно посмотреть! Как в пословице говорится, наш врожденный прищур – от снежной белизны и бурь. Вот здесь, на Полярном Урале, такая белизна снежная, такая сказка. Да и бури – не редкость. В поселке живут-то всего около сотни человек, но они гостей как родных встретят. Покажут наш природно-этнографический парк – настоящие юрты, укутанные оленьими шкурами, предметы, которыми пользуются наши рыбаки и оленеводы. А еще вас тут очистят волшебным дымом от всех болезней и злых духов – это наша традиция. Домой вернетесь как заново рожденные. Ну и испытаете наших оленей – на нартах покатаетесь. Ведь недаром говорят, что оленю лучшая мерка – в дороге проверка.

А новостей у нас немного. Я, в отличие от многих коллег, почти круглый год на своем, если так можно сказать, рабочем месте. Ведь у нас, за полярным кругом, зима так просто не уходит. А мы и рады – играем в снежные забавы да горячим чаем угощаемся, а если морозы уж больно крепки, то сидим за компьютером на моем сайте да развлекаемся играми, которые я туда выложил. Дети мне в резиденцию не только пишут, но и звонят даже. Звоните и вы, мои хорошие, как будет время. Телефон такой: 8 (922) 054-44-45 1 . Договаривайтесь о встрече да приезжайте скорей! А то всё голубиная почта да голубиная почта…

Ну, пора мне. Я слышал стук копыт, значит, по тундре кто-то спешит. Бегу встречать гостей. И вас, родные, жду!».

Продолжение следует…

О чем беседуют Деды Морозы в России

Рубрика: (Путешествия) | Автор: admin | Дата: 31-12-2015

Метки: , , , , ,

…Продолжение

Прочитали дед с внучкой письмо, угостились татарскими лакомствами да сразу стали благодарность Кыш Бабаю писать. Выручил же их Дух зимы! А тут и второе письмо пришло – из Бурятии. И тоже порадовало гостинцами, только какими-то странными. Открывают дед с внучкой посылку, а там полная корзина необычных пирожков – в форме барашков да всяких бытовых предметов. Что за кулинария такая? Стали скорее письмо изучать.

«Приветствую, дружище! Я, конечно, не мог не посмеяться по-доброму над твоим посланием. Ну, скажи мне, разве «где-то 84 года» – это старость? Мне вот уже больше двух с половиной тысяч лет, и ничего – колдую потихонечку. Отвечаю у нас в Бурятии с Калмыкией за людское долголетие, семейное счастье и достаток. Хотя, конечно, мне не привыкать к почтенному возрасту – я уже появился на свет стариком, никогда не знал, что такое детство и юность. Так духи наказали нас с мамой – за то, что она однажды не дала им воды напиться и на просьбу ответила неласковым словом. Мне, вроде, сначала и обидно было, а сейчас привык – даже нравится.

Ну что я всё про себя да про себя… Конечно, помогу вам с внучкой! Но я не так прост, как можно подумать, – ты же знаешь. Ведь не все люди, поверь мне, в Новый год достойны подарков. Некоторых и проучить не мешало бы, чтобы впредь не повторяли недостойных поступков. Так что функция у меня непростая – тех, кто за прошедший год себя хорошо проявил, нужно наградить богатством и удачей, остальных – наказать. Но твои-то поклонники в Бурятии, я верю, все хорошие. Так что просьбу исполню. Тут старик Кыш Бабай мне как-то письма детишек своих зачитывал. Так татарские малыши чего просят? Побольше «пятерок» в дневнике, здоровья родителям, котенка, чтобы было, о ком заботиться. А еще были у него такие письма, в которых дети ничего для себя не хотели, а просили малышам из детских домов игрушек привезти. Ну как таких отроков не наградить? Знаю-знаю, что много их на свете…

Спрашиваешь, как дела у меня? Непросто мне, дорогой друг, нет ведь у меня ни внучки-помощницы, ни своего имения, в которое можно бы было пригласить гостей. Спешу я с белым посохом по сугробам к тем, кто меня ждет, кто верит. А еще у меня есть волшебные четки, перебирая которые, я привлекаю в семьи здоровье и благополучие. Праздновать к себе приглашаю или в Улан-Удэ, или на Байкал. Ведь Новый год у нас не такой, как во всей стране.

Мы в Бурятии и Калмыкии празднуем Цаган Сар – Праздник Белого месяца, который возвещает начало весны и приход Нового года. В этот раз торжество придется на 31 января. Так что вы со Снегурочкой успеете вполне и ваш праздник отметить, и мой посетить. Приглашаю! Какие тут угощения! Больше всего, конечно, ценятся мясные блюда, а еще сладости! Ну а мне люди в этот день преподносят… чаек! Да-да, утром в канун праздника хозяин окропляет свежезаваренным чаем свой дом. Это преподношение предкам и мне, Белому старцу. А вообще буряты и калмыки дарят друг другу национальное мучное блюдо – борцок. Это фигурки из обжаренного в масле теста, которые вылепить надо в форме того, что именно ты желаешь человеку. Надо ему в хозяйстве животных побольше – вылепи барана, надо удачи – сделай тесто в виде повода. Всё просто, и всё работает! Вот и тебе гостинцы прислал – бери, не стесняйся!

Задумайся, Мороз, я тебе с подарками помогу, а ты уж не забудь про мой праздник – приезжай. Привет твоей красавице внучке. И счастья вам в новом году!».

Продолжение следует…

О чем беседуют Деды Морозы в России

Рубрика: (Путешествия) | Автор: admin | Дата: 24-12-2015

Метки: , , , , , ,

Вот уже и сани собраны, и кони покормлены, а это значит, что совсем скоро свой путь начнет главный герой всех новогодних сказок и приключений – Дедушка Мороз. Хотя нам-то праздник и веселье, а Деду – одни хлопоты. И нелегко же ему приходится в ту пору, когда мы с вами сидим за угощениями и ждем под утро подарков! Как объехать за ночь всю страну – от Калининграда до Камчатки, от Краснодарского края до холодной Якутии? Силы у старика уже не те: на свет он появился давно – еще в тридцатых годах прошлого века. А задач с каждым годом всё больше, ведь фантазия у современных детей развита не по возрасту – то новый айфон малышу раздобудь, то планшет со скачанными модными играми.

«Сколько-сколько в этом году будет-то?! – бормочет он под нос, укладывая в сани кульки с подарками. – Ох, кажись, 84, а то и больше! Устал я совсем. Вся надежда на внучку Снегурочку, да как ее-то, юную, такой ношей загрузишь?..»

– Чего тебе, дедушка, всё неспокойно? – красавица Снегурочка, услышав привычную стариковскую болтовню вполголоса, заботливо направилась к доброму волшебнику, чтобы разъяснить, чем он так недоволен. – Или устал ты, милый, или подарков на всех не хватает?

– Меня, моя хорошая, меня на всех не хватает! – всплеснул руками Дед Мороз. – Посмотри, внученька, уже через две недели нам с тобой собираться в путь, а успеем ли всех объездить? Заказов вон сколько, только сумей в сани поместить! А страна большая! – Ну, ты, Дедушка, забыл что ли, что ты не один у нас в России? Давай-ка на помощь позовем твоих соратников! Не всё одним трудиться…

– Как это – «не один у нас в России»! – Дед Мороз даже обиделся сначала. – Я, в конце концов, главный новогодний символ, или кто?

– Главный, дедушка, самый главный! Но ведь и у тебя есть коллеги почти во всех краях нашей замечательной страны. Забыл ты, что ли, старого Кыш Бабая из Татарстана, нашего доброго друга, или веселого Паккайне? Тот хоть по образу своему и Дед Мороз, а «дедом» его и язык не повернется назвать – настолько молод да румян! Ему сложно, думаешь, по родной Карелии подарки раздарить? Ой, да он мигом всё сделает! А Белый старец Сагаан Убугун? Он вообще сразу и в Бурятии за Новый год отвечает, и в Калмыкии! Дедушка, давай им всем письма напишем! Пусть расскажут о себе, о своих делах, да и помогут тебе заодно. На своих территориях подарки детишкам подарят, всех поздравят, а ты по оставшимся городам пока попутешествуешь! Всё проще, чем целую страну объездить…

Поразмыслил дед, да и согласился с внучкой. Так и сели в тишине маленького городка Великого Устюга два добрых волшебника вечером сочинять письма своим давним друзьям. Долго сидели, всё чай пили с вареньем, да вопросами разных Дедов Морозов забрасывали – как там, на их малой родине, дела, можно ли погостить приехать, есть ли интересные новости? Наверное, писали бы так до тех пор, пока во всём Устюге бумага с чернилами не закончились, да ночь уж в утро стала переходить. Вот и отправили письма с рассветом – голубиной почтой. И сразу же начали ждать ответов…

И как же обрадовались дедушка с внучкой, когда увидели, что ждать-то пришлось совсем недолго! Первым откликнулся на призыв татарский волшебник Кыш Бабай. Да прислал он не просто ответ, а целую посылку – с беляшами и чак-чаком. Подивились волшебники такой щедрости и стали скорее письмо читать.

«Здравствуй, дорогой мой коллега! Ну конечно, я тебе помогу, даже не переживай по этому поводу. Ведь я, как Зимнее божество, уже давно отвечаю в Татарстане за новогоднее веселье. А какое веселье без подарков? Так что давайте там со Снегурочкой, не стесняйтесь, присылайте мне презенты для юных татарчат, а я их всем раздам – и от вас, и от себя тоже.

А вообще я тебя предупрежу – меня Кыш Бабаем называть не совсем правильно. Мое настоящее имя – Кыш Тенгресе, зимний дух. Но в народе вот нарекли «бабаем», потому что «бабай» по-татарски – «дедушка». С тех пор под таким псевдонимом меня и знает в Татарстане каждый ребенок.

Кстати, в татарской деревеньке Яна Кырлай я поселился не так давно. Наш национальный сказочник по имени Габдулла Тукай тут жил одно время и это же место прославлял в собственных волшебных сказках. Габдуллу называют даже «татарским Пушкиным» – он так же дорог для нас, татар, как и Александр Сергеевич – для русских. Так что сюда меня, волшебника, и поселили. Да не просто поселили – выделили целую резиденцию, куда теперь можно гостей приглашать хоть всю зиму. Приезжайте и вы, мои милые коллеги, и друзей не забудьте пригласить. Тут для детей столько конкурсов устроим – только и будут успевать дух переводить! А еще в резиденции у меня есть волшебная лестница. Гости по ней подымаются и на каждой ступеньке загадывают по желанию. Всё обязательно сбудется, стоит только поверить!

Ну что вам, дорогие коллеги, про себя еще рассказать? Со Снегурочкой-то мы виделись в апреле, когда я приезжал поздравить нашу девочку с Днем рождения в ее родную Кострому. Конечно, весной и летом мне все развлечения – либо отдыхать в тени лесной в замечательной соседней деревне Новый Кырлай, либо по праздникам разным разъезжать.

А зимой-то только и успевай гостей развлекать да подарки раздаривать! Но ты не переживай за меня, Морозко, не один я. Свита у меня – целых 14 сказочных существ, среди которых и Убырлы, коллега вашей старой знакомой Бабы Яги, и снеговики, и Батыр с Шурале – герои сказки Тукая. Я самое главное – со мной всегда родная дочка Кар Кызы, красавица, под стать твоей Снегурочке. Она-то вам и чак-чак приготовила, и беляшей напекла. Только остыли беляши, глядишь, по дороге. Но ты не теряйся – подогрей у себя в печи да наслаждайся их потрясающим вкусом. А понравится тебе угощение – так тем более к нам приезжайте с внучкой хоть зимой, хоть летом – здесь всех угощают этими татарскими национальными блюдами.

Только заранее предупреди, чтобы я продумал, какой наряд для гостей надеть. Да-да, не удивляйся, у меня их два – синий и зеленый, но оба – с традиционными татарскими узорами. А еще под каждый костюм есть тюбетейка. Волшебство волшебством, а наши обычаи беречь все-таки надо.

Пошел я по своим делам, дорогой мой Дед Мороз. Ведь 22 декабря у меня День рождения – именно тогда у татар раньше праздновался Новый год. Всё потому, что этот день – самый короткий в году, а после него солнце начинает вновь светить дольше! Так что сразу после Нового года у нас наступает замечательный Нардуган – праздник солнца, посвященный приближению весны. Ох, и любим мы здесь веселиться, самое главное, что повод почти всегда есть!

Ну, удачи тебе, друг! Кстати, говорю-то я обычно на татарском языке, тут ради письма тебе еле-еле русский вспомнил. Так что если найдешь ошибку – уж не смейся сильно над старым своим приятелем, он и так старался, как мог. Привет красавице внучке! Жду подарков от тебя для маленьких татарчат! Все передам, уж будь спокоен».

Продолжение следует…

Из Великого Устюга в Кострому: по следам сказки (часть вторая)

Рубрика: (Путешествия) | Автор: admin | Дата: 17-12-2015

Метки: , , ,

Продолжение…

13 декабря, Великий Устюг

«Ох, и потешила ты меня своим письмом, внученька! Нас с соседкой моей Бабою Ягою, которая частенько ко мне на чай наведывается, весьма уморил твой «прожект» обменять мои хоромы на купеческий особнячок у тебя под приглядом. А что? Поди, и доплату можно выгадать! Только не обижайся, моя ясная, но я свой Устюг ни на что не променяю, хоть за последние века он захирел, и по нонешним меркам непонятно, чем и заслужил-то прозвище «Великий». А меж тем прозвище это не просто так ему дадено, не за «красивые глаза» – ну, или что там у них, у городов-то энтих, заместо глаз – виды небывалые, северной природой отороченные. Ровесник Москвы (1147), Великим впервые Устюг поименован только в документах за 1588 год, а до этого был он просто северным городом в устье реки Юг (отсюда и название – Усть-Юг), на месте, где Юг и Сухона, сливаясь, дают начало Северной Двине. В это же примерно время Иван Грозный писал шведскому королю Юхану: «Что твоя Стекольня (это он так град Стокгольм величал – Д.М.), когда у меня один Великий Устюг много больше и богаче твоей Стекольни!»

Добывалась, стало быть, эта приставочка к имени ох какими трудами – силой и дерзновением здешних морозоустойчивых характеров, веслами кочей (это местные суда такие) и купеческой сметкой. Да-да, не токмо любезная твоему сердцу Кострома прирастала купеческой славой. Ежегодная Прокопьевская ярмарка, учрежденная в 1786 году, вызывала к себе такой интерес, что за несколько дней обеспечивала городу 1/10 его годового дохода. Устюжские «коробейники» торговали с Европой, Америкой, Китаем. Такая открытость к контактам, подкрепленная стойкостью и отвагой северян, издревле сделала из местных жителей фартовых мореходов и успешных первооткрывателей. Недаром родом отсюда были Семен Дежнев и Федот Попов, Ерофей Хабаров и правитель русской Америки Матвей Булдаков.

Как не сказать, что именно люди – главное богатство этих мест! Однако, внученька, по роду своей деятельности я постоянно встречаю замечательнейших людей, и уж кому как не мне знать, что в России их много, а уж под Новый-то год плохих так и вовсе не остается – отсвет чудесного праздника всех делает немного благороднее и щедрее. Хороших людей много, а Великий Устюг всё-таки один!

Хотя вот тебе еще история – и снова, получается, о людях. Жил тут первый на Руси юродивый. Именно «первый на Руси», ибо «первым русским» юродивым назвать его трудно. Вот ты упоминала немецких принцесс, становившихся русскими царицами под покровительством Феодоровской Богоматери. Моя история тоже на тему невероятных русско-немецких перевоплощений: жил-был богатый и образованный немецкий юноша, наследник крупного купеческого состояния. «Золотая молодежь», как сегодня бы сказали. Как говорили в XIII веке, я уже не припомню, но и молодости,
и золота действительно было у него в избытке. Прибыл он по торговым делам на Русь. И тут что-то такое с душой его произошло, что разом обрывает мою сказочку, обещавшую быть и складной, и ладной. Богатого немецкого юноши как не бывало, зато появился в Вологодской земле нищий
и гонимый юродивый Прокопий Праведный, на счету которого множество чудес, но главное, что в глазах устюжан и доныне делает его небесным покровителем города, – он своими молитвами отвел от Устюга каменную тучу. Случилось это в 1228 году. Видно, грехи горожан настолько превысили предел терпения Божьего, что Господь наслал на Устюг невиданное прежде бедствие: город скрыла тьма, изредка разряжаемая только вспышками чудовищных молний да раскатами грома, сотрясавшего землю. Жители кинулись в кафедральный собор и застали там молящегося Прокопия, который перед этим тщетно предупреждал их о грозящей каре. По молитвам святого туча внезапно отошла от города и просыпалась градом гигантских валунов, которые и сейчас в изобилии можно видеть в окрестностях Устюга. На одном таком «камешке» впоследствии любил сиживать святой – сейчас камень воздвигнут на его могиле и, по преданию, если бесплодной женщине посидеть на нем, через год она вернется благодарить устюжского праведника с младенцем на руках.

Собор Прокопия Праведного, воздвигнутый над его могилой в 1668 году, находится в центральном храмовом комплексе Устюга – Соборном дворище, где на небольшом «пятачке» жмутся друг к другу семь храмов, словно поддерживающие друг друга братья, – так, что издали, с другого берега Сухоны, они при всех своих видимых различиях кажутся целокупным зданием. А самый выгодный вид
на комплекс, растиражированный множеством открыток, открывается с правобережной Дымковской слободы. К прославленной дымковской игрушке это место отношения не имеет. Здесь селились выходцы из Вятской губернии, а при Советской власти слобода была курьезным образом переименована в Робеспьерово, но сейчас исконное название возвращено. На слободской набережной можно полюбоваться церковью Дмитрия Солунского (1708), построенной в память об устюжанах, погибших в Куликовской битве. На ее фасаде прекрасно сохранилась фреска, изображающая Христа в окружении шести наиболее почитаемых в Устюге святых, среди которых ты найдешь и Блажен-ного Прокопия, и другого прославившегося в этих землях юродивого – Иоанна Устюжского, и урожденного устюжанина Стефана Пермского.

Много храмов сохранилось в Устюге, устояли они в лихолетья советской власти. Говорят, что такая их сохранность объясняется тем, что не было, как нет и до сих пор, в Устюге железной дороги – не было возможности доставить в город динамит, и не осквернилась эта земля взрывами святынь. А вот пожары были не так милостивы к постройкам Устюга. Только предания до нас и доносят сведения о небывалых деревянных храмах тонкой резьбы. Утверждают даже, будто бы деревянная устюжская колокольня превосходила своей статью московскую колокольню Ивана Великого.

До того, как в 1998 году я получил здешнюю прописку с подачи тогдашнего московского главы Юрия Лужкова, деревянных строений в Устюге не оставалось. Но без лишней скромности скажу, что мои 12-комнатные хоромы смело можно назвать достойным продолжением филигранной плотницкой традиции устюжских мастеров. Терем в узорочье деревянных кружев получился на загляденье, сам по себе похожий на интригующую упаковку подарка, расположенную, под исполинскими – подарку под стать – соснами. Но какой бы замечательной ни была упаковка, кому как не нам с тобой знать, как не терпится докопаться, что же внутри. А внутри – настоящая сказка! За ней ко мне и стекается во всякое время года стар и млад. Вся-то сказка даже внутри просторного терема не поместилась и расплескалась окрест: то послышится заливистый смех с полигона для шишкобола, то ухарский посвист с поляны молодецких забав, то мечтательный вздох от колодца желаний.

Но и моей загородной резиденцией сказка не ограничилась. Словно волшебный горшочек, которому кто-то опрометчиво приказал «Горшочек, вари!», чудеса из моей вотчины распространяются на всё новые уголки Устюга. Моя почта, Тронный зал и даже собственный Дом мод – куда ни пойдешь в Устюге, всюду встретишь напоминания обо мне. Странно, что седобородый старец на гербе города не одет еще в тулуп и валенки. Это Водолей, которого местные жители записали моим старшим братом.

Великий, но такой маленький, точно игрушечный, Устюг существует в своем размеренном ритме и будто погружен в сон о своем былом величии. Никаких многоэтажек, пробок, баюкающий окающий говорок. Представляешь, внучка, тут в магазинах до сих пор считают на счетах – сам видел! Ну как я его, такого трогательного, брошу? Нет уж, милая, потерпи, скоро свидимся! Я уж велел готовить мои сани. Встречай, Россия!»

Из Великого Устюга в Кострому: по следам сказки (часть первая)

Рубрика: (Путешествия) | Автор: admin | Дата: 10-12-2015

Метки: , , ,

Дорогие друзья! В канун Нового 2016 года мы спешим поделиться с вами перепиской двух сказочных персон. О них известно, что они приходятся друг другу родственниками, но видятся только в течение небольшого времени в году, поскольку проживают в разных городах России, вдали от столичной сутолоки и досужих сплетен верхоглядов. Кто же они? ;-)

1 декабря, Кострома

«Дедуля, милый! Ох, и соскучилась же я по тебе! Люди-то привыкли видеть нас неразлучными во все дни новогодних торжеств – им и невдомек, что во всё остальное время года мы и отдЕлены, и отдАлены друг от друга, привечая гостей каждый в своей вотчине: я – в Костроме, ты – в Великом Устюге. Да только горемычной разлуке нашей недолго осталось верховодить – уж и котомочка моя путевая собрана, и звон веселых бубенцов, предвещающих твое появление, нет-нет да померещится мне на дороге в столицу.

Столица есть столица, да и служба есть служба. Да только красавица Кострома достойна не токмо такого «транзитного» твоего внимания к себе – давно обещаешь приехать погостить в мои пенаты. Да и более чем солидный твой возраст – повод задуматься на тему пригляда за тобой. Подумай: не обменять ли твой загородный терем на приличный особнячок у меня под крылом в центре Костромы? У меня уже есть на примете парочка-другая подходящих, благо здесь таких купеческих особнячков XVIII–XIX веков сохранилось изрядно. Классицизм, удобная, прямолинейная застройка улиц – спасибо по-немецки педантичной Екатерине II, будто бы лично завизировавшей генеральный план выгоревшего в 1773 году города. Промеж костромичей ходит байка, что она уронила на план свой веер и повелела застраивать город, руководствуясь его очертаниями. Тебе понравится, вот увидишь! Хоть Кострома и не удостоилась звания «Великой», но она покрупнее твоего Великого Устюга будет: 270 тысяч жителей против твоих 33. А в XVII веке она и вовсе третьей по величине на Руси была после Москвы и Ярославля. Той же Москве она, по сути, младшей единокровной сестрой приходится. Моложе ее на какие-то в исторической перспективе незначительные пять лет (1152), она тоже считается «дщерью» Юрия Долгорукого.

Впрочем, я же понимаю: это бряцанье регалиями перед «мажоркой»-столицей в попытке потягаться с ней своей значимостью – не первый ли, признак провинциальности? Меж тем, хоть и не хаживала Кострома в столичном уборе, а сказочный Снегуркин кокошник пришелся ей в самый раз. Почему именно Кострома удостоилась чести зваться «родиной Снегурочки»? Причин тому несколько. Само название города, вызывающее разночтения среди исследователей, возможно, указывает на одну
из архаичных «инкарнаций» полюбившегося всем персонажа – уж больно много общего в наших судьбах: ведь костромой у славян называли соломенную куклу, с которой водили обрядовые хороводы, встречая лето, а после сжигали. Не этот ли обряд навеял Островскому сюжет про ледяную красавицу, не ведавшую до поры любви?

Кстати, мой литературный батюшка считал Кострому «малой родиной». Выходцем отсюда был его отец, и свою грустную сказку Александр Николаевич написал в поместье Щелыково под Костромой. Сюда, где, между прочим, и похоронен прославленный драматург, в первую очередь направляются ищущие ответа на вопрос «Кто вы, miss Snegurochka?». И ажурный «Голубой дом», в светелке которого я люблю иной раз скоротать вечерок, моя любимая двухэтажная резная беседка и Голубой ключ, водица из которого мне особенно по вкусу, действительно могут немало рассказать обо мне.

А еще здесь, в Щелыково, в 1968 году снимался фильм «Снегурочка». Помнишь, ты еще всё дивился: до чего же актриса Евгения Филонова на мена похожа! Так и осталась она в людском сознании образцовой Снегурочкой.

Так вот, «Берендеево царство», въяве созданное кинематографистами, и доныне сохранно во всей прелести сказочных, точно с иллюстраций Билибина сошедших, домиков! После съемок декорации бережно перенесли в один из парков Костромы – милости прошу, как говорится!

Кстати, это не единственное «киношное» место в Костроме. У какого киномана сердце не зайдется при взгляде на костромскую «визитную карточку» – Торговые ряды, выдающие бойкое купеческое прошлое города! Ну-ка, дедуль, узнаешь? Знаю-знаю, что на кино у тебя времени нет, но уж этот фильм видел каждый: на фоне вековых добротных строений, полнящихся отзвуками жестоких романсов, разыгрывалась трагедия бесприданницы Ларисы Огудаловой в исполнении Ларисы Гузеевой. Помнишь ту беспощадную к девичьим сердцам сцену, где Паратов (Н. Михалков) бросает под ноги девушки свою щегольскую накидку?! Это снималось здесь, а эти неколебимые стены видывали в свое время не менее грандиозные сцены: богатейшие купцы, пленительные мещанки в кринолинах, расторопные приказчики… Пряничные, красные, мучные, дегтярные ряды… Не лишенная практичного изящества авторская архитектура (архитекторы Н. Метлин, П. Фурсов, С. Воротилов) наглядно показывает, что местное купечество было способно превратить процесс, поименованный скупыми учебниками по экономике «товарно-денежным обменом», в тонкое искусство. А как тебе понравятся названия некоторых современных костромских магазинов: «Департамент штор», «Министерство гвоздей»? По всему видать, и современные купчики унаследовали ощущение весомости своего дела.

Но вернемся к фильму «Жестокий романс». Кокетливо, исподволь проглядывает Кострома из-под плотных кулис костюмированной драмы. Начальные титры с названием фильма даны на фоне куполов церкви Воскресения на Дебре, небольшого, очень камерного храма XVII века, единственного сохранившегося здесь образца посадской архитектуры. Ну а незабываемые финальные кадры растворяют в тумане, вобравшем последнее дыхание героини, вид на Кострому с Волги.

Островский вывел любимый город и в «Грозе», и в «Бесприданнице», но и любимый город платит ему ответной любовью, щеголяя памятниками драматургу и улицами, названными в его честь.

Но жизнь идет своим чередом вполне даже бравой походкой. Давно уже «бесприданница», живая-живехонькая, румяная и заматерело прекрасная, переженила полстраны на Первом канале, и я снова и снова воскресаю такая же юная и озорная. Ежегодно в этом убеждаются десятки тысяч туристов, которые вопреки стереотипу ищут встречи со мной не только под Новый год. Недавно здесь Терем для меня отстроили рядом с названной в мою же честь гостиницей – и теперь в любое время года мои домочадцы – Домовой с Домовихой и потешный Кот Баюн каждый час проводят экскурсии для желанных гостей. Такой Ледяной залы с ледяными же скульптурками, где даже летом можно опрокинуть рюмочку-другую изо льда, поди, и у тебя нет! Да что я тебе рассказываю! Не ты ли, дедушка, в начале апреля отплясываешь тут на моем Дне рождения?! Не ты ли ассистируешь мне каждую пятницу в гостиничном баре, ибо эти жизнерадостные люди придумали отмечать Новый год еженедельно?! И ведь не ради «коммерческой целесообразности», как экономически подкованные недоброжелатели судачат, загоняли тебя, старика, а исключительно для того, чтобы поделиться с людьми радостным запалом. И вот уже те же злопыхатели, забыв о своих взрослых проблемах, вовлекаются с горящими глазами в дурашливый хоровод, только и мелькают их экономические, юридические и прочие подковы.

В Костроме вообще как-то особенно верится в движения души, отличные от мелких меркантильных шевелений. Ну не о выгоде же думал Иван Сусанин, когда уводил отряд интервентов подальше от своего господина – в глухие и болотистые костромские леса. Памятливые костромичи увековечили его подвиг, назвав именем героя центральную площадь и воздвигнув на ней монумент отличившегося мученика. Туристы и сами могут пройти последней сусанинской тропой, записавшись на театрализованную экскурсию: как знать, может быть, очередной группе, чавкающей по хлябям в окрестностях села Сусанино, удастся-таки отбить беззаветного романовского вассала у оккупантов.

А думал ли о выгоде юный Михаил Романов, когда толпа просителей подступила к воротам Ипатьевского монастыря, чтобы звать его на царство? Судя по тому, что напуганный претендент на трон долго открещивался от свалившегося на него «счастья», Шапка Мономаха казалась ему непосильной ношей. Но, как известно, он уступил уговорам, и с тех пор Кострома считается «колыбелью дома Романовых», что призван был удостоверить открытый к юбилейному 1913 году музей, посвященный истории правящей династии, первым посетителем которого стал Николай II. В Костроме же хранится чудотворная Феодоровская икона Божьей Матери, которой инокиня Марфа благословляла своего богоизбранного сына на царство. В честь этой иконы, кстати, целая череда перекрещенных в православие немецких принцесс, ставших супругами русских великих князей, получила одно на всех отчество «Федоровна».

Стоит ли после всего этого еще доказывать, что Кострома имеет совершенно особый статус среди городов русских? И в «Золотом кольце», опоясавшем центральную часть России, ее каратность манит особым немеркнущим блеском. Что-что, а в каратах Кострома точно знает толк, недаром ведь ей присвоен неофициальный титул «ювелирной столицы России». Ну что, дедушка, завлекла я тебя Костромой-то? Когда переезжаешь?»

Продолжение следует…

Рождество вверх ногами

Рубрика: (Путешествия) | Автор: admin | Дата: 03-12-2015

Метки: , , , ,

Дорогие друзья! Отчего бы нам не заглянуть в удивительную страну, занимающую целый континент, во время главных торжеств – по случаю Рождества!

Тысячи огней разноцветных гирлянд, коробки с большими бантами и тридцатиградусная жара. Что это? Конечно же, австралийское Рождество! Здесь оно связано с плавками, купальниками, морскими прогулками и замками из песка и, как ни удивительно, нарядными елками и Санта-Клаусом. Будучи подданными Ее Величества, жители Австралии, несмотря на четкие указания термометра, всегда представляли себе главный праздник снежным, а его главного героя – в теплой шубе и на санях с оленьей упряжкой. Поэтому атмосфера здесь по-настоящему торжественная, радостная и пропитанная ожиданием чуда.

Каждый знает, что Австралия – родина кенгуру, коалы и утконоса. Алиса, падая в кроличью нору, предполагала, что, если пролетит Землю насквозь, то окажется именно здесь – где все ходят на головах. И хотя Рождество в разгар лета кого угодно перевернет вверх тормашками, местные жители стойко переносят такие реалии. Именно потому, что этот праздник посреди золотистых пляжей так непривычен, мы и рискнем посмотреть, как австралийцы его отмечают.

Материк с единственным одноименным государством, конечно, удивителен с любой точки зрения. Вспомним хотя бы историю со столицей: отсутствие возможности выбрать между экономическим центром Сиднеем и культурной и спортивной столицей Мельбурном, власти пошли на беспрецедентный компромисс, специально построив между ними Канберру, получившую статус главного города.

При этом соревнование между крупнейшими городами не утихло: Сидней и Мельбурн остаются непримиримыми соперниками в гонке за наибольший интерес туристов и самих австралийцев. Оба они принимали Олимпийские игры, оба славятся фестивалями и прекрасными достопримечательностями: Сиднейский оперный театр является одним из символов государства, как и Коттедж капитана Джеймса Кука; Мельбурнский музей принимает тысячи гостей, как и Музей Австралии; мост Харбор любим, как и Монумент памяти, а Сиднейская телебашня не менее привлекательна, чем небоскребы Мельбурна. Однако все споры утихают, когда близится главный праздник. И мы с вами планируем посмотреть на улыбающихся людей, пакующих в оберточную бумагу и перевязывающих блестящими лентами многочисленные подарки, развешивающих на своих дверях венки и колокольчики и прогуливающихся сказочным вечером под скрип горячего песка под босыми ногами.

Австралийское Рождество – сплошной фестиваль, в течение месяца наполняющий города и городки артистами и оркестрами, а также гудками автобусов, водители которых хвастаются оленьими рогами на фуражках. Этот парад открывается в середине ноября, когда Санта на санях в сопровождении десятков праздничных платформ с циркачами и сказочными героями проезжает в свою Волшебную пещеру в Аделаиде. Здесь, в месте, славящемся своими барами, – Рандл-стрит, главный виновник торжества целый месяц охотно принимает гостей.

Если в эти дни сесть на скамеечку в любом городе, можно наблюдать за приятной предпраздничной суетой: в летней жаре люди спешат в мир магазинов, готовый предложить запыхавшимся австралийцам не только приятную прохладу, но и подарки на любой вкус. В магазинах среди привычных пальм высятся нарядные ели, под которыми больших и маленьких детей встречает Санта, готовый услышать и сохранить для последующего исполнения желания, а вокруг всё блестит и переливается, приглашая забыть о том, что декабрь – середина лета.

Однако в мире магазинов всё не так просто: серьезное соревнование ведется не только за клиентов, но за возможность подарить им наиболее праздничное настроение. По этому показателю неоспоримым лидером уже более полувека является знаменитая сеть «Майер», которая перед Олимпиадой в Сочельник 1956 года впервые выставила в своей витрине Санту-факелоносца. Этот творческий подход от магазинов, открытых эмигрантом из Могилевской области Симшей Баевским (после переезда превратившегося в Сидни Майера), положил начало красивейшей традиции – ежегодно накануне Рождества витрина отделения сети в Мельбурне торжественно открывает новый сказочный сюжет. Концепция держится в строжайшем секрете до решающей минуты, когда толпа горожан и туристов наблюдает, как со стекла магазина падает штора. Говорят, вдох восхищения и последующие ликующие возгласы зрителей слышны во всех соседних кварталах!

25 декабря в Сиднее некоторые работники, задержавшиеся в своих офисах и не сумевшие отправиться к морю на рождественское барбекю, вместе с друзьями и родными идут к озеру Макуори, в котором на лодке рассекает Санта-Клаус, готовый пообщаться и вручить подарки детворе. Рождественский вечер в Австралии завершает шумный день на пляже – ведь именно туда отправляется большинство людей. Дети и взрослые купаются и веселятся, чтобы за праздничным ужином, нагулявшись, отведать традиционные блюда в кругу близких людей и Санты, который заглядывает во многие дома, чтобы поздравить хозяев и наполнить красные носочки сладостями.

А после можно на специальном автобусе отправиться посмотреть, как фантастически украсили свои дома соседи, участвующие в ежегодном конкурсе «Рождественская иллюминация» на самое празднично оформленное жилище – рассылаются целые списки с адресами, чтобы можно было подивиться этим чудесам. Австралийцы проявляют не только фантазию, но и отвагу, превращая свои дома в сказочные замки из тысяч огоньков, не пугаясь последующих счетов за электричество (денежный приз должен хоть немного помочь реабилитироваться).

Те же, кто всё успел увидеть, спешат в ближайшие парки, чтобы занять место получше, расстелить на траве плед и устроиться на нем с дорогими людьми, принесенным угощением и свечами – так приближается особое событие, называемое «Кэролс Кэндллайт» («Рождественские песни при свете свечи»). Этому обычаю уже более семидесяти лет: на специально установленной сцене проходит концерт, в завершении которого по волшебному знаку Санта-Клауса зрители, взрослые и дети, зажигают свечи и начинают хором исполнять традиционные рождественские песни – дружно и вдохновенно! Так они приветствуют главный праздник года, который всех объединяет и делает чуть ближе друг к другу.

Австралия вообще богата традициями. Уж мы-то знаем, как важно в канун праздника посмотреть правильный, создающий настроение фильм (Новый год же не может наступить без проигрыша Таривердиева, правда?), но местные жители предпочитают смотреть в Рождество не кино, а спорт! 26 декабря, в так называемый «Боксин-Дэй», когда принято разворачивать подарки, транслируют популярнейшие соревнования по крикету и гонки морских яхт от Сиднея да Хобарта.

Весь этот день, конечно, самый любимый детьми, но и у взрослых принято дарить и принимать подарки от родных, коллег и соседей, да и просто знакомых людей. Именно 26 декабря магазины предоставляют самые большие скидки, за которыми охотятся толпы не успевших заранее приобрести всё необходимое австралийцев. А потом они бегут к друзьям, которым предназначены эти покупки, и проводят всё время, уделяя внимание тем, на кого его не хватает в будни.

Австралийское Рождество – это красивый праздник, который приятно наблюдать, ведь хотя мы к нему не причастны напрямую, можем порадоваться за тех, кто его ждал целый год, и за себя, поскольку в России эти самые любимые каникулы еще впереди! И будучи 25 декабря в Сиднее, Мельбурне или Канберре, к 31-му можно успеть домой, где вместо горячего песка вас ждет сокровище, которого никогда не видели австралийцы, – настоящий снег! Где бы вы ни проводили эти праздники, надеемся, новогоднее настроение будет с вами повсюду!

Знакомство с архитектурой, историей и традициями далеких стран одно из самых приятных времяпрепровождений. А компания «ЭЛКОД» предлагает вам посетить семинары в Крыму, на которых вы сможете получить массу полезных знаний и по достоинству оценить богатство и красоту российской природы.

Как устроена шарманка под названием Зальцбург?

Рубрика: (Путешествия) | Автор: admin | Дата: 26-11-2015

Метки: , , ,

Входит слепой старик со скрипкой.
– Из Моцарта нам что-нибудь!
Старик играет арию из «Дон Жуана».
Моцарт хохочет.
Сальери
– И ты смеяться можешь?
Моцарт
– Ах, Сальери!
Ужель и сам ты не смеешься?..

А.С. Пушкин «Моцарт и Сальери»

Неспроста мне припомнилась сцена из пушкинского «Моцарта и Сальери», в которой детски непосредственный Моцарт радуется, слушая слепого скрипача, чудовищно коверкающего его собственную музыку, чем вызывает негодование педанта Сальери. В разговоре о Зальцбурге имя Моцарта, самого прославленного его уроженца, возникает неизбежно. И вот прелестный этот городок неожиданно «зарифмовался» у меня со сгенерированной пушкинским воображением фигурой этого привеченного гением уличного музыканта. Только скрипку я бы заменила на шарманку – именно ее местами напоминает уютный бюргерский Зальцбург со 150-тысячным населением: затейливо инкрустированная и украшенная фигурками барочных ангелочков, она не способна изумить широтой репертуара и призвана лишь бесконечно механически воспроизводить одну и ту же заложенную в нее музыку, хоть бы и шедевральную по своему происхождению. Как если бы самый дух моцартианства попытались здесь доподлинно воспроизвести посредством строгой очередности выступов на вращающемся валике поместной истории – так уже несколько столетий заводной механизм бесперебойно проигрывает немеркнущую музыку Моцарта с целью потешить «почтеннейшую публику» и сколько-нибудь облегчить ее карманы. Прислушаемся: насколько узнаваема нездешняя мелодика в скрежете старого механизма, трущегося о вековой гранит? Шарманщик, крути ручку!

– До-мажор, Vivacissimo. – Что и говорить, в Зальцбурге из Моцарта сделали мегабренд: его единственный прижизненный портрет, подлинность которого оспаривается, бесконечно растиражирован и своим мельканием будет сопровождать буквально каждый ваш шаг: духи, конфеты, футболки, сумки, брелоки, косметика, салфетки – нескончаемая череда всевозможных безделушек, которым Моцарт невольно подарил свои черты или свое имя. Ожившие от прикосновения светлого гения, все эти вещи обнаруживают сходство с театральной бутафорией, погружая окруженного ими гостя в некое действо, разыгранное «злым гением» коммерциализации. Впрочем, по-австрийски отменное качество и подкрепленные ценой черты элитарности всё же не дают этой бутафорской «моцартиаде» окончательно скатиться до китча. Фальшивые ноты так непринужденно вплетаются в инструментовку нашей шарманки, что поистине нужно быть «сухарем» Сальери, чтобы не растрогаться и не купить какую-нибудь ненужную музыкальную шкатулку или пару носков с профилем Вольфганга нашего Амадея.

Не иначе, как то же животворящее соприкосновение с гением сделало Зальцбургчетвертым по величине городом Австрии, тем более что известностью и туристической притягательностью в этой четверке с ним может потягаться только Вена. Каждый третий житель Зальцбурга так или иначе связан с индустрией туризма, что неудивительно, ведь ежегодно им приходится «отражать» натиск 7 миллионов (!) гостей.

– Ля-минор, Teneramente. – Чтобы объяснить особую завлекательность города, не исчерпывающуюся наличием мест, связанных с Моцартом, наш шарманщик должен сделать еще один оборот – и вот уже в новой мелодии слышится альпийский рожок, наигрывающий какую-то томную итальянскую каватину. Зальцбург не зря называют «самым итальянским городом к северу от Альп»! Зальцбург – это сказка, рассказанная с чарующим южным акцентом. Сдаюсь: его очарование невозможно объяснить только «эффектом заезженной шарманки»!

Река Зальцах, делящая Зальцбург на две части, несет свои удивительные изумрудные воды на фоне выстроившихся шеренгами домиков, выкрашенных в ласкающие глаз пастельные цвета. Случается, что берущая свое начало где-то в альпийских высокогорьях строптивица-река пугает мутностью вод, но, следуя устоявшемуся обычаю, зальцбургский бургомистр каждый год прилюдно зачерпывает стакан воды, перегнувшись через парапет прямо в центре города, и на глазах у всех выпивает его! Интересно, рискнул бы наш градоначальник напиться из Москвы-реки?

– Patetico. – Над городом, обрамленным романтическими скалами, царским венцом парит обосновавшаяся на горе Фестунберг крепость Хоэнзальцбург. Воздетая над шпилями церквей и черепицей крыш, она отовсюду привлекает внимание – и не зря. Ведущий свою историю с 1077 года, это самый крупный полностью сохранившийся крепостной комплекс Европы. Практически любой путеводитель расскажет вам, что эта цитадель, призванная оборонять зажиточный город, залогом благосостояния которого стали здешние залежи соли (Salzburg означает «соляной город»), не только от менее удачливых соседей, но и от притязаний баварского короля вмешаться во внутренние дела Зальцбурга ни разу никому не покорилась. Что и говорить, стены крепости и сейчас выглядят неприступными, и если бы не старый фуникулер, сам по себе способный быть местной достопримечательностью, то она, вероятно, осталась бы непокоренной и многими туристами, упустившими бы тогда возможность осмотреть Княжеские палаты с их поражающей воображение Золотой комнатой и превосходной коллекцией средневекового оружия.

Необъяснимо, почему те же путеводители часто умалчивают, что фактически крепость выдержала только одну осаду, да и то в ходе крестьянского восстания 1525 года. Около двух недель крестьяне и шахтеры-соледобытчики, недовольные политикой правителей-архиепископов, держали в кольце напуганных горожан. История не раз подтверждала, что урчание пустых желудков как-то особенно стимулирует смекалку: когда из всех запасов у осажденных несъеденной осталась одна-единственная корова, вместо того, чтобы наделать из нее «зальцбургеров», они стали каждый день красить ее в разные цвета и выгуливать по периметру крепости. Думая, что всякий раз видят новую буренку, агрессоры отступили, сломленные неистощаемостью запасов осажденных. А рогатой спасительнице в крепости установлен памятник, который тоже периодически перекрашивают – в цвета, которые заставили бы любого супостата отступить еще быстрее от пронзительной рези в глазах.

Вообще, по части необычных памятников этот кажущийся чопорным городок очень порадует собирателей всяческих путевых курьезов. Чего стоит, к примеру, памятник, который можно было бы принять за изображение «человека-невидимки», если бы неотступно следующая за нами шарманка очередной моцартовской темой не напомнила, что практически на любой вопрос в Зальцбурге подразумевается ответ «Потому что Моцарт!» Накинутое на незримое тело литое покрывало называется «Плащ совести» и изображает призрак Командора.

Однако же большинство зальцбуржцев предпочли бы, чтобы незримым стал ультрасовременный памятник Моцарту, который как альтер эго знаменитого классического памятника их выдающемуся соотечественнику с Моцартплац 1842 года, давно успевшего стать «визитной карточкой» Зальцбурга, являет взгляд современного искусства на хрестоматийную фигуру.

Исковерканное мутацией под названием «а-я-так-вижу» тело возмущенные горожане не раз обливали краской и обсыпали перьями, красноречиво выражая свое отношение к жалкому колоссу, но он по-прежнему стоит на своем месте, чуть в стороне от исхоженных туристических троп, кажущийся фальшивым аккордом в отлаженной игре зальцбургской шарманки.

Сложнее всего доискаться Моцарта в памятнике, у которого есть все шансы победить в нашем рейтинге самых неоднозначных памятников Зальцбурга, – гигантском золотом шаре с Капительплац, увенчанном фигуркой темнокожего человека, в котором многим мерещится Барак Обама. Но это не Барак Обама. И не Моцарт. И не один из его персонажей. Это памятник кондитеру Паулю Фюрсту, создателю легендарных конфет «Моцарт». На его необъяснимо чрезмерном «загаре», вероятно, сказалась алхимическая сопричастность к прославившему его продукту. Настоящие запатентованные сласти существенно разнятся с самозванками в золотисто-красной обертке, заполонившими мировые прилавки, по которым мы ошибочно судим об аутентичной марке. Запутанные законы, касающиеся авторских прав, не возбраняют использовать имя Моцарта в любых кондитерских изысканиях, а вот форма шара законодательно закреплена только за детищем Фюрста. «Те самые» шоколадные кругляши завернуты в серебристо-голубую фольгу, имеют очень ограниченный тираж и срок хранения, что делает их «неимпортабельными» – попробовать можно исключительно в местной кофейне.

Рассказывают, что разработчик рецепта гер Фюрст требовал, чтобы рабочие во время своей смены… пели. Нет, это не влияло на вкус конфет, просто только так рачительный шоколатье мог быть уверен, что подчиненные ничего не будут есть в процессе приготовления. Попробовав такую засекреченную конфету впору самим запеть от восторга, так что, шарманщик, крути-ка ручку! Пора сменить музыкальную тему.

– Maestoso. – Самое время для какого-нибудь возвышенного религиозного хорала. Потому что Зальцбург – это еще и город церквей, оплот католицизма в сплошь протестантских немецкоязычных землях. Еще в период Контрреформации отсюда были изгнаны все последователи Лютера. Основанный в VII веке миссионером святым Рупертом, Зальцбург и зачинался-то как продолжение двух действующих и поныне монастырей: мужского аббатства Святого Петра, к слову, вообще единственного действующего мужского монастыря на немецкоязычных территориях, и старейшего женского монастыряНоннеберг. Вплоть до Наполеоновских войн в начале XIX века Зальцбургскими землями, которым был придан статус суверенного клерикального княжества в составе Священной Римской империи, управляли князья-архиепископы. Теократический характер местной государственности заметно сказался на количестве церквей в Зальцбурге, и всё же общий вид и атмосфера города вполне светские, с явным барочным колоритом. Думаю, не будет ошибкой сказать, что и Кафедральный собор (Salzburg Dom), выделяющийся в общей панораме двумя симметричными башенками итальянской архитектуры, не пустует главным образом не благодаря богомольцам и даже не благодаря ценителям органной музыки, которых влечет сюда возможность услышать редкостный «джем-сейшн» из пяти (!) прописанных здесь оргáнов. Сопровождающая нас повсюду в Зальцбурге шарманка моцартомании оказывается громче даже этого небывалого квинтета! Если приглядеться, в эпицентре непрекращающихся всполохов фотовспышек оказывается литая купель для крещения XIII века, доставшаяся собору, освященному в1628 году, от его сгоревшего в пожаре предшественника. Раритетная сама по себе, она всё же привлекает туристов прежде всего тем, что в ней в 1756 году крестили младенца Иоганна Хризостома Вольфганга Теофила Моцарта. Мальчик родился таким слабым, что родители, потерявшие младенцами уже пятерых детей, решили, что не выживет и этот, и поэтому поспешили совершить над ним таинство, когда ему исполнился только один день – вместо восьми, предписанных традицией.

Характерная для Зальцбурга привычка рядить религиозность в светские одежды и наоборот сказалась даже в том, что самая известная любовная история города имеет своим действующим лицомархиепископа Вольфа Дитриха фон Райтенау (1559–1617), чья кипучая деятельность во многом определила внешний вид этой «австрийской Италии». Моральный климат падкой на наслаждения и эффекты эпохи вполне допускал наличие у духовенства настоящих гаремов и внебрачных детей (вспомним хотя бы одиозное семейство Борджиа!) Вполне возможно, что альковная интрижка молодого честолюбивого архиепископа с первой красавицей города юнойСаломеей Альт не стала бы чем-то выдающимся, если бы сам Вольф Дитрих не смотрел на нее как на нечто большее.

– Sentimento. – Он даже возвысил свой голос, подав на имя папы революционное прошение разрешить ему сочетаться с возлюбленной и вообще отменить целибат для священнослужителей. Ответа из Ватикана не последовало, что не помешало архиепископу до конца дней считать женщину, родившую ему 15 детей, своей женой и жить жизнью, во всем схожей с жизнью семейного человека. В качестве небывало роскошного «семейного гнезда» был выстроен дворец Альтенау, названный в честь музы этого упрямца в сутане. Сегодня считается хорошей приметой зарегистрировать брак в парадном мраморном зале этого прекрасного дворца, видевшего и тихое счастье, и крах незаурядного правителя Зальцбурга, нажившего себе слишком много недоброжелателей своей решительной политикой. Единственным выдвинутым против него обвинением на процессе, инициированном метившим на его место племянником, было это незаконное сожительство с Саломеей Альт. Они с детьми были вынуждены бежать из города, а Вольф Дитрих окончил свои дни в заточении в крепости Хоэнзальцбург, в комнате с видом на утраченный навек Альтенау. Дворец, по воле преемника переименованный в Мирабель, под каковым именем сейчас и известен, впоследствии неоднократно перестраивался, сохранив неизменной только парадную, богато декорированную скульптурами,«лестницу херувимов». Но если амурами и античными героями, украшающими как внутреннее убранство, так и великолепный окрестный парк, сложно кого-то удивить, то расположившийся здесь же «Сад карликов» обращает на себя особое внимание. Далекие от античной эстетики гротескные фигурки вызывали разную реакцию у сменявших друг друга владельцев и даже подверглись нешуточной опале, когда кронпринц Людвиг Баварский приказал их уничтожить. К счастью, большинство фигур сейчас возвращено на историческое место.

Вольф Дитрих стал единственным архиепископом, которого не похоронили в Кафедральном соборе. Он покоится в мавзолее на кладбище Святого Себастьяна. Это не единственное захоронение, вызывающее повышенный интерес посетителей, имеющих здесь повод почтить память выдающегося врачевателя Парацельса и родных Моцарта – его отца и жены. Местонахождение их захоронений, в отличие от захоронения самого умершего в Вене композитора, доподлинно известны. Его же могилы, как все знают, здесь нет. Может, и не случайно, что Зальцбургу суждено было стать городом, видевшим рождение и молодость композитора, но не видевшим его лишений и смерти?

– Coda, Mezzo voce. – Хотя сам Моцарт Зальцбург недолюбливал. «В Зальцбурге нет места моему таланту!» – писал он. В его времена здесь существовало присловье: «Приезжающий в Зальцбург через год глупеет, через два превращается в полного кретина, а на третий становится настоящим зальцбуржцем». Да-да, шарманка, твое возмущенное крещендо понятно! Самоирония самоиронией, а всё же именно здесь Моцарт написал свои самые светлые, самые жизнерадостные произведения. Еще бы! Он был молод, окружен вниманием близких и верил в свою звезду. Просто вышло так, что именно отсюда, из этого милого городка в Озерном краеАвстрии, эта звезда была видна особенно хорошо.

СЛОВАРЬ МУЗЫКАЛЬНЫХ ТЕРМИНОВ

Vivacissimo – предельно живо
Teneramente – нежно, ласково
Patetico – патетично
Maestoso – величественно, торжественно
Sentimento – с чувством
Coda – заключение
Mezzo voce – вполголоса

Путешествия это движущая сила, благодаря которой, мы можем получать удовольствие от окружающей нас действительности, и наряду с этим, пополнять запасы знаний. Выездные семинары компании «ЭЛКОД» это отличная возможность приобрести уникальные знания в профессиональной сфере и насладиться прекрасными видами далеких стран.

 

Хроники Средиземья

Рубрика: (Путешествия) | Автор: admin | Дата: 19-11-2015

Метки: , , , , , ,

Дорогие друзья! Поздно светает – рано темнеет: всё ближе новогоднее волнение и торжество той самой удивительной ночи! Всё ближе тихие, нарушаемые лишь беззвучным падением белых хлопьев в свете фонаря, ночи, всё чаще каждый взрослый вспоминает о чудесах. Потому что именно в предновогодней суете мы ждем волшебства – вместе с детьми мы снова верим в него, пусть и не всегда признаемся в этом даже себе. Пришло время сказки, и именно по ней мы будем путешествовать до конца этого года…

Однажды профессор Оксфордского университета Джон Рональд Руэл Толкин подарил миру такую сказку. Писатель сам не знал, какой механизм он запустил, рассказав детям и взрослым о Средиземье и его чудесных обитателях. Спустя десятилетия его масштабные труды остаются любимыми миллионами читателей и признаются выдающимися произведениями, занимая первые места в многочисленных рейтингах литературных шедевров.

Новозеландские острова оказались идеальным местом для съемок мира фэнтези – ведь добраться сюда решается не каждый, а местных жителей менее пяти миллионов, что позволяет рассчитывать на съемки в невиданных практически никем уголках, многие из которых сохранены в первозданном диком состоянии. С точки зрения современных кинематографистов, тут располагается и прекрасная Нарния, и мир Зены, королевы воинов.  Именно здесь ступали ноги хоббитов, эльфов, гномов, волшебников и прочих героев саги о многосильном кольце. Пройдем сегодня здесь и мы: оставим родную зиму позади и перелетим туда, где декабрь открывает лето.

Новая Зеландия стабильно входит в рейтинги самых экологически чистых государств, что понятно – ведь даже в самом крупном городе Окленде проживает менее полутора миллионов человек. Жизнь здесь протекает достаточно спокойно, а люди славятся своим гостеприимством: помимо многочисленных отелей, туристы часто пользуются вариантом homestay – возможностью пожить в фермерском доме местных жителей, которые с радостью размещают у себя гостей. Доброе расположение у здешних людей в крови – ведь переселенцы сумели создать теплые отношения с коренным населением, маори. Более того – воин маори изображен на гербе, а язык аборигенов считается вторым государственным, после английского (третий – язык жестов).

Окленд, несмотря на репутацию местного мегаполиса и экономического центра страны, поражает, прежде всего, красотой природы. Наверное, ни в одном городе планеты вы не сможете увидеть столь неожиданного сочетания современных зданий с чистейшими бухтами и заливами Тасманова моря, в которых разбросаны вулканические острова, как знаменитый Рангитото. Окленд часто называют «парусным городом» за страсть населения к хождению под парусом по заливу Хураки. И это объясняется тем, что бывшая столица государства славится своими высокими стандартами образования и главным новозеландским Университетом, поэтому здесь много активной молодежи.

Окленд перестал быть столицей по причине чисто географической – на роль главного города страны требовалось место ближе к центру большого острова, и наиболее удачно расположенным оказался находящийся почти посередине меж обеими частями Зеландии Веллингтон. На сегодняшний день за этим городом закреплено звание самой южной столицы мира, что, однако, не говорит о невыносимой жаре. Остров славится своими туманами – результатом высокой влажности, и столица, называемая также «городом ветров», не исключение.

Вы спросите, чем может удивить город, в котором всего полмиллиона жителей? Но у Веллингтона есть свой подход к столичным прелестям: тут великое множество садов и парков, в которых можно пропадать часами, наслаждаясь местным воздухом и единением с незнакомой природой. В самом же городе самым известным является, очевидно, здание Парламента – оригинальное строение круглой формы, называемое в народе «улей». В общий с ним комплекс входят Исполнительное крыло, Боуэн-хаус и Библиотека, в которой хранится немало уникальных печатных изданий.

Здешний зоопарк известен открытыми вольерами, позволяющими наблюдать животных в куда более комфортных для них условиях, нежели предлагают в других местах. Но самым интересным с точки зрения знакомства с новозеландской природой музеев считается «Te Рapa», залы которого демонстрируют особенности страны максимально наглядно: в одном зритель оказывается в центре землетрясения, в другом – встречает эму, в третьем – смотрит на мир глазами овцы через камеру, прикрепленную к ее телу. Здесь есть развлечения для больших и маленьких, и скучно никому не будет! Родители могут смело оставлять свое чадо со сверстниками в специальных залах, чтобы отправиться на самостоятельное изучение всех прелестей Новой Зеландии в одном здании.

Здешняя природа, как вы, наверняка, знаете, уникальна: помимо знаменитой птички киви, которая является символом страны и изображена на монетах, здесь водятся и другие нелетающие птицы – кеа, какапо и таках, а также незнакомые нам рептилии. При этом здесь не водятся змеи, как не водились когда-то млекопитающие, что и позволило птицам не летать вовсе. Однако переселенцы, конечно, завезли сюда хищников, чем существенно навредили местной флоре и фауне: многие виды погибли или находятся на грани исчезновения, и уже несколько лет в стране действует программа по защите истинных жителей Зеландии от заезжих кошек и хорьков. Мы не будем рассказывать вам об особенностях вышеперечисленных существ, но, можете поверить, там есть чему удивиться!

Однако вернемся к главному спутнику нашей поездки – Бильбо Бэггинсу и его друзьям, а также врагам. В ноябре 2012 года по случаю экранизации первого произведения из цикла Толкина столица страны переименовалась на неделю в Middle of Middle-earth – Средиземье. И в Веллингтоне можно увидеть Троллью рощу, Старый лес, Хельмову падь – прежде чем отправиться дальше.

И тысячи туристов решились на поездку, какой бы далекой и сложной она ни была, ради того, чтобы увидеть Хоббитанию, что Новая Зеландия им с радостью позволила! Ведь многие не поверят, но те чудесные домишки с круглыми дверями по-прежнему находятся на территории рабочей фермы семьи Александер, неподалеку от города Матамата! Тут можно всё посмотреть и потрогать, а также пропустить стаканчик одного из любимых напитков хоббитов в «Зеленом драконе». Съемочная площадка давно превратилась в место паломничества и серьезный доход для владельцев территории. Мордор проглядывается в озерах Таупо и Роторуа, а также в национальном парке Тонгариро, Эдорас расположен на горе Сандэй, а Ривенделл – в Кайтокке. Но всё это можно найти в специальных путеводителях.

Напоследок, чтобы отдохнуть от впечатлений, мы на минутку забежим в городок южной части острова – Кайкуру, имеющий сертификат экологического туризма «Зеленый глобус». Перед тем, как проститься с этой удивительной страной, мы присядем на берегу, считающемся лучшим местом для наблюдения за животными и морскими птицами – альбатросами и буревестниками. Вас окружают снежные вершины гор, а впереди – лишь водная гладь, из которой выпрыгивают стайки дельфинов и то и дело выглядывает величественный кит! Эта картина как нельзя лучше характеризует Новую Зеландию: далекую, недоступную, но такую дружелюбную страну, почитающую королеву Великобритании – потому что сказке нельзя без королевы! Здесь можно дышать полной грудью и знать, что всё хорошо, а впереди у нас только радость и соленый ветер.

Чтобы добраться до Новой Зеландии, нужно отважиться на долгую дорогу продолжительностью более суток, но это путешествие вознаградит вас незабываемыми  впечатлениями, которыми похвастаться может далеко не каждый. Сегодня поток туристов значительно увеличился благодаря фильмам Питера Джексона. Однако, он отнюдь не единственный представитель государства в киноиндустрии: отсюда родом Рассел Кроу и Сэм Нил, а также удивительная Джейн Кэмпион – одна из лучших женщин-режиссеров в мире, удостоенная массы наград, среди которых «Оскар» и «Золотая пальмовая ветвь» за фильм «Пианино». И если вы готовы отправиться через кристальные воды и снежные горы с кольцом в кармане или войти в шкаф вслед за маленькой Люси, отправляйтесь на этот волшебный остров и напомните себе вновь, что сказка есть!

В путешествие стоит отправиться не только ради жажды новых впечатлений, но и за знаниями. Выездные семинары компании «ЭЛКОД» это прекрасная возможность получить массу позитивных эмоций от посещения незнакомых мест, а также приобрести знания, которые повысят ваш профессиональный уровень.

Метеоры: по дороге к Небу

Рубрика: (Путешествия) | Автор: admin | Дата: 12-11-2015

Метки: , , , ,

В кульминационный момент православной литургии, перед пресуществлением святых даров, священник провозглашает: «Горé имеем сердца!», – призывая всех участников священнодейства оторваться от «дола» земных забот и устремиться сердцами ввысь. И вроде бы нет ничего странного в этом мгновенно улавливаемом родстве слов «горный» и «горний»: испокон веков горы наделялись сакральным смыслом – с горных вершин праведники возносились на небеса, а Господь говорил здесь со своими избранниками, древние греки так и вовсе «поселили» на вершинах гор своих богов и муз. Но только здесь, в греческой Фессалии, для нас, равнинных жителей, наглядно восполняется этот риторический зазор между высоким штилем молитвенного предстояния и повседневной лексикой описательного природоведения – именно здесь слова «горный» и «горний» совершенно утрачивают свое различие. Для молитвенников и подвижников веры, которые многие сотни лет назад зачинали здесь процесс духовного брожения, это было как реализация метафоры: подняться к Небу, не только молитвенно воспаряя, но и буквально карабкаясь по неприступным кручам, – выше, выше, выше. 

Здесь, где, подчиняясь этой непреклонной устремленности ввысь, на вершинах отвесных скал были выстроены монастыри Метеоры, будто и нет иных осей координат, кроме этой вертикали. Первыми проторили себе дорогу к небу сами эти скалы, силуэты которых на фоне ночного неба походят на монахов, совершающих свою величественную безмолвную литургию вот уже 60 миллионов лет. Тогда воды доисторического Фессалийского моря отступили, явив причудливый, изъеденный течениями донный рельеф. Первым из людей, кто присоединил свой негромкий голос к молитве скал, был, по преданию, некий отшельник Варнава, который в 985 году построил здесь первый скит Святого Духа.

Словно ласточкиными гнездами испещрены склоны скал лазами в пещеры, где уединенно ютились отшельники. Невозможно смотреть на них без головокружения и иначе как с глубочайшим благоговением перед окрыленностью этих людей, позволявшей им карабкаться по отвесным скалам, жить в продуваемых всеми ветрами пещерах, ходить в буквальном смысле над пропастью. «Зима сурова, зато рай прекрасен!» – говорили они. По воскресеньям они собирались для совместной молитвы и богослужения в храме Пресвятой Богородицы, который к XII веку стал центром вполне оформившейся христианской общины – Дупианского (Стагийского) скита, прообраза будущего монашеского полиса.

В 1334 году, гонимый то ли завоевателями-турками, то ли грабителями-корсарами, сюда из разоренного Афона пришел «богочтимый» монах Афанасий в сопровождении своего духовника старца Григория. Безжизненная гряда скал, видимо, так мало походила на «рай обетованный», что в житии Афанасия говорится: «Место это настолько дикое и суровое, что старец Григорий хотел вернуться назад, но святой Афанасий, зная волю Божию о будущей славе этого места, убедил старца остаться». Именно не убоявшемуся трудностей Афанасию Метеорскому предстояло стать зачинателем этой славы. Ему же мы обязаны названием, под которым это место прославилось: «метеоры» означает «парящие в небесах».

Мечтая превратить это уединенное и неприступное место во второй Афон, он основал самый большой из здешних монастырей – монастырь Преображения Господня, известный также как Большой Метеор. По легенде, на вершину 600-метровой скалы Платислитос («Широкий камень») Афанасия вознесли ангелы – разум пасует и не может иначе чем чудом объяснить возведение величественного архитектурного ансамбля на плато, венчающем циклопический природный столп.

Это сегодня ко всем действующим монастырям-метеоронам проложены удобные подъездные дороги, в толще скал прорублены ступеньки, делающие подъем к небесам более работой ног, чем движением души, перекинуты надежные мосты через пропасти. Сделано это совсем недавно – в 1920–1950-х годах. Комфорт и безопасность, прежде незнакомые суровым обитателям этих мест, быстро сделали Метеоры привлекательными для туристов. Неиссякаемый праздный поток устремился вверх: ступенька за ступенькой, всё выше, выше и выше. Душа не всегда теперь поспевает за ногами. А в прежние времена даже самый подъем был поводом для истовой молитвы. Попасть в обитель можно было по приставным и веревочным лестницам. А еще грузы и людей с помощью специальной лебедки доставляли наверх в сетке, напоминающей огромную авоську. Подъем на головокружительную высоту длился обыкновенно около получаса, в течение которых видавший виды механизм угрожающе скрипел, а сетка раскачивалась над растущей внизу бездной. Один из русских паломников не без облегчения вспоминал: «Никогда в жизни я так горячо не молился!» Время от времени веревка рвалась, что воспринималось едва ли не как особое благоволение Божие – как если бы Бог решил ускорить подъем к небесам очередного своего угодника. Говорят, что в анналы Метеор вписано около 200 смертельных случаев. Недаром в созданном здесь в древности гимне сказано: «Сеть говорит иноку: будь бдителен; я не только поднимаю тебя от земли к вершине, но возношу тебя на Небо».

Сейчас древние механизмы заменила современная грузоподъемная техника, однако сети иногда используются для подъема особо почетных гостей. Зато и запомнится такой подъем уж точно на всю жизнь! «Смертельно хочется хоть несколько раз в жизни, подобно птичке, трепетать в сетке, которую будут втаскивать на высоты, измеряемые 30 и 40 саженями, и в то же время молиться Святому Крепкому», – так писал наш соотечественник архимандрит Порфирий (Успенский), побывавший в Метеоре в 1859 году.

Каков образ! Чувствовать себя птицей, которую силком поднимают к небесам, – птицей, которая иным способом не может подняться, потому что разучилась летать… Впрочем, вновь и вновь скалы-метеороны заставляют усомниться в невозможности полета для человека – была бы мотивация! Кому не знаком вездесущий обычай вешать на какое-нибудь деревце или иной объект паломничества лоскутки ткани в знак испрашиваемого у Высших сил благополучия? Расщелину в скале, бывшую некогда жилищем святого Георгия Мандаласа, прозванного Платочником, вряд ли кто-то и разглядел бы с земли, если бы ни пестрое марево подобных лоскутков. Лишнее подтверждение того, что упование на чудо – главная подъемная сила этих мест, а вовсе не веревки и тралы, не лестницы и альпинистское снаряжение.

Покоряют здешние вершины и из спортивного интереса. Здесь проложено около 700 альпинистских маршрутов. Впрочем, случаются «метаморфозы» и прямо в процессе восхождения. Рассказывают, что один из альпинистов остался жить на покоренной им скале. Просто отказался спускаться вниз и, подобно отшельникам древности, перебивается подножным кормом и радуется единению с природой. Скажете, байка? Да уж, современному человеку сложно представить такое внезапное коренное преображение, которое могло бы заставить человека свернуть с намеченного пути на горную, едва с земли различимую, тропку «исихии».

Исихия (греч. συχία) означает «тишина», «безмолвие». Нет ничего удивительного, что тишь и спокойствие, разлитые на вершинах этих скал, влекут сюда уставших от обыденного суесловия людей. Но важно понимать, что этот основополагающий принцип монашеской дисциплины, состоящий в избегании ненужных слов и беспрестанной внутренней молитве, на самом деле имеет своей целью настроить на активное слушание, чуткость к зову Небес, который их когда-то и призвал сюда.

В нашем медийном, графомански «щебечущем» на языке Интернета мире, где «высказывание» в формате бесконечного обмена «твитами» (от английского «чирикать», «щебетать») стало своего рода признаком человеческого бытия, впору переиначить известную фразу: «Я высказываюсь, – значит, я существую», причем предметом высказывания может быть абсолютно всё: содержимое желудка, кошелька, гардероба. Всё меньше людей настроены на слушание. Это косвенно подтверждается резким сокращением числа Метеорских монастырей: из 24 существовавших в разное время сейчас их осталось шесть, частично перепрофилированных в музеи, – четыре мужских и два женских.

Кстати, как и на Афон, вход женщин в Метеорские святыни до недавнего времени был заказан – и в качестве паломниц, и в качестве насельниц. Всё изменилось после Второй мировой войны. Итало-германская оккупация окончательно опустошила монастыри, и без того разоренные многовековой «туркократией» (периодом турецкого владычества). Многие из них совсем лишились насельников. Трудно поверить, но основной урон осиротевшим святыням нанесли не захватчики, а коммунисты, ненадолго пришедшие к власти после победы Сопротивления. Тот, кто врывался в храмы и «скалывал» глаза изображенным на фресках святым, был греком по национальности и даже патриотом в своем понимании. Впрочем, нам, выросшим на котловинах взорванных храмов, не нужно объяснять, как такое возможно.

Чтобы не дать погибнуть святыням, повторяя путь жен-мироносиц, мужественные женщины впервые ступили на заповедную для них территорию. Все знают, как стремительно разрушается здание, лишившееся, как тело души, человеческого присутствия. Древним стенам Русановского монастыря в течение 20-и лет в одиночку (!) не давала обрушиться старица Евсевия, монахиня из расположенного неподалеку городка Кастраки. Восстановленный уже в 1980-х годах силами греческой археологической службы, он стал с этого времени женским монастырем Святой Варвары. Похожая судьба и у ныне процветающего монастыря Святого Стефана – от «мерзости запустения», участи, постигшей большинство обителей уникального комплекса, его спасли заботливые женские руки. Сейчас при монастыре работают иконописная мастерская, выставочные залы церковных реликвий, архив древних рукописей. Возжигая свечу перед иконой в каком-нибудь из храмов Метеор или перебирая купленные здесь четки, можете быть уверены, что они были сделаны теми же не знающими устали руками местных монахинь.

Территории женских монастырей более ухожены и утопают в цветах, в них ощущается женское радение к уюту, отчего сестринский быт кажется менее аскетичным, хотя и здесь действует строжайший устав, унаследованный от афонских монастырей. Но сколь рачительными ни были бы новые «хозяйки» старых стен, без государственной поддержки даже им было бы сложно поддерживать почтенные постройки и наполняющие их реликвии в подобающем виде. Об отношении к религии в стране, где 90% населения исповедует себя православными, а заседание парламента не начинается без благословения главы греческой церкви, можно сказать особо. К слову, и само христианство вошло в мир в греческом изводе: слова «Библия», «Евангелие», «евхаристия», «Апокалипсис», как и «Христос», – греческого происхождения. Кажется, что современная Греция, где религия официально не отделена от государства, ощущает ответственность за ту картину мира, которую некогда распространили ее богословы. Метеоры, во время иностранной оккупации взявшие на себя роль тайных хранителей греческой культуры и, зачастую, убежища для преследуемых мирян, ныне получают справедливое воздаяние в виде ощутимой государственной поддержки. Даже брошенные святыни в рамках государственной программы охраняются и консервируются.

Дольний мир наступает на Метеоры. При каждом монастыре есть изолированный скит, где монахи затворяются время от времени – так они противостоят этому масштабному наступлению. «Конечно же, нам больше хотелось бы жить в тишине и одиночестве, как на Афоне или в других уединенных монастырях, – делится своими переживаниями один из иноков. – Но если мы уйдем отсюда, местные жители устроят в монастыре гостиницу, как уже было после Второй мировой войны. Или Министерство культуры превратит его в нелепый аттракцион для туристов. Тогда наши святые будут преданы забвению, и люди уже не будут поклоняться здесь Богу. Мы не оставим своих святых. Это наш крест и наше благословение. Мы должны сделать всё, что в наших силах». Они и делают. И в их силах многое. Каждый вечер, как только темнеет, сестры из монастыря Святого Стефана зажигают специальный светильник в виде креста, который, вроде заметного издалека маяка, не дает путникам сбиться с дороги… С дороги, ведущей в горний мир, – выше, выше, выше…

Путешествия это движущая сила, благодаря которой, мы можем получать удовольствие от окружающей нас действительности, и наряду с этим, пополнять запасы знаний. Выездные семинары компании «ЭЛКОД» это отличная возможность приобрести уникальные знания в профессиональной сфере и насладиться прекрасными видами далеких стран.

 

 
По всем вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу: webmaster@elcode.ru